Русская линия
Русская линия Александр Алекаев04.03.2015 

Подвиг танкистов

Зиновий Григорьевич Колоба?нов (1910-1994)

В преддверии празднования 70-летия победы в ВОВ надо восстанавливать забытые страницы, убирать тёмные пятна и отдавать должное тем, кто это заслужил. Один из долгов нынешнего поколения перед своими доблестными предками — восстановление справедливости в части подвига наших танкистов в бою под Ленинградом в августе 1941 года. Наш экипаж уничтожил 22 немецких танка, но представление на звание Героя Советского Союза было отклонено. Ещё раз вспомним те события и отметим, что эти воины несомненно заслуживают называться героями нашего Отечества. Заметка подготовлена на основе исследования этого эпизода ВОВ историком Александром Смирновым («Герой не ставший героем») и воспоминаний самого командира танка КВ-1 Зиновия Григорьевича Колобанова.

+ + +

В конце августа 1941 года 3-я танковая рота Колобаева обороняла подступы к Ленинграду в районе города Гатчины.

Всё это было так:

В молчании суровом

Стоит тяжёлый танк,

В леске замаскирован,

Враги идут толпой

Железных истуканов,

Но принимает бой

Зиновий Колобанов.

Эти стихи — лишь небольшой отрывок из поэмы, которая была написана в сентябре 1941 года поэтом Александром Гитовичем в честь старшего лейтенанта Зиновия Колобанова — командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии.

За месяц до этого, 20 августа 1941 года экипаж танка, которым командовал 30-летний Колобанов, уничтожил в одном бою 22 немецких танка. Всего же за этот день 5 танков роты Колобанова подбили 43 вражеских танка. Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот вражеской пехоты.

Танк КВ-1 на огневом рубеже. Ленинградский фронт, август 1941 годаЭто произошло как раз в те дни, о которых сложилось прочное мнение: советские войска в начале Великой Отечественной войны только отступали, не оказывая врагу серьёзного сопротивления. Геройские свершения Зиновия Колобанова и его подчинённых призваны развеять этот миф — Красная Армия билась летом 1941 года с немецко-фашистскими захватчиками изо всех сил.

В конце августа 1941 года 3-я танковая рота Колобанова обороняла подступы к Ленинграду в районе Гатчины. 19 августа З. Колобанов получил личный приказ от командира дивизии: перекрыть дороги, которые ведут к городу со стороны Кингисеппа. Хотя бы на короткое время остановить движение немецких войск пятью танками — с эти мог справиться только такой опытный воин, как Колобанов. У него за плечами была финская война, он трижды горел в танке, но каждый раз возвращался в строй.

Свой тяжёлый танк КВ-1 Колобанов расположил в специально сооружённом с глинистом грунте капонире на небольшой высотке на расстоянии около 150 м от дороги на Гатчину, вернее дороги к ж/д платформе Мариенбург на западной окраине Гатчины. Ориентиром здесь были две берёзы. Вторым ориентиром, в 300 метрах от позиции танка, был перекрёсток дороги Сяськелево-Мариенбург с дорогой на Войсковицы. Таким образом, под огнём КВ-1 находились обе сходящиеся дороги от Сяськелево и от Войсковиц и начало дороги на Мариенбург, ныне — улица З.Г.Колобанова

Длина просматриваемого участка дороги от двух берёз была около километра, 22 танка легко размещаются на нём при походной дистанции между танками 40 м. Выбор места для ведения огня по двум противоположенным направлениям объясняется следующим. Противник мог выйти на дорогу на Мариенбург либо по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. В первом случае пришлось бы стрелять в лоб, во втором — в бок.

Группа пехотинцев под прикрытием танка Pz.Kpfw.35(t) 6-й танковой дивизии вермахта в бою под ЛенинградомОколо 2-х часов дня 20 августа после безрезультатно завершившейся авиаразведки, которую провели немцы, по дороге от Сяськелево на совхоз Войсковицы проследовали немецкие разведчики-мотоциклисты, которых экипаж Колобанова беспрепятственно пропустил, дожидаясь подхода основных сил противника. Вскоре появились немецкие танки. За полторы — две минуты, пока вражеский головной танк преодолевал расстояние до перекрёстка, Колобанов убедился, что в колонне нет тяжёлых танков, окончательно составил план боя и решил пропустить всю колонну до примеченного ранее ориентира — двух берёз. В результате все 22 фашистских танка оказались в пределах досягаемости его пушки. В вражеской колонне двигались только лёгкие танки Pz. Kpfw 35 (t) 6-й танковой дивизии .

Когда немецким танкам остались секунды движения до первого ориентира, Колобанов приказал командиру орудия старшему сержанту Андрею Усову открыть огонь. Головной танк загорелся с первого выстрела, а вторым выстрелом был разбит второй танк. Образовалась пробка. Колонна сжалась, как пружина, теперь интервалы между остальными танками стали и вовсе минимальными. Колобанов приказал перенести огонь на хвост колонны, чтобы окончательно запереть её на дороге.

Но Усову не удалось с первого выстрела поразить замыкающий танк — снаряд не долетел до цели. Старший сержант откорректировал прицел и произвёл ещё четыре выстрела, уничтожив два последних в колонне танка. Противник оказался в ловушке.

Первое время немцы не могли определить, откуда ведётся стрельба, и открыли огонь из своих орудий по копнам сена, которые тут же загорелись. Но вскоре они пришли в себя и смогли обнаружить засаду. Началась танковая дуэль одного КВ против двух десятков немецких танков. На машину Колобанова обрушился целый град бронебойных снарядов. Один за другим они долбили 25-миллиметровую броню дополнительных экранов, установленных на башне КВ. От маскировки уже не осталось и следа. Танкисты задыхались от пороховых газов и глохли от многочисленных ударов снарядов о броню танка. Заряжающий, он же младший механик-водитель, красноармеец Николай Роденков работал в бешеном темпе, загоняя в казённик пушки снаряд за снарядом. Усов, не отрываясь от прицела, продолжал вести огонь по вражеской колонне.

План бояНемцы, понимая, что попали в западню, пытались маневрировать, но снаряды КВ поражали танки один за другим. А вот многочисленные прямые попадания вражеских снарядов не причиняли особого вреда советской машине. Сказывалось явное превосходство КВ над немецкими танками по силе огня и в толщине брони. На помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за колонной пехотные подразделения. Под прикрытием огня из танковых пушек для более эффективной стрельбы по КВ немцы выкатили на дорогу противотанковые орудия.

Колобанов заметил приготовления противника и приказал Усову ударить осколочно-фугасным снарядом по противотанковым пушкам. С немецкой пехотой вступило в бой находившееся позади КВ боевое охранение. Усову удалось уничтожить одно противотанковое орудие вместе с расчётом, но второе успело произвести несколько выстрелов. Один из них разбил панорамный перископ, из которого вёл наблюдение за полем боя Колобанов, а другой, ударив в башню, заклинил её. Усову удалось разбить и эту пушку, но пушка КВ потеряла возможность манёвра по горизонтали. Большие довороты орудия вправо и влево можно было теперь делать только путём поворота всего корпуса танка. По существу, КВ превратился в самоходную артиллерийскую установку. Николай Кисельков вылез на броню и установил вместо повреждённого перископа запасной. Колобанов приказал старшему механику-водителю старшине Николаю Никифорову вывести танк из капонира и занять запасную огневую позицию. На глазах у немцев танк задним ходом выбрался из своего укрытия, отъехал в сторону, встал в кустах и вновь открыл огонь по колонне. Теперь пришлось усердно потрудиться механику-водителю. Выполняя распоряжения Усова, он поворачивал КВ в нужном направлении. Наконец последний 22-й танк был уничтожен. За время боя, а он длился больше часа, старший сержант А. Усов выпустил по танкам и противотанковым орудиям противника 98 снарядов.

Звезда ГерояЕщё три недели после боя под Войсковицами рота старшего лейтенанта Колобанова сдерживала немцев на подступах к Гатчине в районе Большой Загвоздки. За это время 5 танков Колобанова уничтожили три миномётных батареи, четыре противотанковых орудия и 250 немецких солдат и офицеров. 13 сентября 1941 года Гатчина была оставлена частями Красной Армии.

Зиновий Колобанов и все члены его экипажа за проявленные в победоносном бою мужество и героизм были представлены к званию Героев Советского Союза. Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки. Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени, Андрея Усова — орденом Ленина, Николая Никифорова — орденом Красного Знамени, а Николая Родникова и Павла Киселькова — орденами Красной Звезды.

Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться присвоения ему звания Героя России.

В Гатчинском районе Ленинградской области, там, где воевал Зиновий Колобанов в 1941 году, был организован сбор подписей под обращением с просьбой удостоить героя-танкиста заслуженной им в самом начале Великой Отечественной войны высокой награды посмертно. В год 70-летия Победы, по мнению общественности, это было бы вполне логично и уместно.

http://rusk.ru/st.php?idar=69920

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru