Русская линия
Православная газета (Саратов) Наталья Севидова24.05.2004 

Возвращение Александра Невского

В свободной Латвии уже выросло целое поколение уличных детей. Пока их родители бились за кусок хлеба, ребятишки пристрастились к травке.

Поначалу просто слонялись по родному микрорайону, как могли убивали скуку: тянули пивко на лавочках, потом ловили кайф от ханки (неочищенная конопля) и болтухи (эфедрин). Затем пошли в ход амфетамины и, наконец, героиновые чеки…

Когда Ирина Сазонова с мужем Александром двадцать лет назад переехала куда распределили — под Гулбене, в Стамериену, то было в поселке одно место, которое она обходила стороной с опаской. Заброшенная православная церковь на островке меж трех озер, густо заросшая молодыми елками, вызывала у Ирины мистический ужас. Поруганный храм с немым укором смотрел на мир черными проемами окон с побитыми стеклами. Его зловещую тишину нарушало лишь воркование голубей под церковными сводами.

Вера ушла, и совесть забыли

Богослужения здесь запретили еще в 60-м году по решению не московских — местных властей. Несколько лет охраняла храм от лихих людей «святая Аннушка» (как прозвали ее в народе) — старушка, которая поселилась в церковном приделе. Когда она отдала Богу душу, окрестный люд начал для хозяйских нужд растаскивать все, что можно было выломать и унести. Ненужную утварь потопили в озере, детвора на досках иконостаса каталась с горок, а молодежь на потеху постреливала из охотничьих ружей по мозаичным стеклам с мальтийскими крестами и хрустальной огранке крестов.

Но сами кресты уцелели. Только совхозная бригада подступится пилить — то гроза, то ветер сильный, то рабочих кто-то напоит. Видно, ангел-хранитель берег символы веры. Позже культовое здание совхозное начальство оприходовало под удобрения и запчасти. Но совхоз распустили, и склад тоже стал не нужен. В конце 80-х на деньги Культурного фонда сельсовет взялся было за ремонт храма — разобрали центральный купол, да так и оставили: деньги кончились — начались перемены.

И наверное, вскорости остались бы от храма лишь исторические руины. А ведь лифляндские православные латыши в начале века по рублику собирали на свою церковь. И сам император Николай II пожертвовал местной общине крупную сумму на богоугодное дело. Но ушла вера — и сыновья-внуки тех прихожан безбожно разорили достояние предков.

Спаси и сохрани!

Но вот после Аннушки нашлась в поселке еще одна чудачка, которая пожалела стамериенский храм. И неверующая вовсе. Жили Сазоновы как и все — обыкновенно. Работали. Ирина — аптекарем в поселке, муж — совхозным инженером. Детей растили. Молитв и церковных служб не знали. А в 90-х навалились беды. Все позакрывалось, работы нет: Александр без места, аптека семью не прокормит — какой оборот в поселке, где населения 700 душ? А на руках сынок-крошка, дочь-школьница, родители-инвалиды…

Ирина совсем отчаялась. И все чаще стала в задумчивости поглядывать в сторону оскверненного храма. Если выйти на крыльцо их ливанского домика, перейти через дорогу да сесть на невысокий бережок Стамериенского озера, то сквозь заполонивший все сорный осинник можно было разглядеть скорбные запустением церковные стены. Ставили-то церковь чудно — у самой кромки воды. Вокруг — сплошь родники. Где ни копнешь — везде хлюпает. А под церковью такие глыбы фундамента — ни разу стены не подмыло.

И вот глядела Ирина в душевной смуте на зыбкое отражение церкви-призрака в озерной воде, и однажды пронзило ее: «Не видать нам в жизни радости, покуда не искупим свою вину перед Богом».

«Саша, а давай храм восстановим!» — сказала она мужу. «Дура-баба! Да ты представляешь — такую махину поднять? — ахнул Саша. — У нас же в поселке и десятка набожных старух не наберется…» Но Ирина убеждала его «до тошноты»: все получится! И Саша не разумом — сердцем понял, что права жена, не причуда это, не прихоть.

Начинали с субботников. Три трактора голубиного помета вывезли. Но уборка — ладно. Своих рук не жалко. А вот где было взять денег на ремонт, на убранство? И с чего начинать?

На Успенский пост поехали в Алуксненскую церковь — к тогдашнему благочинному отцу Владимиру (Басманову) — за советом. Почему он их принял всерьез? Ведь с порога было видно: люди не воцерковленные: вошли — не перекрестились, женщина без косынки, в брюках, волосы распущены… Строг был батюшка, а не выпроводил их. Дал Ирине платочек. Выслушал со вниманием. Тоже, наверное, сердцем слушал. «Ну что ж, собирайте общину. И такого-то числа встречаемся у владыки».

Религия — отрезвление народа

Сазоновы вернулись домой как на крыльях — обегали, обзвонили всех русских, всех православных. Среди гулбенских набралось таких немало. Зарегистрировали общину. Председатель волости с радостью отдал культовое здание на ее баланс. Ирина и Александр повезли в Ригу, в епархию, фотоальбом — в Синоде показать: каким был храм во времена барона Вульфа, каким сейчас сиротой стоит. И получили благословение на работы.

Но без причащения мощей святого благоверного Александра Невского приступать было никак нельзя. Отправились в Санкт-Петербург. Из Питера привезли для церкви Евангелие.

Первая служба

в храме прошла 3 декабря 1995 года. В обшарпанных стенах, перед скромными иконами, взятыми взаймы у соседей в Виляке. Но паломников приехало на удивление много. Служил сам отец Владимир. Он потом Иру и Сашу воспитывал «кнутом», по их выражению, но благодаря благочинному они стали понимать глубокий смысл церковных ритуалов, исповеди и причастия…

Ирина вспоминает, как они приходили убираться в церковь — и любовались… порухой: воображение уже рисовало храм во всем парадном великолепии. Вот уж вправду — если очень сильно чего-то желаешь, непременно исполнится. Да ведь не одни Сазоновы мечтали — все прихожане, которых в большие церковные праздники приезжает в Стамериену больше 700 человек. Они и с крестным ходом с хоругвями Александра Невского обходили храм — помоги, святой!

Услышал небесный покровитель. Однажды в Стамериену нагрянула группа столичных журналистов. Прихожанка Ирина Лебедева больше часа рассказывала им о судьбе храма, историю Стамериены — зажиточного поселения ремесленников, и баронского замка. Не зря старалась — появились две статьи в рижской прессе.

По черно-белой фотографии в газете трудно было оценить красоту храма в строительных лесах. Но вот нашлись люди, которые разглядели. Супруги Олег Андреевич и Эмма Михайловна Колосовы. Олег Андреевич, директор компании «Рижский транспортный флот», и его жена-красавица спустя месяц после статьи приехали в Стамериену. По храму гулял ветер, Ира и Саша топили маленькую печурку. Курам на смех — чего ею натопишь? Гости погуляли по окрестностям, пообедали у Сазоновых, а уезжая, Олег Андреевич оставил крупную ассигнацию — на большую печь. И велел составить смету на ремонт.

Ира и Саша поначалу не поверили — всерьез он или как? Но все-таки начали искать проектировщиков за разумную цену. Колосов выбор одобрил. Из личных средств выделил первую сумму.

Сначала покрыли жестью крышу. Потом заказали 350-килограммовый колокол с изукрасом — отлили белорусские мастера из особого сплава. Звон от удара плывет над озером и поселком минуту 56 секунд. Я засекала. Поднимали его на колокольню на Пасху в 2000 году. Несмотря на мокрый снег, народу собралось столько, что в храм на службу все не поместились. Волнующий миг остался на видео: вот первый раз мощно загудел колокол — и люди застыли, открыв рты от изумления.

А в 2002 году, во время приезда в Стамериену на воскресный молебен митрополита Александра, было доброе знамение — в храме замироточила икона.

Радуга — от слова «радость»

То ли оттого, что прихожане во всякой молитве благодарят благодетелей, то ли не привык Олег Андреевич дело на полпути бросать, но так четыре года подряд он и «шефствует» над стамериенским храмом. Благодаря меценату удалось и наружные работы закончить, и внутреннюю отделку. Без согласования с Инспекцией по охране памятников здесь ни один гвоздь не вбит.

Надо ведь было восстановить все в подлинности — и пастельные тона стен, и керамику, и деревянную обшивку, и цвета каменной плитки на полу — уникальность храма в сплетении православных и лютеранских мотивов. Недавно и граненую кварцевую инкрустацию на крестах восстановили — и вспыхивает на закатном солнце на маковках церкви цветная радуга. А буквально на днях привезли роскошные паникадила, иконы, подсвечники…

Ангел вернулся!

И вот еще нечаянная радость: нашелся фрагмент старого иконостаса. Было на нем когда-то два ангела: строгий — карающий и добрый — милосердный. Вернулся второй. Под его сострадательной сенью святое дело спорится легче. Хозяйка магазина «Софрино» подарила церкви дорогой золоченый престол. Прихожане на каждой службе жертвуют денежку — кто сколько может. Помогают банки, частные фирмы, подрядчики работ скидки делают, в долг работы выполняют. И на совесть! Верующие люди перед Богом халтурить не станут. Особый поклон коллективу рижской фирмы Velve AE. Ее директор Эгилс Элкснис — лютеранин. Жена Регина — католичка. «А по денежной помощи и переживаниям за наш храм они вторые после Колосовых благодетели!» — сказала Ирина, у которой на глазах нет-нет да и заблестят слезы.

Жить, созидая

В этих слезах не только благодарность, но и неуверенность сквозит: вытянем ли такую ношу? Ведь много работ сделано под честное слово Ирины — скромного казначея православной общины. 6 июня Стамериена ждет гостей на столетие храма. Сейчас рабочие кладут брусчатку, уже засеяна травка, посажены молодые сосенки, будет и резная чугунная ограда…

Храм научил людей простой истине: жить надо, созидая добро. Прихожане, у которых и домашних дел по горло, приходят сюда каждую неделю на воскресники — убирать строительный мусор. Выпускница Булдурского сельхотехникума Эва Виксниня, местная уроженка, в качестве дипломной работы сделала проект озеленения церковной земли. А воплощает ее задумки отец — бригадир Гунар Виксниньш. Бывший учитель Леонид Бросов нашел рядом с храмом водяную жилу и упрятал родничок в красивый теремок.

Господь всякую жертву видит

Белоснежный храм в Стамериене, единственный православный в районе, сегодня стоит нарядный, как картинка. Он не мал и не велик. Но такой ладный да изящный. Есть в нем какая-то удивительная стать и гармония. Здесь уже и детей крестят, и молодожены венчаются, и причастие принимают. И идет от храма на всю округу благодать. Не потому ли стали на озеро весной прилетать лебеди? И у Сазоновых жизнь наладилась. Ирина закончила курсы косметологов и открыла в Гулбене косметический кабинет. Дела идут неплохо. Александр тоже не сидит без строительных заказов.

Но живут супруги сейчас одной, самой главной заботой — закончить реставрацию точно к юбилею. Нужно последнее усилие — осталось-то всего тысяч пять латов собрать, чтобы со всеми подрядчиками рассчитаться. Гулбенские верующие такую сумму не потянут. Край живет бедно.

Но разве не найдутся добрые люди в других весях? Латвия — страна маленькая, а людей с большим сердцем и щедрой душой в ней много.

21 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru