Русская линия
Русский вестник Светлана Кулыгина28.05.2004 

Тайна беззакония в действии

Довелось мне работать в Законодательном собрании Тверской области консультантом по экономико-правовым вопросам в период принятия Земельного кодекса РФ, разрешившего продажу Русской земли. Видела я среди думцев прошлого созыва в Москве и неистово радостные рукопожатия одних, и невыразимую печаль других, оказавшихся в меньшинстве. И вот минуло три года с момента принятия этого судьбоносного для нашей страны закона, но никак не могу смириться с мыслью, что земля уходит от нас. Тем более что сделано это было в правовом отношении крайне недобросовестно. Я бы назвала это неким правовым терроризмом. И готовился этот теракт постепенно, методично и продуманно через СМИ шла психологическая обработка сознания доверчивых граждан, сейчас пришедших в состояние полнейшей апатии. Люди уже не верят, что что-либо можно изменить. Однако это не так.
По сути, была совершена афера с землей на государственном уровне. А значит, есть надежда пересмотреть законодательство.
Осознавая всю ответственность столь серьезного заявления, призываю к совместному добросовестному изучению той нормативно-правовой базы земельного законодательства в начале экономической реформы сельского хозяйства (речь пойдет о сельхозугодиях), повлекшей за собой и саму возможность продажи земли.
Вывод, к которому я пришла, если коротко, таков: разрешена продажа сельхозугодий вовсе не для того, чтобы землей воспользовались крестьяне-труженики, а наоборот- не воспользовались чтобы! Благодаря узаконенному коммерческому обороту, земля, минуя наше крестьянство, легко может уйти на Запад. Тысячелетняя мечта врагов России сейчас может исполниться. И не надо никаких больших войн, в которых русские всегда были непобедимы. Просто надо умело использовать войну законов, при этом применяя и недобросовестные средства.
С этой целью издавалось хитрое запутанное земельное законодательство, в результате чего свидетельство на право собственности на земельные доли (паи), которые получили в селах, изначально были ни на чем не основаны с точки зрения юридической.
Как известно, реорганизация сельского хозяйства регулировалась указным правотворчеством экс-президента Ельцина и в его исполнение постановлениями Правительства РФ. Указ Президента N 323 от 27.12.91 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР», инициируя аграрную реформу и вменяя в обязанность колхозам и совхозам в 1992 г. провести реорганизацию (п. 3 Указа), в вопросе приватизации земли, находящейся в государственной и муниципальной собственности, тем не менее, отсылает и к действующему тогда законодательству (п.п.1.6) Это и понятно. Тогда только начинала внедряться практика указного нормотворчества, авторитетно закрепленного (к великому сожалению) Конституционным Судом четырьмя годами позже. В кардинальном вопросе собственности на землю было труднее всего прибегнуть к так называемым «скрытым полномочиям», так как не существовало конституционного пробела. Старая Конституция (1978 г.) землю и ее недра категорически объявляла достоянием народа. И новая Конституция, принятая уже после вышеупомянутого Указа в 1993 г., объявив возможность частной собственности на землю и другие природные ресурсы (п. 2 ст. 9), все же вопросы, связанные с условием и порядком пользования землей, совершенно определенно относит к федеральному законодательству (п. 3 ст. 36), которого на тот период, как известно, не существовало. И не только по причине несогласия депутатов, а и самого Президента, отклонившего два думских варианта проектов Земельного кодекса, которые прорабатывались в регионах в отличие от ныне действующего, спущенного (вместо обещанного референдума) ныне ушедшим в отставку Правительством.
Этот законодательный пробел тогда и восполнил сам Глава государства.
Но вникнем в содержание пункта 6 Указа, который прописывает буквально следующее: «Коллективам совхозов, других сельскохозяйственных предприятий, колхозов и кооперативов, использующих землю на праве бессрочного (постоянного) пользования, до 1 марта 1992 г. принять решение о переходе к частной, коллективно-долевой и другим формам собственности в соответствии с Земельным кодексом РСФСР. Местной администрации обеспечить выдачу гражданам, ставшим собственниками земли, соответствующих свидетельств на право собственности на землю, которые имеют законную силу до выдачи документов удостоверяющих это право».
Из первого предложения явствует, что сельхозколлективы должны принимать решения о переходе к частной собственности в соответствии с действующим Земельным кодексом. Внешне выглядит все вполне легитимно: ссылаясь на Федеральный закон Президент, казалось бы, не вмешивается в прерогативу законодательной власти, если бы не одно но… Земельный кодекс РСФСР 1991 г. этих отношений перехода или передачи госсобственности в частную, оказывается, не регулировал!
Налицо не только явное противоречие, но и грубейшая юридическая ошибка в Указе. И ошибка эта, казалось бы, легкопоправимая при квалифицированной оценке нормативного акта Главы исполнительной государственной власти, если бы не второе предложение пункта, по которому селяне сразу становятся собственниками земли и в доказательство того обладателями свидетельств на право собственности на землю, имеющих законную силу. И получается уже, что эта ошибка не столь невинная, а затрагивающая интересы граждан, общества в целом, если свидетельства, выданные крестьянам — обладателям земельных паев, изначально ни на чем не основывались.
И что это: полнейшее отсутствие логики или сознательная юридическая уловка? Имею смелость сказать, что именно последнее. Чиновники высшего ранга и юристы администраций всеми силами препятствовали и препятствуют до сего дня изданию нормативно-правовой базы на местах, изданию решений районных администраций о передаче государственной земли в частную собственность, и не только из вредности или вороватости (как представляют их оппоненты). Они хорошо проинструктированы в том, что местные органы самоуправления, районы неправомочны были принимать такие решения в отсутствие Федерального закона. Они «добросовестно» этого и не делали и не станут делать. Посему нечем утешить всех истцов в России, добивающихся своих прав на реальную собственность земельных паев и выделение их в натуре, требующих через суды эти правоустанавливающие подзаконные акты от глав районных администраций, ибо их нет и быть не может в природе. А то, что, выданные свидетельства были просто бумажками, сознательно умалчивается. Не берется оспаривать это трусливая прокуратура, по-партизански молчат и суды, не давая должной оценки нормативно — правовой базы. Во всяком случае, в судебной практике разрешения земельных споров пока нет такого прецедента.
Из того же Указа (п. 17) ясно, откуда конкретно должны были отдавать команды подобного юридического произвола: «Комитету по земельной реформе и земельным ресурсам Министерства сельского хозяйства РСФСР и его органам на местах обеспечить привлечение к ответственности за нарушение земельного законодательства… Предоставить право комитетам по земельной реформе и земельным ресурсам республик в составе РСФСР, краев, областей, автономной области, автономных округов приостанавливать неправомерные решения районных и городских (кроме Москвы и Санкт-Петербурга) органов местной администрации…»
Но не будем судить слишком строго: эти чиновники поступали весьма последовательно и, главное, юридически грамотно, притормаживая выход ожидаемых решений (такое уж у нас законодательство!) И станем ли мы тогда судить глав районных администраций, чиновников всех мастей и без того заклейменных во всех смертных грехах сторонниками продажи земли, всеми силами препятствующими ее движению. Они-то смыслят в субординации издаваемых законов и вперед батьки в пекло не лезут.
Однако, думаю, что можно и должно потребовать персонального ответа от бывших председателей районных комиссий по приватизации, которые были по закону ответственны «за подготовку всех необходимых для реорганизации документов», они могли «привлекать консультантов» при необходимости (из п. 10.4 Положения о реформировании сельскохозяйственных предприятий, утвержденного постановлением Правительства РФ от 27.07.94 N 874).
В постановлениях высшей исполнительной власти, регулирующих, среди прочего, именно «создание нормативно-правовой базы по реорганизации», есть и конкретные государственные лица, на которые возлагался «контроль за исполнением» (п. 7 постановления Правительства ы 324 от 15.04.94 «О практике аграрных преобразований в Нижегородской области», политический опыт которых так широко внедрялся по всей России). Это два зама Председателя Правительства В.С. Черномырдина А.Б. Чубайс и А.Х. Заверюха. Любопытно было бы услышать их ответ по поводу всплывшей проблемы. Думаю, что им труднее всех будет отвертеться, так как еще в 1993 г. Указом Президента N 1767 (п. 5) было прописано однозначно следующее: «Каждому члену коллектива сельскохозяйственного предприятия, которому земля принадлежит на праве общей совместной, общей долевой собственности, выдается свидетельство на право собственности на землю по форме, утвержденной настоящим указом, с указанием площади земельной доли (пая) без выдела в натуре (последнее не случайно! — С.К.)». С уверенностью скажу, что по всей матушке России не сыщется такой сельхозколлектив, где бы могло возникнуть это право, а, тем не менее, свидетельства всем повыдавали.
Приведу конкретный пример из практики. В г. Андреаполе Тверской области мне приходится на правах общественного адвоката защищать интересы пайщиков в районном суде. Земельный спор затянулся аж на десять лет. Но сейчас самое время развязки.
Возьмем свидетельство на право собственности на землю, полученное одним бывшим членом колхоза (ныне усопшим). Подобные свидетельства сейчас имеют на руках миллионы наших российских граждан, полагающих, что это документы, подтверждающие их право на земельный пай. Но рассмотрим его повнимательнее.
Для объективной оценки сошлюсь на юридическую норму: «Моментом возникновения права собственности на земельную долю является дата принятия администрацией района решения о передаче земли в общую собственность участников (членов) сельскохозяйственных коммерческой организации (предприятия)» (п. 18 Рекомендаций по подготовке и выдаче документов о праве на земельные доли и имущественные паи, одобренные постановлением Правительства РФ от 1.02.95 N 96).
Логично предположить, что именно этот момент и должен быть отражен в свидетельстве. В данном случае есть ссылка на постановление главы Андреапольского района от 23.02.1994 N 54. Однако из него следует, что свидетельство о праве собственности на землю основывается на постановлении о выдачи того же свидетельства. «Масло маслинное», — не правда ли? Что-то тот «момент» вовсе не улавливается (факт), следовательно, право сомнительно (пока). Но может быть что-то перепутали там на местах юристы — ведь не все же умеют читать законы — такое нередко случается и на федеральном уровне.
На мои настоятельные запросы архив Андреапольской администрации выдавал самые различные постановления тогдашнего главы В.Н. Петрова, какие может только вообразить юридическая фантазия. К примеру, постановление за N 233 от 12.10.1992. Обратим внимание на дату. К этому времени должна близиться к концу реорганизация, а тут видите ли: «Закрепить земли колхозов и совхозов Андреапольского района… в бессрочное (постоянное) пользование…» Так и хочется воскликнуть: «Проснулись, господа! А что раньше вы этого не делали?». И почему-то: «В соответствии с Указом N 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР». Позвольте возразить: «Никак не в соответствии!».
Получаем следующее постановление N 18 от 02.02.1993, в соответствии с пунктом 6 которого хозяйствам должны быть выданы госакты на право владения землей и должна быть проверена законность списков лиц к наделению земельной долей. Ну, это уже совсем безграмотно, ведь речь должна идти о собственности, господа хорошие! Нет, тут без прокуратуры не обойтись, по долгу обязанной отслеживать нормотивно-правовую базу исполнительной государственной власти на местах. И в результате моего официального заявления в правоохранительные органы в виду отсутствия главного документа (а без него и свидетельства-то не имели права выдавать), впервые за десятилетний период земельного спора, появится — таки долгожданное решение, представленное в суд вместе со всем землеустроительным делом. Это постановление за номером 70-а.
Но почему-то сразу настораживает нумерация документа — это «а». Ведь речь идет не о каком-то дополнительном или производном постановлении, а, повторяю — о главном решении, на котором зиждется вся реорганизация сельского хозяйства района. Хотя с точки зрения юридической это, в общем — то, пустяк. Ну да вот оно самое существенное: «О бесплатной передаче земель сельхозназначения в коллективно-долевую собственность». Это нас вполне устраивает! И все бы было прекрасно (несмотря на явное несоблюдение субординации изданного подзаконного акта), если бы не отсутствие подписи главы — в таком виде оно хранится в земельном комитете района. Конечно же, в суде мы просто возмутились и затребовали подлинник. Суд не смог нам в этом отказать. На следующий день администрация Андреапольского района по причине внезапной болезни нынешнего главы Н.Н. Баранника- в прошлом председателя районной комиссии по приватизации, представит все же не подлинник, а только копию, но уже заверенную зав. архивом А.В. Рачеевым. И вот перед нами документ, в подлинности которого заверяют сразу два лица: зав. архивом и судья Андреапольского районного суда Ю.К. Буйнов- в том, что именно такой документ находится в материалах дела.
Конечно, официальную и квалифицированную его оценку даст суд. Но все равно серьезные сомнения обуревают- не ошибся ли часом зав. архивом? Дело в том, что такой документ идет в разрез с федеральным законодательством! Да- да, именно в разрез, так как и Закон «Об обороте сельскохозяйственных угодий» бесплатной передачи земли вовсе не предусматривал, а они, видите ли, распоряжаются (да мало ли кто чего запросит) и могут ответить за это по закону! Но заведующему архивом будет простительно, он же не юрист, он журналист по образованию и его не дисквалифицируют за это. И архив это ведь не надзирающая инстанция, в конце концов.
Короче говоря, в районе сложилась такая ситуация, когда документ и надо выдать- требует третья власть, и выдавать нельзя- против сразу две другие государственные власти. Поэтому-то в суд на затребованный подлинник и представляют все-таки копию с уверениями, что она соответствует подлиннику. Когда же суд даст оценку этому документу, как незаконному, то ответчики (областной земельный комитет и районная администрация) наверняка, будут валить все на зав. архивом. Впрочем, не будем предварять события.
Одному Богу известно, что пришлось пережить, особенно за последние два года после подачи официальной жалобы в прокуратуру, которая до сих пор уходит от ответа. И когда в облпрокуратуре (в неофициальных беседах) видишь ошалелые глаза ответственных чиновников, умоляющих «к ним больше не заходить», то мне становится более понятными слова сказанные (в шутку, конечно) людьми опытными: «Подождите немного, у нас часто такое случается- нет человека и нет проблемы». Либо удивляются при встрече: «Вас еще не похитили?». Вот поэтому и спешу обнародовать свой юридический опус, а то ведь какие наши силы.
Но не в силе Бог, а в правде! Знают это русские люди, помнящие свое родство и знают также, что нет такой силы, которая могла бы победить нас- вера у нас такая! Нет не пустые эти слова, не пустые. Знают это и враги наши, знают и трепещут.
Итак, в районе есть два постановления, касающихся передачи земли в бессрочное (постоянное) пользование на правах владения, которые можно принять за действующие подзаконные акты. Хотя они и не совсем безупречны (по времени), но вполне легитимны. И это есть ни что иное, как государственная собственность, но ни какая не частная, и бесплатной передачи земли не получается. Стало быть, лукавили изначально.
Однако «теперь крестьяне землю могут только купить, — констатирует факт Г. В. Кулик, неизменный председатель Комитета по аграрным вопросам Государственной думы двух созывов, — и 70% владельцев земельных наделов… уже в производстве не работают… А непосредственные землепашцы- в основном- не совладельцы своих хозяйств… по сути они- наемные рабочие (вопрос: у кого?- С.К.)». Надо полагать, нашлись-таки, настоящие хозяева Русской земли. Таков результат реформы. Боюсь только, что в связи с этим назревает необходимость создания в Госдуме Комитета крестьянской бедноты.
Ведь сказано о тех свидетельствах, как имеющих «законную силу до выдачи документов, удостоверяющих это право» (п. 6 Указа N 323). А получить такие документы собственнику земли стало невозможно по двум объективным обстоятельствам. Одно — сомнительность права (как мы уже выяснили), другое (не менее существенное) — дороговизна процедуры регистрации (вернее ее предшествующих этапов) в органах юстиции, которая (дороговизна) уже сама по себе оказалась способна на деле обезземелить крестьян (здесь не наблюдается логических противоречий).
При понимании этого последнего обстоятельства, законотворцам прошлого созыва, лоббировавшим продажу земли через Закон «Об обороте сельскохозяйственных угодий» (даже в разрез с Законом «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»), удалось протащить (большинством голосов, конечно) норму, приравнивающую «свидетельства о праве на земельные доли… с записями в Едином государственном реестре» (ст. 18 Закона). И казалось бы препоны купли-продажи земли ликвидированы, несмотря на явное несоответствие Гражданскому законодательству (но это уже особый разговор).
И можно было бы только восхищаться целеустремленностью тех политиков, которые правдами и неправдами добивались узаконивания коммерциализации земли на деле. Но… слона- то они и не приметили. Статья 15 гл. 4 того же Закона квалифицирует земельную долю «долей в праве общей собственности». Не понятно только почему «до вступления в силу настоящего Федерального закона»? Возможно, произошла ошибка в переводе с английского в факсе, поступившем из Вашингтона. Но зато пунктом 1. ст. 13 четко прописано: «участник долевой собственности вправе требовать выдела земельного участка в счет доли в праве общей собственности (и только!- С.К.)» Коротко и ясно. Зачем только законодатели статьей 17 вменили в обязанность собственникам земельных долей выделять их в натуре (однако товарищи могли и не понять).
Ясно становится и нам, что все последующее, прописанное по поводу этой доли в Федеральном законе, становится второстепенным или совсем незначительным в виду отсутствия первого. Порочный логический круг замыкается, что и следовало доказать.
Получается, что и Закон «Об обороте…» не для нашего крестьянства.
Но Россия непредсказуема, говорят на Западе. Знают они хорошо не только нашу нынешнюю историю, но и прошлую- Земля русская никогда не давалась в руки инородцам. Вот и сейчас (точно как Кто-то удерживает): получатся, можно пересмотреть законодательство, оспорить его в Конституционном Суде. И найдутся в России такие люди, которые смогут взяться за это достойное дело.
Лично я, в отличие от мудрых и разумных века сего, вижу в этом и Промысел Божий. Можно и нужно сейчас в связи с реальной опасностью окончательно потерять землю, данную нам Богом и заповедавшим ее «не… продавать навсегда», сделать переоценку ценностей в засоренном сознании нашем. Народ без земли однозначно приходит в рабское состояние. А Россия- Дом Пресвятой Богородицы. Именно Русскую Землю избрала Сама Царица Небесная в удел. Да смеем ли мы не бороться за нее, имеем ли мы на это право?! «Нужно твердо знать, — говорил великий русский святой Лаврентий Черниговский, — что Россия- жребий Царицы Небесной, и Она о ней заботится и ходатайствует сугубо». И побоимся ли мы тогда сказать правду прямо и откровенно: Земля наша в опасности- расставлены на нее сети российских законов, нами же самими, зачастую, непонимаемые. И мы под лозунги о величии России в одночасье можем окончательно лишить себя будущего.
Совсем недавно (уже в период последней предвыборной компании) ныне действующий Президент В.В. Путин подписал изменения к Закону «О залоге». Статьей 63, ранее запрещающей, теперь разрешен залог государственных земель и земель сельхозназначения. На пленарном заседании в Думе больше всего против этого выступали депутаты от прокуроров. Им (прокурорам) и без того дел невпроворот от повальных незаконных сделок с землей сейчас происходящих, в первую очередь, всвязи с вышеизложенной неразберихой в законодательстве. Президент Путин всвязи с тем, что даже и предприниматели в России не могут оформить землю, не так давно сказал: «Надо им помочь». Понятны волнения прокуратур- трудная у них сейчас ситуация, не знают они, что делать со всеми остальными. Если запретить, то запрещать надо всем (так оно будет конституционно), а лучшие земли уже поделены, некоторые даже колючей проволокой обнесены, поставлена личная охрана. Опасно подойти, не то что опротестовывать. Оживились и криминальные структуры- идет массовая скупка свидетельств у людей, нищетой доведенных до крайности. Оформляются фиктивные сделки (в обход законодательства) через операции дарения. Землями, определенными в уставный капитал хозяйств, обманным путем в начале реформы и юридически уже не являющимися собственностью отдельных членов коллективов, распоряжаются недобросовестные руководители (от частного лица). Так что у многих сельскохозяйственных коммерческих предприятий сейчас земли вообще не значится по Уставу, хотя свидетельства у всех на руках, пахотные земли зарастают кустарником, а долевые собственники не знают, где на самом деле находится их собственность и есть ли она у них вообще. И никто им этого разъяснить не может. Прибавилось работы судьям и прокурорам- они и так не знали что делать. А теперь еще залог- придется и с банкирами иметь дело.
Но, очевидно, далеко не все думают о другой опасности: ответственности перед западными кредиторами за реальные и мнимые долги. Ведь государство отвечает по ним, в том числе и землями. Поэтому Западу неинтересно распылять ее по собственникам- тем, кого не берут в золотой миллиард. А то вдруг еще земля заработает по назначению- такая опасность есть.
Удивляет западных советников тот факт, что результаты труда личных подсобных, крестьянских, фермерских хозяйств показывают совершенно непредвиденно высокие результаты, причем без какой-либо поддержки со стороны государства. Они говорят, что русские достигают этого за счет самоэксплуатации, на что не способен западный сельхозпроизводитель. И просчитать этого изначально они не смогли, а значит, есть потенциальные силы на самовыживание. А дай им землю, так они того и гляди государство в государстве создадут. И Президент им тогда вовсе не нужен будет. Их (советников) вполне устраивает экономическая политика нашего государства, направленная на поддержку сверхконцентрированного производства в коллективном секторе у малой группы хозяйств. Например, Клуба «Агро-300» (так созвучного с «Комитетом- 300»), составляющей всего 1,2% общей численности сельскохозяйственных предприятий России, но экономические показатели которого поражают воображение. Это эффективное производство можно и финансировать и инвестировать. А то, что основная масса крестьян (до 76%) брошена на произвол судьбы и находится за чертой бедности, так это вполне вписывается в программу сокращения населения и очистки территории. Ну, а кто уцелеет, так все равно: судьба строения следует за судьбой земли- такой новый принцип российского земельного законодательства (п. 5 ст. 1 Земельного Кодекса РФ). Все же хочется верить, что не все думцы прошлого созыва, согласившиеся принять кодекс, осознавали, что они проголосовали за прописное рабство. Ведь разрешенный залог легко может сделать нас всех заложниками на своей земле.
Земля русская знала немало ухищрений ее врагов. Но всегда в самые трудные моменты истории, когда уже и сил никаких не было, русские люди призывали на помощь Владычицу неба и земли, умоляя: «Матерь Божия, спаси землю Русскую!» Вспомним один исторический факт. В конце 14-го века Тамерлан пожелал взять реванш после разгрома монголо-татар на Куликовом поле. Русские были настолько ослаблены, что он практически беспрепятственно дошел до пределов Москвы. Расположив свой шатер на Воробьевых горах, днем в сонном видении, увидел он лучезарную Деву, которая сказала ему: «Ты вторгся в запретные пределы. Это земля моя! Здесь и милую и сужу только я. Уходи!» Мудрейшие рассудили, что виденная им во сне Дева есть Заступница русских, Матерь христианского Бога и сила ее неодолима. И принял Тамерлан разумное решение, отдав приказ своим полчищам повернуть назад.
Настало время испытаний для русских людей. Не должны мы равнодушно смотреть на происходящее, за это мы тоже ответственны пред Богом, пред своим Отечеством. Мы, живущие сегодня, что мы скажем своим потомкам, какую память оставим о себе? Землей данной нам в дар от Бога и полученной в наследство от отцов можно только умело, заботливо и разумно пользоваться. И этого достаточно для землепользования. Наши оппоненты говорят, что и до революции земля де продавалась. Да, продавалась внутри единого крепкого государства российского. И русский царь Александр 3 после отмены крепостного права выкупал земли у нерадивых помещиков и предоставлял крестьянам на льготных условиях, государство оказывало существенную материальную и финансовую поддержку, благодаря чему была освоена Сибирь, и Россия в конце 19-го века заняла лидирующие позиции по производству сельскохозяйственных продуктов (не только зерна). Что способствовало укреплению государства, его процветанию.
Но никак нельзя особенно сейчас разрешить распоряжаться нашей землей, как товаром. Просто опасно это допустить, когда государство уходит от своей регулирующей функции, когда оно ослаблено криминальным элементом. Еще более опасно, когда наша демократия (по Конституции) легко может обратиться на практике в диктатуру, и тогда «парламентское большинство» (зачастую личностно несвободных людей) будет решать судьбу всей земли. И тогда ее «законным» покупателем станет непременно другое государство, более сильное и не имеющее конкурентов.
Вернем землю нашему Отечеству, еще не поздно. Оградим ее от продажи и самих себя от всевозможных юридических ловушек, расставленных нашими недоброжелателями. Это вопрос совести и чести каждого. А всем противящимся нам скажем со властию: Никто не имеет права на землю Русскую!!! И не смогут они нам противоречить.

27 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru