Русская линия
Русский Мир Георгий Осипов23.12.2014 

Неоконченная история «Варяга»

Крейсер *Варяг*Несколько дней назад в Русском географическом обществе прошёл круглый стол, посвящённый 110-летию боя крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой у Чемульпо. Как оказалось, история «Варяга» отнюдь не завершена, и существует масса интересных подробностей, широкой публике вовсе не знакомых.

От героев былых времён…

В мировой военной истории бывали всякие сражения. В одних вроде бы и множество солдат участвовало, и судьбы войн они решали. Да вот беда: не помнит сейчас никто ни этих сражений, ни самих войн.

А вот то, что произошло 27 января 1904 года в Чемульпо с бронепалубным крейсером 1-го ранга 1-й Тихоокеанской экскадры «Варяг» и сопровождавшей его канонерской лодкой «Кореец», смотрится на их фоне сущим пустяком, незначительным боевым эпизодом. Менее часа боя. Несколько десятков убитых с обеих сторон — данные русских и японских источников разнятся. После чего «Кореец» был взорван, а «Варяг» затоплен своими командами. Всё.

При этом судьба самого «Варяга», спущенного на воду в Филадельфии в 1900 году и наречённого по старой традиции в честь одного из славных своих предшественников в российском флоте, была и не слишком долгой, и — в итоге — вроде бы печальной. Спустя год после боя он был поднят японцами и плавал до 1916 года под их флагом под именем «Сойя». В 1916-м возвращён России. В феврале 1917-го ушёл на ремонт в Великобританию, где, после отказа большевиков признавать долги предыдущего режима, был в 1920-м продан Германии на слом. Пять лет спустя при буксировке затонул в Ирландском море у западных берегов Шотландии.

Русский уголок на «Микасе»

Однако же этот вроде бы незначительный эпизод произвёл такое впечатление не только на Россию, но и на половину мира, что поднятые им «волны» гуляют по морям, по волнам до сих пор. Судите сами. Первый, пусть и небольшой, музей «Варяга» был создан на… флагмане японского флота броненосце «Микаса», стоящем сегодня на вечной стоянке в порту Йокосука, — штурвал русского крейсера и поныне находится на его борту.

Капитан «Варяга» Всеволод Руднев (1855−1913) был награждён японским орденом Восходящего солнца (кстати, найденные при подъёме корабля личные вещи Руднева были сполна возвращены владельцу и находятся ныне в Историческом музее Тулы). Первая книга о подвиге моряков «Варяга» была написана французом Лероксом. Самое знаменитое стихотворение о нём написал австриец Рудольф Грейнц — именно оно в канун приезда героев-моряков в Россию было положено на музыку Алексеем Турищевым и впервые прозвучало уже в апреле 1904 года во время их прохода по Невскому проспекту в Зимний дворец.

Памятники и памятные доски в честь героев-варяжцев (последний из них, матрос 1-й статьи Илья Илюшечкин, умер в 1976 году) разбросаны буквально по всему миру — от Филадельфии и Чемульпо (ныне — Инчхон) до Западной Украины, где в позапрошлом году в городе Славуте восстановлен памятник на могиле мичмана «Варяга» Адольфа Войцеховского.

«Аврора», она же «Варяг»

А дело, кажется, в том, что в подвиге моряков «Варяга» наиболее выразила себя та часть русской души и русского характера, которая в наименьшей степени понятна (а значит, вызывает наибольшее изумление) другим народам. Ни пресловутого рационализма, ни красивых слов на публику. Точно, просто и строго — как и было сказано Рудневым перед боем:

«Безусловно, мы идём на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна ни была. Никаких вопросов о сдаче не может быть — мы не сдадим крейсер и самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови. Исполняйте каждый свои обязанности точно, спокойно, не торопясь. Особенно комендоры, помня, что каждый выстрел должен нанести вред неприятелю…»

При этом в самой России с памятью о «Варяге» дело обстояло похуже. Разумеется, никакой речи о ней после Октябрьского переворота и до военного и послевоенного «возвращения к истокам» и быть не могло. Лишь в 1947-м снят несколько прямолинейный, но оттого ничуть не менее захватывающий фильм (роль «Варяга» сыграла «Аврора» с приделанной по случаю четвёртой трубой), в год 50-летия боя все здравствовавшие его участники были награждены медалями «За отвагу», в 1956-м открыли памятник Всеволоду Рудневу в Туле.

И только в канун 100-летия подвига вспомнили о самом судне. В 2003-м состоялась первая подводная экспедиция к месту гибели «Варяга» у селения Линденфут в Шотландии, у жителей которого отыскивается всё больше реликвий с легендарного корабля.

В 2005-м на ВГТРК вышел фильм «Возвращение „Варяга“», в 2007-м — наконец-то! — на шотландском побережье был открыт подобающий случаю мемориал. В 2010-м Южная Корея предоставила России в многолетнюю безвозмездную аренду едва ли не главную из сохранившихся реликвий боя у Чемульпо — гюйс «Варяга».

Но всё это, так сказать, штрихи к общей картине исторического события. Которые совсем не исключают дополняющих её весьма колоритных деталей, о которых, в частности, говорил на круглом столе в Русском географическом обществе совсем не похожий на морского волка, но весьма красноречивый и дотошный историк флота Виктор Катаев.

Капитан Мураками

Он, в частности, рассказывал о написанной в Японии сразу же после окончания войны с Россией «Совершенно секретной истории войны на море 37−38 года Мэйдзи» (1904−1905 гг. — Прим. авт.). Японцы подошли к делу основательно: 145 томов — 117 отпечатанных, 28 рукописных (один том изъят из набора по соображениям секретности). Перед капитуляцией в 1945-м часть томов уничтожена, 110 хранятся ныне в НИИ Министерства национальной обороны Японии. Доступ ограничен, но фильмокопии для исследователей доступны.

Данные, в частности, свидетельствуют о том, что Русско-японская война могла начаться и совсем в другом месте. Например, в том же Чемульпо, где вместе с «Варягом», «Корейцем» и военными кораблями других держав (Великобритании, Франции, Италии, США) стоял японский крейсер «Чиода», которым командовал капитан 1-го ранга Какуити Мураками. Он, как свидетельствуют источники, был гостеприимным и обходительным хозяином, всегда любезно встречавшим у себя на борту коллег-капитанов — днём. Но вместе с тем он был и весьма опытным моряком, и весьма профессиональным разведчиком. А посему по ночам незаметно кружил вокруг русских кораблей и в конце концов предложил командованию атаковать их решительно, но исподтишка — 24 января ночью.

И совершенно неожиданно получил из Токио категорический отказ. Мол, мы, японцы, нация цивилизованная и международное право чтим. Не знал капитан Мураками, да и знать не имел права, что тем же образом японцы атакуют русских не 24-го, а в ночь с 26 на 27 января, и не в Чемульпо, а под Порт-Артуром. Дальнейшее — известно.

Хотя, как оказывается, и это известное есть чем дополнить. Например, новыми материалами из архива Ал. Маршалла, капитана канонерки, стоявшей вместе с «Варягом» на рейде Чемульпо, обнародованными отделом рукописей Библиотеки конгресса США. Новые материалы, связанные с тем боем, найдены также в Южной Корее, Англии и Австралии. Бой «давно окончен», а вот поиск, судя по всему, далёк от завершения.

http://www.russkiymir.ru/publications/182 842/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru