Русская линия
Русский вестник02.04.2005 

Кто и когда остановит И. Ханкоева?

Под таким заголовком краснодарский хирург-гастроэнтеролог профессор В. И. Оноприев направил обращение к губернатору Краснодарского края А. Н. Ткачеву и общественности Кубани .

Владимир Иванович — всемирно известный специалист в своей области. В сентябре в Праге состоится 15-й Всемирный конгресс гастроэнтерологов, в котором предполагается участие более 1500 делегатов со всех концов мира.

Именно В. И. Оноприеву предложено сформировать делегацию этого конгресса от России и войти в состав оргкомитета Конгресса и сделать один из главных докладов.

В письме, в частности, речь идет о краевой службе здравоохранения и ее взаимодействии с Российским центром функциональной хирургической гастроэнтерологии.

Вспомните, пишет профессор Оноприев, сколько лет на глазах всего честного мира, в обнимку с разными чиновниками от здравоохранения шагает по судьбам видных ученых и талантливых врачей некто И.М. Ханкоев. Победно шагает, смачно похрустывая обломками их разгромленных научных достижений. Пребывая в должности главного врача муниципального учреждения здравоохранения «Городская больница? 2 «Краснодарское многопрофильное лечебно-диагностическое объединение», наш «герой» во многом преуспел.

В настоящее время в регионе создана эффективная трехуровневая система организации службы родовспоможения и детства. Эффективна она оттого, что на ее вершине, как и следует быть, находится специализированное медицинское учреждение, обладающее высокими наукоемкими технологиями и, естественно, специалистами, не только владеющими ими, но и развивающими технологии, ведущими научные исследования. Этим высоким звеном (и по объемам и по качеству оказания медицинской помощи) является краевой перинатальный центр (родильный дом? 5). В настоящее время он принимает более половины всех родов в г. Краснодаре, доля краевых беременных приближается к 50%. Причем перинатальный центр принимает беременных с самой тяжелой акушерской и экстрагенитальной патологией, т. е. спасает зачастую обреченных матерей и младенцев. Результатом такого эффективного управления службой родовспоможения стало стабильное снижение материнской, младенческой и перинатальной смертности, показатели которых снизились в крае до уровня развитых европейских стран. Эта высокая оценка деятельности перинатального центра принадлежит академикам РАМН В.И. Кулакову, В.Н. Серову, профессорам Б.И. Казакову, В.И. Орлову, Б.Г. Ермошенко и другим.

И все знают человека, которому принадлежит заслуга создания столь эффективной службы, столь дееспособного коллектива талантливых специалистов. Это руководитель роддома N 5 (перинатального центра) Григорий Артемович Пенжоян — доктор медицинских наук, заслуженный врач России, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии Кубанской государственной медицинской академии. Являясь учеником таких выдающихся кубанских ученых, как профессор А.М. Килимник, доценты У. Э-С. Меметов, В.И. Яблокова, он не только продолжил традиции старой кубанской школы, но и обогатил их современными достижениями мировой науки и собственными научными разработками. Талантливый ученый и врач, человек молодой и энергичный, Г. А. Пенжоян оказался замечательным организатором. Те достижения, о которых шла речь выше, явились результатом его многолетних усилий по созданию уникальной структуры перинатального центра, где в единой функциональной и административной связке интегрировались три взаимосвязанных блока — акушерский, педиатрический и консультативно-диагностический.

В прошедшем времени приходится говорить потому, что за перинатальный центр взялся г-н Ханкоев. Волей злого рока это огромное учреждение, выстроившее и возглавившее весьма эффективную краевую систему организации родовспоможения и детства, самодостаточный центр — роддом, входит в состав ханкоевского конгломерата — городской больницы? 2 «КМЛДО». А Г. А. Пенжоян числится заместителем главврача больницы И. Ханкоева по родовспоможению и детству.

Ханкоев понимает, что перинатальный центр давно перерос рамки его «хозяйства», и удержать его в своих руках можно только разрушением системы, умалением ее значимости для края. А удержать очень надо — здесь личный интерес.

Своими приказами И. Ханкоев вывел из состава перинатального центра и переподчинил клинико-биохимическую лабораторию, консультативно-диагностическое отделение и отделение перинатальной диагностики. Т. е. уничтожает административное единство управления специфическими структурными подразделениями перинатального центра. Что означает уничтожение самого центра как специализированного интеграционного медицинского центра, способного решать сложнейшие задачи в области родовспоможения и детства.

Что в сухом остатке? По сути перинатального центра больше нет, есть вместо него родильное отделение при второй Краснодарской горбольнице.

Уважаемый Александр Николаевич, как к губернатору и ученому, понимающему значение науки и эффективной системы здравоохранения, обращаюсь к Вам от имени многих моих коллег: разберитесь с ситуацией, остановите Ханкоева, больше некому.

Имидж талантливого организатора, отличного врача, добрейшей души человека, который И.М. Ханкоев старательно создавал себе многие годы с помощью всяких прихлебателей, покровителей, бизнес-партнеров и прикормленных СМИ, помогает ему пользоваться доверием несведущих людей и успешно решать собственные вопросы.

Шла «перестройка», все шаталось, дельцы ловили рыбку в мутной воде, а мои хождения «за правдой» ничем не кончились.

После этих событий я прожил 15 плодотворнейших лет. Создал научный центр. Приобрел необходимое оборудование, подготовил десятки профессоров-хирургов-терапевтов и фундаменталистов. Сделаны несколько научных открытий, разработаны десятки уникальных технологий, получивших признание ведущих ученых страны и зарубежья. Видные ученые и практикующие врачи России, организовавшие по своей инициативе Учредительный съезд, избрали меня председателем Всероссийского общества хирургов-гастроэнтерологов, а наш центр признали головным научно-учебным центром страны. По их инициативе назначена министерская презентация нашего центра в Краснодаре в мае нынешнего года.

У нас до сих пор нет собственного помещения и живется нам очень трудно, о чем Вы, уважаемый Александр Николаевич, хорошо знаете. Вы, конечно, помните, как в конце 2003 года я обратился к Вам не за помощью даже, а за спасением. И Вы откликнулись, Вы спасли наш центр.

Но выделенные тогда по Вашему указанию 7 млн. рублей чиновники краевой администрации постоянно требуют вернуть.

По этому случаю приведу кое-какие расчеты, выполненные нами по заданию Министерства здравоохранения и социального развития. На основе международных технологий математического моделирования и расчета, принятых для определения экономических и социальных результатов разного вида медицинской помощи, мы обсчитали эффективность деятельности нашего центра за 12 лет. За это время выполнено 42 тысячи сложнейших операций, 40% которых приходится на больных, получивших инвалидность после традиционного хирургического вмешательства в разных больницах. В результате 98% - 41 160 человек вернулись к своему труду. Экономический эффект составляет 404 млн. долларов.

Подавляющее большинство наших пациентов жители края. Так что эту цифру можно считать нашим вкладом в экономику Кубани, не говоря о социальном аспекте. Без большой натяжки можно добавить к этому и 9 млн. инвалютных советских рублей, выделенных под наши технологии и фактически украденных Ханкоевым и К. Логично ли при этом требовать вернуть 7 млн. рублей помощи, пошедшей на лечение жителей края?

Мы только-только начинаем становиться на ноги. Мечтаем к маю завершить строительство первой очереди — центра, поскольку наше Министерство обещает на эти цели выделить 50 млн руб.

История нашего центра, судьба нашей науки и высоких технологий показательны в том плане, что наглядно демонстрируют, сколь зависимы мы от чиновного произвола. Если бы не компания Ханкоева, растоптавшая все наши замыслы, когда бы завершились все наши мытарства? На сколько десятков тысяч больше спасли бы мы больных? Сколько сотен врачей обучили бы новым технологиям? Сколько научных открытий сделали бы наши ученые? И как далеко шагнуло бы здравоохранение края? Ведь наше научное направление, наши технологии, получившие безоговорное признание вплоть до награждения Госпремией РФ только в последние годы, существовали уже тогда, 20 лет назад, во время ханкоевского погрома, когда мне заявляли — ваша наука нам не нужна.

Конечно, с первых дней существования комплекса 2-й горбольницы, набитой до отказа, с избытком замечательным оборудованием, о котором мы мечтали, я следил за деятельностью этого объединения. И, признаюсь, поначалу радовался. Радовало то, что не все деньги пропали, что на нашем оборудовании работают и растут талантливые врачи — личности, творящие медицинские чудеса. Еще мною приглашенный профессор В.А. Прелатов впервые в Краснодаре начал делать уникальные операции на сердце. Его талант буквально расцветал.

Появилась плеяда своих молодых ученых, выпускников Кубанского мединститута. Владимир Порханов с блестящими операциями на трахее стал доктором медицинских наук. Борис Казаков, разработавший новые технологии лечения гинекологических заболеваний и репродукции человека, подаривший счастье материнства тысячам женщин. Уровень его научных разработок был таков, что ему была присвоена степень доктора медицинских наук, минуя кандидатскую.

Много можно назвать талантливых ученых-врачей, создавших заслуженную славу этому объединению. Только все это в прошлом. Нет там сейчас этих людей, а от былой славы только холодные отблески остались.

Всех выжил главврач Ханкоев, не способный даже дойти до мысли, что рубит сук, на котором сидит. Сам-то он что такое? На нем что ли объединение держалось?

Первой жертвой Ханкоева пала кардиохирургия — дорогая очень, а Ханкоеву деньги для других целей экономить надо.

Тут еще мэр той поры Самойленко взялся строить за краевые средства акционерный (читай, частный) кардиоцентр для своего сына, из которого кардиохирург так и не вышел.

А профессора В.А. Прелатова, талантливейшего кардиохирурга, выжили, причем подло, грязно, склочно. Уехал человек со слезами.

При мэре Самойленко у Ханкоева был период настоящего ренессанса. Кроме своего объединения, он возглавлял еще и департамент здравоохранения администрации города. Догадайтесь с трех раз, куда шли основные денежные потоки городского здравоохранения? Он ободрал его как липку, да кто ж когда его проверял?

Минувшим летом, правда, депутаты городской думы обратились к прокурору Прикубанского округа с заявлением о нецелевом использовании средств Краснодарского территориального фонда ОМС в городской больнице? 2 «КМЛДО». Речь шла о потраченных нецелевым образом 36,5 млн. рублей, из которых 21 млн руб. больница выплатила каким-то фирмам за какие-то услуги и товары, которых никто не видел. Ну, система эта хорошо известна, отработана давно.

Ну и что? Много позже исполнительный директор КТФОМСа сообщила, что фонд направил Ханкоеву доарбитражное предупреждение, которым рекомендовано восстановить 35,7 млн. рублей, использованных не по целевому назначению в первом полугодии 2004 г.

Вот только сообщений о «восстановлении» что-то не встречалось. Надо полагать, с миром разошлись.

Что до моих отношений с Ханкоевым, то нет, наверное, такой пакости, которую бы он мне не учинил.

А уж когда оказался Ханкоев в Госдуме, то прилагал все усилия, чтоб на строительство нашего центра не выделялось ни копейки.

За 4 года его пребывания в Думе ею нам ни разу не выделили средства «спецстрокой». Зато о своей больнице не забывал, туда средства шли, строил там какой-то профилакторий да продолжал набивать оборудованием.

И при этом на встречах с избирателями без зазрения совести лгал, что добился для нас финансирования.

Впрочем, лицемерие и ложь — его «родовые черты».

Ну, а в больнице? 2 все шло установленным чередом. «Под ним» можно работать, лишь будучи совсем незаметным. Так и работали много лет талантливые ученые и врачи. Но талант от людей не спрячешь, за хорошим врачом слава сама широко идет. А этого Ханкоев допустить не в силах. И начинаются гонения, притеснения, самые настоящие издевательства, о которых слушать страшно. Из ханкоевской больницы вынуждены были уйти выдающиеся ученые и врачи, такие как профессор, академик РАЕН В.А. Порханов, профессор Б.И. Казаков, профессор М.Л. Свещинский, А.А. Рововой и др.

Но ведь это не просто уход хорошего специалиста из больницы. Это разрушение или по крайней мере приостановление развития творческими личностями новых научных направлений, новых разделов, составляющих без всякого преувеличения гордость кубанской медицины. Этим деятельным талантливым людям приходится терять время и силы на создание, восстановление своих направлений на новых местах. Жаль времени, оно у ученых такое дорогое. Но зато как разворачиваются, обретают необыкновенную силу их таланты, избавившиеся от ханкоевской опеки! Достаточно вспомнить новое рождение Краевой клинической больницы под руководством В.А. Порханова.

И всем приходится отмываться от сплетен-грязи, которыми поливает вослед великий мастер этого жанра г-н Ханкоев.

Больно видеть, как больница с лучшими стартовыми условиями в Краснодарском крае превратилась во второразрядное лечебное заведение, а Краевой диагностический центр с уникальным и многочисленным оборудованием — в магазин по продаже никому не нужных, но весьма дорогостоящих анализов. Так его сегодня и называют. Эту торговую деятельность Ханкоев начал давно, а сейчас довел до полного абсурда. Сначала свозились на обследование целые колхозы, совхозы, предприятия, с которых по договорам брали большие деньги. Обследовали, а дальше что? Никакого оздоровления и лечения не проводили. Бедные больные носились по всей стране с кучей анализов от своего «спасителя». В конечном итоге многие из них оказывались у нас, где и получали помощь.

Сейчас Ханкоев активно внушает на всех уровнях, что оборудование устарело, пора списывать, переоценивать. Означает это лишь одно — подготовку к приватизации, когда уникальное оборудование можно будет выкупить по остаточной бросовой цене. Всех, чьим трудом создавалось больничное объединение и кто мог воспрепятствовать приватизации, Ханкоев уже вытолкал. Остался Г. А. Пенжоян с 5-м роддомом — перинатальным центром. Это крупнейшее краевое учреждение сформировалось еще до Ханкоева и искусственно «пришито» к его 2-й горбольнице. Оно вообще с ней несовместимо и должно быть выделено из непонятного конгломерата.

Крупного ученого и талантливого акушера-гинеколога Г. А. Пенжояна просто необходимо оградить от ханкоевского произвола.

Что же до диагностического центра со 2-й горбольницей, то самый верный путь — передать их Кубанской медицинской академии, которая работает на Краснодарский край. Мы все отмечаем низкий уровень подготовки врачей, а как ему быть высоким, когда у академии нет базы, собственной клиники, современного диагностического центра? Студенты даже не видели то оборудование, каким забит диагностический центр. Здесь и ученые поднимут свой уровень, появятся новые разработки. А больные получат вместо магазина по продаже анализов конвейер оздоровления.

Это мое твердое мнение, не раз высказанное. Может, и сейчас его никто не услышит. Может правы те, кто убеждал меня не писать ничего, не трогать Ханкоева, себе накладнее: он ведь так «обмажет» — не отмоешься. Ну, этим меня не испугаешь, он меня всю жизнь мажет, не жалея грязи, да она не пристает.

— Ты ведь знаешь, какие у него друзья в администрации и даже в Москве, — предупреждали другие, — он тебе таких проблем насоздает, не расхлебаешь.

И опять же ничего нового, он мне их всю жизнь создает.

— Да бесполезно все это, он же олигарх с мешками денег, — увещевают третьи, — на его защиту любой суд становится, что бы он не сотворил, а с серьезной проверкой к нему никто и не подступается.

Помню я формулу К. Маркса: «Если ты украл булку, будешь сидеть в тюрьме, если украл железную дорогу — будешь сидеть в парламенте». И хорошо знаю, что в нынешней России так дело и обстоит.

И все же не буду стоять в стороне. Ну сколько можно безучастно наблюдать, как некто, не вызывающий у меня ни малейшего уважения, крушит судьбы людей, во всех отношениях достойных, и топчет науку, которой я свято служу. Поднимаются в душе оплеванные ныне понятия справедливости, совести, чести и говорят, что так можно и уважения к самому себе лишиться.

Нет уж, я стану рядом с Григорием Артемовичем Пенжояном. А там, надеюсь, к нам еще найдутся охочие присоединиться.

И Вас, уважаемый Александр Николаевич, приглашаем в наш строй. Без Вашего губернаторского слова нам никак. А с другой стороны посмотреть — у Вас так много важной государственной работы, что, может, и наша помощь Вам сгодится.

Вместе легче решать главную задачу — сделать жизнь на Кубани лучше.


С уважением и добрыми пожеланиями всему славному кубанскому народу профессор В. И. Оноприев.
(С сокращениями).


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru