Русская линия
Православие.Ru Анатолий Смирнов29.09.2004 

ИСТОРИЯ РОССИИ. ЧАСТЬ 2
Статья подготовлена на основе лекций, прочитанных доктором исторических наук профессором А.Ф. Смирновым в Сретенской Духовной Семинарии (2003−2004 гг.).

Совет Народных Комиссаров во главе с Лениным, образованный на Втором Съезде Советов, сразу после захвата власти не был, собственно, Советским Правительством в научном, точном понимании смысла, потому что в этом Правительстве не участвовали две советские партии — эсеров и меньшевиков, которые входили в состав Советов, но осудили захват власти большевиками и отказались с ними сотрудничать. Это была однопартийная диктатура большевиков во главе с Лениным и Троцким. В этом стремлении к единоличной диктатуре одной партии, собственно говоря, коренится вся трагедия Октябрьского Переворота и почти вековой истории. Потому что, если были бы выполнены решения Всероссийского Совета солдатских и рабоче-крестьянских депутатов, то было бы образовано коалиционное правительство из представителей всех советских партий. Такое правительство выражало бы волю громаднейшего большинства населения, что исключило бы возможность гражданской войны, внутренних кровавых разборок. Фактически, получилось всё наоборот. Причём, даже большинство большевистского руководства предупреждало Ленина, что нельзя на одних штыках удержаться, что нужно идти на компромисс, на союз с другими советскими социалистическими партиями. Но Троцкий цинично заявил: «На штыках нельзя удержаться, а при помощи штыков — можно». Фактически, с этого начинается гражданская война, потому что уже захват власти большевиками в Москве сопровождался кровавыми боями, продолжавшимися целую неделю. В ход была пущена артиллерия, обстреливали Кремль.

Что позволило большевикам удержать власть
Теперь встаёт вопрос, на что опирались большевики — единственная партия, которая противопоставила себя всем другим? Почему антибольшевистская оппозиция — от кадетов до меньшевиков (о монархистах я не говорю) не могла не делиться, и отстранить большевиков от власти? Расстановка сил менялась. Большевики били своих противников поодиночке — по старому принципу, сформулированному ещё римскими цезарями: «Разделяй — и властвуй». Сначала они захватили власть, использовали переговоры для того, чтобы укрепить ее, выиграть время и посеять раздор между своими противниками. Они, первым делом, запретили кадетскую партию. С меньшевиками вели переговоры. Используя то обстоятельство, что эсеры раскололись на левых и правых (левые были близки к большевикам и даже участвовали в Октябрьском Перевороте), большевики на некоторое время пустили в состав Совнаркома представителей левой эсеровской партии.
Почему большевики заигрывали с эсерами? Эсеровская программа — земельная программа — пользовалась огромной популярностью. Большевики её присвоили, опубликовали «Декрет о земле», тем самым привлекли на свою сторону интересы крестьян, и сказали: «Грабь награбленное! Занимайтесь переделом земли в каждой деревне». Пока крестьяне занимались пределом земли, большевики получили свободу маневра. В городах, в столице они делали, что хотели. С кадетами так поступить нельзя было. На выборах Учредительного Собрания, которые прошли сразу после Октябрьской Революции (эти выборы объявило ещё Временное Правительство, а не большевики, сразу после выборов должно было пройти Учредительное Собрание, которое и решило бы вопрос о власти) кадеты заняли второе место в городах после большевиков. На первом месте в столице и в крупных городах шли большевики, но кадеты были второй по влиянию партией. Они имели большую поддержку в городе со стороны образованных слоёв общества. Недаром эту партию называли профессорской. Вся образованная элита шла за кадетами. За ними шла даже какая-то часть рабочих. Служащие и многие образованные рабочие сочувствовали кадетам и голосовали за них, потому что кадетская партия была неоднородной. Левые кадеты стояли на платформе социализма, были близки по своим взглядам к меньшевикам, к эсерам. Поэтому их партия пользовалась большим влиянием и оспаривала в массовом сознании у большевиков гегемонию. Она могла воздействовать на умы. Собственно, главным идеологическим противником большевиков во время и после Октября стала кадетская партия. И они её запретили, потому что аргументов для разгрома этой умственной, образованной оппозиции у большевиков не было. Они запретили кадетов, объявили их контрреволюционерами. Отсюда и пошло — кадет-контрреволюционер. И потом, на протяжении всей гражданской войны и всей советской истории, слово кадет было ругательным прозвищем. С этим связано заигрывание с эсерами и с меньшевиками. До поры, до времени большевики считаются с ними, играют на противоречиях, но и видят, и учитывают, что за этими партиями идёт часть солдат, рабочих, крестьян. И даже в столице, в Питере, меньшевики имели влияние на некоторые полки. В частности, Семёновский, Преображенский, Измайловский — это старые гвардейские полки, это Петровская бригада русской гвардии. Хотя состав их очень изменился, но какие-то традиции сохранились. И эти полки заявили, что они будут стоять на платформе защиты Учредительного Собрания, что они считают, что УС решит вопрос о власти. Они в этом смысле шли за эсерами и меньшевиками. Конечно, большевики должны были с этим считаться. Но, большевики переносят созыв УС на полтора месяца — с конца ноября на начало января, используя весь декабрь для перегруппировки сил. Здесь обнаруживается, что противники большевиков в открытую не вступают с ними в борьбу, не пытаются отстранить их от власти. Некоторые противники большевиков из числа эсеров и кадетов, умных, казалось бы, людей, говорили: «Вот, УС соберётся, и вопрос решит, и большевики будут отстранены от власти мирным путём. Они держаться путём обмана. Обман этот будет разоблачён. Они поддержки масс не имеют. Вот и армия уже, и часть рабочих выражает им недоверие. Зачем бороться с ними в открытую? Ну, захватили власть. Но, мы же не просим применять кровавое насилие и уподобляться большевикам, дабы отстранить их от власти. Хватит крови!». Кроме того, некоторые меньшевики и эсеры говорили: «Большевики, хотя бы, — социалисты, — т. е. вступала в действие социалистическая солидарность, — А если мы их сейчас отстраним от власти, то к власти придёт буржуазия, к власти придут монархические правые силы. Получится торжество контрреволюции, мы потеряем завоевания революции. Поэтому не надо бороться с ними. УС всё решит, и мирно отстранит от власти большевиков». Это обстоятельство надо иметь в виду, когда мы говорим о том, как возникла диктатура одной партии и почему она удержалась у власти и в эти судьбоносные дни гражданской войны, и потом ещё 70 лет держалась.
В смутные дни, в период падения духа, потери ориентиров, надлома национальных духовных сил верх берут самые решительные, самые беспардонные, циничные, но хорошо организованные, целеустремлённые, напролом идущие к своей цели, силы. Такой силой была большевистская гвардия, созданная Лениным по своему образцу и подобию. Уж чего-чего, а волю Ульянов имел железную, логику колоссальную, организатор он был превосходный. Эти качества вождя он ярко проявил, и в решающие моменты Ленин ломал сопротивление даже своих соратников, если они проявляли колебание, объявляя ему ультиматум. «Пойду сам, если вы за мной не идёте», — и что им оставалось делать? Они отбрасывали сомнения и сплачивались вокруг своего Ильича. В стане же антибольшевистском такого вождя не оказалось. Болтунов было очень много, каждый из них предлагал свой путь, как вывести Россию к «светлому будущему». Но это была именно болтовня, демагогия, которая не подкреплялась решительными действиями, сильной организацией. Это мы хорошо видим на примере созыва Учредительного Собрания. Это второй шаг, закрепляющий победу большевиков во время Октября. Выборы Учредительного Собрания прошли в ноябре, открытие было перенесено на начало января. К открытию этого собрания меньшевики, эсеры и кадеты создали даже некую организацию в поддержку УС, они уже были научены опытом, что нужно поддержать УС массовыми выступлениями. Вели агитацию среди полков Питерского гарнизона, и даже преуспели в некоторых полках, названных выше. Рабочие ряда питерских заводов, которые в истории всегда называют оплотом большевизма: «Путиловский», «Ижорский», «Обуховский» — часто принимали резолюцию в поддержку УС. Это ружейные заводы, пролетариат там был высоко организованный и достаточно просвещённый, можно сказать, цвет рабочего класса. И прямо заявляли, что таких людей, которые призывают к гражданской войне, к кровопролитию — имелись в виду Керенский, Троцкий и Ленин — нужно отстранить от власти. Вот какая была ситуация. Это не значит, что за этими трезвыми людьми шло подавляющее большинство, но такие колебания даже в среде рабочих и солдат проявлялись. И, конечно, интеллигенция горой стояла за УС. Максим Горький в своей газете тоже призывал поддержать УС. Вокруг Горького группировалась элита русской интеллигенции: писатели, журналисты, артисты. Как показали выборы УС, соотношение сил было такое, что действительно эти планы антибольшевистской оппозиции не были построены на песке. Они имели основание, потому что на выборах большевики, уже имевшие власть (выборы прошли сразу после Октябрьского Восстания), стали правящей партией. Правда, во время выборов они ещё в масштабах всей страны этот ресурс власти во всю силу задействовать не могли. Но, всё-таки у них был авторитет победившей партии. Тем не менее, они собрали около четверти голосов. И их союзники, левые эсеры, которые во время Октябрьского переворота откололись от своей партии и ещё не имели организационных структур в масштабах всей страны, набрали около пяти процентов. В общем, большевики и их союзники могли рассчитывать примерно на 30% - меньше чем 1/3 депутатов УС. А большинство завоевали эсеры и меньшевики, в особенности был поразительным успех эсеровской партии во главе с её лидером Виктором Черновым, которым был министром земледелия в Правительстве Керенского. Это — старый эсер. Эсеровская партия имела славные революционные традиции, если о таковых можно говорить. Но, в глазах многих рабочих и крестьян, она была олицетворением крестьянской справедливости, это была партия, защищавшая крестьянские идеалы, крестьянские понимания социальной справедливости о равенстве, о свободе. И поэтому они завоевали больше 40% голосов, несмотря на то, что левое крыло откололось. Это, конечно, больно ударило по партии, тем не менее, успех их был колоссальный. Плюс ещё меньшевики, плюс социалисты из национальных районов: Украины, Белоруссии, Поволжья, которые тоже стояли на эсеровских позициях. Были украинские эсеры — их лидер Петлюра потом прославился в годы гражданской войны. Так вот, если считать с этими союзниками — они имели большинство мандатов, больше 50, чуть ли не 2/3. Причём, меньшевики вообще на выборах потерпели поражение, если сравнивать их позицию с большевиками. Когда-то, в былые годы, за меньшевиками шло больше половины рабочих, а во время УС они во всесоюзном масштабе потерпели поражение — набрали всего несколько процентов голосов. Но, в некоторых районах за них проголосовало очень много населения. В Грузии они получили большинство — меньшевизм был своего рода Грузинской национальной партией. А лидерами некоторых меньшевиков были грузины: Чхеидзе, Гардания, Церетели. Причём, за некоторыми лидерами меньшевиков, грузинами по происхождению, стояли большие традиции. Церетели был грузинским князем, и его отец был одним из основоположников Грузинской новой литературы. Естественно, такие люди пользовались у грузин огромной популярностью, они олицетворяли не только национальную справедливость, но и лучшие национальные традиции Грузии. Поэтому нет ничего удивительного в том, что большинство из них голосовало за меньшевиков. За меньшевиков также проголосовало очень много рабочих Урала. Казалось бы, Урал — промышленно развитый район. Обычно, Ленин говорил, что большевизм — это идеология крупного промышленного пролетариата, но Урал был исключением в этом отношении. Уральские рабочие в большинстве своём пошли за меньшевиками и эсерами. На это есть целый ряд причин. Одна из причин в том, что значительную часть уральских рабочих составляли рабочие, которые ещё с петровских времён были приписаны целыми деревнями к рудникам, к заводам. Но эти рабочие имели свою усадьбу, хату, огород, своё подсобное хозяйство и жили достаточно зажиточно. Кто-то из членов семьи работал на заводе, а остальные занимались огородничеством, садоводством, приторговывали, занимались ремеслом, делали всякие поделки из золота, драгоценных камней. Знаменито уральское художественное литьё из чугуна, стали, драгоценных металлов. В общем, это был особый отмер рабочего класса, и он был более зажиточный, более образованный, больше был связан с традициями национальной жизни. Поэтому, эсеры-меньшевики находили с ними общий язык. Это очень интересный вопрос.
Шла политическая борьба, которая выливалась в открытую борьбу: уже лилась кровь, уже говорила артиллерия. Политическая борьба того времени — это запутанный клубок. Нельзя упрощённо понимать такие понятия, как революция, гражданская война, социализм, капитализм, сторонники монархии. Нельзя представлять ситуацию так примитивно: Ленин говорит: «За мной, кто за социализм!», а кто-то еще говорит: «За мной, кто за капитализм!». Нельзя представлять так, что сторонники капитализма и социализма разделились на два лагеря и пошли в кулачную. Во всех социальных потрясениях, социальных революциях, мы видим, что на стороне старого строя, свергаемого, уничтожаемого, контрреволюционного, всегда выступает часть рабочего класса, часть крестьян, часть интеллигенции, ремесленников в силу целого ряда обстоятельств. На примере уральских рабочих показано, что всегда этому есть причины: социальные, экономические, жизненные. И, мы дальше увидим, что на стороне большевиков тоже выступала какая-то часть старой армии, старого царского офицерского корпуса, даже часть аристократов, какая-то часть имущих, зажиточных слоёв. Большевики это объясняли так: «За нами идёт та интеллигенция, те образованные люди, которые поднялись до теоретического понимания хода истории. Они видят, что за нами будущее — и они примыкают к нам, как к партии будущего, которая строит новую Россию». И конечно, это всё сбивало народ с толку — не сразу разберешься, где левые, где правые, кто из них демагог, обманщик, а кто правдив.

Разгон Учредительного Собрания
Было предостаточно откровенного вранья. Скажем, большевики изображали из себя защитников Питера от немецкой угрозы. Они говорили, что Временное Правительство и его сторонники готовы Петроград отдать немцам, чтобы те здесь задавили Революцию. Это было враньё чистой воды. На воре и шапка горит. Большевики сами были содержантами Германского Генштаба. Но, тем не менее, эта демагогия действовала. Запрещая кадетов, они тоже кричали, что кадеты — предатели Отечества, наймиты, слуги крупной буржуазии, враги крестьянства, враги рабочего класса, хотя это не было так.
И вот, 5 января, в этой тревожной обстановке, созывается Учредительное Собрание. В Таврический Дворец съезжаются депутаты со всех концов России. Но открытие УС откладывается, ибо утром большевики произвели чистку города. Они были мастера таких политических авантюр. Когда демонстрация населения Питера в поддержку УС, в которой участвовало очень много рабочих, солдат (даже матросы были, но преобладала, всё-таки образованная публика, интеллигенция), вышла на улицу и двинулась к Таврическому Дворцу, заранее поставленные большевистские воинские части открыли по ним пулемётную стрельбу. Демонстрация была расстреляна из пулемётов. Горький негодовал в своей газете «Новая жизнь» по этому поводу. Возмущение питерцев было страшное, но дело было сделано — демонстрацию расстреляли. Сколько человек погибло? Официальные данные называют несколько десятков человек, но это — враньё. Расстреляли там, конечно, сотни людей. Это как наш «Белый дом» расстреливали в октябре 1993 года и говорят, что там погибло всего 170 человек, а всю ночь трупы вывозили баржами. Или как о Восстании Декабристов считалось, что погибло во время расстрела картечью из орудий 100 человек, а оказалось — около 2000 жертв. Но это скрыли почти через 100 лет после подавления Декабрьского Восстания. Факт остаётся фактом: выступление питерского населения в поддержку УС было расстреляно из пулемётов. Причём, до этого, ещё ночью были произведены аресты в тех воинских частях, где было весомым сочувствие УС. Аресты были и среди других слоёв населения. Кадетская партия была запрещена, и поэтому всех сторонников УС объявляли кадетами, врагами Революции и брали под арест. Была произведена чистка, или как сейчас говорят, зачистка. Кроме того, в тех частях, которые готовы были поддержать Временное Правительство, большевистски настроенные офицеры вывели из строя бронетехнику, на которой должны были двигаться демонстранты. Очень рассчитывали на то, что дивизион броневиков пойдёт во главе колонны демонстрантов, и будет прикрывать демонстрацию от пулемётного огня. Но, все эти броневики были ночью выведены из строя. Демонстрация пошла без прикрытия, и была расстреляна.
И, только после того, как была сделана эта зачистка, в Таврический Дворец приезжает Ленин и объявляется начало заседаний. Когда происходят выборы председателя УС, большинством голосов избирается Виктор Чернов, лидер эсеровской партии. Он объявляет работу УС открытой. В это время вырывается на трибуну Свердлов. Он тогда был секретарём ЦК и председателем ВЦИКа вместо Каменева, который ушёл в отставку с поста председателя ВЦИКа, потому что не соглашался с Лениным. Свердлов, как председатель Всероссийского Исполнительного Комитета Советов, был главой государства в ленинском понимании. Он сам по себе был щуплый человечек, но голос имел зычный, как у хорошего дьякона. Свердлов самочинно взошёл на трибуну и заявил, что вносится предложение о том, чтобы УС одобрило все декреты Советской Власти. Но, естественно, это предложение большевиков не было принято, Свердлов покинул трибуну, и большевики ушли с заседания. Они не ушли из Таврического Дворца, но их фракция покинула зал заседаний и начала фракционное совещание — что делать? Оставшиеся в зале заседаний депутаты и делегаты — большинство УС в спешном порядке приняли целый ряд важных законов, решений. Во-первых, они объявили Россию республикой. Россию объявил республикой ещё Керенский, после подавления в сентябре выступления Корнилова. Но это было административное распоряжение Правительства, а теперь УС, выражающее волю народа, провозглашает Российскую Республику. Советскую Российскую Республику. Во-вторых, они принимают, почти без прений, «Декрет о земле», земля объявляется народным достоянием. Здесь, собственно говоря, они и принимают в качестве государственного закона эсеровскую программу о земле, которая до этого уже была принята большевиками. Но крестьяне начали делить землю ещё до ленинского «Декрета о земле» и декрета УС. УС только констатировало то, что уже в деревне свершилось или свершается. Никакого другого решения они не могли принять, потому что землю мужики распределяли уже сами повсеместно в соответствии со своим пониманием справедливости. Наконец, УС принимает решение о немедленном, безотлагательном начале мирных переговоров, обращается к своим союзникам и всем воюющим сторонам с тем, что нужно немедленно заключать перемирье и садиться за стол переговоров — хватит воевать, хватит проливать кровь. Можно сказать, что эти решения все были важными, но эффективность их в значительной степени обесценивалась (и это потом Лениным было использовано) тем, что «Декрет о мире» был уже принят Лениным ещё в ноябре, во время переворота, «Декрет о земле» тоже был уже принят, Россия уже была республикой де-факто.
Дальше в планах УС стоял вопрос о принятии новой Конституции и формировании нового Правительства на основе большинства УС. Власть должна быть сформирована УС коалиционно, на паритетных началах, с учётом веса той или иной партии, той или иной фракции, потому что за этим распределением мандатов стояла воля России, воля народа России, основных социальных сил русского общества. Этого-то, как раз, большевики допустить не могли и не желали. Пока под руководством Чернова в Большом зале заседаний принимали решения, скоропалительно, без больших дебатов (вопрос был ясен, но, всё-таки, на это ушло несколько часов, а они начали работать в полдень), в это время в кулуарах Ленин и левые эсеры принимают решение, что УС надо разогнать. Большевики и их союзники ушли с заседания, бойкотировали работу. А поздно вечером, ближе к полуночи, начальник караула, который охранял Таврический Дворец, анархист Железняк выходит на трибуну и говорит: «Заседание прекращается, караул устал, покиньте зал заседаний», — это историческая фраза. Делегатов выпроводили, здание Дворца опечатали, поставили вооружённую охрану. Когда Ленину доложили о случившемся, как лихо Железняк расправился с «учредилкой», Ленин захохотал, как это было по-революционному красиво сделано. Но потом, близкие люди, наблюдая за ним, говорили, что фактически это был смех истерический, это была разрядка огромного нервного напряжения «Вождя Революции» — он шёл по лезвию бритвы. И расстрел демонстрации, и разгон УС, и споры среди своих коллег — ему возражали, говорили, что нельзя этого делать. Но, теперь, когда всё уже свершилось, Рубикон перейдён, назад хода нет — вот этот истерический смех, эта разрядка. Так было ликвидировано УС.
В газетах был помещён декрет ВЦИКа, подписанный Свердловым. Из этой бумажки было видно, что УС было разогнано, ибо оно не выражает волю народа, оно отказалось принять декреты Советской Власти, которые были приняты Вторым Всероссийским Съездом Советов, что Советская Власть более демократична, чем буржуазная демократия в лице УС, ибо Советы выражают волю трудящихся, а трудящиеся составляют подавляющее большинство населения.
Разгон УС был вторым решающим шагом на пути установления и укрепления однопартийной диктатуры. Делегаты собрания меньшевики и эсеры, естественно, не признали ленинский декрет. Они уехали в Поволжье, в Самару и там создали Комитет Учредительного Собрания (КомУч), который объявил себя Российским Правительством и начал формировать армию для борьбы с большевизмом. Затем, он переехал из Самары в Сибирь, в Омск. Во главе Правительства, созданного КомУчем, стал адмирал Колчак, известный полярный исследователь, флотоводец, который командовал Черноморским Флотом, человек безумной личной отваги. О его выдержке ходили легенды. Он проявил мужество и во льдах Арктики, и на посту командующего. Рассказывали, что когда свершилась Революция, революционные матросы поднялись к нему на капитанский мостик, где он стоял со своим штабом, и потребовали, чтобы он сдал командование и отдал оружие. Он снял с себя золотой кортик, подаренный ему за военные заслуги, и бросил в море, подчеркнув тем самым, что он не признаёт эту революционную власть и не желает бесчестить себя сдачей оружия. Вот этот человек стал во главе Сибирского Временного Правительства России, принял на себя титул Верховного Правителя России. К этому времени произошли важные события, которые показали, что протест УС, создание КомУча, создание Правительства России не является изолированным актом, что оно в какой-то степени выражает настроение определённых слоёв русского общества. Прежде всего, значительной части офицерского корпуса, а это 400 тыс. человек. Это — выражение настроения Донского казачества, Кубанского, Сибирского, Семиреченского, и даже части уральского и поволжского рабочего класса. Крестьянство в этой большой схватке на первых порах не участвовало, потому что оно разбрелось по деревням и решало вопрос о земле. Конечно, оставались ещё какие-то не расформированные части старой царской армии. Под штыком тогда находилось свыше 10 млн. человек, и она сразу разбежаться в несколько недель не могла. Сохранялись ещё и на фронте и в тылу отдельные воинские части и полки — то же крестьянство, только одетое в шинели. И эти солдатские полки наложили отпечаток на ход событий. Но, основная масса крестьян по деревням активно не участвовала в боях, которые развернулись в столицах, в крупных городах и по железным дорогам, потому что столкновения шли вокруг железных дорог. Красная Гвардия, революционные солдаты, матросы по приказу большевиков едут подавлять контрреволюцию в Москву, едут в Ярославль, на Дон, в Поволжье. А отряды КомУча тоже двигаются вдоль железных дорог им на встречу. И вот, борьба идёт вокруг городов, вокруг железнодорожных магистралей. А глубинка крестьянская очень слабо в этом участвовала. Она была занята своими вопросами. Решающую роль на первых порах играла позиция казачества и русского офицерского корпуса.

Большевики выставили себя в роли защитников Отечества
Крупным событием, усложнившим гражданскую войну и усилившим ее пламя, было восстание Чехословацкого корпуса. Во время войны, в особенности во время наступления Брусилова, когда в плен попало 500 тыс. австро-венгерской армии, в русском плену оказалось очень много славян, подданных австро-венгерской монархии, в особенности очень много было чехословаков, причём были случаи, когда они поднимали руки, сдавались в плен десятками и сотнями, потому что они не хотели воевать против славян. Вот из этих пленных по инициативе чехословацких деятелей, Масалека, в частности, — знаменитого политического деятеля (позже он стал первым президентом Чехословацкой Республики), в годы войны в России был сформирован Чехословацкий Корпус — около 50 тыс. человек вошло в него. Это — бывалые солдаты. Россия с помощью Франции и Англии их хорошо обмундировала, снабдила всем необходимым, вооружила. Этот корпус был готов к нападению в составе Русской Армии, которое намечалось на весну 1917 г., но свержение монархии и прочие бурные события в России привели к тому, что Чехословацкий Корпус на фронт не выступил. После свержения царя, а затем после Октябрьского Переворота и заключения большевиками Брестского мира с немцами, раздался призыв к немедленному заключению мира. Россия вышла из войны, а Чехословацкий Корпус перешёл в подчинение Франции и начал двигаться во Францию. Его придумали эвакуировать через Владивосток. И, от Волги, где он раньше квартировался, до Владивостока, по всей Транссибирской магистрали растянулись эшелоны Чехословацкого Корпуса. И, когда большевики захватили власть, когда образовался КомУч и призвал к борьбе за демократию против диктатуры большевиков, то нашли отзыв среди чехословаков. Кроме того, Троцкий от имени Совнаркома отдал приказ о том, что Чехословацкий Корпус нужно разоружить, и чтоб они выезжали через Владивосток, но оружие сдали. Реальных сил, чтобы разоружит пятидесятитысячный корпус, у Советского Правительства не было. Старая армия вышла из подчинения, двинуть уцелевшие полки против чехословаков не удалось, Красной Армии ещё нет. В общем, реальной силы для того, чтобы разоружить чехословаков, у Советского Правительства не было, и чехословаки стали на сторону КомУча и составили ядро антисоветских вооружённых сил, и даже приняли участие в наступлении, которое организовал Колчак, с востока Сибири, с Урала на Поволжье, на Казань, дальше — к Питеру. Чехи приняли участие в этом наступлении. Но, ещё большую помощь они оказали Колчаку тем, что они сохраняли Транссибирскую магистраль. Их эшелоны были разбросаны по всем сибирским городам по железной дороге, и их поддержка Колчаку была очень и очень существенная. Именно благодаря этой поддержке Колчак перешёл в наступление и на первых порах имел даже успех.
Кроме Восточного фронта — Поволжья и Сибири, важные события развернулись на юге. Здесь решающую роль сыграл генерал Алексеев. После того, как он окончательно разорвал с Керенским, и Керенский отказался от его плана мобилизовать офицеров в столице, в Питере, для того, чтобы дать отпор большевикам, Алексеев выехал на Дон, приняв решение на Дону сформировать добровольческую армию, опорой которой должны стать русские офицеры и казачество. Дон, кроме того, — довольно богатый район в материальном отношении. Он рассчитывал в течение нескольких недель, буквально двух-трёх месяцев, создать вооружённую армию в 40−50 тыс. человек, и считал, что хорошо обученные, дисциплинированные казаки и офицеры создадут главный кулак. Это будет такой кулак, который позволит ему немедленно наступать на Москву и Петербург и свергнуть большевиков. На Дону, в Новочеркасске и в Ростове, он поднял знамя восстания против большевиков, т.к. у него был организационная сила — офицерский союз, который он создавал ещё с весны 1917 г. Ячейки этого союза, разбросанные по городам, были немногочисленны, но были, тем не менее, пунктами вербовки офицеров-добровольцев, и они организовывали их нелегальную переправку на Дон, к Алексееву.
Почему Алексеев избрал Дон? Потому что казачество не заняло позицию открыто противосоветскую, но и не пошло за большевиками. Совнарком ничего казакам дать не мог. «Декрет о земле» подействовал на крестьян, большевики имели большой успех среди русских мужиков, но казачество этим декретом приманить нельзя было. Казаки хорошо были обеспечены землёй. Это была сравнительно привилегированная часть русского народа, имевшая огромные земли, — весь юг России, плодороднейший чернозём. У них были земли, которые являлись собственностью всего казачьего войска, частной собственности на землю у казаков не было, у них земля была всеказачьим достоянием. Поэтому, когда объявили землю всенародным достоянием, это им ничего не прибавило — другие слова только. На каждого казака приходилось примерно 30−40 десятин земли, а на каждого мужика в русской деревне было 6−8 десятин на домохозяина. У казачества были огромные степи, где паслись табуны лошадей, были свои конные заводы для того, чтобы поставлять лошадей в казачью армию. Они снабжали лошадьми не только казачьи части, но и в значительной части русскую кавалерию вообще. Получали соответствующий доход в казну, продавая прекрасных донских скакунов. Кроме того, у них были огромные леса, луга, рыбные промыслы. Была зажиточная часть. И Алексеев правильно рассчитал, что эта часть русских вооружённых сил пойдёт за ним, на Дону добровольческая армия будет иметь надёжную опору, а потом и тыл. Однако этот расчёт получился не совсем точным. Казачество раскололось. Часть казачества, в особенности молодое, фронтовое, которое участвовало в боях, давило вшей в окопах, испытала влияние большевистской агитации за немедленный мир. Молодые казаки, возвращавшиеся с фронта, по-своему истолковывали советские декреты, и считали, что Советская Власть — это тоже что-то, вроде казачьего самоуправления. Этот раскол казачества связан с именем полковника Миронова. Это казак со среднего Дона, отважный воин, храбрый офицер, выслужившийся до полковника — командира полка. Принимал участие в японской войне, в войне с немцами. Имел полный Георгиевский бант, а «Георгия» задарма не давали. Он пользовался огромным авторитетом среди казаков. Миронов утверждал, что нужно находить общий язык с большевиками, потому что Советская Власть — это другая форма казачьего самоуправления. У казаков как? Всё решает Казачий Круг. Когда они собираются на сходку в станицу, то выбирают станичное правление, атамана, они сами решают все вопросы на Казачьем Круге. «То же самое, — говорил тот, — делают и большевики, только у них не станичное правление и не Казачий Круг, а мирская сходка всех мужиков, которые выбирают сами сельское волостное правление. И, это сельское волостное правление — сами мужики распоряжаются землёй, всеми богатствами, которые расположены на их территории. Почему же мы не должны слушать такую власть? Она нам родственна». В этом заблуждении Миронова поддерживали, конечно, большевистские комиссары. Ему даже поручили формировать целый казачий корпус для борьбы за Советскую Власть. Его участь была печальна. Благодаря своему заблуждению он был принят Лениным и Троцким, ему даже доверили потом формирование конной армии. Вторая конная армия Миронова отличилась в боях ещё больше, чем конница Будённого. Но, кончилось тем, что Миронов разочаровался, понял, что он заблуждался, что его мечты были утопичны, и, в конечном счете, он был убит без суда и следствия. Арестован и потом убит — застрелен во время прогулки на тюремном дворе. Якобы, по ошибке. Вот так закончил жизнь этот легендарный казак. Но, в 1918 году за Мироновым шло очень много казаков, и поэтому, в конечном счёте, казаки не оказали сопротивления отрядам Красной Гвардии, революционным матросам, которые наступали от Москвы на Дон. Атаман войска Донского застрелился. Войска большевиков дошли до Ростова. Добровольческая армия, сформированная Алексеевым на Дону, была под натиском красных вытеснена с Дона и ушла в Кубанские степи. Знаменит «Ледовый поход» добровольческой армии. Когда их вытеснили с Дона, началась уже осень, затем зима. В пургу они с Дона ушли на Кубань. Дошли они до Екатеринодара (теперь Краснодар) — столицы Кубани, попытались штурмом взять Краснодар, который был в руках большевиков. Этот штурм большевики отбили, командующий добровольческой армией генерал Корнилов был убит, и тогда Алексеев, как политический руководитель добровольческого движения, назначил командующим добровольческой армии генерала Деникина. Между Алексеевым, Деникиным, Корниловым были сложные отношения, связанные с расхождениями по выработке планов военных действий, и с выработкой программы, «знамени», под которым сражалась добровольческая армия. В общем, после гибели Корнилова добровольцы оказались в очень сложном положении. В это время к ним пришла весть, что Дон восстал против большевиков. Как только донские казаки познакомились на практике с большевистской властью, которая проводила политику расказачивания, Дон восстал, и послал гонцов к Алексееву: «Возвращайтесь, вместе пойдём на Москву». Эти расколы в казачьей среде, метания хорошо описаны Шолоховым в «Тихом Доне». Добровольческая армия вернулась на Дон уже под руководством Деникина, потеряв Корнилова и Алексеева, который к этому времени умер. Он был престарелый больной человек, и на Кубани скончался. Уже без Алексеева Деникин вернулся на Дон, и здесь обнаружилось, что созданная Алексеевым добровольческая армия, во-первых, была самым мощным, самым организованным отрядом антибольшевистского сопротивления. Она первой подняла оружие против большевиков и последней сложила его. Четыре года, день в день, с ноября 1917 г. по ноябрь 1921 г., она сражалась. Алексеев хотел создать движение общенародное, как земское ополчение Минина и Пожарского, и с окраин двинуться на Москву. Опорой этого земского движения было казачество и офицеры. А казаки раскололись. Cтавка на то, что он соберёт под свои знамёна в течение нескольких недель около 40−50 тыс. офицеров, казалось, была реальной, ведь в царской армии накануне февраля офицерский корпус насчитывал примерно 400 тыс. человек. Алексеев считал, что, по крайней мере, каждый десятый откликнется на его зов. Он просчитался. С ним ушло несколько юнкерских училищ, добровольцы явились, но в общей сложности он, конечно, 50 тыс. офицеров в своём распоряжении не имел. Но вот, с румынского фронта (это южная часть) к нему пришла 1000 дроздовцев, 1000 офицеров со всего фронта во главе с полковником Дроздовым. Причём, это был южный фронт, меньше всего подверженный большевистской агитации, а с северного и западного фронта таких организованных дружин не пришло, а прибывали одиночками. Большая часть офицеров устала от войны и заняла позицию нейтралитета. Но нейтралитет не позволили большевики. Они объявили о создании регулярной Красной Армии. Принцип формирования Красной Гвардии на добровольческих началах себя не оправдал. Мало рабочих, а тем более офицеров и солдат добровольно шло в отряды Красной Гвардии. Хотя они были противниками постоянной регулярной армии в теории, говорили, что после победы революции возникнет революционная милиция на добровольных началах, которая будет поддерживать порядок, а постоянная регулярная армия не нужна. Но, чтобы сохранить власть, они увидели, что им нужна вооружённая сила. В этих целях они мастерски использовали прикрытие своего маневра — немецкое наступление. Было объявлено: «Отечество в опасности! Для защиты Отечества надо формировать регулярную армию». В этом плане Ленин даже вспомнил об Отечественной войне 1812 года, и заявил, что переход к коммунизму будет эпохой по-настоящему великих Отечественных войн. Для того, чтобы создать регулярную Красную Армию, потребовались офицерские кадры. Они объявили мобилизацию офицеров царской армии. Их объявили специалистами, им посулили командные должности в соответствии с их званиями, соответствующие продовольственные пайки. Около 70 тыс. офицеров царской армии было привлечено к строительству Красной Армии. Это было больше, чем у Алексеева. Тех офицеров, которые отказывались идти в Красную Армию, расстреливали. Есть вопиющие документы, по которым видно, что их собирали якобы для учёта, или выдачи продовольственных карточек, и потом расстреливали из пулемётов. Боевых офицеров, у которых за плечами было 4 года германской войны. Вот почему 70 тыс. офицеров, военных специалистов, ушли в Красную Армию, служили большевикам. Случаи перехода на сторону белых не были многочисленны, потому что у каждого из этих мобилизованных военных специалистов в тылу оставались дети, жёны, родители, которые были на учёте, и если офицер изменил революции, то семью расстреливали. Это тоже сыграло свою роль. И огромную роль в приведении офицеров сыграло то обстоятельство, что они считали, что большевистское правительство — это, всё-таки, правительство центральное, главное, это русское правительство, которое защищает Родину от интервентов, от оккупантов. В особенности это очень сильно обнаружилось в ходе гражданской войны. Белые, тот же Деникин, тот же Колчак, сотрудничают с иностранными войсками — с войсками англичан, французов, японцев, которые высадились в России. Выходит, что белогвардейцы вместе с оккупантами русской земли, а большевики — защитники русской земли от оккупантов и их прихвостней. А Ленин говорит: «Великая Отечественная война будет нам примером». Здесь ход событий сыграл на сторону большевиков. В литературе этот вопрос или опускается, или излагается искажённо. Иностранные войска — англичане, французы, американцы, японцы — высадились на русской земле для того, чтобы образовать восточный фронт для борьбы с немцами. Ведь большевики вышли из войны, начали переговоры о мире, военные действия прекратились. Значит, нужно возобновить эти действия. Немцы, используя то, что русская армия вышла из войны, прекратила борьбу, бросились опять на Париж. Там разыгрались огромные сражения летом 1918 года. На первом месте у иностранных войск — продолжение борьбы с Германией, а не борьба с русским народом и его большевистским правительством, как это изображал Ленин и Троцкий. Не Алексеев позвал иностранные войска. Они сами высадились в России. Но, поскольку Алексеев стоит на позиции борьбы с немцами, естественно, он действует вместе с французскими и английскими войсками. И так же Колчак, и так же Деникин. Но, расчёты — одно, а повседневная проза жизни — это другое. Факт остаётся фактом, что в Москве и Питере, где большевики — оккупантов нет, а Дону, в Одессе, в Сибири — оккупанты. Поэтому гражданская война приобретает характер борьбы отечественной. В особенности резко это сказалось после того, как в борьбу вмешалась Польша.
Поляки провозгласили своё независимое государство, еще, когда были оккупированы немцами. После того, как Германия рухнула 1918 г., они считались действительно независимой державой. У них к этому времени уже были свои вооружённые силы, в том числе один из корпусов Польской армии — корпус генерала Довба Брусневского был сформирован в России, вооружён русским оружием, потому что поляков было предостаточно в Российской Империи. Из польских добровольцев был сформирован Польский корпус для борьбы против Германии, потому что целью борьбы Первой Мировой войны со стороны России было освобождение Польши от немецкого гнёта, воссоединение всех польских земель в одно государство под верховным правлением русского Императора. А теперь, когда немцы разгромлены, Польша стала независимой, объединились все польские земли, и главнокомандующий всей польской армией, генерал Юзеф Пилсудский провозгласил, что Польша должна быть от моря до моря — от Балтийского до Чёрного, в Польшу нужно включить все украинские и белорусские земли, некогда входившие в состав старой Речи Посполитой.
Началась советско-польская война. Поляки захватили Киев. В этот момент Русский офицерский корпус, который ещё продолжал борьбу с большевиками под руководством Врангеля (уже в Крыму), оказался перед дилеммой, оказался в страшном психологическом надломе. На Россию напали поляки. Их цель — включить в состав возрождаемой Польши белорусские и украинские земли. Значит, надо защищать Россию, а мы ведём борьбу с Русским Правительством. Выходит, мы — пособники поляков. Значит, долг русского офицера — прекратить борьбу с большевиками и встать не на сторону большевиков, а на сторону России, защищать Россию с оружием в руках от поляков. Генерал Брусилов, верховный главнокомандующий, один из четырёх великих полководцев первой войны, издаёт воззвание, обращённое к офицерам, с призывом стать на защиту Родины, и сам поступает на службу к большевикам, назначается военным советником большевистского Правительства. Он разрабатывает свои планы ведения войны, активно участвует во всём этом. И конечно, призыв Брусилова сильно подействовал на тех офицеров, которые не сражались, и на тех офицеров, которые были в рядах Белой Армии. Сохранились документы, которые ещё должным образом не проанализированы, разрозненны, но из этих обрывков всяких свидетельств складывается такая картина, что во врангелевской армии, которая была в Крыму и вела борьбу в северной Таврии (знаменитая Каховка) и прилегающих таврических районах, возникло сильное движение, целью которого было немедленное прекращение борьбы с большевиками, реорганизация добровольческой Русской Армии в Крыму в особую армию, которая должна под руководством генерала Брусилова выступить на польский фронт для защиты России. Эмиссары этого движения прибыли в Москву, встречались с Брусиловым, который одобрил этот план. Встречались с Троцким, который принять этот план не хотел и не мог. Дело так ничем и не окончилось, это движение цели своей реализовать не могло, особая армия не была создана, борьба с большевиками продолжалась, но духовно Русский Офицерский Корпус, врангелевская Русская Армия была уже надломлена: «Как же так? Мы, русские офицеры, воспитанные в традициях защиты Отечества, ведём борьбу против Правительства, которое сейчас защищает Россию от поляков». Нелёгкий вопрос. Ситуация ещё более усложнилась после нападения Польши. И конечно, это — одна из причин, почему белое движение оказалось на антипатриотических позициях, а большевики выставили себя в роли защитников Отечества, организаторов борьбы с интервентами, с оккупантами. Ситуация была запутанной, а большевики удачно её истолковали в свою пользу. А средств, чтобы навязывать свои штампы народу, у них было предостаточно.

Белая армия: были ли «Царь» и «Вера» ее знаменем?
Белое антибольшевистское движение, все эти белые армии, которые возникали, оказались без знамени. У них не нашлось таких лозунгов, призывов, знамён, которые могли сплотить вокруг белых подавляющую часть населения. Большевики их переиграли. Поэтому, когда они говорили, что сражаются за великую Россию, что они — патриоты России, этого было недостаточно. Этот лозунг не был действенным, он не играл мобилизующей роли, потому что под этим же знаменем сражались большевики, хотя они не были защитниками России по существу. Это был очень ловкий пропагандистский маневр со стороны большевиков. Ведь, взяв власть в свои руки, они призвали к миру. Никто этот призыв не услышал — Англия и Франция продолжали войну с Германией. Тогда они вступили в сепаратные переговоры с немцами. В Брестлитовске заседала делегация, посланная от Совнаркома, во главе с Троцким. Она заседала там два месяца — вели с немцами переговоры. Немцы настаивали на мире. Перемирие было уже объявлено, война прекратилась, почему союзники и высадили войска в России — большевики уже не шли на восток. Немцы предлагают заключить мир на условиях «status quo», т. е. земли, которые захвачены немцами, остаются в их распоряжении, а земли, которые остаются под контролем русских, остаются в составе Русского государства. Конечно, этим самым мы теряли значительную часть Украины, западную часть Белоруссии; естественно, Польшу, но Польша уже откололась, была независимой; как и часть Прибалтики — Литвы и Белоруссии, немцы взяли Ригу. Но, сказать, что условия были уж слишком тяжёлыми, конечно, нельзя. Эти условия были квалифицированы Троцким как грабительские, захватнические. Он стоял на позиции мирной задержки контрибуции, а здесь навязывают грабительский мир, забирают территорию. И, тогда он заявил, что русская делегация этот позорный мир не подписывает, войну прекращает, армию демобилизует. Ставка была на то, что немцы или не решаться наступать, или, если они перейдут в наступление, то тем самым они себя разоблачат перед всем миром и вызовут возмущение немецкого народа, немецкого рабочего класса, и в Германии начнётся революция. Троцкий потом заявлял, что была ставка на то, что в случае, если немцы перейдут в наступление, начнётся революционная война. Россия может быть захвачена немцами, но революционное пламя распространится по всей Европе, и жертва России будет не напрасна, потому что ее гибель послужит сигналом мировой победоносной революции. Вот такая была позиция. Патриотической её назвать нельзя.
Развернулись жаркие споры среди коммунистов. Левые коммунисты во главе с Николаем Бухариным заявляли, что надо стремиться к мировой революции, и если в ходе этой революции Россия погибнет — это не важно. Один сторонник Бухарина, который позже возглавлял институт марксизма-ленинизма, считался очень видным теоретиком партии, Рязанов (это его псевдоним, фамилия его чисто еврейская), говорил: «Да здравствует революционная война! Да здравствует победа мирового коммунизма! А Россия — навоз истории. Гибель России удобрит почву для победы мирового коммунизма». Пока большевики между собой спорили, немцы, поскольку срок перемирия истёк, мирный договор не был подписан, перешли в наступление и быстро, не встречая никакого сопротивления, начали продвигаться на восток. Ленин в это время бросает лозунг: «Отечество в опасности!», — начинается борьба за защиту Отечества, на фронт бросают отряды добровольцев, Красной Гвардии и революционных матросов, и самое главное — объявляют решение о создании регулярной армии. В течение нескольких месяцев большевики создали трёхмиллионную армию, к концу гражданской войны она даже выросла до 5 млн. Ядром этой армии были старые боевые офицеры, но к каждому бывшему царскому офицеру приставлен был комиссар, который имел ещё большие права, чем командир полка, чем офицер. В Уставе Красной Армии было написано, что отцом полка является командир, а комиссар — душа полка. Комиссар мог отменить любое решение комполка, если считал его контрреволюционным. Но, тем не менее, опыт боевых офицеров сыграл свою роль. Большевистская Красная Армия выиграла, в конечном счете, борьбу с интервентами, заставив их убраться с русской земли. Точнее, они сами потом ушли, когда был подписан Версальский договор, была окончена Первая Мировая война. Так обстоит дело с лозунгом защиты России, национальной её независимости, борьбы с оккупантами, с интервентами. Здесь большевики переиграли Белую Гвардию.
Интересный штрих, который говорит о том, насколько критической была обстановка, когда наступали немцы. Насколько были ненадёжны силы революционных матросов, солдат и отрядов Красной Гвардии, которые, конечно же, не могли преградить путь немцам вглубь страны. Под Псков, куда отходили немцы, прибыл отряд революционных балтийцев в главе с Дыбенко. С этим знаменитым Дыбенко, который помогал Троцкому совершать Октябрьскую Революцию, был председателем Центробалта, а потом, даже, входил в состав Совнаркома, как нарком по делам военно-морского флота. И вот, он во главе матросни, перепоясанный пулемётными лентами, приезжает в Псков. Немцы приближаются к Пскову, слышна орудийная пальба. Кончается тем, что вместо защиты Пскова этот отряд революционных матросов захватывает пассажирский поезд, садится в вагоны и через несколько дней оказывается на Волге. Позже, когда Дыбенко привлекли к ответственности, он оправдался тем, что он спешно бросился на Волгу, потому что он узнал, что там наступают белочехи, что там контрреволюция оживилась, это было важнее, чем давать отпор немцам. Потом ему припомнили это позорное бегство из Пскова на Волгу, в 1938 г. расстреляли, правда, по другому обвинению.
Красная Армия была регулярной армией. Создавалась она не на добровольческих началах — это была воинская повинность. Да, из нее бежали, дезертировали. Но, с помощью угроз, с помощью насилия, с помощью демагогии, умело поставленной пропаганды, большевики всё-таки создали такую армию. Но, для её создания нужно было какое-то время, а немцы наступают. Поэтому Ленин ломает сопротивление всех колеблющихся: Бухарина, Троцкого, выступает резко против Троцкого, смещает его с поста наркома иностранных дел, добивается принятия Верховным Комитетом, а потом Всероссийским Съездом Советов декрета о немедленном мире. К немцам посылают новую мирную делегацию. Заключают, наконец, 3 марта «Брестский мир». Россия выходит из войны ценой огромных потерь, она теряет Украину, Кавказ, Прибалтику. Она обязана была по тайным условиям этого договора выдать немцам Балтийский и Черноморский флот. Естественно, она разоружается, платит огромную контрибуцию золотом, 5 млрд. золотых рублей — это больше половины тогдашнего золотого фонда. Но, тем не менее, наступление было несколько приостановлено. На Украине возникло своё правительство. В Прибалтике тоже возникли свои правительства. Балтийский флот не сдался. Нарушая приказ Троцкого, матросы перевели флот из Хельсинки, где была главная база Балтийского флота, в Кронштадт. Хотя была уже зима, лёд был скован, тем не менее, они совершили такой ледовый поход, спасли флот. Командующий этим походом, адмирал Тщецних, был предан Троцким революционному суду за контрреволюционные действия и расстрелян. В течение нескольких дней с после того, как флот стал на якорь в Кронштадте, спаситель флота был расстрелян подло, по навету — Троцкий не простил ему. А Черноморский флот моряки отказались перевести в Севастополь, который был оккупирован немцами, и на рейде Новороссийска они взорвали большую часть флота. Матросы с этих взорванных кораблей образовали т.н. Таманскую армию, которая в тылу добровольческой армии Деникина наделала, как говорится, шороху. Деникину пришлось бросить силы против революционных частей Кубани, ядром которых были матросы Черноморского флота. Он их разгромил, но потерял время для похода на Москву. Правда, часть матросов Черноморского флота из Новороссийска отказалась топить свои корабли. Тут ещё сыграли роль лозунги «самостийной» Украины. Часть матросов, отказавшись топить корабли, ушла в Севастополь, потом вошла в состав армии Врангеля, и вместе с Врангелем ушла потом за рубеж. Эти корабли Черноморского флота потом ушли во французскую военно-морскую крепость Бизетта, — это Северная Африка, возле Туниса. И в Бизетте они ещё 10 лет стояли на якоре. Это особая страница русского зарубежья. Таковы условия Брестского мира. Но, Брестский мир позволил остаться у власти, выиграть время для создания регулярной армии, а, в конечном счете, победить в гражданской войне.
Лозунг о защите России играл колоссальную роль в ходе гражданской войны. Это очень сложный вопрос. Он требует анализа конкретной ситуации, но этот анализ показывает, что патриотический лозунг спасения Отечества «За Россию» великую, неделимую, сильную, могучую — сам по себе не мог стать центром притяжения патриотических сил русского народа, сплочения их вокруг добровольческой армии. Алексеев стремился к этому, но у него не получилось. Но, ведь кроме лозунга защиты Отечества есть ещё старый, испытанный русским народом, русскими воинами «За Веру, Царя и Отечество!». «Отечество» перехватили большевики, а ещё остаётся «Вера», ещё остаётся «Царь». Были ли эти слова начертаны на знамени добровольческой армии? Входили ли они в программу всех белых армий, или хотя бы одной из них? А ведь была армия Юденича от Питера, армия Колчака в Сибири, армия Деникина и Врангеля, армия Миллера в Архангельске. Как обстояли здесь дела? Эти вопросы тоже весьма запутаны. К сожалению, в учебной литературе они освещаются однобоко, поверхностно, с большими искажениями, а в исследовательской литературе то же царит разнобой, поэтому надо как следует в этом разобраться.
Продолжение следует


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru