Русская линия
Православие.RuИгумен Евфимий (Моисеев)06.05.2003 

Святой Бонифаций — апостол Германии

Имя святого Бонифация — подвижника и миссионера Западной Церкви VIII века, почти неизвестно в России. Только узкий круг историков-медиевистов знаком с жизнью и трудами этого святого. В то же самое время священномученик Бонифаций явился основоположником новой эпохи в жизни Западной Европы, был непосредственным участником тех процессов, которые в конечном итоге сформировали лицо средневековой Европы. Его деятельность значительно повлияла на судьбы многих европейских народов. Его личность является ключевой не только для понимания событий, происходивших в середине VIII века во Франкской империи, но и для нашего времени, когда Православие возвращается в Западную Европу как неотъемлемая часть ее религиозной жизни.

СВЯТОЙ «ПАПИСТ»

От святителя Бонифация до нас дошла пространная переписка, которую он вел с многими выдающимися деятелями своей эпохи, среди которых — папы, короли, епископы, настоятели монастырей, игуменьи, монахи, его духовные дети. Это эпистолярное наследие представляет собой бесценный памятник эпохи, удаленной от нас глубиной времен. Поистине, эти письма святителя пробиваются к нам, как луч солнца из глубины так называемых «темных веков», проливая свет на многие события той эпохи. Они позволяют нам составить более или менее ясное представление о том положении, в котором находилась в те годы Церковь в Западной Европе.

Его личность уже неоднократно была предметом исследования многих ученых на Западе — в первую очередь, в Германии и Англии. В то же время в отечественной историографии имя святого Бонифация до сих пор остается малоизвестным. За исключением нескольких словарных статей, помещенных, главным образом, в дореволюционных, малодоступных энциклопедических изданиях, на русском языке до последнего времени не существовало специальных работ, в которых бы рассматривалась его жизнь и миссионерское служение. В семинарских курсах Истории Древней Церкви его имя упоминается как бы вскользь и мимоходом, а оценки его миссионерской и церковно-организационной деятельности, как правило, субъективны и противоречивы.

Уже первая (по крайне мере, из известных нам) статья о Бонифации, опубликованная в знаменитом Энциклопедическом словаре Брокгауза-Ефрона, не лишена внутренних противоречий. «Основав… Германскую Церковь, он обязал ее безусловной покорностью Риму. Епископы должны были давать клятву, что они до конца дней своих пребудут покорны Римской Церкви, святому Петру и его наместнику"[1]. Эта негативная оценка деятельности Бонифация неожиданно сменяется весьма положительной характеристикой его личности: «Приверженность к Риму отнюдь не мешала Бонифацию быть человеком твердой веры, высокой души и благородного характера"[2].

Статья «Бонифаций», помещенная в Православной богословской энциклопедии, написана в очень резком тоне. Ее автор, который, к сожалению, остался неизвестным[3], по сути дела вообще отрицает значение Бонифация как христианского миссионера. «Его труд состоял… не столько в проповедании христианства, сколько в распространении папизма, который в его глазах был тождествен с правильно устроенным христианством… (курсив мой — и. Е.) Обращая язычников в христианство, он в то же время старался силою или кознями изгонять независимых (? — и. Е.) христианских миссионеров и заменять их римскими священниками, и этим достиг того, что ко времени его смерти часть Германии, принявшая христианство, была уже прочно связана с римской кафедрой"[4]. При этом ни слова не говорится ни о духовно-просветительской деятельности Бонифация, ни о его мученической кончине.

Наконец, Н.В. Малицкий[5], статья которого находится в Энциклопедическом словаре «Христианство», дает достаточно взвешенную и в целом нейтральную оценку деятельности Бонифация, подчеркивая все же при этом, что вершиной его деятельности было то, что «на синоде 747 года франкские епископы подписали акт, которым признавались все папские права, и франкский клир формально подчинялся папе"[6].

Итак, среди отечественных историков Церкви рубежа XIX—XX вв. налицо в целом достаточно негативное отношение к деятельности Бонифация. Основной упрек, адресуемый ими этому святому, заключается в том, что в тех землях, где он проповедовал христианство, он содействовал также установлению подчиненной Риму иерархии. Один этот факт, по их мнению, перечеркивает все прочие заслуги святителя перед Церковью. Насколько справедлив подобный подход? Прежде чем ответить на этот вопрос, хотелось бы познакомить читателя с основными вехами жизни этого святого.

«PUER OBLATUS»

Святой Бонифаций по происхождению был англосаксом. Он родился в начале 70-х годов VII в. неподалеку от города Эксетер в княжестве Уэссекс, расположенном на юго-западе Англии, и в крещении получил имя Винфрид. Винфрид происходил из благородного семейства, и уже в детстве почувствовал себя призванным к духовному служению. Но его намерение встретило резкий отпор со стороны отца, и только после исцеления от тяжелой болезни, отец дал свое согласие на вступление сына в монастырь. В возрасте семи лет Винфрид был отдан как «puer oblatus» — посвященный Богу отрок — в монастырь Эдесканкастр (Adescancastre) под руководство аббата Вульфхарда.

Спустя приблизительно семь лет юный монах перешел в аббатство Нурслинг, находившееся между Винчестером и Саутгемптоном. В этой обители он вел строгую подвижническую жизнь, серьезно изучая Священное Писание, а также обучаясь истории, грамматике, риторике и поэзии. Вскоре он был назначен начальником монастырской школы. В возрасте 30 лет Винфрид был рукоположен во священника, о нем говорили как о весьма ученом и многообещающем наставнике и проповеднике. Но несмотря на обширное поле деятельности у себя на родине, Винфрид в возрасте 40 лет покинул Англию и отправился на континент. В основе его решения лежала одна из важнейших идей ирландского и англосаксонского монашества peregrinatio pro Christo — странствие ради Христа, а также идея проповеди христианства среди родственных народов, которая была в то время особенно распространена среди англосаксонских монахов. Весьма важным для Винфрида было также стремление к объединению поместных Церквей Запада под властью Рима.

В 716 г. он предпринял свое первое путешествие во Фрисландию, где уже с кон. VII в. действовали англосаксонские миссионеры, в том числе святой Виллиброрд. Но этот первый опыт миссионерства потерпел неудачу. Фризский герцог Радбод, который только что отвоевал у франкского майордома Карла Мартелла (714−741) юго-западную часть страны, хотя и не стал препятствовать англосаксонскому миссионеру в проповеди христианства, но сам остался равнодушен к новой религии и не оказал поддержки миссии. Натолкнувшись на сильное сопротивление местного населения, Винфрид осенью 716 г. со своими спутниками вернулся в Англию.
В конце 717 г. в родном монастыре Винфрида Нурслинге умер аббат Винберт, и его преемником избрали Винфрида. Однако настоятелем монастыря он оставался недолго и вскоре, осенью 718 г., заручившись рекомендательным письмом епископа Винчестерского Даниила, Винфрид навсегда покинул свою родину. Вместе с группой товарищей он отправился в Рим, чтобы получить поддержку Римского престола и обеспечить тем самым проповеди христианства в германских землях прочную основу. С тех пор принцип непрерывной связи с Римской Церковью стал руководствующим для Винфрида во всей его дальнейшей деятельности.

МИССИОНЕР И ПРОПОВЕДНИК

Винфрид прибыл в Рим в конце 718 г. и был принят папой Григорием II. 15 мая 719 г. он получил от папы грамоту, где впервые назван Бонифацием — тем именем, с которым он и вошел в историю. В этом документе подтверждались его полномочия как миссионера, хотя ему и не было указано конкретное поле деятельности. Лишь в самых общих чертах его задача определялась как проповедь христианской веры, а также в грамоте содержалось требование придерживаться при крещении римского обряда и «по возможности» сообщать о возникающих трудностях папе.

Летом 719 г. он отправился в Тюрингию, которая считалась в Риме христианской страной. Однако положение там оказалось более сложным, чем предполагалось. Обращенные в христианство предшественником Бонифация, св. Килианом, государи, герцог Гоцберт и его сын Хетан II, были убиты, возможно, как раз из-за их попыток распространить христианскую веру среди своих подданных, которые предались язычеству или смешивали христианство с идолопоклонством. Бонифаций пытался побудить людей жить в соответствии с предписаниями христианской религии, однако не добился желаемого успеха, хотя и смог обратить нескольких язычников. Он решил отправиться ко двору франк. майордома Карла Мартелла, чтобы просить его о помощи, но по пути узнал о смерти фризского вождя Радбода и направился во Фрисландию. Здесь он провел три года, энергично помогая престарелому епископу Утрехта св. Виллиброрду.

Вскоре епископ Виллиброрд пожелал сделать Бонифация своим преемником. Однако он уклонился от этой чести, ссылаясь, на то, что без благословения папы не осмелится принять епископский сан. Бонифаций покинул Фрисландию и, последовав за армией Карла Мартелла, достиг Тюрингии и Гессена, где крестил многих местных жителей. С помощью двух вождей, обращенных им в христианство, Бонифаций учредил в 721 г. небольшой монастырь в Амёнебурге на р. Ом в Верхнем Гессене. По замыслу своего основателя обитель должна была стать своего рода миссионерским центром для подготовки духовенства из местных жителей.

Вскоре Бонифаций послал к папе Григорию II одного из своих учеников с письмом, где сообщал об успехах миссии и просил о дальнейшем руководстве. В ответ на это послание папа пригласил Бонифация посетить Вечный город, куда он отправился осенью 722 г. в сопровождении многочисленной свиты.

30 ноября 722 г. Бонифаций был рукоположен в сан епископа и принес клятву верности апостолу Петру и его преемнику. Впервые в истории папства рукоположение епископа неиталийского происхождения было совершено по чину, употреблявшемуся до этого исключительно для епископов римского митрополичьего округа. В этой клятве некоторые исследователи усматривают якобы уже тогда проявившуюся приверженность Бонифация «папизму», хотя в ней не содержится ничего противоречащего каноническим принципам Древней Церкви: Бонифаций клялся быть верным Римской Церкви, не иметь общения с епископами, которые не придерживались канонических предписаний и бороться с их деятельностью. Поставив Бонифация епископом, папа Григорий II отослал его назад с письмами, требующими повиновения новопоставленному епископу от духовенства его новой епархии в Тюрингии и Гессене. Кроме того, с письмом и просьбой о защите и помощи он обратился также и к Карлу Мартеллу, взявшего Бонифация под свою защиту.

Вернувшись в Гессен, Бонифаций с лихвой возместил ущерб, который Церковь понесла за время его отсутствия, когда многие жители этой страны перешли в язычество. Чтобы показать язычникам, насколько бессильны были их боги, Бонифаций срубил в местечке Гисмар около города Фрицлар, дуб, посвященный богу грома Тору. На этом месте была возведена деревянная часовня, посвященная Спасителю. Для язычников это было зримым знаком того, что христианский Бог могущественнее и сильнее языческих богов.

Святителю удалось собрать вокруг себя значительную группу помощников, продолживших впоследствии его начинания. Большинство из них были англосаксами, а некоторые — его родственниками. История сохранила до наших дней имена святых Бурхарда, Вигберта, Витты, Штурмия, Виннебальда, Виллибальда, а также преподобных Лиобы, Вальбурги, Бригитты, Теклы и многих других.

УСТРОИТЕЛЬ ФРАНКСКОЙ ЦЕРКВИ И МУЧЕНИК ЗА ХРИСТА

После смерти в феврале 731 г. папы Григория II на престол Римской Церкви вступил папа Григорий III. Бонифаций поспешил отправить к новому папе посольство и принести уверения в своей преданности. В 732 г. Бонифаций вновь написал в Рим, упомянув среди прочего и о том, что работы стало слишком много для одного человека. Григорий III, оценив достигнутые Бонифацием успехи, отправил ему архиепископский паллиум, хотя и не назначил для митрополии постоянного центра. Кроме того, папа разрешил Бонифацию самостоятельно учреждать епархии и ставить на служение епископов.

В 737 г. Бонифаций в сопровождении многочисленных учеников в третий раз отправился в Рим, где был милостиво принят папой Григорием III. Папа наделил его полномочиями легата и поручил установить канонический порядок в церковной жизни Баварии. В Риме к нему присоединился Лулл, который впоследствии стал одним из его ближайших учеников и преемником на Майнцской кафедре.

По возвращении Бонифаций с помощью герцога Одилона и баварской знати начал работу по созиданию Баварской Церкви на канонических началах. Он по-новому определил границы епархий и назначил епископов на свободные кафедры: в Зальцбург, Фрайзинг и Регенсбург. Бонифаций основал самостоятельную гессенскую епархию с центром в Бюрабурге и назначил в нее епископом св. Витту. Были созданы также епархии в Айхштадте, куда в октябре 741 епископом был рукоположен св. Виллибальд, и Эрфурте. Новым епископом Вюрцбурга стал Бурхард.

Бонифаций обращал особое внимание на каноничность рукоположений духовенства и отстранял от служения неканонических клириков. Если рукоположенные неканоническим образом священнослужители были готовы признать, что они совершали свои упущения не по злой воле, и приносили покаяние в содеянном, то Бонифаций заново рукополагал их в священный сан.

В 741 г. умер Карл Мартелл. Власть над империей перешла к его сыновьям Карломанну и Пипину Короткому. Умершего 28 ноября 741 г. папу Римского Григория III сменил папа Захария. Святитель Бонифаций, завоевавший к этому времени огромный авторитет, заручился поддержкой Карломанна и приступил к реформе Франкской Церкви, в которой имело место сильное обмирщение духовенства. Осуществляя реформу Франкской Церкви, Бонифаций неоднократно стремился повысить уровень канонического сознания клира. Особенно строго Бонифаций относился к соблюдению духовенством целибата, предписывая наказывать священника за его нарушение бичеванием и даже тюремным заключением. Бонифаций сумел восстановить практику регулярного созыва Соборов, в которых принимал участие не только епископат, но и аристократия во главе с Карломанном и Пипином.

Первый восточнофранкский Собор (Consilium Germanicum) состоялся в 742 или 743 г., место его проведения точно не известно. Бонифаций принял в нем участие как архиепископ и «посланник св. Петра» (missus S. Petri). Среди постановлений этого и следующих Соборов (744, 745, 748) наиболее важными были декреты о строгом подчинении духовенства епископу и о запрете духовным лицам принимать участие в войнах, носить оружие и охотиться. Бонифацию удалось добиться от епископов присяги на верность Римскому престолу. Для монахов и каноников нормой был провозглашен устав преп. Венедикта Нурсийского. Были также установлены законы, определявшие степень допустимого родства при вступлении в брак. Деятельность Бонифация закрепила сближение Каролингов с папством. По преданию Бонифаций в 751 г. в Суасоне впервые в истории франков помазал Пипина Короткого на царство.

После смерти епископа Утрехта св. Виллиброрда (744) Бонифаций принял его епархию под свое управление. Примерно в то же самое время умер Рагенфрид, епископ Кёльнский. Папа Захария хотел учредить для Бонифация митрополию с центром в Кёльне (745), но этому воспротивилось местное духовенство. Тогда папа назначил Бонифация епископом Майнца и примасом Германии.

Много сделал Бонифаций для укрепления духовной жизни в монастырях, особенно в аббатстве Фульда, учрежденном в 744 г. под покровительством Бонифация его учеником св. Штурмием. Бонифаций ежегодно приезжал в Фульду, чтобы преподать наставление монахам, живущим по бенедиктинскому уставу, и провести несколько дней в молитве и богомыслии. По его просьбе папа Захария грамотой от 751 г. защитил аббатство от посягательств епископов Вюрцбурга или Майнца, подчинив его непосредственно Римскому престолу.

Получив благословение папы и согласие Пипина Короткого, Бонифаций летом 753 г. оставил Майнцское епископство своему ученику свт. Луллу и возглавил фризскую миссию. Он с успехом проповедовал на восточном берегу р. Зейдер (совр. Зее), пока не подвергся нападению разбойников, полагавших, что миссионеры имеют при себе сокровища. 5 июня 754 г. близ местечка Доккум на реке Борн святитель Бонифаций был убит вместе со своими спутниками (по разным версиям их было от 37 до 52). Он призывал своих учеников не сопротивляться язычникам и со смирением принять мученический венец. Новообращенные христиане вскоре нашли тела мучеников. Тело Бонифация было перенесено сначала в Утрехт, затем благодаря свт. Луллу в Майнц, а еще позже, согласно желанию, которое святитель неоднократно выражал на протяжении своей жизни, в аббатство Фульда. Гробница свт. Бонифация очень скоро стала местом поклонения.

Святителя Бонифация почитали не только как мученика, в XI в. известный средневековый писатель Рабан Мавр писал, что Германия может гордиться им так же, как Рим — апостолом Петром, а Эфес — апостолом Иоанном. В 1160 г. Бонифаций впервые был назван «апостолом Германии». 11 июня 1874 г. папа Римский Пий IX распространил почитание святого на всю Католическую Церковь. С 1867 г. при гробнице Бонифация проходят ежегодные конференции немецких епископов. В Германии своим покровителем Бонифация почитают портные, пивовары, и резчики.

СВЯТОЙ НЕРАЗДЕЛЕННОЙ ЦЕРКВИ

Несомненно, святитель Бонифаций был ключевой фигурой своей эпохи. Его многогранная личность объединяла в себе миссионерскую ревность англосакса, подвижнический дух монаха, административный талант епископа и мудрость церковно-политического деятеля, который должен был совершать свое служение в далеко не простых условиях того времени.

Он всегда был и оставался последовательным приверженцем канонических принципов устроения церковной жизни, отраженных в правилах Древней Церкви. Поэтому как представитель западной церковной традиции он рассматривал именно Римскую Церковь — древнейшую на Западе и потому пользовавшуюся там непререкаемым авторитетом — как самую надежную хранительницу древне-церковного предания, как «столп и утверждение» христианской истины. Очевидно, что именно такой взгляд в ту эпоху и в тех исторических обстоятельствах был для него абсолютно естественным и закономерным.

Глубокая внутренняя опасность, связанная с постепенным формированием в Риме понимания особой роли Римского епископа, в первой половине VIII еще не была явной. Очевидно, что тогда этот взгляд, который наиболее ярко был выражен папами Львом Великим и Геласием, вряд ли рассматривался иначе, чем их частное богословское мнение. По крайней мере, другие авторитетные западные богословы той эпохи — среди них епископ Исидор Севильский и Беда Достопочтенный, придерживались вполне традиционного понимания значения апостола Петра и его преемников для Церкви, выраженного еще святителем Киприаном Карфагенским. «Для Киприана Петр был образцом и началом епископского служения, осуществляемого в каждой поместной Церкви в единстве со всеми другими Церквами"[7]. Конечно, авторитет Льва Великого как главного выразителя халкидонского богословия и на Востоке, и на Западе был непререкаем. Да и реальное положение папства, в то время крайне ослабленного и находящегося под постоянной угрозой со стороны лангобардов, вряд ли у кого-то могло вызвать опасения в том, что Рим начнет навязывать другим Церквам свои специфические экклезиологические взгляды. По крайней мере, сам святитель Бонифаций — как это видно, в частности, из его переписки с папой Захарией — не считал невозможным подвергать достаточно жесткой критике папскую политику по многим вопросам.

«Факторы, которые больше всего способствовали приданию папскому авторитету формального и юридического измерения, — победа римской практики на соборе в Уитби и последовавшая за этим деятельность святого Бонифация в Западной Германии и Франкской империи. «Римский» порядок отныне — после хаоса, царившего там при меровингах, — устанавливается как программа церковных реформ. В 742 году под влиянием Бонифация Собор в Суасоне определил, что все митрополиты должны получать паллиум из Рима. Таким образом, паллиум стал символизировать каноническую юрисдикцию, делегированную Римом. Эта идея будет по-настоящему навязана Карлом Великим установлением действительно «западного патриархата» — феномена каролингской эпохи… В VI и VII вв. Римская Церковь по-прежнему играла роль связующего звена между Востоком и Западом, что с особенной ясностью показывает святой Григорий Великий. Однако осуществлялось это ценой известных внутренних противоречий. Принимая пентархию, участвуя в имперской византийской системе, Римская Церковь в то же время всякий раз прибегала к аргументу Петрова апостольства, когда могла использовать его для отстаивания своей юрисдикции. Возможно, эта Янусова двуликость могла бы удерживаться гораздо дольше, если бы высокомерие и небрежение императоров-иконоборцев не обрекли бы папство на то, чтобы стать западным институтом, связанным с каролингской монархией сначала как орудие, а затем как яростный соперник в борьбе за господство над централизованным и культурно единообразным латинским христианством"[8].

Попытки представить святителя Бонифация слепым орудием в руках папства не имеют под собой никаких серьезных оснований. Также нужно признать несправедливыми упреки в том, что Бонифаций занимался миссионерством, якобы преследуя некие тайные политические цели. Конечно, он вынужден был соотносить свои действия с политическими обстоятельствами своего времени — неудача его первой миссионерской поездки во Фрисландию была в этом смысле для него глубоко поучительной. Святитель Бонифаций жил в очень противоречивую эпоху, но через глубину веков его личность предстает перед нами очень цельной, а его устремления и действия — вполне последовательными. В пору своей юности он был свидетелем того, как Английская Церковь, устроенная на древних канонических началах, принятых на соборе в Уитби, за короткое время достигла значительных успехов почти во всех областях церковной жизни и переживала эпоху расцвета. Так что принципы его действий во Франкской империи были очень просты и последовательны: он стремился оживить Франкскую Церковь за счет тех же самых принципов, которые в свое время были применены в Англии: установления римских — то есть древне-церковных — канонических правил и усиления монашества. То, что впоследствии история повернулась так, что результатами его труда воспользовались определенные политические силы, никоим образом не может быть поставлено ему в вину.

В первой половине VIII столетия — в то время, когда жил святитель Бонифаций, — папство оставалось хранителем Православия. Последовательно выступая против иконоборческой ереси, папы Григорий II, Григорий III и Захария должны были пожертвовать многими политическими выгодами. И все же они, продолжая линию своих предшественников, при которых сформировался феномен «византийского папства», до последнего стремились не нарушать политического и церковного единства с Византией. К сожалению, ослепленные лжеучением ереси, политически недальновидные императоры-иконоборцы приложили со своей стороны все усилия, чтобы оттолкнуть от себя Рим, который был в то время оплотом православной веры на Западе.

Святитель Бонифаций, без сомнения, может почитаться как святой единой, неразделенной Церкви. Вся многотрудная и подвижническая жизнь святителя, обращенные им в христианство народы, наконец, его мученическая кончина, его посмертное почитание и чудеса, совершавшиеся у его мощей, являются для нас неоспоримым свидетельством его святости. Но наличие крайних точек зрения, изложенных в начале статьи, заставляет нас сказать несколько слов о возможности почитания Бонифация в Православной Церкви.

Вплоть до ХХ столетия вопрос о почитании западных святых в Православной Церкви фактически не ставился. Только в последнее время, которое по значительности событий и явлений, происходящих в мире, сравнимо только с эпохой великого переселения народов, этот вопрос стал неожиданно актуален. Главным образом проблема почитания западных святых встала перед православными христианами, в силу разных исторических причин оказавшихся в Западной Европе. Одним их первых, кто обратил внимание на важность этой проблемы, был архиепископ Иоанн (Максимович), который долгие годы возглавлял одну из западно-европейских епархий Русской Православной Церкви Заграницей. В 1950 году архиепископ Иоанн выступил перед собором РПЦЗ с докладом о почитании западных святых.

Среди большого числа святых, о которых архиепископ Иоанн упоминает в своем докладе, к сожалению, отсутствует имя святого Бонифация. Но святитель активно выступал за почитание в своей епархии святого Ансгария, епископа Гамбургского, который проповедовал христианство в IX на севере Европы. Некоторые клирики епархии владыки Иоанна высказывались против почитания этого святого, приводя тот же самый аргумент, который, как мы видели выше, использовался и против признания святого Бонифация христианским миссионером. Именно, заявлялось, что Ансгарий был просто орудием в руках пап для достижения их господства в этой части Европы. «Святой Ансгарий служил не политическим целям, а Христу, — возражал святитель Иоанн, — и печать его апостольства — страны, им ко Христу приведенные. Позднейшее отпадение их не умаляет его служения, как и служения святого Мефодия — отпадение на многие века Моравии и Паннонии. В различных местах вселенной праведники Христовы Единому Богу работали, Единым Духом водились и купно Им прославлены"[9]. Мы убеждены, что слова, сказанные архиепископом Иоанном о святом Ансгарии, могут быть с полным правом отнесены и к святому Бонифацию.

Священномученик Бонифаций был подлинным христианским миссионером и неустанным устроителем Церкви Христовой, поэтому он по праву занимает достойное место в ряду выдающихся проповедников христианства. Православные христиане Европы и, в первую очередь, Германии и Голландии, с полным правом могут почитать святителя Бонифация как своего небесного покровителя. Собственно говоря, это почитание уже широко распространено в православных епархиях этих стран — во многих храмах находятся иконы святителя, многие православные христиане совершают паломничества к его мощам, которые по сей день покоятся в кафедральном соборе города Фульды, и к месту его мученической кончины в городе Доккуме. Его эпистолярное наследие воспринимается как неотъемлемая часть предания Древней Церкви. Так, иеромонах Серафим (Роуз) в своей книге «Душа после смерти» использует письмо святителя Бонифация, в котором он повествует о видении загробного мира, которого сподобился один англосаксонский монах[10].

Святитель Бонифаций совершал свое служение в эпоху, последовавшую за великим переселением народов. Ее отличительными чертами были политическая и экономическая нестабильность, франкская государственность находилась в стадии становления, в империи отсутствовала налаженная церковная структура. Следствием отсутствия церковной проповеди стала реакция язычества, которое во многих областях страны стало возвращать утраченные было позиции. Упадок нравственности духовенства вызвал значительное снижение его авторитета среди народа. Во Франкской Церкви в VII—VIII вв. стали весьма распространены симония, передача церковных должностей и санов по наследству, разврат и прочие порочные явления. Чтобы вести борьбу против этих злоупотреблений, нужно было иметь твердую опору, и Бонифаций нашел ее в лице папства каролингов.

Понятие миссии в то время включало в себя не только проповедь язычникам и их обращение в христианство, но и установление на христианизированных землях канонического церковного порядка. Обвинения в том, что Бонифаций распространял не христианство, а папизм, вызывают только недоумения. Можно ли считать, что такое явление, как папизм, — если понимать под этим притязание Римских епископов на власть во всей Церкви — было характерно для пап в первой половине VIII века? Неосновательность такой точки зрения станет очевидной, если мы вспомним, что, например, папа Григорий II, который собственно и дал благословение Бонифацию отправиться с миссией в Тюрингию, известен как один из первых защитников Православия против иконоборческой ереси. Его письма к императору Льву III, в которых содержится открытое обличение иконоборчества, впоследствии были включены в Деяния VII Вселенского Собора[11]. Понтификаты пап Григория III и Захарии (кстати, первый был по происхождению сирийцем, а второй — греком) вошли в историю папства как одни их сложнейших именно потому, что эти папы при всей опасности, которую представляли для Рима лангобарды, не желали ради сиюминутной политической выгоды идти на уступки императорам, требовавшим от них поддержать еретическое иконоборческое учение.

В 754 году, когда свт. Бонифаций был жестоко убит язычниками во Фрисландии, в Константинополе состоялся печально известный собор, который провозгласил иконоборчество официальной доктриной Константинопольской Церкви и поверг ее тем самым на долгое время в пучину раздоров и нестроений. Более тридцати лет спустя императрица Ирина просила папу Адриана о поддержке в борьбе против иконоборчества, что показывает, что в то время в Византии поддержка пап для решения многих вопросов не только церковной, но и политической жизни была просто необходима. Таким образом, для эпохи, в которую жил Бонифаций, то есть для конца VII — начала VIII вв., говорить о папизме как о заведомо отрицательном явлении преждевременно.

Вполне очевидно, что тогда Рим обладал высочайшим авторитетом для большинства Церквей не только на Западе, но и на Востоке, а Римский епископ выступал как гарант и хранитель веры древней Церкви. Поэтому святитель Бонифаций стремился на христианизированных им землях устанавливать именно канонический порядок Римской Церкви, который закрепил бы достигнутые им успехи в проповеди христианства и создал бы необходимые условия для нормального развития христианской жизни.

Выявление глубинных причин, приведших в конечном итоге к церковному расколу и противостоянию Востока и Запада, требует внимательной и кропотливой работы, добросовестного и непредвзятого исследования. Но идти по этому пути важно не только из соображений развития церковно-исторической науки — только осмысление и понимание этих важнейших исторических процессов способно предостеречь будущие поколения христиан от повторения совершенных некогда ошибок.

[1] Бонифаций / Энциклопедический словарь. Т. IV. СПб, 1891. С. 370.
[2] Там же.
[3] Скорее всего, автором этой статьи был кто-либо из профессоров Санкт-Петербургской духовной академии. По крайне мере, все доктора церковной истории, указанные среди авторов этого тома энциклопедии, были профессорами СПбДА.
[4] Бонифаций / Православная богословская энциклопедия. Петроград, 1903. С. 942.
[5] Неофит Владимирович Малицкий (1871-?). Магистр церковной истории, выпускник Санкт-Петербургской духовной академии.
[6] Бонифаций / Христианство. Энциклопедический словарь. М., 1994. Т. I. С. 297.
[7] Прот. Иоанн Мейендорф. Цит. соч. С. 238.
[8] Там же. С. 238−239.
[9] Архиепископ Иоанн (Максимович). О почитании святых, просиявших на Западе (Доклад архиерейскому собору РПЦЗ) // Русский паломник. 1994. N 9. С. 58.
[10] Иеромонах Серафим (Роуз). Приношение православного американца М., 1998. С. 105.
[11] См. Прот. Валентин Асмус. Седьмой Вселенский Собор 787 г. и власть Императора в Церкви / Regnum aeternum. М.,-Париж, 1996. С. 47.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru