Русская линия
Газета.GZT.Ru Надежда Кеворкова24.05.2004 

Непримиримые муфтии объединились в борьбе против терроризма

Непримиримые враги — председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин и верховный муфтий Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) Талгат Таджуддин — вместе с муфтием Карачаево-Черкессии и Ставрополья Исмаилом Бердиевым вчера подписали заявление о создании Объединенного совета духовных управлений мусульман России по противодействию экстремизму и терроризму.

Вражда муфтиятов, длившаяся более десяти лет, формально закончена. Муфтии поставили свои подписи под документом об образовании Объединенного совета, хотя чем он будет заниматься конкретно, в этом документе не обозначено. В нем говорится лишь о 'поддержке президента' и о коварстве экстремистов, «рядящихся в исламские одежды», вносящих раскол в отношения между народами и конфессиями страны, и несущих ответственность за порождение 'волны исламофобии'. Со всеми этими негативными явлениями, по мнению объединившихся муфтиев, и будет бороться новый Совет.

Равиль Гайнутдин подтвердил ГАЗЕТЕ, что лично подписал заявление о создании Совета еще 18 мая, но при этом заявил, что встреч с Таджуддином не имел и в дальнейшем их не планирует. Работать в Объединенном совете, по словам Гайнутдина, он будет, поскольку считает необходимым «поддержать президента», хотя 'много лет сопротивлялся тем чиновникам администрации, кто пытался навязать ему Таджуддина".

В самом деле, подписанный вчера документ, при всей его расплывчатости, впервые соединил имена доселе непримиримых врагов. Верховный уфимский муфтий Таджуддин много лет обвинял Совет муфтиев и лично Гайнутдина в ваххабизме, пособничестве террористам и экстремистам, их укрывательстве и т. д. В свою очередь сторонники Гайнутдина упрекали Таджуддина в поведении, недостойном мусульманина, душевном нездоровье, призывах отменить хадж в Мекку, признании православия «старшим братом» мусульман, узурпации звания 'главного муфтия Святой Руси' и прочих грехах. Стоит также отметить, что, несмотря на очевидный моральный перевес, который Гайнутдин имел в глазах российских мусульман, именно Таджуддин пользовался покровительством администрации президента и влиятельных православных деятелей: именно в его уфимскую мечеть дважды приезжал Владимир Путин. Год назад Таджуддину сошло с рук даже публичное объявление джихада Америке, начавшей бомбардировки Ирака. Был забыт и тот факт, что он дважды срывал столь любезные Кремлю планы по объединению мусульманских муфтиятов: два года назад Таджуддин попросту не явился на объединительное мероприятие, публично обвинив всех остальных российских муфтиев в приверженности ваххабизму.

По словам Алексея Малашенко, члена научного совета Московского фонда Карнеги, во времена Бориса Ельцина в отношении исламских организаций «среди властных элит преобладало мнение — пусть ругаются, так ими управлять легче». Однако при Владимире Путине возобладал иной подход, предполагающий полное объединение исламских организаций. Впрочем, по мнению Малашенко, ныне провозглашенный Совет достичь этой цели не способен. «Организационных моментов нет, общего лидера — тоже, как нет и российской мусульманской уммы — есть северо-кавказская община и вся остальная, они не пересекаются», — заявил Малашенко ГАЗЕТЕ. Более оптимистично смотрит на произошедшее объединение муфтиятов директор Центра стратегических исследований политики и религии современного мира (ЦСИПРСМ) Максим Шевченко.

«С образованием Совета, — заявил он ГАЗЕТЕ, — государство получит субъекта, с которым можно вести переговоры. Муфтии нашли в себе силы перед лицом огульных обвинений мусульман в терроризме взять на себя ответственность за противодействие экстремизму в исламской среде». 'Есть надежда, — уверен Шевченко, — что авторитетные в татарском сообществе муфтии окажут благотворное влияние на экстремистов всех мастей — как «государственников», так и «сепаратистов». С такой оценкой не согласен директор Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа Сергей Градировский, который заверил ГАЗЕТУ в том, что «ситуация с исламской уммой России остается неуправляемой, поскольку отношения реальных мусульман, государства и лидеров, формальных и неформальных, таким договором определяться не могут».

21 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru