Русская линия
Православие.RuМитрополит Лимассольский Афанасий (Николау)22.12.2014 

Терпение — плод веры, и оно питается молитвой
Беседа с митрополитом Афанасием Лимасольским о его книге «Открытое сердце Церкви»

В книге «Открытое сердце Церкви» (Издательство Сретенского монастыря, 2014) собраны воспоминания митрополита Афанасия о старцах — современных подвижниках, у которых он проходил духовную школу, а также проповеди и поучения владыки, широко известного не только православному миру, но и за его пределами. Так какие примеры нам, христианам, живущим сегодня в очень непростом мире, подают своим житием старцы? И что можно и нужно противопоставить тем скорбям, которые лавиной обрушиваются на нас? Об этом — и не только — корреспондент «Православия.ру» беседовала с Лимассольским архипастырем во время его пребывания в Москве.

Митрополит Лимасольский Афанасий. Фото: В. Ештокин / Православие.Ru

«Творить молитву всегда»

— Мы, миряне, очень любим истории про чудеса, про благодатные дары, но немножко забываем о том, что стоит за этим. Ваша книга открывается беседой о святом старце Иосифе Исихасте. Скажите нам несколько слов о тех трудах, которые несли он и его община, и о том, какой урок мы, миряне, можем извлечь из этого для себя, без мечтаний, конечно, всё это повторять.

— Старец Иосиф Исихаст жил на Афоне, я не застал его в живых, потому что он почил в 1959 году. Но я застал всех его учеников.

Мой старец — старец Иосиф из монастыря Ватопед — был учеником, первым учеником старца Иосифа Исихаста, и поэтому моя монашеская жизнь началась под влиянием его духовной школы.

Старец Иосиф был одним из самых выдающихся духовных личностей Афона в XX веке. Он был великим аскетом, но также и выдающимся исихастом. Его жизнь была наполнена чудесами и действием Бога и Пресвятой Богородицы. Несмотря на то, что он был затворником — то есть никуда не выходил, четыре его ученика впоследствии стали духовниками сотен монахов.

Сегодня нас примерно тысяча — монахов, которые произошли от старца Иосифа Исихаста. Из двадцати монастырей Афона шесть возрождены духовными чадами старца Иосифа. Мы считаем, что его молитвы и его присутствие очень повлияли на нашу монашескую жизнь.

От старца Иосифа Исихаста и его учеников мы унаследовали три важные вещи. Первая заключается в ценности послушания — Церкви и своему старцу. Вторая — в участии в Божественной Литургии, в Евхаристии, то есть постоянном причащении. И третья — это практика умной молитвы.

Вся наша монашеская жизнь была и остается посвящена трем этим важным вещам. Старец Иосиф Исихаст занимался постоянно умной молитвой, по шесть часов каждый вечер.

По восемь часов, ночью, он совершал всенощное бдение. Шесть часов было посвящено умной молитве и духовному чтению и два часа — Божественной Литургии, которая совершалась ежедневно. Это всё начиналось с заходом солнца. На Афоне, если проходит восемь часов с захода солнца, уже бывает восход — особенно летом.

И вот после восхода солнца отцы немного отдыхали, потом, после маленького завтрака — чашки кофе или какого-то сухаря, — очень много работали для того, чтобы выживать. Днем у них был обед, и затем они ложились спать. За час до заката они просыпались, снова совершали вечерню по четкам, выпивали чашку чая или съедали какой-либо фрукт, и после заката начиналось всенощное бдение, которое продолжалось восемь часов.

По такому уставу жили его ученики, и так же какое-то время жили и мы.

Сегодня это является великим благословением, что учение старца Иосифа распространилось на весь православный мир. Но даже западные христиане и люди, которые исповедуют другие конфессии, тоже интересуются старцем и переводят его немногие сочинения на свои языки.

— Сегодня миряне так бывают заняты, что утром, садясь в машину, включают записи утреннего правила, и слава Богу, что успевают хоть это. Как должны сегодня подвизаться миряне, современные люди, которые заняты на своих работах, но при этом должны молиться и бывать в храме?

— Молитва — это постоянная память о Боге. Присутствие Бога должно быть постоянным в нашей жизни. Если мы научимся произносить Иисусову молитву, вот эту маленькую молитву: «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мя», если мы всё свое время заполним этим обращением к Богу, будем творить Иисусову молитву всегда, когда мы принимаем душ, едим или когда мы в машине — вместо того, чтобы слушать радио, — или когда мы в метро, в автобусе или в церкви, — то этого будет сверхдостаточно. Память о Боге должна сопровождать все дела нашей жизни.

— В книге, рассказывая о старце Порфирии, вы приводите такой эпизод: женщина, когда старец уже умер на Афоне, позвонила ему в Афины, и он ответил ей по телефону: «Не звони мне больше, я умер». Зачем он это сделал, ведь она могла узнать это и обычным способом?

— (Смеется.) Да, когда она спросила: «Могу ли я снова позвонить вам, старче?», он ответил ей: «Не надо мне больше звонить, я умер». (Смеется.) И то же самое произошло с одной монахиней на Кипре. Она услышала об этом случае, и, поскольку она имела очень тесную связь со старцем Порфирием, ей стало любопытно, и она решила ему позвонить, думая, ответит он ей или нет. И он ей ответил: «Дорогая, что, ты эксперименты тут ставишь?» И положил трубку.

Старец Паисий и молодой отец Афанасий

Старец Паисий и молодой отец Афанасий

— Старец Паисий был вашим учителем. Две истории: когда отец Паисий был на Синайской горе, в монастыре святой Екатерины, и туда прислали имама — а на территории монастыря, как известно, есть мечеть, — игумен хотел жаловаться, но отец Паисий сказал: «Подожди-подожди, мы сейчас помолимся», — они помолились, и имам уехал и никогда больше там не появлялся; второй случай — когда в Греции должны были показывать фильм «Последнее искушение Христа» и старец благословлял бороться с этим, протестовать. Где эта грань, когда мы должны молитвой стараться влиять на то, что происходит вокруг, а где мы должны выражать свою позицию?

— Святые люди, каким был старец Паисий, не вели себя в жизни, просто руководствуясь какими-то правилами. Даже в маленьких жизненных ситуациях, прежде чем что-то предпринять, они сначала молились, получали извещение от Бога и вели себя соответствующим образом.

Старец Паисий никогда не выходил в народ, но вот в этом случае он пошел, чтобы участвовать в этом протесте вместе со всеми людьми. Я уверен, что он это сделал после молитвы, помолившись.

Даже когда к нему приходил какой-то посетитель, он сперва молился, а потом уже открывал ему дверь: то есть сначала он получал извещение от Бога, открыть дверь этому посетителю или нет.

Один раз я даже попросил его: «Старче, стучат же, давай откроем!» И старец ответил, что у него нет извещения от Бога, чтобы открыть дверь этому человеку.

То есть даже в таких простых вещах он должен был получить извещение от Бога. А уж тем более, когда это касалось более серьезных ситуаций. Поэтому мы не можем устанавливать по каким-то историям правила, как нужно себя вести в том случае или ином случае, потому что святые в каждом случае молились Богу перед тем, как как-то поступить.

Не нужно считать, что если устраивается какой-то протест, мы обязательно должны в нем участвовать, потому что старец Паисий участвовал.

Также мы не должны говорить, что мы не пойдем, потому что старец Паисий не ходил. Нам необходимо иметь рассуждение и различать волю Божию в каждом отдельном случае.

— В книге вы рассказываете и о святом Арсении Капподокийском, и там есть такие пронзительные слова: «Он преодолел муку святых». И, рассказывая о старце Иосифе, вы говорите о том, как он восемь лет терпел жесточайшую бесовскую брань. «Дай кровь и прими дух». Что значит «Дай кровь» для современного христианина? Как он может это воплотить?

— Когда старец Паисий вернулся из Австралии — он ездил туда по приглашению архиепископа Австралийского, — я его спросил: что за люди живут в Австралии, какие они? Как подвизаются, спасаются, любят ли Бога?

Старец мне ответил, что встретил великих людей в Австралии, потому что там люди спасаются через боль, через смирение, терпение и молитву.

Я думаю, что это касается всех людей, которые живут в современном мире. Боль присутствует в жизни каждого человека — в нашей личной жизни, в жизни нашей семьи, в жизни нашей страны, во всем мире, во всем обществе.

Куда ни посмотришь — везде боль, войны, смерть, проблемы. Достаточно послушать одну сводку новостей — и уже сердце наполняется болью.

Сейчас у нас есть возможность получения информации со всего мира. И мы должны во всей этой ситуации проявлять терпение, молиться.

Вот это и есть тот путь, который приведет нас к Царствию Небесному. Не зря Господь Иисус Христос сказал нам: «Терпением вашим спасайте души ваши». Он не сказал нам, что через пост или молитву, а сказал, что через терпение. Терпение — это плод веры, и оно питается молитвой. И всё это происходит внутри Церкви.

«Никто не может причинить зла Иоанну, кроме самого Иоанна»

— Раз уж мы заговорили о терпении, я вас спрошу о семье — ей немало страниц посвящено в вашей книге. В России очень многие люди воцерковились только в первом поколении, и у них нет опыта христианской семьи их мам, пап, дедушек. Где они могут научиться христианскому пониманию семьи?

— Христианская жизнь не сложна и не трудна. Христианская жизнь проста. Господь не учил нас вещам, которые трудно воплотить. Мы должны с простотой исполнять заповеди Божии, жить Таинствами Церкви, учить своих детей Слову Божию и не волноваться, не переживать о том, что будет завтра.

Господь сказал нам, что в первую очередь мы должны искать Царствия Божия, а всё остальное Он нам даст.

Давайте возьмем первых христиан — они не имели даже Евангелия, которое они могли прочитать, потому что оно еще не было написано. Но Христос был для них Путеводителем и Учителем.

Мы на Кипре 800 лет находились в рабстве — примерно 400 лет у франков и 400 лет у турок. Грекам не разрешалось получать образование — все греки были необразованными. Священники выучивали Божественную Литургию наизусть. Моя бабушка даже не знала, как написать свое имя. Тем не менее, в течение 800 лет люди сохраняли православную веру, сохраняли свои семьи, потому что они жили внутри Церкви.

И Россию что сохранило в течение 70 лет? Безусловно, Божественная Литургия сохранила Россию и весь мир. И вот эта маленькая закваска была достаточна для всей России.

— В книге рассказывается такой эпизод: сын жалуется на своего отца, что пьет, гуляет с другой женщиной. А ему говорят: «Посмотри на это с другой стороны. Он страдает и поэтому так себя ведет». Как научиться терпеть своих близких, которые, по нашему мнению, ведут себя как-то не так?

— Как-то один молодой человек пришел к старцу Паисию и говорит: «Старче, мои родители, мои братья и сестры — никто меня не понимает. Я очень страдаю от этого». Старец ответил ему: «Дорогой мой, если они тебя не понимают, тогда ты постарайся их понять! Во-первых, пойми вначале, что они тебя понять не могут, — зачем ты хочешь, чтобы они тебя понимали, когда они не могут тебя понять? Пойми, что их слабости, их проблемы держат их как бы в самих себе. Взгляни на них, посмотри на них с пониманием и с любовью. Не жди ничего от людей, чтобы не страдать. Лучше жди от Бога».

Тогда этот человек подумал: «Если я их пойму, то я не буду страдать от того, что они меня не понимают». Я тоже говорю это людям, которые жалуются на подобные вещи. «Меня не понимает мой муж». Я тогда говорю ей: «Пойми его, и тогда решится твоя проблема». Мне кажется, что это работает.

— Владыка, вы часто говорите о воспитании детей. Есть такая проблема: часто дети в 12, 13, 14 лет уходят из храма, не хотят ходить на службы. Что вы посоветуете в таких случаях родителям?

— Если родитель позаботится о воспитании своего дитя с момента зачатия — то есть когда он еще зародыш, потому что современные старцы говорили, что воспитание детей начинается еще до их рождения, даже еще до их зачатия, — если еще тогда мы начнем воспитание, то до 12 лет мы можем сделать очень много.

И когда ребенку исполнится 12−13−14 лет и он вступит в переходный возраст и будет совершать «восстание» и «революцию», тогда внешне мы, безусловно, не сможем сделать многих вещей — но, может быть, этого и не нужно, потому что мы уже всё сделали до этого. А в этом случае мы просто должны очень сильно молиться.

Старец Порфирий Кавсокаливит

Старец Порфирий Кавсокаливит

Святой старец Порфирий говорил одной женщине, которая жаловалась ему, что говорит со своим ребенком о Боге, а тот ее не слышит: «Не волнуйся. Просто измени образ своих действий. Говори лучше с Богом о своем ребенке, и Бог захочет тебя услышать. Господь потом Сам поговорит с твоим ребенком».

Господь не волнуется, как начинаем волноваться мы. И не паникует. У Него не бывает ситуаций, в которых Он не знает, как себя повести. Господь оставляет свободу человеку, потом его обнимает и приводит к Себе обратно.

Однажды к старцу Паисию пришел молодой человек, который всё отрицал. Он сказал старцу: «Я сделал всё возможное и ушел от Бога». Старец обнял его, поцеловал и сказал: «Вот ты бежал, бежал, бежал и прибежал к двери, ведущей к Богу».

— В одной из бесед вы говорите, что мы должны проявлять уважение к каждому человеку, к его вере и культуре без ущерба для своей веры и культуры. Как это возможно реализовать в тех условиях, когда, например, Кипр находился 800 лет в рабстве?

— Безусловно, те, кто заключает в рабство других людей, не уважают их. Но они могут заключить в рабство наше тело, могут разрушить наши дома, могут убить всех людей вокруг нас, но нашу душу забрать они не могут.

Один великий святой времен турецкого владычества в Греции, святой Косма Этолийский, говорил порабощенным грекам: «Турки хотят ваших денег — отдайте их. Им нужны ваши дома — отдайте ваши дома. Хотят ваш скот, ваши поля — отдайте им это всё. Всё, что хотят они, — отдайте. Только душу свою не отдавайте».

Душу свою отдавать нельзя. Люди могут поработить все что угодно, кроме нашей души. Только грех может поработить нашу душу. Святые отцы боялись греха, а не каких-то внешних событий. Но даже грех не может нас поработить, если мы не будем соглашаться на это. Есть одна история о святителе Иоанне Златоусте, который сделал упрек, замечание императрице Евдоксии. Она очень рассердилась и захотела отправить его в ссылку. Она была очень плохим человеком. Тогда диаконы, иподиаконы патриарха пришли к нему и сказали: «Тебя разыскивает императрица, чтобы тебя куда-то сослать. Она хочет тебе причинить зло». Святитель Иоанн Златоуст засмеялся и ответил: «Не бойтесь, никто не может причинить мне зла, кроме меня самого. Никто не может причинить зла Иоанну, кроме самого Иоанна».

«Тело и Кровь Христовы объединяют Церковь»

Митрополит Афанасий Лимасольский Открытое сердце Церкви / Пер. с новогреч. А. Волгиной,А. Саминской. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. —320 с., илл.

Митрополит Афанасий Лимасольский Открытое сердце Церкви / Пер. с новогреч. А. Волгиной, А. Саминской. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. —320 с., илл.

— В книге есть глава, посвященная цели Церкви и нашей христианской жизни. Многие из нас приходят в храм с просьбами: Господи, помоги моему сыну поступить в институт; помоги мне излечиться… Это всё тоже очень важно, но какова же цель нашей христианской жизни?

— Цель христианской жизни — Христос. Христос — это не просто какая-то идея, это не философия, Христос — это не Кто-то, Кто далеко на небесах. Христос — это самый великий опыт человека, который только можно иметь в своей жизни. Это самая большая реальность из всех реальностей жизни. Древние греки говорили: «Нет ничего нового под солнцем». Один великий святой ответил: «Нет ничего нового под солнцем, кроме Иисуса Христа». Он является нашей целью. Бдение, молитвы, пощение, целомудрие, девство — всё это мы делаем для того, чтобы достичь одной цели: Христа.

— Владыка, у нас в России, как вы, наверное, знаете, очень любят старца Паисия. Очень-очень. Как вы думаете, почему именно его?

— (Улыбается.) Господь дал ему дарование еще при его жизни — любить людей, очень любить людей и молиться обо всех людях, обо всем мире.

Это мое личное мнение, но когда я видел, как он молится в церкви, то думал: если есть какой-то человек, который держит руль всего мира, то это не президент Америки (тогда еще Россия не была так сильна), не коммунист, не какой человек этого мира, но старец Паисий. Он мог управлять рулем этого мира. Не знаю, как это по-русски, но по-гречески в тропаре, посвященном святому Антонию, поется: «Вселенную удержал своими молитвами».

И я верю, что старец Паисий имел это дарование от Бога — держать весь мир своими молитвами.

Все знают о старце Паисии сегодня, хотя это был простой смиренный человек где-то в лесах Святой Горы, неграмотный, избегал людей: если видел собрание людей — избегал его. Как его узнал мир? На Кипре я иногда посещаю школы и разговариваю с учениками. Они могут не знать о Христе, о Богородице, но если я скажу: «Отец Паисий» — все понимают.

— Владыка, сегодня многое разделяет людей, в том числе политика. Как нам помнить о том, что мы все, христиане разных Поместных Церквей — единое Тело Христово?

— Православные христиане, мы все являемся Телом Христовым, потому что мы совершаем одну и ту же Божественную Литургию и причащаемся Тела и Крови Господних. На каждой Божественной Литургии присутствует вся Православная Церковь, все патриархи, архиепископы, митрополиты, епископы, весь мир. Мы все — Тело Христово.

Я приехал в Россию, причастился Святых Христовых Таин. Я не понял ничего во время Божественной Литургии, потому что не знаю русского языка. Только (говорит по-русски) «Господи, помилуй» и еще «аксиос» — это вчера я слышал, но это не важно. Важно, что это — одни и те же Тело и Кровь Христовы. И вы, когда приедете в Грецию, тоже, может быть, ничего не поймете во время Божественной Литургии, но можете причаститься. То же самое касается и наших православных братьев арабов в Сирии, и братьев в Африке, и во всем мире. Тело и Кровь Христовы объединяют Церковь. Мы любим всех людей, кем бы они ни являлись. Но нашими братьями по духу являются члены Православной Церкви. Братья по телу — это весь мир, но по духу — только православные христиане.

С митрополитом Лимасольским Афанасием беседовала Анастасия Рахлина

Переводила с новогреческого Алевтина Волгина

http://www.pravoslavie.ru/put/75 968.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru