Русская линия
Новый Петербургъ Николай Андрущенко10.05.2005 

Суд по убийству Галины Старовойтовой: невиновны. Но сидеть будут?

Итак, судебный спектакль по делу об убийстве Галины Старовойтовой подходит к заранее запланированному чекистским следствием и сыдорукской (по унаследованному менталитету) прокуратурой концу. Несмотря на умопомрачительное количество процессуальных и конституционных нарушений, несмотря на полное отсутствие подтверждённой доказательной базы и вещественных доказательств, несмотря на то, что, КАК ПРИ ВЫШИНСКОМ, АБСОЛЮТНО ВСЕ ВЫВОДЫ СЛЕДСТВИЯ основаны исключительно и только на словесных показаниях ЗАВИСИМЫХ ОТ СЛЕДСТВИЯ людей, прокурор — обвинитель посмел потребовать двум подсудимым пожизненного заключения, а остальным — значительных сроков заключения. Самое малое «получил» наиболее разговорчивый подсудимый, которого в процессе суда постоянно озаряли сны наяву, которые (сны те) суд старательно протоколировал. Отказывая, в то же время, стороне защиты и иным подсудимым в конституционных гарантиях на равноправие сторон. СУДЬЯ ПОСМЕЛА ОТКАЗАТЬ ДАЖЕ ВАЖНЕЙШЕМУ СВИДЕТЕЛЮ — Юрию Шутову, который письменно объявил, что разговаривал в больничной палате с подстреленным свидетелем Русланом Линьковым НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ УБИЙСТВА. Линьков, находясь в прострации после ранения, ЕЩі НЕ БУДУЧИ СПОСОБЕН НА ИМПРОВИЗАЦИИ, не будучи ещё «обработан» проникшим к нему чуть позже (по утверждению свидетеля Юрия Шутова) директором ФСБ, заявил (согласно письменным показаниям свидетеля Шутова) о двух важнейших моментах. Во-первых — о том, что ОН УЗНАЛ ОДНОГО ИЗ УБИЙЦ И ЗНАЕТ, ГДЕ ЕГО НАЙТИ, так как ранее они якобы встречались. Во-вторых, что ПРИ ГАЛИНЕ СТАРОВОЙТОВОЙ БЫЛА ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ СУММА ДЕНЕГ. Судья Кудряшова не только посмела отказать подсудимым в вызове КЛЮЧЕВОГО свидетеля. Мало того, ОНА ВЕРНУЛА свидетелю письменное заявление, посланное через канцелярию Законодательного собрания Санкт-Петербурга и зарегистрированное в суде! Оскорбив тем самым законодательную, выборную ветвь власти. Вдумайтесь, граждане читатели. СУДЬЯ УМЫШЛЕННО ОТКАЗЫВАЕТСЯ ПРИНЯТЬ СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ, КОТОРЫЕ КАРДИНАЛЬНО МЕНЯЮТ САМУ СУТЬ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ! А ведь независимость судьи никак не предполагает его независимость от Конституции и морали.

Судебный процесс по делу Старовойтовой является, с моей точки зрения, нынешним российским судебным эталоном аморальности и антиконституционности. Уверен, что Европейский суд будет такого же мнения.

Перейдём к рассмотрению обвинительного заключения. Предложения формулировок разработаны и озвучены сначала заместителем прокурора Санкт-Петербурга Коноваловым, затем начальником отдела государственных обвинителей управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Санкт-Петербурга И.Г. Соханенко и прокурором Петродворцового района Санкт-Петербурга С.Г. Зеленцовым.

Скажу сразу — для меня было тяжким бременем прочесть то обвинительное заключение. Язык — очень далёкий от нормального, сочного и многоцветного русского языка. Для сравнения одновременно перечитал А.Ф. Кони — «Избранные произведения», государственное издательство «Юридическая литература», Москва, 1956 год. Читаешь — и понимаешь, что книгу ту написал ГРАМОТНЫЙ, ОБРАЗОВАННЫЙ РУССКИЙ ГРАЖДАНИН и ЮРИСТ. И рядом — УБОГИЕ ДО КРАЙНОСТИ 83 страницы чего-то не русского и весьма далёкого от юриспруденции. ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ ЗНАНИЯ не только нормального русского языка, но и ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ ЗНАНИЙ ЗАКОНОВ ЛОГИКИ и ТЕОРИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. Примитивный набор плохо связанных между собой фраз, через которые русскому читателю приходится пробираться, как через заросли высохшего шиповника. Стыдно, господин городской прокурор, выпускать на судебную сцену столь дурно (по моему мнению) образованных людей. Стыдно для всей российской прокуратуры.

Обвинение явно не смогло сформулировать и доказать главное — цель и мотивы убийства, наличие умысла у подсудимых! Следствие и обвинение СОВЕРШЕННО АЛОГИЧНО и БЕЗДОКАЗАТЕЛЬНО утверждают два обстоятельства. Первое — что «нападение на депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Г. В. Старовойтову 20 ноября 1998 года осуществлялось с целью… прекращения её государственной и политической деятельности». Утверждать подобное при неустановленных заказчиках убийства могут только абсолютно юридически неграмотные граждане. ИМЕЯ, по моему мнению, УМЫСЕЛ НА ОБВИНЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНЫХ С ЦЕЛЬЮ ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАКАЗА НА РАСКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЛЮБЫМ ПУТіМ. Как при убийстве генерала Рохлина, когда, согласно выводам журналистского расследования, ИМЕЯ УМЫСЕЛ НА УБИЙСТВО И СОКРЫТИЕ ЕГО ИСТИННЫХ ПРИЧИН, определённые государственные структуры «АНГАЖИРОВАЛИ» НА РОЛЬ УБИЙЦЫ любящую жену генерала. Тамара Рохлина доказала свою правоту в Европейском суде и НАКАЗАЛА НЫНЕШНЕЕ РОССИЙСКОЕ (НО НЕ РУССКОЕ) ГОСУДАРСТВО. Уверен, так будет и в деле Старовойтовой.

Следствие и обвинение вообще не сумели ДОКАЗАТЬ заказного характера убийства. Например, все утверждения о том, что «…НЕУСТАНОВЛЕННОЕ лицо взяло на себя обязательство по финансированию… преступления…», НЕ ПОДТВЕРЖДАЮТСЯ даже текстом предъявленного Ю.Н. Колчину обвинения. В постановлении о предъявлении ему обвинения ВООБЩЕ ОТСУТСТВУЮТ какие-либо указания на конкретные факты этой МИФИЧЕСКОЙ договоренности. Отсутствуют также какие-либо указания на место, время, сумму вознаграждения, на конкретное лицо, с которым якобы «договаривался» Ю.Н. Колчин.

Абсолютно бездоказательным является и иной вывод государственного обвинения: «…установленные в ходе судебного заседания факты свидетельствуют о том, что Г. В. Старовойтова перевозкой денежных средств… не занималась». Подобное утверждение, по моему мнению — либо ложь, либо — самообман. Более того, подобное скоропалительное утверждение прямо противоречит свидетельским показаниям Алексея Александрова, Михаила Козлова, Юрия Шутова и первоначальным показаниям Руслана Линькова, данным им, по свидетельству Юрия Шутова, СРАЗУ ПОСЛЕ ПОКУШЕНИЯ. И то, что Старовойтова сама не занималась коммерцией, согласно законам логики никак не опровергает то, что она могла везти чьи-то деньги на раскрутку своей партии. Более того, она БЫЛА ОБЯЗАНА это сделать для своей партии, чтобы не пропустить в городской парламент явный криминал. Читайте учебник логики, господа прокуроры.

Также, НЕ ВЛАДЕЯ ЗАКОНАМИ ЛОГИКИ, обвинение делает абсурдный вывод: «… среди обнаруженных предметов были:… кредитные карточки, валюта — 1000 немецких марок и 1800 долларов. Данный факт свидетельствует (по МНЕНИЮ НЕ ВЛАДЕЮЩИХ ЛОГИКОЙ ПРОКУРОРОВ — прим. автора) о том, что целью данного нападения не являлось завладение имуществом». Плакать хочется от подобных прокурорских перлов, рассчитанных на абсолютную безграмотность российских граждан. Даже знакомый столяр, читавший мои предыдущие репортажи, обсуждая со мной за работой данный пассаж, уверенно заявил, что, если бы рядом с убитой лежали сумка с МИЛЛИОНОМ ДОЛЛАРОВ и кошелек с парой тысяч баксов, он СПЕЦИАЛЬНО БЫ ОСТАВИЛ тот кошелёк для следователей, чтобы увести их по ложной версии. К сожалению, прокурорам Соханенко и Зеленцову азы логики недоступны.

Не удалось следствию доказать и объединение обвиняемых в ОПГ. Во-первых, любая ОПГ предполагает устойчивость, общность целей и задач. В то время как каждый из обвиняемых занимался своим бизнесом. Виталий Акишин, например, вообще не знал в год убийства таких «членов ОПГ», как Вячеслав Петров, как Игорь Лелявин, как Алексей Воронин! Он работал у Евгения Богданова водителем и знал Юрия Колчина и его окружение лишь физиономически, как земляков по Брянщине. Но ИМЕЯ УМЫСЕЛ (по моему мнению) НА РАСКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЛЮБЫМИ СПОСОБАМИ, обвинение пытается сконструировать ОПГ следующим образом: «В ходе судебного заседания было установлено, что в период с 1997 до лета 1998 годов на территории Санкт-Петербурга сформировалась УСТОЙЧИВАЯ ГРУППА лиц в составе Ю.Н. Колчина, Е.Н. Богданова, С.В. Мусина, Ю.А. Ионова, И.Г. Краснова, О.Е. Федосова, В.Н. Акишина, В.Б. Лелявина, П.Б. Стехновского, совместно занимавшаяся РАЗЛИЧНОЙ деятельностью». Браво, господа прокурорские! Этак Вы и президента Владимира Путина запишите в ОПГ. Ведь совершенно справедливо считать, что в период с 1996 до декабря 1999 годов на территории Кремля и Старой площади сформировалась устойчивая группа лиц в составе В. Путина, И. Сечина, Д. Козака, Н. Патрушева, С. Иванова, Г. Грефа, А. Кудрина, Г. Полтавченко, Д. Якунина и ряда других, которых в народе прозвали «питерскими». По аналогии с тамбовскими, казанскими, пермскими, брянскими. Если следовать «логике» обвинения, Владимир Путин является главарём «питерских». А, Владимир Владимирович? Вам как юристу и президенту нравится подобная формулировка?

Не нужно юридического диплома, чтобы понять, что все подобные группы объединяет исключительно и только тысячи лет существующий принцип ЗЕМЛЯЧЕСТВА. Но это — для владеющих логикой. Не для обвинителей.

Столь же «доказателен» и иной словесный пассаж обвинителей: «Свидетелю известно, что большинство сотрудников были родом из Брянской области, знают друг друга с детства, все очень тесно общались и подчинялись Колчину, у которого была кличка «Юра Брянский». Согласно законам логики, данное утверждение доказывает лишь принадлежность обвиняемых к ЗЕМЛЯЧЕСТВУ, но никак не может служить доказательством наличия ОПГ. Что касается кличек, то они были у БОЛЬШИНСТВА людей в школьном либо студенческом возрасте. Например, у одного из руководителей нынешней полицейской России была школьная кличка «МОЛЬ». Почему «МОЛЬ»? Да потому, что будущий руководитель в школьные годы не имел товарищей и вёл себя неадекватно. Затаится в уголке, подберётся незаметно, как МОЛЬ, и ущипнёт девчонок за попки. Но, несмотря на детские странности, даже стал одним из предводителей питерского землячества в Кремле. Если следовать «логике» питерских чекистов и прокуроров, данное землячество следует именовать «ПИТЕРСКОЙ ОПГ».

ЯВНО НЕ ПРАВОСЛАВНЫЕ ПРОКУРОРЫ — ОБВИНИТЕЛИ сумели вменить в вину Колчину и его товарищам… СВЯТУЮ, ПРАВОСЛАВНУЮ ВЕРУ! Цитирую обвинительное заключение: «Отличительной её (группы Юрия Колчина — прим. автора) чертой явилось… ПРИСУТСТВИЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ, достигаемой путём регулярного проведения молебнов перед постановкой задач». Итак, православная вера назначенных чекистами на роль обвиняемых русских граждан представлена чекистами и прокурорами КАК ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЙ ПРИЗНАК ОПГ? Что это? Обычные для товарищей дзержинцев отсутствие морали и ОСКОРБЛЕНИЕ ВСЕГО ПРАВОСЛАВНОГО МИРА? Или элементарная зависть тех, у кого, как из рыбы хребет, вынули в 1991—1993 идеологическую — коммунистическую составляющую? И кто живёт теперь без хребта, готовый прогнуться под любое, даже преступное, задание власть имущих?

НЕ ИМЕЯ НИКАКОЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ, вся система нынешней власти БЫЛА ВЫНУЖДЕНА САМА ПРОГНУТЬСЯ ПОД ПОКАЗНОЕ ПРАВОСЛАВИЕ. Так, совсем недавно, по сообщению средств массовой информации, в зданиях Генеральной прокуратуры и ФСБ были устроены молельные комнаты! Как это сочетается с многочисленными портретами главного террориста и убийцы русского, украинского и иных народов России Феликса Дзержинского, — ведомо только воспалённым ностальгией по ГУЛАГу мозгам чекистов и прокуроров.

Порой прокурорские потуги в тексте обвинительного заключения превращались в откровенные, преступные провокации. Так, рассуждая о принадлежности НЕКОТОРЫХ из обвиняемых к охранному предприятию «Благоверный князь Александр Невский», следуя пересказу БЕЗДОКАЗАТЕЛЬНЫХ СПЛЕТЕН одного из свидетелей, проворные прокурорские ручки, как бы невзначай, вносят в текст обвинительных предложений совершенно пустую для истины, но необходимую для ОГОВОРА подсудимых фразу: «…указанное охранное предприятие использовалось для легализации «тамбовского» преступного сообщества и доступа его членов к огнестрельному оружию». Для чего текст обвинения СПЕЦИАЛЬНО ЗАСОРіН этой бездоказательной прокурорской беллетристикой? Ответ один — чтобы СПРОВОЦИРОВАТЬ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ и МНЕНИЕ СУДА!

Так же, как и бессодержательные указания следователей на знакомство депутата Госдумы М.И. Глущенко с Юрием Колчиным. Даже если они были знакомы, для чего это СЛОВОБЛУДИЕ украшает прокурорские предложения? Опять приходится прибегнуть к аналогиям. Бывая часто как депутат и позднее в приёмной вице-мэра Санкт-Петербурга Владимира Путина, я сталкивался там, например, с Мишей Кутаисским, который отбывает сейчас наказание в Волгоградской колонии. Попадались в той приёмной и иные «авторитеты». По логике следователей ФСБ и прокуроров это обстоятельство должно означать, что президент России имеет какое-то отношение к преступным сообществам! Но подобное умозаключение было бы оскорблением президента. Так почему прокуратура Санкт-Петербурга СМЕЕТ оскорблять ПРАВОСЛАВНЫХ РУССКИХ Юрия Колчина и его товарищей? Православных по духу и мироощущению, а не по нужде, как бывшие коммунисты и чекисты, от которых в храме шарахаться надобно.

Кстати, ни в деле N27, которое рассматривалось в суде, ни в деле N55, из которого, вопреки УКП РФ, 27-е дело было выделено, адвокатам и моим информаторам из ФСБ обнаружить протоколов допросов Глущенко не удалось. Так что все упоминания о нём — словесный сор, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЙ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ЗАВЕДОМО ЛОЖНОГО МНЕНИЯ У СУДЬИ и ОБЩЕСТВЕННОСТИ.

Я даже склонен подозревать, что весь этот СЛОВЕСНЫЙ СОР чекисты предназначали для вполне возможного, но не состоявшегося, суда присяжных!

Кстати, следователи невольно сами опровергают наличие в Петербурге дятьковской ОПГ. Цитирую любезно показанную мне инструкцию для начинающих участковых: «Организованные преступные группы (ОПГ) характеризует СТРОГАЯ КОНСПИРАЦИЯ. Никто из её членов не должен знать о планах всей группы и о функциях отдельных её членов». Это — из ментовской инструкции для не юристов! А вот что пишут прокуроры — обвинители Соханенко и Зеленцов, якобы имеющие юридическое образование: «В коллективе было заведено, чтобы каждый рассказывал о том, что будет делать, ЧТОБЫ ВСЕ БЫЛИ В КУРСЕ». Вот такая «ОПГ», с открытой отчётностью. Прокуроры, по-видимому, вообразили, что по утрам Виталий Акишин, к примеру, оповещал всех о планах зарезать человечка, а любезные члены ОПГ давали ему советы, как наточить маникюрный ножик. После чего все дружно шли на молебен замаливать предстоящие грехи. Вот такое «грамотное» окружение осталось в наследство новому горпрокурору от Сыдорука.

Итак, журналистское расследование ДОКАЗАЛО, по моему мнению, следующее. Следствием НЕ доказано убийство Старовойтовой с целью прекращения её политической деятельности. Не определены и не доказаны мотивы убийства. Не доказан заказной характер убийства. Не доказан умысел подсудимых. Не доказано объединение их в преступную группу. Вообще не доказано их присутствие на месте преступления. Дело возбуждено против заведомо невиновных и с самого начала велось с жестким обвинительным уклоном.

Зато адвокатами и журналистами убедительно доказаны множественные факты фальсификации и преступных методов ведения следствия. Доказаны АНТИКОНСТИТУЦИОННЫЕ действия следствия, прокуратуры и суда.

Перейдём к рассмотрению некоторых, особо важных доводов защиты, которые не оставляют от прокурорского заключения камня на камне.

Обвинение ГОЛОСЛОВНО, забыв о ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ФЗ «О прокуратуре», забыв УПК РФ, опровергает явное наличие алиби у подсудимых. Например, обвинение КЛЕВЕЩЕТ на мать подсудимого Игоря Лелявина, которая СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ, что вечер и ночь убийства Галины Старовойтовой 20 ноября 1998 года она и оба сына, Игорь и Вячеслав Лелявины провели и ночевали на проспекте Культуры на квартире Лелявина-старшего. НЕ ВЛАДЕЯ ЗАКОНАМИ ЛОГИКИ и ТЕОРИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, пренебрегая общепринятым принципом, согласно которому ЛЮБОЕ СОМНЕНИЕ трактуется в пользу обвиняемых, следователи ФСБ и прокуроры — обвинители вытащили на свет Божий справку ПТК «Розыск-Магистраль» о приобретении Галиной Лелявиной обратных билетов на 14 ноября 1998 года. Да, мать Лелявиных, Галина Николаевна, КАК ВСЕГДА, купила билеты туда и обратно. Но из этого НИКАК НЕ СЛЕДУЕТ ФАКТ Еі ВОЗВРАЩЕНИЯ НА РОДИНУ ИМЕННО 14 ноября. Даже средне развитый олигофрен, наверное, сумеет сообразить, что билет можно потерять, можно продать с рук, можно выбросить в мусорную корзину. Для достаточно состоятельного Вячеслава Лелявина стоимость билета представляла такую же ценность, как пятак для его «высокомудрых» и явно завидующих его уму (по моему мнению) следователей. Таким образом, следствие и обвинение НЕ СУМЕЛИ ОПРОВЕРГНУТЬ АЛИБИ обвиняемых Игоря и Вячеслава Лелявиных на момент убийства. Следствие и обвинение ОКЛЕВЕТАЛИ ЖЕНЩИНУ И МАТЬ — Галину Николаевну Лелявину!

По делу Вячеслава Лелявина защита обвиняемых с блеском доказала тот, СТАВШИЙ С ЭТОГО МОМЕНТА НЕСОМНЕННЫМ, ФАКТ, что ФСБ УМЫШЛЕННО и СОЗНАТЕЛЬНО использовало Алексея Воронина как ЛЖЕ-СВИДЕТЕЛЯ, как подсадную утку. На следствии и в суде Воронин «вспоминал», что Слава Лелявин якобы получил диплом Всероссийского заочного финансово-экономического института 3 (ТРЕТЬЕГО) сентября 1998 года. Следователи ФСБ тут же услужливо подложили в дело справку того института с той же датой 3 (ТРЕТЬЕГО) сентября 1998 года. Но ФАЛЬСИФИКАТОРЫ не знали на тот момент, что адвокат Николай Игоревич Калмыков ещё ДО ТОГО получил из того же института ПОДЛИННУЮ копию расписки Вячеслава Лелявина в получении диплома… не 3-го, а 9-го сентября! Что доказывает УМЫШЛЕННУЮ ПОДГОНКУ следователями ФСБ доказательного материала ПОД ОПРОМЕТЧИВО ДАННЫЕ ПОКАЗАНИЯ СВОЕГО ЛЖЕСВИДЕТЕЛЯ! То есть ФСБ вовлекло в преступную (по моему мнению) деятельность по фальсификации обвинения сконструированной ими (следователями ФСБ) «дятьковской ОПГ» другие организации и лица, что обязано найти правовую оценку прокуратуры и Европейского суда.

Другое ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ФАЛЬСИФИКАЦИИ СЛЕДСТВИЕМ И ОБВИНЕНИЕМ материалов в отношении православных русских парней Юрия Колчина и его земляков — ПИСЬМЕННЫЕ, СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ свидетеля Вячеслава Константиновича Петрова, ДАННЫЕ ИМ ДОБРОВОЛЬНО и заявленные защитой для приобщения к делу, но СУПРОТИВ Конституции и УПК РФ не приобщенные судьёй Кудряшовой. Свидетель Вячеслав Петров, признанный следствием вполне вменяемым, ОБВИНЯЕТ ЧЕКИСТОВ СОВЕРШЕННО КОНКРЕТНО: «Все мои показания, которые я давал в следственном изоляторе ФСБ по Мусину, Колчину, Стихновскому (написание свидетеля, — прим. автора), Васильеву — НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ПРАВДОЙ! Потому что к этим показаниям меня принуждали вышеуказанные сотрудники ФСБ МОРАЛЬНЫМИ и ФИЗИЧЕСКИМИ ИСТЯЗАНИЯМИ»! Свидетель Вячеслав Петров обвиняет чекистов ПОФАМИЛЬНО: «…подполковник ФСБ Владимир Абрамов, следователь ФСБ Сергей Иванович Козлов, Андрей Петров из ФСБ, майор ФСБ Валерий Анатольевич». После этих изобличающих свидетельских показаний, Вячеслава Петрова СПРЯТАЛИ В СЛЕДСТВЕННЫЙ ИЗОЛЯТОР ФСБ… якобы ЗА КРАЖУ МОБИЛЬНИКА! Совершенно очевидно, КАКИЕ МЕРЫ могут быть к нему применены ЗАИНТЕРЕСОВАННЫМИ ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ ИЗ ФСБ, чтобы свидетель преступного замысла отказался от этих своих ПИСЬМЕННЫХ показаний и подтвердил рассказанные им на следствии ПОД ДАВЛЕНИЕМ вымыслы. К несомненным провокациям чекистского следствия следует отнести и навязывание суду в качестве якобы доказательства некой карты, НЕЗАКОННО изъятой при НЕЗАКОННОМ обыске на квартире тестя Юрия Колчина. На той карте, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЙ ЖЕНЕ КОЛЧИНА, были отмечены КАРАНДАШОМ адреса для покупки квартиры. Следствие и обвинение делают упор на то обстоятельство, что на карте ПОСЛЕ Еі ИЗЪЯТИЯ ЧЕКИСТАМИ оказалась отметка на Канонерской улице. Для опровержения этого ЛЖЕ-ДОКАЗАТЕЛЬСТВА вынужден процитировать выдержку из речи защитника Юрия Колчина, адвоката В.Ю. Сандальнева: «…из протокола обыска от 13 ноября 2002 г. (п. 7 протокола) следует, что никаких указаний на то, что на карте имеются отметки в районе ул. Канонерской, протокол обыска НЕ СОДЕРЖИТ». И далее: «Как следует из протокола далее, все изъятые при обыске предметы (включая карту) опечатаны листом бумаги с оттиском печати «Для пакетов N-16 УФСБ РФ по СПб и ЛО» и заверены подписью понятых.

20 июня 2003 года при допросе Ю.Н. КОЛЧИНА со стороны следователя А.К. ДУДАРЕВА имела место попытка представления указанной карты (следователь достал её из своего стола) Ю.Н. КОЛЧИНУ, после чего защитой было сделано заявление (том 5, л.д.139) о том, что карта представлена в НЕОПЕЧАТАННОМ виде, БЕЗ ПОДПИСЕЙ ПОНЯТЫХ, а потому НЕ МОЖЕТ СЛУЖИТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ по делу, т.к. при таких обстоятельствах НЕ ИСКЛЮЧАЕТСЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ВНЕСЕНИЯ В НЕі ИЗМЕНЕНИЙ ПОСЛЕ ИЗЪЯТИЯ». И в этом эпизоде ярко высвечены преступные методы ведения следствия со стороны ФСБ, навязывание суду ЛОЖНЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. Чекисты пытались замести следы и на родине подсудимых, в русском городке Дятьково Брянской области, где они действовали теми же методами, как их предшественники из чекистских продотрядов. Свидетель Галина Николаевна Лелявина даёт такие показания: «Работала я тогда в «Горгазе». Один из моих руководителей вызвал меня и передал ПРИКАЗАНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ ИЗ ФСБ ПЕТЕРБУРГА. Мол, если мать Лелявиных не изменит своих показаний относительно своего присутствия в день убийства Старовойтовой в Санкт-Петербурге, то БУДЕМ СУДИТЬ ТРОИХ». На что МАТЬ, РУССКАЯ ЖЕНЩИНА, Галина Лелявина, КАК ПОДОБАЕТ РУССКИМ ЖЕНЩИНАМ, ответила ФАЛЬСИФИКАТОРАМ: «Я НЕ БУДУ ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ СВОИХ ДЕТЕЙ. ПУСТЬ САЖАЮТ. ПУСТЬ МЕНЯ СУДЯТ ВМЕСТЕ С СЫНОВЬЯМИ».

По свидетельству Г. Н. Лелявиной, угрожал следователь питерского ФСБ С.И. Козлов и женщине, которая работала вместе с Галиной Лелявиной и дала свидетельские показания о её нахождении во время убийства в Санкт-Петербурге. Следователь ФСБ УГРОЖАЛ ЖЕНЩИНЕ ВЫЗОВОМ В ПЕТЕРБУРГ в то время, когда она только что выписалась из больницы после тяжелой болезни! Приходится сделать печальный вывод, что преступные методы антирусской банды дзержинских, менжинских, Берии, Андропова из ГПУ-ВЧК-КГБ плавно перекочевали в кабинеты ФСБ вместе с портретом самого ненавистного для русского народа палача и террориста Феликса Дзержинского.

Следствие явно не ставило задачи проверки тех показаний, которые не укладывались в сконструированную ими схему. Например, никто из жителей многолюдного дома 14 по Крюкову каналу, где В МОМЕНТ УБИЙСТВА семья Колчиных праздновала новоселье в только что отремонтированной и принадлежавшей им квартире, не помнит, чтобы их опрашивали на этот предмет следователи ФСБ. Нет подобных свидетельских показаний, КОТОРЫЕ следователи ФСБ БЫЛИ ОБЯЗАНЫ ПОЛУЧИТЬ, и в материалах дела N27. Нет и справки ГБР о принадлежности квартиры N28 дома N14 по Крюкову каналу на день 20 ноября 1998 года чете Колчиных. Следователей ФСБ АБСОЛЮТНО НЕ ИНТЕРЕСОВАЛО АЛИБИ Юрия Колчина и иных, НАЗНАЧЕННЫХ ЧЕКИСТАМИ НА РОЛЬ ПРЕСТУПНИКОВ, РУССКИХ ГРАЖДАН! Если бы чекисты проверили это АЛИБИ, в материалах следствия было бы зафиксировано, что 14 ноября произошло освящение той квартиры священником, а значит, в тот день православному Юрию Колчину было не до далёкой от его жизни Галины Старовойтовой. А всего через 5 дней, 20-го (в день убийства Старовойтовой) ноября 1998 года весь вечер и всю ночь МНОГОЧИСЛЕННЫЕ ГОСТИ (к приходу которых хозяевам надо было готовиться), чьих опросов адвокаты также НЕ ОБНАРУЖИЛИ в деле N27, гуляли и шумели до утра. И среди них — Вячеслав Улыбин, Оксана и Олег Самсоновы, Евгений и Ирина Богдановы, Ольга Аносинцева, Николай и Оксана Амелины, Анатолий Сумерин, Людмила и Олег Федосовы, Ольга и Сергей Мусин, Сергей Корев и два десятка иных граждан. В подъезде элитного дома сидел охранник — консьерж, ЗНАЮЩИЙ ВСЕХ КВАРТИРОВЛАДЕЛЬЦЕВ В ЛИЦО, показаний которого адвокаты защиты также в деле не обнаружили!

А чего стоят материалы следствия об обнаружении орудия убийства. Согласно акту применения кинолога с собакой, пистолет «Беретта» был обнаружен В ДЕНЬ убийства ДО 24.00 во дворе под машиной марки «Мерседес». Обнаружен кинологом в ОТСУТСТВИЕ ПОНЯТЫХ! Согласно первому из прокурорских протоколов осмотра места происшествия в ночь с 20 на 21 ноября 1998 года, пистолет… не обнаружен вообще! Но, почему-то, появляются второй и даже третий (?) протоколы, составленные одним и тем же прокурором и одними и теми же понятыми. Так вот, по одному из этих прокурорских протоколов пистолет «Беретта» был обнаружен НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ, ВО ДВОРЕ ПОД ТОЙ ЖЕ МАШИНОЙ ЧЕТЫРЕ ЧАСА СПУСТЯ ПОСЛЕ 4.30, но уже 21 ноября! Напрашивается РЯД ЛОГИЧНЫХ ВОПРОСОВ. Почему в момент ПЕРВОГО ОБНАРУЖЕНИЯ 20 ноября отсутствовали, как положено по УПК, понятые? Где находился пистолет ЦЕЛЫХ ЧЕТЫРЕ ЧАСА С МОМЕНТА ОБНАРУЖЕНИЯ?

Почему имеется целых три (и все разные) протокола осмотра места происшествия? С какой целью они не объединены в один протокол? Почему отсутствует протокол осмотра квартиры убитой, где, по свидетельству двух граждан, кто-то был в момент убийства? Как видим, только по одному эпизоду с пистолетом «Беретта» — куча вопросов. Но все они — для порядочных профессионалов, имеющих целью установить истину. В нашем случае прокуроры и суд ответить на данные вопросы отказались, признав, тем самым, ЗАВЕДОМО ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ УКЛОН СЛЕДСТВИЯ И СУДА! И совершенно обоснованно у адвокатов и журналистов родилось подозрение, что пистолет на то место БЫЛ ПОДКИНУТ! В связи с названными обстоятельствами данное «вещественное доказательство» ОБЯЗАНО БЫТЬ ОЦЕНЕНО с точки зрения относимости, допустимости и достоверности (ст. 88 УПК РФ). В случае с пистолетом этого сделано не было. Следовательно, данное вещественное доказательство ВООБЩЕ ПОДЛЕЖИТ ИСКЛЮЧЕНИЮ из числа таковых.

К выводу о преступных методах ведения следствия подводит иной эпизод. При передаче материалов следствия от прокуратуры в ФСБ адвокат Николай Калмыков обратил внимание на служебный подлог. В акте той передачи было упомянуто 40 листов приложений. В суде оказалось 30! «Где же ещё 10?» — спрашивает адвокат. Вместо следования УПК и самой обычной профессиональной этике, судья Кудряшова, ничуть не смутившись, раздраженно бросила в зал: «Адвокат Калмыков, что вы морочите голову? Если их нет — они не появятся» и… продолжила заседание, ПРОЙДЯ МИМО УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ — «СЛУЖЕБНОГО ПОДЛОГА». Обвиняемые и их защитники так и остались в неведении относительно ИНФОРМАЦИИ, которая содержалась в тех десяти листах и которая МОГЛА СУЩЕСТВЕННО ИЗМЕНИТЬ ХОД СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА. Это ли не грубейшее нарушение СУДЬіЙ конституционного права на защиту?

Дальше — больше. Ознакомившись очень бегло, ВОПРЕКИ УПК, ПОСЛЕ МНОГОМЕСЯЧНОГО ЗАПОЗДАНИЯ с судебными протоколами, и только за НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ ПРОМЕЖУТОК ВРЕМЕНИ с мая по июль 2004 года, адвокаты обнаружили МНОЖЕСТВЕННЫЕ, УМЫШЛЕННЫЕ, СУЩЕСТВЕННЕЙШИЕ, МЕНЯЮЩИЕ САМУ СУТЬ ДЕЛА, самоуправные изменения и приписки. И сделаны они НЕ УБОЯВШИСЬ не только конспектирования хода процесса адвокатами, но и АУДИОЗАПИСИ всего хода процесса на диктофоны защитников. Что это? Ещё одно правонарушение судьи? Или судья при НЕМИНУЕМОМ РАССЛЕДОВАНИИ этого эпизода временной депутатской комиссией Госдумы России, а впоследствии и Европейским судом, спишет всё на «ошибки» девушки — секретаря суда? Характерно, что, вопреки УПК, сами протоколы судебных заседаний адвокатам, несмотря на их заявления, НЕ ВРУЧЕНЫ ДО СИХ ПОР! Сделано это под НЕЗАКОННЫМ, но благовидным предлогом. Якобы за их изготовление суд не может заплатить деньги в связи с неведомым адвокатом ВНУТРИВЕДОМСТВЕННЫМ изменением порядка платежа. Логика суда проста, как бревно, — раз протоколы не оплачены, то и выданы быть не могут. И опять грубейшим образом нарушено право подсудимых на защиту. Но для «питерских» из суда и прокуратуры это — так, мелочь!

И в заключение — характеристики подсудимых и подследственных от давно знающих их Граждан нашего Отечества, заслуживающих (в отличие от наследников врагов русского народа Дзержинского и Вышинского) абсолютного доверия. НИКТО из знавших Колчина, Акишина, Игоря и Вячеслава Лелявиных НЕ ВЕРИТ В ИХ ВИНУ! НИКТО! Классный руководитель Вячеслава Лелявина, УЧИТЕЛЬ с многолетним стажем Инна Васильевна Шидловская так охарактеризовала Славу и ситуацию вокруг него: «НЕ ВЕРЮ! Слава и Игорь Лелявины из хорошей рабочей семьи. Слава всегда был очень ДОБРЫМ и ОТЗЫВЧИВЫМ мальчиком. ОН БЫЛ ЯВНО ВЫРАЖЕННЫМ ЛИДЕРОМ. Дети тянулись к нему, как к ЗАЩИТНИКУ И ПОМОЩНИКУ. Даже, когда Слава ушел в техникум, он приезжал навестить своих учителей, что было явно необычно для нашего равнодушного к людям времени. Средняя школа N2 городка Дятьково помнит о нём только хорошее. Наверное, как лидера, его и убрали».

А вот как характеризует другого обвиняемого, Юрия Колчина, игумен Алексий (Просвирин), заведующий информационно-издательским сектором Синодального отдела по взаимодействию с правоохранительными учреждениями Московского Патриархпата: «Я знаю Юрия Колчина как глубоко верующего христианина, человека твёрдых православно-патриотических убеждений, усердного прихожанина и сына Русской Церкви. Искренность этих убеждений он доказал на деле, в Чечне, в боевых условиях, где стяжал уважение начальства, любовь боевых товарищей… Доброю славой пользовался он и в среде питерского казачества, в которой заслужить веру и дружбу очень не просто.

Всякие разговоры о причастности Юрия к каким бы то ни было «терактам» и политическим убийствам я сразу отвергаю, как целенаправленную провокацию и злонамеренную ложь. Думаю, что «сверху» поступил конкретный ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЗАКАЗ. Кому-то из высоких начальников очень хочется продемонстрировать российской и мировой общественности впечатляющий пример «русского православного экстремизма».

Но я верю, что с Божией помощью МЫ СУМЕЕМ РАЗОБЛАЧИТЬ ПРОВОКАТОРОВ и доказать абсолютную беспочвенность предъявленных ему обвинений. Именно о таких, как Юра, Святая Церковь молится, прося: «Спаси, Господи, и помилуй сущия в темницах же и заточениях от язык безбожных верныя рабы Твоя; и помяни я, посети и укрепи, утеши и вскоре силою твоею ослабу свободу и избаву им подаждь"…

О Юре Колчине тепло вспоминают сослуживцы по армии, представители духовенства и казачества. То есть представители тех трёх структур русского общества, которые являются носителями русской духовности и патриотизма. В силу чего именно эти три структуры претерпели погром от не русских в своей массе революционеров и чекистов в 1917 году и ещё более пагубное избиение столь же нерусскими «контрреволюционерами» после октября 1993 года. Друзья Колчина так и воспринимают действия следствия и прокуратуры — как прямое оскорбление всех русских и всех православных. Как надругательство полицейского государства над истинно православными, в отличие от посещающих церковь чиновных безбожников, которые лишь следуют моде, но пусты в душе.

Что же! До объявления приговора осталось совсем немного. Скоро мы узнаем, сможет ли судья переломить себя и вынести приговор лишь на основе Конституции, закона и православных заповедей. Или российский суд в очередной раз покажет, что он является всего лишь придатком запрограммированного следствия и мало образованных чиновников из прокурорского прикрытия беззакония. Думаю, если бы была жива Галина Старовойтова, она бы со свойственной ей прямотой назвала действия следствия и прокуратуры преступными. И была бы права.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru