Русская линия
Сова-Центр28.05.2004 

Парламентские слушания о путях изменения законодательства, относящегося к религии

27 мая в Государственной Думе думский комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций провел слушания «Совершенствование законодательства о свободе совести и о религиозных организациях: практика применения, проблемы и пути решения».

Председательствующий глава комитета Сергей Попов предоставил первое слово первому вице-спикеру Любови Слиске. Слово было коротким. Из него стоит отметить только два пассажа. Слиска сказала, что государственная идеология запрещена Конституцией, но «главная наша идеология — возрождение нашей веры». Какой именно веры, не уточнялось. Может быть, в качестве намека Слиска перед тем упомянула открывающуюся в тот же день конференцию, посвященную посвященную 950-летию разделения Церквей и 800-летию взятия Константинополя крестоносцами; в совокупности с пришедшимся на 27 мая еврейским праздником Шавуот этот юбилей был представлен Слиской как «день национального согласия».

Заместитель министра юстиции Евгений Сидоренко говорил о том, как новые религиозные движения (НРД) нарушили в 90-е годы «межрелигиозный баланс», но введение в 1998 году религиозной экспертизы этот баланс защитило.

Андрей Себенцов, возглавляющий правительственную рабочую группу по подготовке поправок к закону о свободе совести, прокомментировал лишь часть предлагаемых группой поправок (см. один из последних развернутых комментариев Себенцова). Себенцов сказал, что группа была готова представить результаты работы еще в марте, но реорганизация Правительства заморозила работу.

Себенцов повторил свой старый тезис, что закон 1997 года — плод тяжелого компромисса и менять его надо очень осторожно. Из уже известных предложений он назвал специальное стимулирование местных властей к передаче культовых сооружений религиозным организациям, увеличение числа местных организаций для образования централизованной — с 3 до 10, а также право местной организации переходить из одной централизованной организации в другую, только если это предусмотрено уставами обеих.

Новостью было предложение отменить 15-летний испытательный срок для регистрации местных организаций. Это мотивировалось тем, что религиозные группы не подлежат никакому контролю (и добавим от себя — прекрасно могут создать светское юридическое лицо, если они достаточно хорошо организованны — ред.).
А вот для централизованный организаций 15-летний ценз Себенцов предлагал сохранить. И поясняя «безобидность» предлагаемой реформы, добавил почему-то, что только централизованные организации могут создавать учебные заведения, работать в тюрьмах и т. д., хотя закон дает эти права любым религиозным организациям.

Митрополит Кирилл подтвердил важность компромисса 1997 года и выразил недоумение, почему группа Себенцова позволяет себе вносить концептуальные поправки. Особенно, конечно, митр. Кирилл был возмущен идеей отмены 15-летнего ценза для местных организаций. В результате такой поправки, по мнению митр. Кирилла, снова начнут умножаться НРД, они при поддержке из-за рубежа купят доступ к ТВ, смогут шире заниматься благотворительностью — и тем теснить традиционные религии. Что, в свою очередь, вызовет их отпор — и, опять, нарушится «межрелигиозный баланс».

Еще митр. Кирилл указал, что группа Себенцова предлагает не применять квоты для трудовых мигрантов к религиозным деятелям, что является непонятной привилегией (вообще-то религиозных деятелей — единицы, на статистику миграции они не влияют, а вот с квотированием, действительно, могут столкнуться — ред.).

Также возмущение митр. Кирилла вызвала идея лишать регистрации организацию по факту прекращения деятельности (действительно, спорная идея — ред.).

Коснувшись земельного и налогового законодательства, митр. Кирилл сказал, что новые законы экономическими средствами загоняют Церковь обратно в церковную ограду (так как все, кроме культа, облагается налогами на общих основаниях), что является по сути продолжением советской политики.

Церковь согласна на факультативность ОПК, хотя в сущности, этот предмет должен быть не менее обязательным, чем математика. Защищая преподавание ОПК, митр. Кирилл призвал не лишать людей права на изучение своей культуры из-за страхов перед теми или иными перегибами.

Аналогично, митр. Кирилл вступился за православных, которым против их воли присваивают ИНН или еще какие-то коды, и призвал уважать права даже тех людей, с чьим мнением не согласно большинство, и даже не согласно священноначалие.

Мухамедгали Хузин, пермский муфтий и заместитель председателя ДУМР, во всем поддержал митр. Кирилла и добавил только про необходимость законодательного регулирования религиозного паломничества.
Еще он рассказал о созданном в ДУМР списке из 80 экстремистских мусульманских книг, распространяющихся на русском языке и о безразличии властей к этому списку.

Как всегда, радикально выступил вице-спискер Думы Владимир Жириновский: «если дать свободу, то Россия погибнет». Поэтому он считает нужным объявить Россию мононациональным государством, а РПЦ объявить главной или государственной религиозной организацией. Дальше он говорил о недопустимости исламизации России.

Говоря о «деле о хиджабах» и об ИНН, Жириновский сказал, что надо выполнять общие правила, связанные с требованиями безопасности, поскольку весь XXI век будет идти война с терроризмом, и контроль будет только ужесточаться, включая цензуру.

Председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России раввин Зиновий Коган выступал за патриотизм религиозных организаций, за введение в школы курса «Религии России». Коган счел 15-летний ценз для местных организаций неработающей нормой, но высказался за ее сохранение — стабильности ради.

Депутат Гаджи Махачев говорил преимущественно о ваххабизме и предложил поставить под государственный контроль и работу иностранных миссионеров, и учебу российских граждан за рубежом.

С неожиданной концептуальной речью выступил представитель Правительства в Думе Андрей Логинов. Он говорил о том, что от Римской империи до Российской империи сформировался определенный «цивилизационный ствол», которого и должна держаться Россия. Альтернативой ему был назван «либеральный стандарт», зафиксированный в международных документах и либеральных теориях. По Логинову, этот стандарт имеет серьезное негативное последствие в виде все более и более глубокой секуляризации, когда традиционные религиозные ценности замещаются религиозным плюрализмом, альтернативной религиозностью, что создает угрозу обществу и у нас, и на Западе.

Логинов сказал, что середине 90-х удалось переломить наступление «либерального стандарта», но признал, что России не удастся не только построить идеальную симфонию властей (которой и в Византии не было), но даже вернуться к состоянию Московского царства. А возвращаться к ситуации Синодального периода или государственного атеизма не следует. Следовательно, нужно конструировать новые модели в рамках идеи «демократического союза государства с религиозными организациями».

Из разных мировых моделей государственно-конфессиональных отношений Логинов предпочитает «кооперационную» — как в Греции, то есть предполагающую неравный статус религиозных организаций. Он подчеркнул, что различие статусов не противоречит предписанному Конституцией равенству организаций перед законом и привел аналогию с поддержкой некоторых общественных организаций.

Логинов заявил, что компромисс по земельным и налоговым вопросам будет скоро достигнут. В частности, 21 мая Правительство уже внесло поправку в ст. 405 Налогового кодекса, освобождающую от налогов землю под культовыми зданиями. (Отметим, что митр. Кирилл как раз и говорил выше, что Церковь хочет более широких налоговых льгот — ред.) В любом случае, заверил он, Правительство не намерено брать какие-то деньги с религиозных организаций.

Коснувшись вопроса о «личном коде», Логинов сообщил, что Правительство внесло поправку об исключении этого понятия из закона о паспорте, так как соответствующее законодательство все равно еще не существует.

Первый заместитель председателя комитета Думы по делам женщин, семьи и молодежи Тамара Фральцова заявила, что знает примеры злоупотребления преподаванием ОПК. В одних случаях детей заставляли учить молитвы, в других в школ приходили какие-то «сектанты». Но в целом она поддержала этот предмет, так как большинство детей, по их опросу, предметом довольны, причем больше половины считают, что он учит культуре, истории или доброте, а вовсе не религии.

Председатель Учебного комитета Патриархии и ректор Московской духовной академии и семинарии архиепископ Верейский Евгений сетовал на отсутствие правового регулирования негосударственного образования. Поэтому религиозные учебные заведения, даже высокого уровня, не имеют государственной аккредитации, и их дипломы не признаются. Арх. Евгений назвал это дискриминацией и предложил государству оказать помощь религиозному образованию — через устранение этих юридических проблем и через подготовку кадров.

Из краткой дискуссии с Сергеем Поповым выяснилось, что проблема в том, что духовные академии и т. п. заведения являются по статусу религиозными организациями, и этот статус оказывается несовместим со статусом образовательного учреждения. Попов предложил арх. Евгению не ждать, пока эта коллизия как-то разрешится, а регистрировать параллельные юридические лица как образовательные учреждения.

В заключение отметим, что в слушаниях было заметно отсутствие выступления от Администрации Президента. Очевидно, дело в том, что там еще не закончилась реорганизация, и пока Администрации сказать просто нечего.

Рекомендации слушаний оказались на редкость обтекаемыми. В них попали все основные обсуждавшиеся проблемы, но в самых общих формулировках: «рассмотреть», «обобщить», «изучить» и т. д. По некоторым данным, проект рекомендаций утратил определенность формулировок в процессе предварительных согласований.

27 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru