Русская линия
InoPressa.ru06.05.2015 

На войне и в мужской дружбе все средства хороши
Сергей Радченко, Foreign Policy

«Какое потрясение: верховный вождь Северной Кореи Ким Чен Ын не сдержал слова», — пишет обозреватель Foreign Policy Сергей Радченко. Он принял приглашение российского президента Путина посетить Москву и побывать на параде Победы 9 мая, но затем внезапно отменил поездку, якобы из-за «внутрикорейских дел». По мнению обозревателя, то, что Путин счел нужным вообще пригласить Ким Чен Ына, уже порождало неловкость. «Многие мировые лидеры отказались приехать из-за продолжающейся войны России на Украине. Но то, что Ким согласился, а затем отменил визит, — унизительно», — говорится в статье.

По мнению автора, Путин приложил большие усилия для укрепления отношений России с Северной Кореей. «В 2012 году он даже списал Северной Корее ее долги советских времен на 10 млрд долларов», — говорится в статье. 2015 год объявлен в Москве Годом дружбы с КНДР. Россия инвестирует в реконструкцию железных дорог и портовой инфраструктуры, присматриваясь к возможностям по созданию коридоров для транзита энергоносителей и грузов на Корейском полуострове.

Однако если Путин изучит историю отношений с Северной Кореей, то обнаружит: они всегда были «в плену» у непредсказуемого поведения северокорейских лидеров, считает автор.

Ким Ир Сен был одним из самых неуживчивых союзников Москвы. «Когда это было в его интересах, он играл на разногласиях Пекина и Москвы, причем от обеих стран держался на расстоянии», — говорится в статье.

Как пишет Радченко, Ким Ир Сен несколько раз доводил Москву до белого каления. В 1956 году советское руководство убеждало его по примеру Москвы выступить против культа личности. Но он, наоборот, подверг своих внутренних противников жестоким репрессиям. Это шокировало даже Мао Цзэдуна. Но Ким Ир Сен не внял уговорам Москвы и Пекина — не пожелал рисковать своей абсолютной властью.

В 1962 году, после того как Хрущев отказался увеличить военную помощь Пхеньяну, Ким Ир Сен принял сторону Китая в его ссоре с СССР, продолжает автор. Правда, к 1965 году советские дипломаты рапортовали о признаках сближения Пхеньяна с СССР, хотя и признавали, что «энергичность этого процесса, очевидно, прямо зависит от объема разнообразной помощи КНДР со стороны СССР».

Если Москва надеялась, что помощь повлечет за собой рост советского влияния на Пхеньян, то она жестоко ошибалась. В 1968 году Ким Ир Сен даже не подумал проконсультироваться с Москвой перед тем, как захватить американский корабль «Пуэбло» в международных водах. Он 11 месяцев держал экипаж в плену и начал активно готовиться к войне с США.

«В секретной переписке Брежнев всеми силами удерживал северокорейского коллегу от развязывания войны, хотя с Вашингтоном говорил жестко, надеясь остеречь США от ответных мер в отношении его буйного союзника. В итоге Ким Ир Сен пообещал воздерживаться от „милитаристской истерии“. Брежневу пришлось на этом оставить дело, но он продолжал ворчать по поводу „некоторых странностей“, которые создавали риск втягивания Москвы в нежелательную войну на Дальнем Востоке», — говорится в статье.

Брежнев вложил много денег и сил в восстановление отношений с Северной Кореей, поэтому ему не хотелось публично отчитывать Ким Ир Сена. Но в результате Москва неумышленно ассоциировалась с провокационной внешней политикой Пхеньяна, которая вредила целям СССР в Азии, в том числе укреплению связей с Японией. «Брежнев, как и многие лидеры России до и после него, был вынужден выбирать между необходимостью региональной стабильности и своими геополитическими, идеологическими и личными инвестициями в режим Ким Ир Сена», — пишет Радченко.

С теми же дилеммами в 1980-е годы столкнулся Горбачев, когда пытался протянуть руку дружбы соседям в Азии. По словам автора, Ким Ир Сен особенно энергично срывал попытки Горбачева сблизиться с Южной Кореей — предупреждал, что расценит это как предательство. Когда в 1990 году Горбачев признал Южную Корею, Ким Ир Сен разгневался и даже отказался принять министра иностранных дел СССР Шеварднадзе.

«Именно тогда Пхеньян поклялся обзавестись ядерным оружием, что еще больше осложнило отношения с Москвой», — говорится в статье.

В 1991 году Ким Ир Сен отказался подписать соглашение с МАГАТЭ. Москва пригрозила остановить военную помощь, заморозить строительство АЭС и прекратить поставки топлива. Пхеньян проигноировал требования. Ельцин прекратил помощь.

В годы холодной войны Северная Корея была, пожалуй, самым бесполезным союзником Москвы, говорится далее. Лишь в 1990-х Горбачев и Ельцин пересмотрели отношения и предпочли сотрудничество с Южной Кореей.

Путин, похоже, делает вторую попытку, однако история российско-северокорейских отношений наводит на мысль, что Путин мало чего добьется, если ради укрепления глобальной роли России станет обхаживать сумасбродных диктаторов, заключает автор.

Источник: Foreign Policy

http://www.inopressa.ru/article/06May2015/foreignpolicy/putin_kim.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru