Русская линия
Православие.Ru Фарес Нофал24.02.2015 

«Я не скорблю: мой сын — мученик за Христа»

Казнь египетских христиан

Господь устроил так, что весь мир получил это свидетельство веры: мы своими глазами увидели настоящее мученичество за Христа.

Эти слова: «Я не скорблю: мой сын — мученик за Христа… я молюсь о том, чтобы наш Господь тронул сердца убийц, дабы им не было места в аду. Спасибо им!» — сказала мать одного из убитых, Кирилла Муна Ибрахим. Ее сыну было всего 22 года, и она пыталась отговорить его от поездки на заработки в Ливию: все знают, как там сегодня опасно. Одетая во всё черное, она смотрит на фотографию сына: на ней он в армейской форме, с друзьями. Она не плачет — наоборот: улыбка озаряет ее лицо. Что тут скажешь? «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?»

Мать одного из казненных

Мать одного из казненных

Башир Камил, брат убитых Бишвы и Самуила, вторит ей: «Спасибо тем, кто запечатлел их последнее свидетельство о Христе таким, каким оно было… Мы, родственники мучеников, не впадаем в уныние, но поздравляем друг друга с их венцом. Они — свет христианства. Об убийцах же мы молимся, просим Бога открыть им глаза и спасти их!»

Кровь мучеников

На наших глазах произошло нечто поразительное: свидетельство о казни 21 египетского христианина, запечатленное на видео их убийцами — боевиками «ИГ» и названное «Послание к общине креста, подписанное кровью», действительно стало таковым — и наше дело его услышать.

Дух дышит, где хочет, — и вот, в век всеобщей расслабленности, когда тяга к материальному перевешивает всё остальное даже у христиан, Господь устроил так, что весь мир получил это свидетельство веры: мы своими глазами увидели настоящее мученичество за Христа.

Что мы чувствуем, глядя на исповедническую смерть коптов? Может быть, угрызения совести: мы, называющие себя христианами, сможем ли так? Подумаем об этом в дни Великого поста.

Итак, 15 февраля, в день воспоминания Церковью Сретения Господня, радикалы из «Исламского государства» опубликовали видеофрагмент, на котором запечатлен величайший в новейшей истории Ближнего Востока акт мученичества: 21 христианин принимает смерть от палачей за исповедание Христа Спасителем и Богом.

То, что копты умерли за веру, подтверждают и сами убийцы: «Они поминают имя объекта своего поклонения, умирая во многобожии», — гласит ИГ-комментарий к ролику.

Мать и брат Йусуфа Шукри

Мать и брат Йусуфа Шукри

Видеоролик, длящийся в своей полной версии пять минут, выполнен по всем «канонам» кровавого агитпропа ИГ — и всё в нем поразительно, потому что получает смысл, прямо противоположный тому, который вложили в него его «авторы».

Вот ведут по кромке людей в оранжевых комбинезонах черные фигуры с закрытыми лицами — боевики словно специально подобраны, чтобы быть выше ростом своих жертв, но смотришь не на них, а на то, как величественно, с каким-то царским достоинством шествуют копты — так, наверно, выходили на арены древних колизеев первые христиане, да вот только рук на груди крестом не сложить: они связаны за спиной.

Вот, поставленные на колени, они молятся — «Господи, помилуй», — шевелятся губы, — и умирают с именем Христа на устах и в сердце. Ни слабости в вере, ни мольбы о пощаде, ни упрека Богу… Умирают христиане.

Не особенные подвижники, не служители церкви, не священники, не монахи — обычные какие-то люди, рабочие, приехавшие в разные годы на заработки в Ливию.

Даже первая волна похищений ливийских христиан в ноябре прошлого года не смогла заставить их покинуть страну, которая всё же помогала хоть как-то материально поддерживать родственников на родине.

В декабре террор исламистов добрался и до разнорабочих-коптов.

15 из убитых были знакомы друг с другом с детства, будучи уроженцами деревни ал-ʻАвар мухафазы Эль-Минья. Самому старшему из казненных было 45 лет, самым младшим — по 22 года.

Просто люди. Но вот, Господь избрал их, чтобы мы прямо из своих удобных квартир посмотрели в глаза их предсмертному мужеству: а сможем ли, если придут и за нами? Устоим ли? Цена вопроса — цена веры: прими другую, и останешься жив.

«Со времен Римской империи мученичество первых христиан научило нас справляться со всем, что противостоит нам. Это делает нас более сильными в вере», — говорит брат убитых Бишвы и Самуила.

Йусуф – на фото справа. Фотографию держит его брат Шенуда

Йусуф — на фото справа. Фотографию держит его брат Шенуда

Еще один из казненных, Йусуф Шукри, был человеком с сердцем ребенка — так говорят о нем в его семье: «Всегда такой тихий!»

«Он мученик, — его мать прижимает к груди фотографию сына, — и я верю, что он на Небесах». Его старший брат, 27-летний Шенуда, рассказывает, что Йусуф всегда жил по Писанию, и Шенуда не припомнит, чтобы младший брат сделал что-то дурное. Мама не нашла в себе сил посмотреть видео, запечатлевшее последние минуты жизни ее сына, а брат посмотрел: «Я видел, что он сохранил стойкость в свое последнее мгновение, и это утешает меня».

У Хани Абд ал-Масиха осталось четверо детей. «Он был очень набожным», — тихо говорит его жена Магда.

Магда, вдова одно из казненных

Магда, вдова одно из казненных

Ее муж отчаянно хотел вернуться домой, он был болен и устал от постоянной угрозы похищения, но, в отличие от родной деревни, в Ливии он мог заработать хоть какие-то деньги, чтобы прокормить Магду и своих четырех детей. И вот, после восьмимесячного отсутствия наконец решил вернуться. Магда никогда не забудет последний разговор с ним: Хани позвонил на Новый год и сказал, что хочет поговорить с каждым из детей. «Я готов сделать для тебя всё, что ты пожелаешь», — сказал он тогда жене. У нее было только одно желание: «Я хочу, чтобы ты был в безопасности». «Молись за меня», — ответил Хани.

Она увидела ролик по египетскому телевидению и плакала так, что пришлось вызывать «скорую». «Я скучаю по нему», — шепчет Магда. Три ее дочери сидят вокруг, уцепившись за ее платье, а сын еще так мал, что не может понять происходящего. Старшая девочка начинает плакать. «Твой отец, он на Небе, — говорит один из родственников, утешая ее, — он на Небесах».

Сегодня деревня, в которой живет она и семьи еще 14 мучеников, названа в честь ее мужа и тех, кто разделил с ним страдание за Христа: губернатор Эль-Миньи Салах Зийяда принял решение о переименовании населенного пункта в Карйат аш-Шухадаʼ - Деревню мучеников.

Тем временем Коптская церковь, как во времена первого христианства, когда для прославления мучеников было достаточно достоверного свидетельства об их мученичестве, уже объявила о внесении имен 21 мужа в свой Общецерковный синаксарь, призвав всех своих верных чад «молить Всевышнего о крепости во Христе, подобной крепости новомучеников Ливийских».

Сегодня, когда для миллионов людей смерть стала обыденностью, а вера — необременяющей тягостью, подвиг 21 христианина способен с особой силой всколыхнуть «теплохладные» души, напомнить им о подлинной цене исповедания Бога словом и делом. Этот подвиг не нуждается в излишних комментариях или элегиях — ему необходима одна лишь память. Вечная память.

Мать одного из убитых

Мать одного из убитых

Мученики, окончившие свой земной путь на побережье Средиземного моря под городом Сирт: Маджид Сулайман Шахатах, Феодор Йусуф Феодор, Хани Абд ал-Масих Салиб, Милад Макин Закийй, Самуил Альхам Валасан, Малак Ибрахим Саньют, Малак Фарадж Ибрахим, Уззат Бушра Насиф, Йусуф Шукри Йунан, Абануб Аййад Атиййа, Бишва Стефан Камил, его брат Самуил Стефан Камил, Кирилл Бушра Фаузи, Джурджус Милад Санйьют, Мина Саййид Азиз (23 года), Бишави Адил Халаф, Лука Наджати, Джабир Мунир Адили, Исам Бидар Самир, Самих Салах Фарук и мужчина, установить личность которого египетской полиции не удалось.

http://www.pravoslavie.ru/put/77 486.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru