Русская линия
Православие.Ru Кирилл Писенко06.05.2004 

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ МАРТИНА ДУМИЙСКОГО, ПРОСВЕТИТЕЛЯ ГАЛИСИИ

Святой Мартин Думийский происходит родом из той же далекой страны Паннонии, современной Венгрии, что и его славный тезка святой Мартин Турский (+397), чудеса которого привлекали к его могиле людей любой нации и любого происхождения. Святой Мартин Думийский родился, вероятно, где-то в 510−520 годах. О его юности нам ничего не известно. Укажем только, что за век до этого (после 414 года) умер за свою землю у берегов Дуная знаменитый писатель Нисета из Ремезианы, чьи творения св. Мартин, должно быть, прочел, прежде чем совершить свои знаменитые паломнические путешествия. Вероятно, уже первое из них привело его в Палестину, где он принял монашество и изучил греческий язык. Монашествующие в те времена много путешествовали, и Мартин, оставшись на некоторое время в Палестине, затем продолжил свои странствия. Вероятно, он побывал в египетских пустынях. Из Палестины он принес с собой дух восточного монашества, его традиции, которые святой впоследствии утвердит в галисийских землях. Его перу также принадлежат два сочинения: «Слова старцев» и «Поучения египетских отцов», раскрывающие основы христианской аскетики. Эти труды лягут в основу устава основанного им позднее на северо-западе Испании Думийского монастыря.
Из Палестины и Египта он направился в Рим и оттуда во Франкское королевство в Арль и Тур, чтобы поклониться мощам прославленного своими чудотворениями святителя Мартина Турского. Возможно, он побывал также в монастыре святого Цезария Арльского и ознакомился с его уставом. Тесные связи с великими христианскими подвижниками франкского королевства повлияли на его более долгое пребывание в Галлии.
Следующим местом, куда прибыл святой Мартин и где он окончил свою жизнь, стало королевство германского народа свевов на северо-западе современной Испании и севере современной Португалии в области, называемой Галисией. Издревле свевы были языческим народом. В начале пятого века они переселились с берегов Рейна на берега реки Миньо, разбив римлян и франков. Свевский король Рехила, который провел свои победоносные войска до земель Бетики (нынешней Андалузии)[1] и завоевал Севилью (Гиспалис)[2], умер язычником в 448 году. Хронист Идаций оставил такое сообщение: «Язычника Рехилу сменил на троне его сын, православный Рехиарий. За обращением короля последовало обращение всего народа». Кому и чему мы обязаны этим обращением, остается тайной истории, истории свевского народа, в которой столько темных пятен.
Однако известно, что, когда через несколько лет другой свевский король стал арианином, народ также последовал пагубному примеру своего повелителя, хотя, может быть, народ вообще был далек от этих религиозных перемен, которые, по мнению современных исследователей, имели в большей степени политическую мотивацию. Новый король — арианин Ремисмунд в результате различных политических событий становится единовластным правителем свевского королевства в 465 году. Он находится в родственных отношениях с готским королем арианином Теодорихом, на чьей дочери он женат. Наставником Ремисмунда стал некто Аякс, галат (то же что и галл), посланный, без сомнения, Теодорихом. Слова хрониста Идация исполнены негодования: «Галат Аякс, уже старик, став арианином, появился среди свевов, чтобы бороться с помощью своего короля с Православной (Кафолической) верой и Пресвятой Троицей, проповедуя отвратительную заразу врага рода человеческого, которую он принес из Галлии, населенной готами». (Хрон.с.232). Если принять 560 год за дату возвращения свевов к Православию, то арианство существовало у этого народа с 465 года по 560, т. е. 95 лет — почти один век. Этот век совершенно не освещен в истории в связи с отсутствием источников. Даже существуют сомнения об имени короля, который перешел со своим народом в Православие: согласно святителю Григорию Турскому это Харриарих, согласно св. Исидору Севильскому это Тевдемир. Но оставим вопрос об именах. Согласно св. Григорию Турскому (538−594) около 550 года какой-то из этих свевских королей ариан послал своих людей к гробнице св. Мартина Турского, наказав им доставить часть мощей святителя и молиться об исцелении больного сына. Второе из этих посольств и завершилось переездом святого Мартина Думийского в Галисию в Свевское королевство. От посланников свевского короля, прибывших в Галлию, св. Мартин узнал о вере свевов, и понял, что «христианство» их искажено арианской ересью. В нем проснулся миссионерский порыв и давняя любовь к путешествиям. Для души, горящей апостольской ревностью, не могло быть более желанного поприща. Святой Мартин был известен во франкском королевстве, поэтому, возможно кто-либо из влиятельных людей при дворе франкского короля посодействовал ему в поездке в Галисию. Возможно, из политических соображений, ибо франки с давнего времени были православными — Хлодвиг крестился 25 декабря 498 или 499 года — и без сомнения франки соперничали с вестготами арианами за влияние на свевский народ.
Как говорится в сочинении святителя Григория Турского (О чудесах святого Мартина, I, 11), современника описываемых событий, «с попутным ветром они (посольство свевского короля) по морю возвращаются в Галисию. Сын короля, чудесным образом исцеленный, выходит принять мощи святого Мартина Турского. Тогда же пришел из дальних стран, вдохновленный Святым Духом священник по имени Мартин…(св. Мартин Думийский)».
В Королевстве свевов святой закончил свои странствия и обрел широкий простор для апостольской миссии. В эпитафии, написанной им самому себе, говорится: «Рожден в Паннонии, пересек буйные моря, и вдохновленный божественным призывом пришел в сию страну, которая приняла меня к себе…». Святой Мартин высадился в Галисии в устье реки Миньо около 550 года. Он остановился в Браге (римской Бракаре)[3] при дворе Свевского королевства. Возвращение свевского посольства из Галлии стало началом обращения короля и его народа от арианства в Православие[4]. Чудеса святого Мартина Турского заронили семя Православной веры в сердце свевского короля и его народа. Это доказывают стихи Думийского святителя, которые были начертаны на базилике в Думио и посвящены Турскому чудотворцу: «Восхищаясь твоими чудесами, свев познал истинный путь, и, чтобы восхвалить твои заслуги, он воздвиг эти стены, создав Богу святой храм, в котором ты подаешь свои милости, и народ изливает свои мольбы». До нас дошла также эпитафия святого Мартина Думийского святому Мартину Турскому: «Огромные и многоразличные племена присоединяешь ты к благочестивому союзу Христа: аламанн, сакс, тюринг, паннонец, руг, склав, норец, сармат, датчанин, острогот, франк, бургунд, дак, алан — радуются, что под твоим водительством познали Бога; дивясь на твои знамения, свев узнал, каким путем идти ему к вере"[5].
Однако для укрепления веры короля, придворных и всего свевского народа были необходимы неустанные апостольские труды святого Мартина Думийского. Он много потрудился на миссионерском поприще, живя в свевской столице, и для устроения монашеской жизни и возможности вести более широкую просветительскую деятельность решил создать монастырь в Думио (около Браги). Обитель была основана рядом с церковью, которую король свевский[6], воздвиг во имя святого Мартина Турского.
Вскоре у св. Мартина Думийского появились ученики, жаждущие проводить свою жизнь в уединении и покаянии. Он собрал их, стал обучать древним языкам, греческому и еврейскому, и богословию, и так появился Думийский монастырь, центр религиозного просвещения и культурной жизни. Однако Мартин, который должен был часто находиться при дворе, быть среди народа, и позднее, став епископом и митрополитом председательствовать на церковных Соборах, в глубине души оставался монахом, который принес из Палестины любовь к уединению, тишине и покою, к молитве, далекой от мирского шума, хотя дух апостольства и миссионерское усердие тоже было неотъемлемой частью его характера и призвания (и в этом состояла вся тяжесть его креста).
Думийский монастырь был создан при поддержке короля и стал первой обителью в Галисии и во всей визиготской Испании. Скоро появятся другие монастыри, о которых остались скудные известия. Целью его создания, как мы уже сказали, преимущественно было развитие миссионерской деятельности. Вероятно, Мартин понимал, что нет другого средства христианизации народа, кроме создания центра благодатной подвижнической жизни, которая бы как огонь распространяла свое тепло вокруг без шума и суматохи, но неизменно и плодотворно. Мы не знаем в подробностях, как произошло его основание и как образовался вокруг Мартина этот разносторонний удаленный от суеты мир, каким был средневековый западный монастырь. Все, что мы знаем, это, что вскоре после того как он стал настоятелем, Мартин был избран епископом. «Думийского монастыря святейший архиерей» — так называет его святой Исидор. Его юрисдикция распространялась, скорее всего, на братию монастыря и королевский двор. Лукреций, митрополит Браги, назначает св. Мартина епископом Думийским, создав епархию с кафедрой в Думио около 556 года. Благодатная проповедь святого Мартина и благочестие братии монастыря привели к тому, что в 560 году свевский король принял Православие. Очевидно, что, как на короля свевов в деле его обращения повлияло чудо исцеления его сына от мощей святого Мартина Турского и проповедь думийского подвижника, так и народ постепенно обратился к Православию следуя примеру своего короля и придворных, окормляемый православным духовенством, среди которого особой апостольской ревностью выделялся святитель Мартин Думийский и подвижники основанной им обители[7].
Мы знаем, что в 561 году святой Мартин участвует в Первом Брагийском Соборе, который был созван против ереси Присцилия и подтвердил обращение свевов от арианства. На этом Соборе святой Мартин сыграл ту же роль, что и позднее святой Леандр на Третьем Толедском Соборе (+589), обративший от арианства вестготов. Обращение свевов от арианства прошло настолько глубоко и полно, что не было нужды даже провозглашать специальной анафемы против арианства и восемь епископов которые подписали деяния Собора ограничились чтением пятого канона декреталии папы Вигилия, который предписывает Крещение во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Вероятно, святой Мартин был знаком с уставом св. Цезария Арльского (+27 августа 543 года) и возможно уставом св. Бенедикта (+547). Однако в Думио святой Мартин сам был без сомнения живым уставом. Он привез с собой в Галисию много рукописей духовного содержания, многие из которых посвящены православной аскетике и были написаны на востоке, среди которых «Слова старцев» и «Изречения египетских отцов». Он сам перевел для своих монахов на латынь «Изречения египетских отцов» и 110 аскетических правил, взятых из восточной монашеской традиции. Он хорошо знал также западных отцов, Иеронима и Августина. Думийские монахи переписывали по указанию своего аввы привезенные Мартином рукописи.
Перевод «Слов старцев» он поручил своему ученику — монаху Паскасию, который предварил свой труд кратким введением, обращенным к «достопочтенному господину отцу Мартину, аббату и пресвитеру"[8]. Паскасий, думийский монах, являет собой один из примеров жизни, которой святой Мартин учил своих монахов. Паскасий начинает свою работу ради послушания своему духовному отцу. Он соглашается с Сократом, в том, что ничего не знает. Он просит молитв своего аббата для успешного осуществления и завершения перевода.
«Изречения египетских отцов», сочинение, напоминающее известные православным христианам творения «Луг духовный» Иоанна Мосха, «Лавсаик», «Достопамятные сказания», патерики и другие, есть сокровище аскетики, которое предлагает нам не абстрактные трактаты или сухие предложения, или еще в меньшей степени собрание поучений, но собрание историй, поучительных случаев из жизни и живых слов отцов пустынников. Это цветок уединенной жизни во время весеннего цветения святости. Они являют собой добрые плоды духовного опыта и уединенной жизни. Трудно противиться желанию привести здесь некоторые из этих слов старцев, не только из-за их благодатного содержания, но потому что они, хотя и не есть в полном смысле творения самого святого Мартина, однако вместе с ним пришли на Запад, и он прежде других должен был почувствовать духовную пользу и дух смирения, в них содержащиеся, и устроять в соответствии с ним жизнь свою и вверенных ему монахов. Возьмем последнюю главу. Собираются 12 отшельников и договариваются, чтобы каждый из них сказал, о чем он молится и размышляет. Первый говорит: я воздвиг стену между собой и внешним миром и смотрю только на себя и ожидаю надежды от Бога… Второй: с тех пор как я отрекся от мира, я сказал себе: сегодня ты начал служить Богу… Третий: с утра я поднимаюсь и восхваляю Бога… Четвертый: я представляю себя на горе Элеонской вместе с Господом и его учениками и говорю себе: ты не знаешь никого по плоти… Пятый: я ежеминутно ожидаю кончины и говорю Богу: готово сердце мое… Шестой: я представляю, что Господь говорит мне постоянно: работайте для Меня и я дам вам покой… Седьмой: Я постоянно думаю о вере, надежде и милости… Восьмой: Я наблюдаю как дьявол носится, ища кого поглотить… Девятый: я стараюсь жить, устремив ум к небу и все что есть земного считаю пеплом и навозом… Десятый: я постоянно смотрю на ангела, который меня сопровождает… Одиннадцатый: Я представляю себя среди святых мужей и что они сопровождают меня повсюду… Двенадцатый: Вы отцы — небесные жители и земные ангелы и поэтому думаете о небесном. Я же каждый день спускаюсь в ад и говорю себе: будь там, где-то, чего ты заслужил, скоро ты будешь вместе с теми, кто в аду…
Обратимся еще к одной интересной истории. Святой Мартин прививал своим монахам презрение к вещам и назидал их таким примером: авва Макарий вышел однажды из своей келии. Возвратившись, он нашел вора, который грузил на своего осла вещи аввы. Макарий притворился чужестранцем, помог ему нагрузить животное и проводил его такими словами: «Ничего мы не принесли в этот мир и ничего не возьмем из него». Или вот еще одна история: один старец говорит другому: «Я умер для мира». Другой ему отвечает: «Не доверяй себе пока не умрешь, потому что хотя ты и умер, но дьявол живет и козням его нет числа». Золотое изречение: «Любой труд без смирения напрасен…».
Чтобы предостеречь монахов от легкопринимаемого искушения гордостью, которой может быть подвергнут монах, помышляя о себе как об избраннике Божием, святой Мартин говорил своим ученикам: авва Сильван был в исступлении в своей келье. Когда оно прошло, он заплакал. Ученик долго вопрошал его и тогда, наконец, авва произнес: «Я созерцал истину, сын мой, и видел многие души монахов, ведомых на истязание и многие души мирян, поднимающихся к Небесам». («Изречения египетских отцов», 48). Можно было бы долго продолжать.
Святой Мартин именуется апостолом свевов. Святой Исидор и святой Григорий Турский считают, что он был величайшим человеком своего времени.
Как мы уже говорили, монахи Думийского монастыря были не единственной заботой святого Мартина. Чтобы наладить жизнь клира, он собрал, перевел и составил сборник правил, взятых из актов «Соборов древних восточных отцов», а также испанских и африканских Соборов. Это собрание, без сомнения, представляет большой интерес для ознакомления с жизнью Церкви и вообще с традициями и обычаями той эпохи. Святой Исидор, сообщает нам, что сам прочел — ego ipse legi — один том писем, в котором «святейший епископ Думийского монастыря призывал к исправлению жизни, к усердию в молитве, щедрости в милостыне, и более всего к стяжанию добродетелей и благочестию». Эти письма были утеряны и их потеря заставляет нас печалиться об этом, потому что в них, вероятно, отразилась как в зеркале доброта, мудрость и смирение Думийского святителя и аввы.
В 569 году он наследует кафедру Лукреция митрополита Браги, сохраняя за собой Думийскую епархию. Когда он стал епископом Брагийским и митрополитом Галисийским, то уже в новом качестве, имея более широкие возможности, развернул активную просветительскую деятельность. Он собирает Соборы, такие как Лусенский и Бракаренский (Брагийский), очищает богословие от арианских заблуждений, занимается воспитанием клира с целью возрождения духовной жизни всего народа.
Около 570 года королю Мирону, преемнику Тевдемира, святой Мартин посвятил и направил сочинение под названием «Правило честной жизни», о котором святого просил сам король, «чувствовавший, — пишет Мартин в предисловии, — сильнейшую жажду в словах мудрости и желавший испить ее из источников, из которых вытекают реки нравственной науки» (под источниками разумей истины христианской веры — прим. авт.).
«Правило» — это трактат о естественной этике. Святой Мартин Думийский в своих нравственных сочинениях использовал труды Аристотеля, Цицерона, но без сомнения его любимым автором был Сенека, по происхождению испанец[9]. Святой Мартин так хорошо усвоил его стиль и образ мысли, что произведение Мартина «Правило честной жизни» в Средние века приписывалось Сенеке. Трактат святого «О гневе», также напоминает по стилю одноименное сочинение испанского философа. Сочинения святого Мартина свидетельствуют о том, что он хорошо изучил культуру иберийцев и стал органичной частью того народа, которому проповедовал Христа и Евангелие. В своей книге «Об обычаях» он пишет, обращаясь к самому себе, напоминая по стилю Сенеку: «Что важного в том, что ты не в той стране, в которой впервые увидел свет? Твоя родина — это тот дом, где ты обрел благоденствие и причина благоденствия не в месте, где ты живешь, а внутри тебя самого». Однако святой Мартин, великий моралист и проповедник, не просто черпал материал для своих сочинений в прозе Сенеки и Цицерона, но по-новому переосмысливал его в духе Евангелия, и основываясь на Евангелии[10].
По просьбе Витимира, епископа Оренсе, он составил уже упоминаемое сочинение «О гневе». Епископам и клирикам посвящены его нравственные сочинения и письма. К сожалению, погибли многие из писем и проповедей святого Мартина, которые были доступны святому Исидору Севильскому. Произведения «Pro repellenda lactantia», «De superbia et Exhortatio humilitatis» нам известны только по названиям, так как сами тексты до нас не дошли. Мы знаем лишь, что эти произведения были написаны в истинно евангельском духе. Небольшие сочинения о Пасхе и «De trina mersione» — труд, посвященный крещальной литургии, отвечали на насущные вопросы религиозной жизни того времени.
В 572 году святой Мартин председательствует на Втором Брагийском Соборе, который был созван с целью искоренения в народе языческих верований. С этой целью св. Мартин написал практические наставления «Об исправлении простолюдинов"[11]. Эти наставления должны были помочь епископам и священникам проповедовать веру в Господа Иисуса Христа и осуществлять религиозное просвещение свевского народа. Простой деревенский народ, был все еще проникнут кельтскими и германскими языческими суевериями. Для народа, все еще зараженного языческими суевериями и лжеучениями Ария и Присцилия сочинение «Об исправлении простолюдинов» явилось прекрасным источником благочестия, сочетавшим догматические и нравственные истины.
В трактате в доступной манере раскрывается ложная сущность основных суеверий, указывается на злой источник их происхождения. Святой Мартин пишет своему народу: «Как может христианин иметь своими богами моль и крыс? Сколько бы вы не поклонялись и приносили жертвы покровителям ваших котлов, они не перестанут глодать ваш хлеб и ваше сукно. Поймите же, что вас обманывают демоны, внушая вам те суеверия, которые вы практикуете; как говорит Премудрый Соломон «Напрасны пророчества и предзнаменования». Чего ожидают эти несчастные, внимая полету птиц? Что это, как не поклонение дьяволу: возжигать свечи камням, деревьям, ручьям или наблюдать календы, или украшать столы, класть лавры у порогов домов, наблюдать за отпечатками ног, или бросать пшено и вино на ствол дерева с молитвой, или бросать хлеб и вино в ручьи? Что это как не поклонение дьяволу? Или, например, обычай женщин, соткав ткань, призывать Минерву, или не жениться в пятницу и не отправляться в путешествие в этот день; что это, как не поклонение дьяволу? То же относится и к заговариванию трав проклятиями или заговору демонов, разве это не поклонение дьяволу? Вы променяли знамение Креста, принятого в Крещении, на предсказания и другие ложные знаки диавола».
Чтобы отвратить заблудших от лжи идолопоклонства, святой Мартин раскрывает его сатанинскую сущность. Он пишет, что языческие боги никто иные как бесы. Множество бесов, изгнанные с Неба живут в морях, реках, источниках, лесах и даже людях, которые не почитают Бога и поклоняются бесам как богам. В море их зовут Нептуном, в реках Ламиями, в ручьях Нимфами, в лесах Дианой. В действительности Марс, Меркурий, Венера и Сатурн были наихудшими людьми среди греков. Епископ Браги критикует в своем сочинении обычай именовать дни недели в честь языческих богов — день Марса, Меркурия, Юпитера, Венеры и Сатурна. Он призывает к отмене этой душевредной традиции. Португальцы вняли его призывам и поэтому теперь в португальском языке дни недели названы в честь литургических названий церковных праздников.
Большую радость св. Мартину доставляло также поэтическое творчество. В его стихах явно чувствуется влияние Вергилия. Он писал стихи, обращаясь с поучениями ко всем людям. Гекзаметры святого Мартина говорят о влиянии не только Вергилия, но и галлоримского поэта Сидония Аполинария. (+480−490). В трапезной Думийского монастыря была одна надпись, написанная почти словами святого Аполинария. Вергилиевском гекзаметром написана эпитафия святого Мартина самому себе. Она начертана на стене собора в Браге: «Родился в Паннонии, и вдохновляемый Провидением приплыл через буйные моря сюда, в галисийскую землю, которая приняла меня в свое лоно. Я был посвящен во епископы здесь в твоей церкви, о славный исповедник Турский. Восстановил веру и благочиние и, исполнившись решимости следовать твоим стопам, я, твой слуга, который носит твое имя, но недостоин тебя, отдыхаю здесь в мире с Богом». Так он напомнил о своем почитании святителя Мартина Турского.
Святой Мартин Думийский преставился 20 марта 580 года. Он так прославился своими подвигами евангельской проповеди, что святитель Григорий Турский, его современник, не мог дать счета его добродетелям и чудесам и составил похвалу апостолу свевов. На Десятом Толедском Соборе[12] святитель Мартин был причтен к лику святых. Его восхваляет святой Григорий Великий. Друг святителя Григория Турского Венанцио Фортунато, также совершавший паломничества к мощам св. Мартина Турского, сначала монах, а затем епископ Пуатьерский, вдохновенный поэт, был также другом и святого Мартина Думийского и написал в честь его возвышенное стихотворение, в котором есть такие слова:
Спасенная Галисия рукоплещи новому Мартину
который стал твоим апостолом
Он добродетелями подобен Петру, богословием Павлу
Он принес тебе защиту от Иакова и Иоанна
Он пришел из Паннонии, из части Квириния
И излечил свевскую Галисию
Пять лет спустя после смерти святителя Мартина пало от рук победоносной армии вестготского короля арианина Леовигильда свевское королевство. Как писал позднее Святитель Исидор Севильский: «Исчезло свевское королевство, которое перешло к готам, и просуществовало, как считается 177 лет».
Но труды святого Мартина не исчезли. Он успел насадить в сердцах свевов добрые семена христианской веры, а всего несколько лет после покорения свевов вестготами при короле Рекареде Испания полностью стала православной. Святой Исидор называет святителя Мартина насадителем веры в Галисии. Сегодня он именуется апостолом свевов. Его монастырь в Думио, вместе с городом Брага, вскоре после смерти Мартина стал великим духовным центром просвещения свевской и визиготской Испании.
Несмотря на то, что святой Мартин занимает такое важное место среди испанских подвижников и церковных писателей и то, что святой Исидор называет его величайшим святителем, его почитание ограничивается только местом его захоронения в Браге и только там он включен в литургические календари.
Он был похоронен сначала в церкви святого Мартина Турского в Думийском монастыре, но в 886 году из-за исламского вторжения Сатарих, епископ Думио, перебрался в местечко у Монданьедо, взяв с собой мощи святого Мартина. К 1070 году мощи возвращаются в Думио. В 1591 году святыня переносится в монастырь святого Фруктуозо, и 22 октября 1605 года — в часовню во имя Святой Марфы в Браге, где и почивает ныне, ожидая своего возвращения в Думио, где для святых мощей угодника Божия специально сооружена часовня.

Литература:
1. Orlandis J. Cronica del III Concilio de Toledo // ISBN:84−276−0519−6 Centro Propietario: CCE // Fluvium.org
2. Bartolom С.‚ Quijano, O.P. Preaching in Visigothic Spain: St. Leander of Seville and the Triumph of Catholic Orthodoxy // wordofgodinstitute.org
8. Bueno D.R. San Martin de Dumio // www.mercaba.org/SANTORAL/MARZO/20−2.htm
9. Пискорский В.К. История Испании и Португалии // История Испании и Португалии. Сост. С.А.Шумов, А.Р.Андреев, М., 2002
11. Святой Исидор Севильский. История готов. Текст переведен по изданию: Isidor. Geschichte der Goten Vandalen und Sueven. Stuttgart. Phaidon. 1990 // www.vostlit.narod.ru
12. Святой Исидор Севильский. История свевов. Текст переведен по изданию: Isidor. Geschichte der Goten Vandalen und Sueven. Stuttgart. Phaidon. 1990 // www.vostlit.narod.ru
14. Д. Клауде История вестготов, СПб, 2002
15. Мартин Бракарский (С.А.Иванов: вступление, текст, перевод, комментарий, Е.Ч.Скржинская: комментарий). В кн.: Свод древнейших письменных известий о славянах том 1 (I-VI вв.). Восточная литература РАН, М. 1994 г. (Л.А.Гиндин, С.А.Иванов, Г. Г. Литаврин)

[1] Андалузия — область на юго-западе Испании
[2]Однако в 470-е годы свевы были вытеснены вестготами с юга Испании на северо-запад полуострова в Галисию
[3] Город сохранился доныне. Он расположен на севере современной Португалии.
[4] Знаменитый хронист святитель Григорий Турский кратко описал обращение к свевов к Православию. Он пишет, что после возвращения свевского посольства из Галлии, «Король со всем своим домом исповедует единосущие Отца, Сына и Святого Духа. Народ стал с того дня свободным от еретической заразы и все больные обрели здоровье… И тот народ настолько загорелся Божественной любовью, что все были бы готовы к мученичеству, если бы настали времена гонений». (О чудесах святого Мартина, I, 11).
[5] См.: Мартин Бракарский (С.А.Иванов: вступление, текст, перевод, комментарий, Е.Ч.Скржинская: комментарий). В кн.: Свод древнейших писменных известий о славянах том 1 (I-VI вв.). Восточная литература РАН, М. 1994 г. (Л.А.Гиндин, С.А.Иванов, Г. Г.Литаврин)
[6] Харриарих (согласно св. Григорию Турскому) или Тевдемир (согласно св. Исидору Севильскому)
[7]Король Тевдемир содействовал св. Мартину в проповеди христианства среди свевов и обращении их от арианства. См.: Мартин Бракарский (С.А.Иванов: вступление, текст, перевод, комментарий, Е.Ч.Скржинская: комментарий). В кн.: Свод древнейших писменных известий о славянах том 1 (I-VI вв.). Восточная литература РАН, М. 1994 г. (Л.А.Гиндин, С.А.Иванов, Г. Г.Литаврин)
[8]Имеется ввиду период до возведения святого Мартина на Думийскую кафедру
[9] Родным городом Сенеки была Кордова
[10] Следует заметить, что древние христианские авторы довольно часто заимствовали или стиль, или идеи, или лексический аппарат из философских и нравственных сочинений знаменитых языческих авторов. Так, общеизвестным фактом является заимствование древними восточными отцами понятийного аппарата и культуры мысли древнегреческой философии. Если обратиться к западным православным отцам, то, например, известно, что сочинение святителя Амвросия Медиоланского «Об обязанностях священнослужителей» написано под значительным влиянием трактата Цицерона «Об обязанностях». Блаженный Иероним был одним из величайших знатоков античной литературы и испытал большое влияние ее авторов (См.: Диесперов А. Блаженный Иероним и его век. М. Канн+. 2002, с.16−21), блаженный Августин находился под большим влиянием позднеантичного философа Плотина. Даже апостол Павел иногда использовал мысли или фразы античных авторов. Он, в частности, употребил стих Эпименида в Послании к Титу: «Критяне лжецы, злые звери, утробы ленивые» (Тит 1.12), подобные примеры можно встретить и в некоторых других его Посланиях и в книге Деяний апостольских. (См.: Диесперов А. Указ.соч. с.19).
[11] По мысли св. Мартина, простолюдин не значит варварский или неверный, но скромный, простодушный, из простого народа
[12] X Толедский Собор состоялся в 656 году при короле Ресесвинте


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru