Русская линия
Православие.Ru Сергей Чесноков04.03.2015 

Геронта Григорий Дохиарский: «Аборт — грех века»

Архимандрит Григорий (Зумис), настоятель монастыря Дохиар на Святой Горе Афон

Архимандрит Григорий (Зумис), настоятель монастыря Дохиар на Святой Горе Афон

Первое впечатление от Святой Горы: красота гористой местности вулканического происхождения, тревожные крики чаек, яркое солнце и радостные лица монахов, которых на Афоне это солнце буквально переполняет.

Диамонитирион — специальное приглашение на Святую Гору — мне был выписан настоятелем Ватопедского монастыря архимандритом Ефремом (Кутсу), не раз поддерживавшим наше движение в защиту жизни своими приветствиями, наставлениями, молитвой.

Думаю, что каждый, кто задумывался о таком страшном грехе нашего времени, как убийство во чреве, о защите жизни, рано или поздно всерьез задается вопросом: а зачем, собственно, так необходимо защищать ее — полную горестей, болезней, утрат и лишений земную жизнь? Ради чего детям так необходимо появляться на этот свет?

Поэт Василий Жуковский, воспитатель одного из русских императоров (Александра II), учил наследника, что главная цель обучения — прожить достойную звания христианина жизнь, а главная цель самой жизни — научиться жизни вечной.

Святая Гора Афон

Святая Гора Афон

На Афоне мне довелось прикоснуться к нетронутой византийской традиции, тому драгоценному сокровищу, ради которого тысячу лет существовала эта империя, пока не передала эстафету охраны вселенского Православия — России.

Уклад огромной империи Византии ныне сжат, как шагреневая кожа, до пределов Святой Горы. Державный пульс Византии ушел в многочасовые ночные афонские службы, невидимые миру келейные бдения, торжества престольных праздников, самоотверженный труд, школу послушания, братские трапезы, созерцание природы, умное делание — непрестанное творение Иисусовой молитвы.

Многие из насельников Святой Горы отказались от продолжения земного рода. Но эти люди, как никто, продолжают духовные роды Церкви, породнясь с небожителями, присутствующими здесь в многочисленных мощах и на старинных ликах.

Сухая палка — монашество, в лице своих наставников, старцев, самым теснейшим образом поддерживает семью — живую виноградную лозу, которая, не будучи поддерживаемой, упала бы и не дала такой сладкий и обильный плод.

Уже сойдя с парома и вновь увидев не только мужчин, но и женщин, я почувствовал, что побывал среди настоящих мужчин, отцов, которые, как величайшую святыню, охраняют девство и материнство, возвращая им вселенское измерение.

Архимандрит Григорий (Зумис), настоятель Дохиарского монастыря

Архимандрит Григорий (Зумис), настоятель Дохиарского монастыря

От той моей первой поездки на Афон у меня осталось записанное интервью с настоятелем монастыря Дохиар — архимандритом Григорием (Зумисом).

Греческий монастырь Дохиар известен как самый трудолюбивый на всем Афоне. Иконная лавка здесь очень часто не работает, так как настоятель считает, что дело монахов — работать, а не торговать, да и вообще все грехи человека чаще всего имеют своей причиной безделье, по его мнению. Я встретился с геронтой вечером, когда он возвратился в обитель после долгого трудового дня, и потому задавал ему вопросы уже при закате солнца, в беседке рядом с монастырем, с видом на этот самый закат.

— Что бы вы могли рассказать о движении в защиту жизни в Греции?

— В Греции всё началось с того, что один монах с Афона, по имени Никодим (Белали), начал заниматься противоабортной работой: помощью беременным и многодетным семьям. Хотя сам он очень образованный человек. Теперь он живет в Афинах и много работает в этом направлении (в прошлом году отец Никодим скончался. — С.Ч.). Живет он очень скромно; я думаю, что нигде не получает денег за свою деятельность. Он часто обращается к государству с многочисленными инициативами помощи многодетным, у него есть такой талант и есть такое дерзновение перед властями. Ведь наш православный подход как раз и заключается в том, чтобы говорить, что не только аборт — это грех, но и что вообще любое противозачатие — это смертный грех.

Я думаю, что аборт — это самый худший грех прошлого и нынешнего веков. Вот ведь в чем зло: благодаря аборту и контрацепции сексуальная связь между людьми стала свободной и ничем не ограниченной.

Один известный греческий писатель — Филофей (Зервакос), игумен монастыря Лонговард, что на острове Парос, — говорил так: «Не надо делать аборты. Родите, крестите своего ребенка и зарежьте его — и вы будете иметь меньше греха в День Судный, так как абортированные дети уходят на тот свет некрещеными».

Тема деторождения и абортов очень сложна, и она должна занимать в проповеди Церкви совершенно особое место.

Говорят, в Сербии перед тем, как случилась катастрофа, что привела к разрухе целой страны и множества православных храмов, произошло изменение законодательства, после чего клиники были залиты кровью. И вот мы видим возмездие.

Понятие аборт получило такую характеристику, как грех века. Ведь вы же знаете, как происходит аборт? Если ребенок абортируется еще живым, то зачастую медсестра берет и безжалостно ударяет его об пол или стеллаж, чтобы он скончался. И у меня даже возникает вопрос: простится ли этот грех, если не будет покаяния, и не просто покаяния, а покаяния длиною в жизнь? Аборты — это абсолютно поступки от диавола, который всегда противился Богу.

Монах Никодим распространяет свои журналы бесплатно. И если вы будете заниматься этой деятельностью, тоже не ждите финансовой помощи от государства. Потому что если мы соберем у наших правителей все их аборты, то можно создать целый новый народ…

Я уже больше 40 лет духовник и слышал такие страшные вещи на эту тему, что даже не хочу о них не только говорить, но и вспоминать…

К сожалению, если в наше время человек даже и говорит на исповеди, что сделал аборт, то с таким нечувствием, как будто он подошел к дереву и съел яблоко…

— И это неудивительно, ведь если люди изгнали Христа из своей жизни, то они будут делать и это, и даже еще худшее.

— В наше время, если Церковь займет подлинно православную позицию — будет опираться на каноны святых отцов, — большинство наших современников сможет причаститься только в последний день, когда уже будет предавать свою душу Богу…

Единственное, что сможет остановить этот грех, — покаяние, которого сейчас, к сожалению, нет. В наше время человек не может или не хочет осознавать, что с самого момента зачатия перед нами уже совершенный человек — личность, ипостась.

Есть одна интересная история, записанная по-немецки. Один врач работал в роддоме и каждый день совершал неисчислимое количество абортов — и конечно, получал очень неплохие деньги, отчего радовалась его жена.

А он каждый день возвращался после работы домой с бутылкой виски, садился в кресло, одной рукой держась за голову, а в другой держа бутылку виски. Жена успокаивала его, говоря: не бери в голову — это всё сопли и слюни. И в один день он не выдержал и разбил бутылку об ее голову, отчего она сразу же умерла, а он попал в полицию и в тюрьму.

В тюрьме его посетила одна женщина, общественный деятель, и спросила его, как он дошел до такого преступления. И он ей рассказал свою историю. Он сказал, что из-за его работы его каждую ночь посещал один и тот же сон. Снилось корыто, заполненное кровью, из которого вылезали головки детей и терли ему зубы. И он именно этого не выдержал и теперь в тюрьме чувствует себя на своем месте и значительно лучше, поскольку видения его оставили…

Этот страшнейший грех ускорит кончину мира. И, к сожалению, сегодня духовники не взвешивают правильно все эти вещи, поэтому зло распространяется.

В той маленькой книженции, которую Господь меня удостоил издать, я привожу разные истории. Одна из них про женщину, имевшую незаконные отношения со своим двоюродным братом, в результате чего они заполнили целое ущелье кровью от абортов. Потом она вышла замуж и родила в законном браке трех детей. Однажды один из них тяпкой ударил другого и зарубил насмерть. Когда она выбежала на крик и увидела весь ужас произошедшего, то сама в полный голос истошно закричала: «Это кровь моих детей!» И это была истинная правда. Вот точно так же должны кричать в покаянии все те, кто совершил этот страшный грех, за который обязательно будет возмездие: и здесь, на земле, и в вечности.

Человеку, который совершил аборт, в принципе уже не нужно совершать других грехов, чтобы попасть в ад. Этого достаточно.

Можно говорить целую ночь об этой проблеме, так что и ваши чернила, и батарейка от фонарика закончатся (а я уже светил фонариком, чтобы записывать за геронтой и переводчиком — братом Георгием, ныне монахом Мартирием. — С.Ч.).

Если кто-то — или его жена — сделали хотя бы один аборт, он уже не может стать священником, а достоин горькой смерти. Скажу более: даже если человек помог финансово в совершении аборта, то он уже не может служить перед престолом.

— Геронта, можно задать дерзновенные вопросы?

— Задавай.

— А как же быть с той ситуацией, что сегодня аборты узаконены и государство тратит налоги в том числе и на аборты, а налоги платят в том числе и священники?

— Это не то же самое. Когда государство взимает налоги, я должен их заплатить. Сказано: кесарю кесарево, а Божие Богу. А куда слуги кесаря их потратят?.. Это уже их вина.

— Геронта, за всю Вторую мировую войну погибло, по официальной статистике, 60 миллионов человек. Сегодня почти столько же (55 миллионов) гибнет во всем мире от абортов. Это официальная статистика, реальная цифра значительно выше. Можно ли это считать Третьей мировой войной?

— И третьей, и четвертой! И я даже больше скажу. Я назову всё нынешнее поколение иродовым отродьем, потому что оно творит дела Ирода.

— Но если война есть, то почему с нашей стороны так мало войск? Что делать тем, кто понимает, что это война, как им воевать в такой ситуации?

— Должно быть широкое движение и чтобы оно шло со стороны мирян. Не отчаивайтесь, что вас мало. Из малого станет большое. Ведь если мы, верующие, не поставим знак «стоп», то другие тем более ничего не поймут и не сделают.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/76 997.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru