Русская линия
Град Духовный Валерий Слезин21.05.2004 

Почему и как молитва лечит?
Беседа с профессором Валерием Слезиным

Среди больных раком в неоперабельной стадии верующие живут на пять лет дольше. И это не случайность — собрана большая статистика: молитва лечит даже неизлечимые болезни! Эти факты были известны давно, но непонятно было: почему и как это происходит. С помощью научного открытия профессора В. Б. Слезина теперь можно объяснить воздействие молитвы на организм человека.


— Науке были известны всего три состояния мозга: бодрствование, быстрый и медленный сон. Получается, нет симметрии: у сна два состояния, а у бодрствования только одно, — рассказывает зав. лабораторией нейро- и психофизиологии Психоневрологического НИИ им. Бехтерева профессор Валерий Борисович Слезин. — Открыв новый феномен, я назвал его «четвертым функциональным состоянием мозга». Теперь стало известно «медленное», или молитвенное бодрствование.

Открытие
Можно ли увидеть молитву? Оказывается, можно не только увидеть, но и даже измерить ее! С помощью всем известного энцефалографа. Открытие было сделано, когда в лаборатории нейро- и психофизиологии исследовали состояние человека во время молитвы. Для этого пригласили семерых воспитанников и слушателей Духовной семинарии и академии и записали их электроэнцефалограммы (ЭЭГ), когда гости молились.


— Мы были потрясены увиденным, — рассказывает профессор Слезин. — Особенно удивительную картину ЭЭГ дал один из слушателей (как оказалось, наиболее усердно молившийся). Мы наблюдали постепенное урежение ритма биотоков мозга — наконец остались только медленные дельта-ритмы (с частотой 2−3 Гц). Такое состояние сознания у взрослого человека бывает лишь во время так называемого «медленного» сна, а во время бодрствования — лишь у младенцев до трех-четырех месяцев. Сохранившиеся быстрые биопотенциалы имели столь малую амплитуду, что практически приближались к прямой линии. Картина ЭЭГ этого слушателя Духовной академии показывала полное выключение коры мозга, хотя он был в сознании! А помолившись, сказал спокойно: «Ну, ладно, хватит…» — и ритм электрических импульсов коры его головного мозга вернулся к обычным альфа- (8−12 Гц) и бета-ритму (13−30 Гц).


— Получается, молитвенное состояние близко к младенческому?
— Вероятно, слова Христа «будьте как младенцы, и спасетесь» могут быть отнесены и к состоянию мозга. Во время молитвы кора головного мозга отключена и восприятие информации человеком происходит напрямую, минуя мыслительные процессы и анализ, — объяснил Валерий Борисович. — Самый важный вывод, который мы сделали: четвертое состояние мозга столь же необходимо человеку, как и три остальных. Отсутствие одного из них нарушает гармоническое развитие человека, приводит к болезни и деградации. Когда в жизни человека нет необходимого для него четвертого физиологического состояния мозга, нет молитвы, происходят серьезные негативные процессы…


Профессор В. Б. Слезин прочитал мне мини-лекцию об электрической активности мозга. У новорожденного имеется только первичный дельта-ритм (2−3 Гц). В этот период главное для малыша — ощущение безопасности рядом с мамой. И если мама спокойна, он надежно защищен. По мере взросления появляется второй уровень мозговой активности — семейный (до 7 Гц). В это время ребенок общается только со своими близкими, а в мир родители его выводят за руку. Сам он не ориентируется, ему очень важна рука взрослого — как опора не столько физическая, сколько психологическая. Семья — это оранжерея, где вырастает малыш. И здесь главное — любовь родителей. Ребенок из неполной семьи чувствует свою ущербность, и это отражается на его психике. По мере взросления появляются и быстрые альфа- и бета-ритм головного мозга (до 12 Гц и выше) — социальный уровень. Эти ритмы часто и становятся определяющими, в ущерб первичному и семейному уровням.


— А для человека важны все три уровня сознания. Простая иллюстрация: ко мне на прием приехал «новый русский» на новеньком «Мерседесе». Жизнь вроде удалась, проблем с деньгами нет, но он боится из дому выйти! Я его спрашиваю: есть ли у вас кто-то, кому вы доверяете? Такой человек, к кому вы можете повернуться спиной? Он не мог вспомнить. Вот что бывает, когда у человека нарушен семейный уровень сознания. Если в детстве у ребенка игрушек много, еды навалом, а близкого человека нет, никто любящий не водит его за руку, этот уровень формируется плохо. Отсюда и проблемы.

Без молитвы
— Что происходит, когда четвертое, молитвенное состояние сознания отсутствует или не развито у человека?
— Об этом писал еще Шпенглер в 1920-е гг. в книге «Закат Европы». Культура европейская чересчур рационалистична, поэтому Шпенглер предрекал к 2000 г. закат западной цивилизации.


Валерий Борисович для иллюстрации приводит два примера из зоологии. Сорные петухи (в Австралии) собирают к себе в гнездо всякие блестящие вещи: пуговицы, стекляшки, ложки-вилки, запонки, очки и прочие богатства. Приходит курочка — и все петухи перед ней вытаскивают свои сокровища. Кто больше набрал — к тому она и пойдет. Так петух показывает свою состоятельность: он достаточно активен, чтобы прокормить курочку и детей. Но! Когда курочка к нему пришла, ему больше не нужны «богатства», и он их выбрасывает за порог. Дело, ради которого он собирал их, сделано — и ему ни к чему бесполезные стекляшки.


Другой известный пример — с павлинами: чем больше у него на хвосте «глазков», тем больше он нравится самке. Хвост все растет, и павлин уже не может летать, с трудом двигается и становится легкой добычей хищников. Приведя этот пример тупиковой ветви эволюции, известный этолог (специалист по поведению животных) Конрад Лоренц делает вывод: павлиний род обречен. В природе он не выживет, только под опекой человека.
— Но у павлина куриные мозги, — говорит профессор В. Б. Слезин, — обратная связь у него замкнулась не на цыплят, а на хвост… Так и у европейцев: у кого круче «Мерседес», тот более ценим в обществе. Обратная связь замкнулась на бытовую культуру, на вещизм, на блага цивилизации. Такой способ поведения тоже обречен: автомобиль вторичен, важнее дети.


Мы слишком привязаны к вещам, к деньгам, к материальным благам. А посмотрите на бедного индуса: у него соломенная хижина, горсть риса в день и десять детей. А он заводит одиннадцатого! Зачем? Говорит, что у него нет сына и что его предки проклянут за то, что не смог продолжить свой род. На одной чаше весов — пятьдесят лет этой жизни, а на другой — вечное проклятие! Что бы вы выбрали? А для него здесь нет проблемы выбора. Вот что значит иметь высшую цель, которой лишены европейцы. Ведь ребенок — нечто иррациональное. От ребенка мало толку — для шведов, к примеру. У них меньше двадцати процентов населения состоит в браке. Дети случайные, никому не нужные. Поэтому и неврозы в Швеции больше, чем у пятидесяти процентов детей. А в бедном Судане неврозов нет вообще, хотя живут впроголодь. Разрушая семью, мы разрушаем культуру, разрушаем основы жизни.


А молитва дает связь с Богом, она выводит за круг обыденных забот. Показывает истинную цель жизни. Человек, сам себя лишивший четвертого состояния сознания, человек без молитвенного бодрствования «западает» на вещи, на сиюминутное. Человек забывает, что мы смертны, гонится за бытовыми благами — как сорный петух за блестящими вещами. Но петух, достигнув цели, выкидывает ненужные богатства, а мы держимся за свои сокровища. Даже если они не нужны, не отдадим, не выкинем накопленное!.. США наращивают военную мощь, хотя воевать нет нужды. Но будущее не за атомной бомбой, будущее за ребенком — за иррациональным, «ненужным» с рациональной точки зрения. У Тургенева в «Стихотворениях в прозе» есть сюжет о воробьихе. Мать жертвует собой ради птенца, бросается защищать малыша перед собакой — огромным чудовищем, если посмотреть ее, воробьиными, глазами. Она жертвует своей жизнью — ради кого? С рациональной точки зрения — ради неблагодарного: он вырастет и улетит из гнезда, и никогда не вспомнит о матери. Но воробьиха не размышляет. Честь, совесть, целомудрие — это ограничения ради высшего, иррационального. И молитва об этом напоминает.


— Вы рассказывали о павлинах с ненужными хвостами — а я вспоминал, сколько таких «хвостов» у человека! Косметика, мода на одежду, на машины, на фильмы. Есть даже мода на лекарства, на болезни…
— Здесь хуже другое: путают норму и патологию. Очевидно, что неестественные привычки не могут быть нормой. Гомосексуализм, к примеру, то есть не репродуктивное поведение. В прологе шекспировского «Макбета» ведьмы мешают добро и зло. Сегодня это происходит на каждом шагу: содомский грех возвели в норму! В Европе еще недавно было пять процентов гомосексуалов, а сегодня уже пятнадцать, а бисексуалы — чуть ли не все сто! При этом истинных гомосексуалистов, у которых гормональные сдвиги, больше не стало — но мода приводит к смещению социальных норм.


Вот и в церкви каждый имеет свой чин — поэтому мужчины при входе в храм снимают шапки, а женщины покрывают голову платком. Мужчины ходят в брюках, а женщины в юбках. А мода на «унисекс» ведет к росту патологии. Причем подводят под патологию генетическую базу либо говорят о гуманизме. Но врач стремится отделить болезнь от человека и лечить болезнь — вот истинный гуманизм. А они смешивают понятия и доказывают, что больной и его болезнь прекрасно смотрятся — никакого лечения не требуется. И здоровые перенимают поведение больных…


Французы говорят: «Самое большое препятствие для любви — отсутствие препятствий». И у нас, вспомним, «невеста» — значит неизвестная, неведомая. Женились на той, кого родители выбрали, к кому Бог привел. Сегодня же добрачные связи стали нормой. И вместо супругов — половые партнеры. А ведь слово «супруги» означает: «тянуть вместе» — груз забот о семье, о детях, о следующем поколении. Но сегодня сходятся не ради потомства, а ради сиюминутного удовольствия. Опять смешивают понятия.


Сказано в Писании: «Не хлебом единым жив человек, но словом Божиим». А нынешний гуманизм перенял, вроде бы, христианские нормы — но «убрал» Творца. И вся пирамида рухнула! Без основания она не держится…


А молитва все расставляет по своим местам. Показывает, что кроме мира дольнего есть мир горний. И тот — выше, тот — главный. Согласитесь, это другой взгляд, другой масштаб. И если соотносить, тогда здешние приобретения — слава, деньги, положение в обществе, материальные блага — сразу становятся на свое место.

Сила молитвы
— Вы сказали: отсутствие четвертого состояния мозга приводит к болезням. А как же молитва лечит?
— Известный исследователь Ален Бомбар доказал: человек, оказавшийся в море, умирает не от того, что нечего есть или пить, не от шторма, а от страха. Он проделал над собой эксперимент: целый месяц прожил в океане на плотике без воды и пищи. Потом описал это в книге «За бортом по своей воле». Главное: он поборол страх! Потому же, по статистике, верующие — среди больных раком в неоперабельной стадии — живут на пять лет дольше. Молитвой они снимают страхи и повышают свой иммунитет.


Второй важный фактор — цель. Известно, что больные с инфарктом миокарда, которые досконально выполняют все предписания врача, живут мало. А те, кто выполняет не все указания, но имеют цель в жизни (надо дописать книгу, помочь детям встать на ноги и т. п.), живут дольше. Цель дает доминанту, которая противостоит патологии. Как установил академик А. А. Ухтомский (не только выдающийся физиолог, но и рукоположенный священник), доминанта подавляет излишние степени свободы — в том числе и патологию.
Точно так же во время глубокой молитвы человек уходит от бытовой реальности, что приводит к разрушению патологических связей в мозгу и в организме. Уходя от образов патологии, человек способствует своему выздоровлению. Он ощущает, что мир бренен, временен, понимает истинные ценности, приходит к гармонии с Богом. Это и приводит к тому, что через молитву выздоравливают даже онкологические больные в неоперабельной стадии — такие факты известны науке. Четвертое состояние мозга — это путь к внутренней гармонии.

Эхо открытия
— Атеистом я был большую часть своей жизни (мой отец в революцию и гражданскую войну был комиссаром). Только после сорока лет я пришел в храм и крестился, — признался профессор В. Б. Слезин. — Еще в советское время, и осознанно. Это было начало пути к Богу. А когда я сделал открытие «медленного» молитвенного бодрствования, мы с супругой обвенчались — прожив вместе больше тридцати лет.


— Отец Кирилл Копейкин, настоятель храма святых апостолов Петра и Павла в Петербургском государственном университете, с которым я разговаривал о вашем открытии, считает, что это не доказательство того, что Бог существует. И что вера недоказуема в принципе…
— Наверное, он прав. Просто я сам себе доказал, что Бог есть. Точнее, есть что-то вне нашего пространства. Нечто иррациональное, которое не менее важно, чем наше бытие здесь, на Земле. Даже важнее. Открытие четвертого состояния сознания — это путь к иррационализму и пониманию Бога.


А главное-то в другом. Мне одна учительница написала: ее ученик, десятиклассник, прочитав в газете о нашем открытии, воскликнул: «Так, значит, Бог-то на самом деле есть!» Известны мне и другие случаи, когда люди меняли свое отношение к Богу, узнав об этом открытии. Мы живем уже в XXI веке, у людей доверие к науке. Мало кто понимает, как устроен телевизор или компьютер, но все пользуются ими. И разговаривать с людьми нужно на том языке, который они понимают. Конечно, для человека верующего, а тем более для священника такой вопрос не актуален. Священники (тот же отец Кирилл) мне рассказывали, что литургия для них пролетает в одно мгновение — время исчезает. Но священники составляют лишь малую часть населения. А население мыслит другими категориями: для многих выстоять службу в церкви стоит большого труда. А свидетельства Евангелия о Христе многие воспринимают как сказки. Но если — благодаря науке — человек сделает первый шаг к Богу, ему потом будет легче открыть Священное Писание.


Кстати, отец Кирилл Копейкин, как секретарь Ученого совета Санкт-Петербургских Духовных академии и семинарии, пригласил меня прочитать курс лекций в Духовной академии. И устроил мне встречу с митрополитом Владимиром. Они хорошо восприняли это открытие — чего не могу сказать о прежней дирекции нашего института. Правда, руководство в институте поменялось, сдвиги в сознании есть, Ученый Совет на меня не набрасывается, как прежде. Но церковь в институте пока не удалось открыть.


— Валерий Борисович, а представителей других конфессий вы изучали?
— Да, мы записывали ЭЭГ католического ксендза во время молитвы — здесь полного погружения не наблюдалось, хотя тенденция к замедлению ритма была. Католики же упростили христианство: отменили посты, сократили литургию до пятнадцати минут. Ксендз признал, что православные — более сильные молитвенники, что только здесь сохранилась практика непрерывной Иисусовой молитвы среди монахов. А протестанты, по его словам, это вообще не религия, а клуб по интересам. Изучали мусульманина из Северного Йемена (правда, не муллу, а мирянина) во время намаза — видимых изменений ЭЭГ не обнаружили, но спектральный анализ показал, что мощность его альфа-ритма явно снизилась. У индуса во время медитации, наоборот, наблюдалось возбуждение, то есть повышение, а не снижение ритма электрических импульсов. У дзен-буддиста картина была сложнее: сначала подъем ритма, а затем его незначительное снижение. По данным японских физиологов, медитация дзен-буддиста четвертого уровня приводит к такому же замедлению ритма, что и православная молитва.


Были у меня и знаменитые колдуны, экстрасенсы — ничего особенного, видимого замедления ритма не обнаружилось. Или шарлатаны, или они не умеют управлять своими способностями. Был и наш, русский гуру, он тоже медитировал. Я его спрашиваю: «Что ж вы обратились к чужой вере? Это же предательство». Он ответил, что остался православным. Ну, прочитайте, говорю, «Отче наш». Он начал молитву — и на картине ЭЭГ пошли судорожные разряды, как перед эпилептическим припадком! Пришлось срочно прекратить эксперимент. Потом он рассказывал мне, что пошел в храм, целый день на коленях перед иконами простоял, покаялся — и забросил напрочь свою «импортную» веру.

Записал Евгений Голубев

N 2, 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru