Русская линия
ИноСМИ.ru28.03.2015 

Большая авантюра Саудовской Аравии («Foreign Policy», США)

Эр-Рияд со своим новым королем и неискушенным министром обороны по уши вляпался в войну в Йемене. На кон поставлено ни много, ни мало, а репутация королевства как лидера арабского мира

Саймон Хендерсон (Simon Henderson), («Foreign Policy», США)

+ + +

Сенсация! Война на Ближнем Востоке! Да будет вам. Всё это мы уже слышали.

Однако авиаудары, перемещения войск и действия террористов смертников, о которых наперебой пишут сегодня мировые СМИ, не имеют ничего общего с многолетними конфликтами из-за Израиля, Палестины, Сирии или иранской ядерной программы.

Но не думайте, что события в Йемене имеют какое-то второстепенное значение. Они крайне важны для расстановки сил внутри арабского мира, внутри ислама, и они лежат в основе страхов, царящих на мировом рынке нефти. Новое руководство Саудовской Аравии, чьи вооруженные силы 26 марта нанесли воздушные удары по повстанцам-хуситам, устойчиво укрепляет свою власть и является ключевым игроком в этой очередной и очень переменчивой войне на Ближнем Востоке. Что, все равно не впечатляет?

Хорошо, тогда подумайте о том, что главным действующим лицом в принятии решений является новый министр обороны Саудовской Аравии и любимый сын короля принц Мухаммед бен Салман (Muhammad bin Salman), находящийся на этом посту всего два месяца. Сегодня газета Arab News показала фотографию, на которой он председательствует на совещании высшего военного командования Саудовской Аравии. Пышной бородой ему не удается скрыть свою молодость: разные источники дают Салману от 27 до 35 лет. Но в любом случае, он не обладает военным опытом.

Двумя днями ранее принц Мухаммед присутствовал на еженедельном совещании Совета по вопросам политики и безопасности, который является высшим органом по принятию решений, созданным новым королем Салманом ибн Абдул-Азизом Аль Саудом (Salman bin Abdulaziz Al Saud). Он сидел напротив министра иностранных дел Сауда аль-Фейсала (Saud al-Faisal), который отвечал за вопросы внешней политики еще тогда, когда Мухаммеда не было на свете. Справа от него находился председатель совета, министр внутренних дел и наследник престола Мухаммед бен Наиф (Muhammed bin Nayef) — ещё один старший кузен, о котором обозреватели говорят, что он будет соперничать с молодым Мухаммедом за командование йеменской операцией. Но встречать йеменского президента Абда Раббо Мансура Хади (Abed Rabbo Mansour Hadi), который прилетел сегодня в Эр-Рияд, ездил Мухаммед бен Салман, а не его старшие двоюродные братья.

Президент Йемена Абд Раббу Мансур Хади и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман

Может, принц Мухаммед бен Салман молодой и неопытный, но эти недостатки компенсирует то, что он близок со своим отцом, 79-летним королем Салманом. Говорят, что он ходячая память своего отца. Роль короля в разработке политики в стремительно развивающемся йеменском кризисе непонятна. Похоже, что важное совещание состоялось 21 марта, когда в Эр-Рияде были наследные принцы Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов, а также катарский премьер-министр и кувейтский заместитель премьер-министра. На встрече председательствовал министр внутренних дел Мухаммед бен Наиф, но Мухаммед бен Салман в ней тоже участвовал. Роль короля должна стать более понятной на саммите Лиги арабских государств, который состоится в выходные дни в египетском курортном городе Шарм-эль-Шейхе.

Главным вопросом повестки на саммите ЛАГ станет вопрос о восстановлении власти Мансура Хади в столице Йемена Сане. Но в данный момент это не более чем пожелание и устремление. Насколько можно понять, сегодняшние авиаудары имели целью ослабить боевой потенциал хуситов, чтобы они не могли создавать угрозу саудовским городам, но не лишить их контроля над столицей Йемена. Паранойя саудовцев по поводу этих пользующихся иранской поддержкой повстанцев настолько велика (хуситы являются шиитами-зейдитами, и с точки зрения многих в королевстве, они не настоящие мусульмане), что они боятся залпов ракет хуситов по Мекке.

Однако авиаудары могут укрепить решимость хуситов вместо того, чтобы сдержать их натиск. Их сегодняшний лидер Абдул-Малик аль-Хуси (Abdel-Malek al-Houthi) осуждает Саудовскую Аравию, называя ее марионеткой Израиля и США, и заявляет, что его группировка будет «сражаться с преступными силами и их приспешниками».

Йеменский кризис также покажет, в какой мере команда короля Салмана продолжает внешнюю политику покойного короля Абдаллы (или отходит от нее). Прежнего короля преследовала навязчивая идея — избавиться от сирийского президента Башара аль-Асада и ослабить влияние «Хезболлы» в Ливане. А в одной особенно красочной телеграмме Госдепартамента, которую опубликовал WikiLeaks, сообщается о том, как Абдалла выражал желание «отрубить голову змее», имея в виду Иран.

Принципиальное отличие нового руководства Саудовской Аравии на сегодня состоит в том, что у Салмана, похоже, намного лучше отношения с новым эмиром Катара Тамимом бин Хамадом Аль Тани (Tamim bin Hamad Al Thani), чем у Абдаллы с прежним руководством этого богатого соседа по Персидскому заливу. Время покажет, что это — только видимость, или реальность. Несмотря на то, что Катар примирился с Эр-Риядом после недавней дипломатической размолвки, Совет по сотрудничеству стран Персидского залива, объединяющий Саудовскую Аравию, Кувейт, Бахрейн, Катар, ОАЭ и Оман, по-прежнему работает как орган из пяти участников, а не из шести — потому что Оман в своем поведении проявляет непостоянство.

Похоже, что любящему уединение султану Кабусу, который на этой неделе вернулся из Германии, где восемь месяцев находился на лечении, нравится быть белой вороной. Когда хуситы в прошлом месяце захватили Сану, они немедленно объявили о том, что между Йеменом и Ираном будет 28 авиарейсов в неделю (раньше не было ни одного). Эти самолеты, которыми Иран сможет доставлять в Йемен оружие, а может даже советников, будут летать через Оман. Вот вам и солидарность Совета по сотрудничеству стран Персидского залива.

Важный вопрос заключается в том, в какой степени хуситов поддерживает Иран, и считает ли он их приход к власти стратегической целью, либо просто удачным стечением обстоятельств. Безусловно, Тегеран знает, как играть на арабских страхах. В прошлом году депутат иранского парламента заявил, что три арабские столицы — Багдад, Дамаск и Бейрут — уже находятся под контролем Тегерана. Тут же возникла уверенность в том, что Сана станет четвертой.

Арабский саммит может означать, что Египет возвращает себе роль регионального лидера на Ближнем Востоке. Когда Мубарак состарился, а его экономика обветшала, Саудовская Аравия к своему самопровозглашенному званию лидера исламского мира добавила статус лидера арабского мира. Она закрепилась на этих позициях во время хаотичного правления Мурси, длившегося один год. Но когда к власти пришел президент Абдул-Фаттах Халил Ас-Сиси (Abdel Fattah al-Sisi), а в Саудовской Аравии состоялась передача власти от одного старца другому на фоне обрушения нефтяных цен, Египет усилил свои претензии на должность вожака стаи. Теперь и Каир готов вступить в войну в Йемене.

Дипломатическое соперничество за региональное лидерство пока еще не назрело, но обе страны по причине географии заинтересованы в том, чтобы кризис в Йемене стих. Саудовская Аравия считает Йемен своими задворками и сталкивается с потенциальной террористической угрозой со стороны джихадистов, которые закрепились в отдаленных частях страны. Египет намного дальше, но Йемен контролирует Баб-Эль-Мандебский пролив на южных подходах к Красному морю. По этим морским путям проходит меньше нефти, чем через Ормузский пролив на входе в Персидский залив, однако любые перебои отразятся на работе Суэцкого канала на северном конце Красного моря, а это главный стратегический объект и актив Египта.

Неожиданной особенностью операции «Решительная буря», как саудовцы назвали военную кампанию в Йемене, является количество войск и техники, включенных в состав коалиции. Саудовская Аравия привлекла к операции 100 самолетов, 150 тысяч солдат и несколько военно-морских частей. Бахрейн направляет в зону боевых действий 15 истребителей. Столько же пообещал направить Кувейт. Катар выделил 10 самолетов, а Иордания шесть. Даже Судан пообещал три самолета. Египет выделяет неназванное количество военно-морских и военно-воздушных частей и подразделений, и обещает привлечь сухопутные войска «при необходимости». Силы, участвующие в боевых действиях против ИГИЛ, по сравнению с этой группировкой просто ничтожны.

Но пока ни у одной из этих стран нет плана «Б» на тот случай, если Хади не удастся вернуть в президентский дворец. Такой провал поставит Саудовскую Аравию в неловкое положение — и особенно неловко будет ее новоиспеченному и, возможно, недолговечному министру обороны. А вот Сиси такое развитие событий даст удобную возможность восстановить лидирующие позиции Египта на Ближнем Востоке.

Оригинал публикации: Saudi Arabia’s Big Gamble

http://inosmi.ru/world/20 150 328/227161194.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru