Русская линия
Православие и современностьСвященник Василий Куценко09.03.2015 

Место Встречи изменить нельзя

Истории наших респондентов прочитал священник Василий Куценко, клирик храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла (Саратов).

Почему в большинстве случаев человек приходит в Церковь через страдание? Ответить на этот вопрос однозначно вряд ли возможно, потому что он связан с другим вопросом, одним из самых важных и самых трудных для нас: почему в мире существуют зло, страдания, смерть? На всем протяжении человеческой истории не прекращались попытки разрешить проблему страданий. Но разрешима ли она? Есть вполне логичные, взвешенные ответы. Но «работают» они зачастую только для тех, кто наблюдает страдание со стороны. Поэтому ответ на вопрос, почему человек болеет неизлечимыми болезнями, будет совершенно по-разному звучать для просто интересующегося и для того, кто оказывается «человеком из вопроса».

В поисках ответа человек идет в храм. И это не случайно. Ведь Сам Господь в Евангелии говорит: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас (Мф. 11, 28). Люди приходят, потому что идти больше некуда и не к кому. В этом — самое явное подтверждение слов древнего философа и апологета (защитника христианской веры перед язычниками) Тертуллиана о том, что человеческая душа по природе христианка. В Церкви человек ищет и ответа, и утешения, и Того, Кто смог бы разделить наши страдания и скорби. И это очень хорошо проиллюстрировали респонденты. Кто-то искал утешения в непосильной потере — смерти мамы, кто-то — помощи в борьбе с тяжелыми болезнями. Интересно то, что порой даже люди, от Церкви и Христа далекие и, более того, ни в Церковь, ни в Спасителя не верующие, готовы отвести Церкви (или более широко — религии вообще) роль этакого «плацебо». Что такое плацебо? Это фальшивое лекарство, положительное воздействие которого вызвано верой пациента в эффект. Неверующему кажется, что и с религией дело обстоит так же: она помогает, потому что люди верят. В определенной степени с подобным объяснением можно согласиться. Потому что без веры жизнь в Церкви невозможна. Каждое исцеление, совершенное Господом Иисусом Христом, связано с верой тех, кто этого исцеления просил (см.: Мф. 8, 10; 9, 2, 22; Мк. 10, 52; Лк. 7, 50; 17, 19; Ин. 9, 35). И в обычной жизни, как это ни странно, вера занимает очень и очень большое место. Чем, например, измеряется супружеская любовь? Только верой. Чем проверяется мужество? Опять же верой. И таких примеров можно привести очень и очень много.

Но если взглянуть глубже, то мы увидим существенную разницу между верой во Христа и «эффектом плацебо». Ведь люди зачастую приходят в Церковь не потому, что они верят. Нередко глубокая вера приходит гораздо позже, приходит после размышлений, противоречий, терзаний, борьбы со своим ego. Порой просто переступить порог храма становится тяжелейшим подвигом для человека. Но, переступив этот порог, человек уже не хочет выходить обратно. Почему? Потому, что жизнь его меняется целиком и полностью. Вернее, жизнь делится на две части — до порога и после него. Безутешно страдающий вдруг обретает утешение, безнадежно больной — надежду, непонятый и отвергнутый — любовь и понимание. Я сам не раз и не два видел таких людей. Людей, жизнь которых кардинальным образом изменилась. Изменилась не потому, что священник выписал им «чудо-таблетку». А потому, что эти люди встретили Того, Кто стал смыслом и целью их новой жизни, — Христа.

Но еще более интересно то, что чем глубже вера человека, тем меньше желание получить от Бога что-то конкретное и земное. Потому что жизнь верующего человека наполнятся не «чем-то от Бога», но Самим Богом. Апостол Павел писал: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). А еще апостол хвалился своими немощами и болезнями (см.: 2 Кор. 12, 5−9). Потому что в нем, в апостоле Павле, с его немощами, болезнями и недостатками, действовал Сам Христос. Слова апостола — я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен (2 Кор. 12, 10) — могут показаться абсурдом для далекого от веры и Церкви человека. Но на самом деле они очень ярко иллюстрируют парадокс Церкви, ее тайну. Победа Христа совершается в Крестной смерти, которую со стороны нельзя воспринять иначе, как поражение (ведь сначала именно так и восприняли смерть Учителя апостолы). Но смерть не становится концом, за смертью следует Воскресение. Жизнь христианина — это переживание опыта смерти и Воскресения Христа. В Таинстве Крещения человек умирает и воскресает со Христом. В Таинстве Евхаристии — Причащении Тела и Крови Христовых — человек приобщается Самому Христу, умершему за нас и воскресшему. Страдающий Христос оказывается ближе страдающему человеку, чем кто-либо другой.

Но из всего, изложенного выше, не следует, что прийти ко Христу можно только через страдания и скорби (хотя жизнь каждого человека так или иначе наполнена трудностями и скорбями, меньшими или большими). Опыт других респондентов свидетельствует о том, что в Церкви они обрели в буквальном смысле самих себя. Кто-то приходит в храм с детства, а затем уже и не мыслит свою жизнь в отрыве от Церкви. И это не следствие какой-то привычки или влияния верующих родственников. Кто может заставить взрослого, самостоятельного человека ходить в храм, постоянно носить с собой Евангелие и читать его, изменяя самого себя? Ответ на этот вопрос лежит в глубине человеческой души, там же, где лежат ответы на вопросы о том, кто же такой человек — «один из высших приматов» или все же образ и подобие Бога (см.: Быт. 1, 26−27). Обрести самого себя, найти путь своей жизни — задача, от решения которой зависит практически все. Церковь решает эту задачу через опыт жизни во Христе. Через веру и жизнь во Христе простой галилейский рыбак Симон стал апостолом Петром — самым ревностным из апостолов; ревнитель иудейского закона фарисей Савл — великим апостолом язычников Павлом; простой кипрский пастух — святителем Спиридоном Тримифунтским, еще при жизни известным по всему христианскому миру. А практически в наше время — некогда неверующий юноша Андрей Блум стал митрополитом Антонием Сурожским, открывшим Православие для многих европейцев. И эти примеры можно продолжать до бесконечности. Совершенно обычные люди стали совершенно необычными проповедниками, подвижниками, пастырями.

Духовный опыт церковной жизни каждого человека по-своему уникален и неповторим. И по-своему бесценен. Очень интересно узнать об опыте вхождения в Церковь другого человека. Но еще интереснее обратиться к своему личному опыту. Задать вопрос самому себе: что для меня Христос? знаю ли я Его? хочу ли последовать за Ним? Ответ на этот вопрос человек может дать только сам. Христос ждет. Ждет у дверей нашего сердца (см.: Откр. 3, 20). Ищет нас, потерявшихся, заблудившихся в житейской пустыне, как добрый пастух ищет потерявшуюся овцу (см.: Мф. 18, 12).

Наверное, всем знакома радость встречи с любимым человеком после долгой разлуки. Бывает, что радость смешивается со слезами — слезами радости. Бывает, что хочется просто молчать, в тишине и спокойствии смотреть в любимые глаза, и время словно бы останавливается. Радость встречи венчает и христианский духовный опыт. Радость встречи со Христом. Разлука преодолена. Связанные с ней скорби, боль, ожидание — все это ушло, все это осталось вне. Есть только Тот, Кого мы ждали; Тот, Кто искал и ждал нас. Местом встречи становится Церковь. А время действительно останавливается, потому что эта встреча будет длиться вечно. И никаких слов не хватит, чтобы описать радость встречи. И никакой логики не хватит, чтобы объяснить и понять ее. Здесь помогает только вера. Но каждый из нас может стать примером веры для другого. Поэтому столь ценен опыт тех, кто рядом с нами, — друзей, родственников, да и просто людей, многих из которых мы не знаем и никогда не видели.

Журнал «Православие и современность» № 32 (48)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru