Русская линия
Православие.Ru Николай Леонов05.11.2001 

РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
ЧАСТЬ 3

Лекция Николая Сергеевича Леонова, доктора исторических наук, профессора МГИМО, генерал-лейтенанта, прочитанная в Сретенском высшем православном училище 5 ноября 2001 года

Сегодня я обещал поговорить c вами о дезинформации. Примеры, которые я буду приводить, связаны с отечественной историей.
Одно дело, как шло внутреннее течение истории России и как складывались ее взаимоотношения с Западом, а другое дело — как наше историческое бытие отражалось в сознании жителей западных стран, как формировалось их отношение к России. Один из наших великих историков — Василий Осипович Ключевский — еще будучи студентом четвертого курса Московского университета, задался идеей изучить, что в своих сказаниях, донесениях, дневниках писали первые западные послы, агенты, купцы, которые приезжали в Россию. Это ведь были первые люди, которые докладывали в Западную Европу о России. И его первая работа, которую он потом вынес на защиту как свою кандидатскую диссертацию так и называлась — «Сказание иностранцев о Московском государстве». Она была написана в 1864−65 году
Ключевский перекопал огромный массив наших архивных материалов, просмотрел западные источники — он владел прекрасно латинским языком, на котором часто писали донесения в Европу, — и подготовил свою кандидатскую диссертацию. В чем смысл этой работы? Смысл в том, что иностранцы, впервые приезжавшие в Россию, открывали для себя совершенно незнакомую, сказочную страну. Они видели, что она с точки зрения материального благополучия стоит на другой ступени развития, нежели Западная Европа. Это естественно. Они находили, что у нас отставание примерно на два-два с половиной века, которое связано с татарским игом. Ведь русский крестьянин не строил кирпичных домов, как в Европе, потому что знал, что придет очередное нашествие татар и они обязательно все разрушат. Поэтому строились простые деревянные хижины. «Ну ладно, эту сожгут — построим новую».
Россия заплатила своей кровью, своей историей за спасение Западной Европы от татарского ига. Мы приняли на себя весь удар этой страшной татаро-монгольской волны, поэтому и отстали в известной степени в материальном развитии на такой хронологический срок, как 240 лет. Конечно, мы его потом значительно наверстали, но тем не менее наше принципиальное отставание связано с этим историческим фактором.
Иностранцы не обращали на это внимания, не пытались найти объяснения специфики материального состояния Российского государства, но все время подчеркивали нашу «дикость», некую «азиатчину». Их пугала наша одежда, пугал внешний облик, пугали наши дороги — все вместе взятое. Поэтому в первых сообщениях в «Сказаниях иностранцев о Московском государстве» все время присутствует страх перед огромной, непознанной страной и невероятно загадочными существами (мы, например, до Петра I не признавали бритья). А когда Россия стала с оружием в руках отражать атаки своих противников, приходивших после татарского ига, как правило, из Европы, тогда там уже осознанно стала развиваться и укрепляться ненависть к России.
Ливонский орден и Ливонская война — это 1561 год. Когда Иван Грозный двинул свои войска в Ливонию, то первый раз мы нанесли удар по угрожавшей нам религиозно-политической структуре Западной Европы. По религиозному и политическому образованию, которое называлось Ливонский орден. Мы его очень быстро разгромили — практически в ходе войны было всего два или три сражения, и Ливонский орден прекратил свое существование. Он немедленно отказался от всех своих религиозных структур, объявил себя распущенным и перешел под государственный суверенитет Польши. Заявив о том, что Ливонский орден прекращает свое существование, а все свои земли и вооруженные силы, и все, что было у Ливонского ордена, передает под покровительство Польского государства, он заложил основу нашего длительного противостояния с Польшей. Это было первым столкновением Московского государства с западноевропейской религиозно-государственной организацией. Хорошо это или плохо, но объективная реальность такова, что руководил первой компанией против Западной Европы Иван Грозный. Человек, как вы знаете, очень сурового нрава, который во имя интересов централизованного Московского государства не останавливался в суровых расправах, касавшихся прежде всего собственных бояр. И тогда впервые из России пошла, так называемая волна эмиграции.
При Иване Грозном была первая волна русской эмиграции. Там были и просто предатели, и эмигранты, которые боялись репрессий. Всем известно о предательстве князя Курбского, который перешел на сторону ливонцев. А ведь не шуточное дело — Курбский командовал русскими войсками в Ливонии, то есть бежал на Запад русский главнокомандующий, который потом от ливонцев перешел к полякам и командовал уже их войсками против своих соотечественников. Он стал предшественником предателей типа бывшего генерала Калугина.
Отток был довольно значительным — мы насчитываем десятки боярских отпрысков, которые ушли в Ливонию и принесли туда громадное количество негативной информации о Московском государстве. Понятно, что каждый предатель, когда приезжает за рубеж и ищет там себе политического убежища, прежде всего поливает грязью свою Родину, причем так обильно, как он только способен. Поэтому они принесли огромное количество негативной информации на Запад, отчего еще больше укреплялось враждебное отношение к России.
Вторым крупным столкновением было Смутное время. Тут поляки уже схлестнулись с нами в большом историческом противостоянии. С 1605 по 1612 годы мы вели с поляками тяжелейшую борьбу за национальное выживание и духовную самобытность. Как они воспринимали эту войну? Для нас все было понятно: мы отстаивали свою национальную независимость, свое государство, свою веру, потому что поляки шли сюда не просто так, завоевывать пространство для своего царевича Владислава, но ведь они шли одновременно с католическими ксендзами, под знаменем Ватикана, они практически шли слитно. Польские войска и польское духовенство появились в Кремле одновременно. И вот когда отмечали вступление польских войск в Москву, то это праздновалось по всей Европе как великий праздник победы европейской цивилизации над московским варварством. В эти дни (а это было в августе 1611 года) в Ватикане были объявлены народные празднества по случаю покорения Московии; были даже устроены фейерверки, в ходе которых изображали огнями как белый польский орел заклевывает черного русского орла, который является нашим символом еще с византийских времен. То есть демонстративно говорилось о борьбе цивилизаций. В этот день сам папа в церкви св. Станислава давал отпущение грехов всем, кто имел какое-либо отношение к борьбе с Московским государством. То есть формирование мировоззрения людей по отношению к России было поставлено на государственную ногу во всей Европе. А когда произошли события обратного порядка, когда в 1612—1613 гг. народное ополчение Минина и Пожарского вернуло все на свои места и был избран новый Государь земли Русской, то скрежет зубовный стоял по всей Европе. И нам долго пришлось еще убеждать Европу в том, что мы, собственно, делаем наше национальное дело, защищая свою государственную целостность.
Я вам рассказывал об одном пасквиле, написанном неким французским маркизом, воспользовавшимся гостеприимством и расположением Николая I. Сегодня я вам скажу, что это был далеко не единичный, хотя и очень громкий, случай. После поражения наполеоновского нашествия на Россию книги, формирующие негативное отношение к России, появлялись довольно часто. Европа не могла простить России ее победы над Великой армией Наполеона.
В 1826 году, когда Россия вела войну с Турцией, в плен к русским войскам попал французский офицер Виктор Манье; он был специалистом по сооружению крепостей и артиллеристом. Он был в наполеоновской армии, участвовал в походе в Россию, познал и холод, и наших партизан, а потом уже, когда Франция была разбита, он нанялся к туркам на такую же работу с тем, чтобы продолжить войну против России, но попал опять в плен. Пробыв у нас в плену пару лет, он вернулся и написал специфическую книжку, которая называется «Записки Манье о русской армии». Уж он там русскую армию разносил в пух и прах… Все, что говорилось о нашем солдате, никакого отношения к правде не имело. Русский солдат представлялся кровожадным, убийцей, насильником, вором — кем угодно, только не тем, кем был русский солдат в реальности.
Когда Наполеон пришел в Москву, то французы чем принялись заниматься? Грабежом, мародерством! Вопрос о том, кто поджог Москву, так и остался открытым. Разрушение наших монастырей, осквернение многих храмов — все это было делом рук французов. Вот пожалуйста, в Симоновом монастыре, например, был устроен наполеоновский артиллерийский склад. Новодевичий монастырь был по существу превращен в казармы, его вообще хотели взорвать. То есть они не щадили ничего в России. Вы прекрасно знаете, как был полностью сожжен Смоленск. А ведь когда русские войска, преследуя Наполеона, пришли в Париж, в 1814 году, то русская армия в Париже вела себя на редкость по-джентельменски — мы не тронули ни одного здания, не разрушили и не растащили никаких художественных богатств. Наоборот, русские были, я бы сказал, в высшей степени воспитанными войсками, которых Европа тогда и не знала. Они были поражены тем, что русские, как победители, как настрадавшиеся от наполеоновского нашествия, ничего не брали. Был наложен строжайший запрет на любые поборы. Я вам говорил, что генерал Барклай-де-Толли, честнейший человек, был назначен комендантом Парижа.
Наши казаки породили «бистро», теперешнее кафе. Они, заезжая куда-то, говорили: «Быстро-быстро подайте нам что-нибудь поесть» — и за все платили. С тех пор бистро сохранились во всей системе быстрого обслуживания, но не как символ грабежа. А у нас с вами осталось в памяти слово «шаромыжник». Что это такое? По-французски это — cher ami («дорогой друг»), а «шаромыжник» — осталось с нашествия 1812 года, когда француз, входя в дом, говорил «cher ami» и забирал все, что ему нужно. Поэтому у нас осталось с тех пор название «шаромыжник» для обозначения человека, который «на халяву», так сказать, даром, разбоем забирал все, что ему угодно. Языковые факты — лучше всего отражают существо исторических событий.
С тех пор, как Россия стала в каждом столкновении с Западом одерживать победы, у западников голова повернулась в сторону Востока. Ведь до Петра I казалось вполне естественным: должен существовать союз всех христианских государств Европы против нашествия мусульман. Русские долгое время были союзниками поляков и австрийцев в борьбе против Турции. А вот когда Петр I начал вести самостоятельные войны с Турцией, когда начались походы на Азов, потом состоялся знаменитый Прусский поход, то Европа внезапно превратилась в защитника Турции! Христианская Европа и мусульманская Турция становятся союзниками против России. Парадокс! Однако политические интересы Европы взяли верх.
И когда мы с вами вспоминаем русскую историю: как в 1709 году мы разгромили шведского короля Карла XII под Полтавой, то не каждый человек может ответить на вопрос, почему Карл побежал в Турцию, почему бы ему было не бежать в Польшу или в Швецию, нет — в Турцию побежал и получил там убежище и новые силы и деньги для того, чтобы продолжать войну с Россией. Это становится уже нормой: союз христианских, казалось бы, государств Европы с исламскими государствами против России. Дальше вы будете все время встречать также, казалось бы, парадоксальные вещи. Крымская война 1854 года, где вновь в одном альянсе французы, англичане и турки против России. А нынче, если вы посмотрите опять, Турция — член НАТО, турки вместе с американцами поддерживают чеченцев против нас на Кавказе и так далее. В этом смысле у них никакого иного выбора союзников не существует.
В 1848 году (год буржуазных революций в Европе) Россия, обладавшая на тот момент одной из самых сильных армий, была призвана европейскими государями спасти их троны от революционных потрясений; и русские войска двинулись в Европу. Мы воевали тогда в Венгрии, подавляя восстание и спасая австрийского императора. Если до этого правые говорили о нас как о диких, агрессивных людях, то теперь левые еще в большей степени создавали впечатление о русских как о варварах и дикарях.
У меня есть текст листовки, которая распространялась в то время в Германии, против наших казаков. Там говорилось, что «казаки умели только воровать и грабить, мародерствовать и угонять. Где бы ни побывали они, везде оставляли после себя разрушение, вонь и насекомых». Это писали немцы в 1848 году, когда казаки усмиряли революционное движение. А любопытно еще другое. Если кто-нибудь из вас будет около Потсдама (это недалеко от Берлина), где стоял дворец императора Пруссии, вы сможете увидеть казачью станицу с православным храмом. И когда мне пришлось впервые попасть в Германию после Второй мировой войны и я увидел эту станицу и православный храм в пригородах Берлина, я спросил, как это могло сохраниться. Храм действует, и вид станицы удивителен: стоят наши хаты, с нашими изгородями, с нашими скирдами сена. Мне объяснили, что когда русские войска пришли сюда в 1813—1814 годах, преследуя Наполеона, то немцы были настолько благодарны русским за освобождение от Наполеона, что был устроен пышный праздник по этому поводу. И на этом празднике, который длился несколько дней, с участием и прусского, и российского императоров, был дан первый концерт самодеятельности русских вооруженных сил. Император поручил его организацию атаману Платову. Концерт настолько понравился прусскому императору, что он просил Александра I подарить ему этот казачий ансамбль. Казаки согласились остаться. Им была выстроена специальная казачья станица, привезены их семьи, положено хорошее содержание, построен храм, и все пошло своим чередом. И поразительно, что даже в годы Второй мировой войны этот уголок никто не тронул. Люди, конечно же, изменились, но храм православный до сих пор служит, мы там были на Литургии. Как по-разному воспринимались одни и те же казаки, когда были разные политические потребности! Когда они освобождали Германию от французов, это были совершенно прекрасные люди, а вот когда они пришли наводить порядок, то появлялись листовки, которые формировали негативное представление о казаках.
А дальше — больше: весь XIX век был направлен на то, чтобы создавать в Западной Европе отрицательное мнение о России. В 1892 году консультант кайзера и генерального штаба Германии писал так: «Казаки приедут на своих лошадях с плетками и пиками и все затопчут, у них нет никаких потребностей, они мастера разрушений, ведь у них нет сердца и они бесчувственны. Вместо сотен тысяч убитых придут новые сотни тысяч, они ведь, как саранча». Россия вообще раздражала западников своей огромностью и непонятностью. Даже в ХХ веке норвежский общественный деятель и полярный исследователь Нансен, который, казалось бы, с симпатией относился к России и помогал нашей белой эмиграции, которая была вынуждена уехать после революции в Европу (так называемые «нансеновские паспорта» для людей, оказавшихся без Родины), он писал в своих книгах, что «Россия — страшная страна, начиная с 1550 года эта страна каждые семь лет увеличивалась на площадь, равную Норвегии». Они все время считали, сколько на территории России помещается других государств. И каждый раз при этом таращили глаза. Считали, что, на территории России могли бы два раза поместиться США, 92 Англий, 40 Франций, ну и конечно, это все их поражало и пугало. Эти факты все время настраивали их на идею оторвать что-нибудь от России. Идея раскола России всегда сидела в умах западных людей. Здесь же содержится ответ и на внешне противоречивую ситуацию поддержки Западом Белого движения в годы революции. Потому что принципиальным лозунгом белого движения было «за единую и неделимую Россию». И вот Ллойд Джордж, тогдашний премьер-министр Англии, в своих мемуарах пишет: «Наша английская политика все время проваливалась между двумя стульями — мы были за белое движение в той части, в которой белые воевали против большевиков, но как только мы вспоминали о том, что они выступают за единую и неделимую Россию, у нас опускались руки…». Это опасение создало для большевиков благоприятную ситуацию для победы в гражданской войне, потому как цивилизованная Европа не оказала полной и необходимой помощи Белому движению.
Все время европейские источники создавали у своего читателя негативный образ России. Если вы посмотрите немецкую литературу 20−40-х годов XX века, вы увидите, что если раньше символом России был бородатый казак на коне с пикой и плеткой, то теперь в немецкой наглядной агитации нас стали представлять как сионистско-коммунистическое чудовище. Теперь символом России стал абсолютно сионистского вида политрук, обязательно с пистолетом и фуражкой с красной звездой. Рядового немца пугали уже таким обликом России.
Когда кончилась Вторая мировая война, понадобилось вновь создавать отрицательный образ: новым символом стал разъяренный медведь с красной звездой на животе, с серпом и молотом в лапах. Это карикатурное клише все время присутствует в западном сознании. Это не прекращается и до сих пор. По современным исследованиям, американцы представляют Россию как страну сплошного воровства, коррупции, полной нестабильности. Почему к нам не идут инвестиции, сколько их ни приглашают Путин, Греф и другие? А потому что иностранцы боятся России; психологически закрепленный негативный образ России является главным тормозом.
Мы все делаем для того, чтобы открыть двери для иностранных инвестиций: и снижаем налог на прибыль, и объявляем о свободном экспорте капитала, и даем другие гарантии иностранцам, а капиталы иностранные все-таки не идут. Прежде всего они не идут, потому что веками закрепилось представление о нас как о народе диком, отсталом, коррумпированном. Поэтому все время говорят о русской «непредсказуемости». Уж вроде бы более прозрачной страны не существует, а они все равно говорят о непредсказуемости. Они все время боятся, и эта боязнь началась с ливонской войны. Вот что можно было сказать, в двух словах относительно формирования негативного образа России как государства в менталитете западного обывателя.
Но главная наша с вами задача сегодня — поговорить о дезинформации. Это похоже на то, как если бы мы пошли в лес по грибы. Есть грибы съедобные, есть грибы условно-съедобные, а есть ядовитые, то есть грибы, которые непотребны совершенно для человеческого организма. Это сатанинский гриб, мухоморы, и прочие, от которых бывает либо летальный исход, либо серьезная болезнь. Вот им мы можем уподобить и применение дезинформации, как особого вида воздействия на психологию людей, с помощью дезинформационных материалов, то есть заранее созданных абсолютно лживых материалов, которые надолго могут отравить человеческое сознание.
Основные черты дезинформации:
1. Внезапное, моментальное ее появление. Если направленная информация против России шла веками, то дезинформация появляется внезапно, разом, потому что она является продуктом некоторой группы людей, или государства, которые заинтересованы в появлении этой дезинформации. Она фабрикуется сознательно в кабинетах и выпускается на потребу обществу. И присуща ей в этом случае обязательно сенсационность, броскость, некоторая яркость, она всегда «пахнет» сенсацией.
2. У дезинформации обычно нет автора, в отличие от направленной информации. Люди сознательно прячут концы в воду, потому что они запускают ее, исходя из своих политических задач, но стараются не афишировать свое авторство. Поэтому всегда ищите, «откуда растут ноги» информации, кто ее мог сочинить, откуда она появилась.
3. Бездоказательность, аксиоматичность дезинформации. Она подается вот как будто бы так и должно быть, вот так есть и все.
4. Дезинформация обязательно рождается в среде, уже расположенной к ее восприятию. Наличие такой среды необходимо, чтобы ядовитое семя дезинформации начало пускать корни и прорастать. Обязательно нужна особая общественная среда, в которой эта дезинформация может получить развитие. Собственно авторы дезинформации учитывают это, поэтому она запускается только после точного анализа среды, в которой будет распространяться.
5. Детонатор для каких-то действий. Она рассчитана на то, что ее появление повлечет за собой какие-то политические последствия, выгодные для автора этой дезинформации.
Вот это, пожалуй, основные характерные особенности дезинформации, которые отличают ее как специфический вид информации. Какие примеры мы могли бы с вами рассмотреть, чтобы на деле понять, что такое дезинформация?
Примеры дезинформации:
1. Вспомним Смутное время. Дезинформация о жизни и смерти царевича Димитрия, погибшего при непонятных обстоятельствах в Угличе. Ситуация в российском государстве была сложная. Царь Борис Годунов не являлся династическим царем, поэтому его легитимность на российском престоле вызывала определенные сомнения, политические трения вокруг него шли очень сильные. Каждая боярская группа могла претендовать на то, чтобы ее представитель сидел на российском престоле. Ситуация в России была очень шаткой, неопределенной. И в такой обстановке единственный законный наследник престола царевич Димитрий погибает в Угличе, где он находился со своей матерью, Марией Нагой, и возникает вопрос о судьбе российского трона и политической судьбе государства.
Для расследования обстоятельств Борис Годунов, очень хорошо понимавший, насколько опасной была ситуация, связанная с гибелью царевича, послал в Углич представительную делегацию во главе с Василием Шуйским. Результаты расследования были тщательно задокументированы. Казалось бы, уже нет никаких сомнений, что да, царевич погиб, свидетелей чего было более чем достаточно. Все документы были собраны, все они и до сих пор хранятся в наших хранилищах. Но сама мысль о том, что царевич Димитрий жив, все-таки витала в воздухе, до конца она не развеялась этими документами. Но главное — ею воспользовались поляки, они и превратили ее в дезинформацию.
Именно поляки нашли человека, который называл себя царевичем Димитрием (Григорий Отрепьев). Он впервые появился в Польше, в имении графа Вишневецкого. А уж какие версии он придумывал для того, чтобы легализовать себя как претендента на российский престол, даже перечислить нельзя. Костомаров, например, приводит такую: будто этот молодой человек, живший в имении Вишневецкого, почувствовал себя настолько плохо, что он попросил графа исполнить его последнюю волю, и когда граф пришел к нему, тот говорит, что вот у меня под подушкой лежит документ, из которого вы все поймете, но я попрошу меня похоронить с почестями, положенными российскому царевичу. И когда граф получил эту грамоту, лежавшую под подушкой, которая, конечно же, была сфальсифицирована, то в ней было написано, что Отрепьев является действительно законным сыном Иоанна Грозного и так далее. И когда граф Вишневецкий стал предавать эту «информацию» гласности, то те слухи, о которых мы говорили, превратились в материальную силу.
Поляки, которым было крайне необходимо использовать смуту и неустойчивость российского государства для того, чтобы укрепить свои политические позиции в России, зацепились за эту фальшивую бумагу. И Вишневецкий повез этого молодого человека, как только он выздоровел, к Мнишеку, а позже представил королю. И началась страшная история польского нашествия. То есть поляки создали дезинформацию, в виде этой липовой грамоты, придали ей характер абсолютно точной, достоверной, документально подтвержденной информации, публично все это раззвонили по всей Европе и стали вербовать войско под этого самозванца. А дальше уже начала работать инерция.
Дальше Самозванец вступает в пределы Российского государства, начинает брать один город за другим, ему помогают польские войска, к нему присоединяются все недовольные властью Годунова. Кончается это тем, что поляки приходят в Москву. Таким образом, эта дезинформация тяжело отразилась на нашей истории. Светские власти, как вы помните, тогда сломались и уже признавали Самозванца как царевича, даже мать погибшего Димитрия признала Отрепьева своим сыном. И в той ситуации лишь православные иерархи выступили против Самозванца и отказались призывать народ к повиновению ему.
Патриарх Гермоген наотрез отказался рассылать грамоты с призывом к повиновению «царевичу». Владыка Филарет, отец будущего царя Михаила Романова, тоже был захвачен поляками, отвезен в Варшаву, где его содержали в тюрьме и также требовали, чтобы он написал документ, который бы призывал воевод сдавать крепости полякам. Филарет тоже категорически отказался от этого предательства. Надо прямо сказать, что духовные лица тогда спасли Россию, в том числе от дезинформационного наваждения, которое поразило все светские власти. Именно из Троице-Сергиевой Лавры рассылались письма по русским городам, призывающие к сопротивлению, к организации ополчения. Это исторически установленный бесспорный факт. Минин и Пожарский на сходке в Нижнем Новгороде призвали к созданию ополчения под прямым воздействием письма из Троице-Сергиевой Лавры. Тем, кто разоблачил ложь, фальсификацию, была Русская Православная Церковь. Это отмечается, конечно, всеми нашими историками, и мы должны быть всегда благодарны Церкви, что в тот тяжелейший момент, когда надломилась вся светская власть, спасителем Отечества от дикого духовного наваждения послужила именно Русская Православная Церковь.
Это первый пример дезинформационной акции против русского государства. В этом примере дезинформации можно обнаружить все вышеперечисленные характеристики: внезапное появление, нет явного источника или автора и так далее. То есть все признаки дезинформационной акции здесь налицо.
2. Еще одна из крупных дезинформационных антироссийских акций — так называемое «завещание Петра I». Наполеон, вознамерившись напасть на Россию, должен был представить некий предлог для этого. В 1812 году, за несколько месяцев до войны с Россией, появился названный документ, в котором утверждается, что Россия — государство, которое должно непрерывно расширять свои территориальные владения, то есть Петр якобы завещает своим наследникам не останавливаться ни перед какими препятствиями ради завоевания территорий. В этом «завещании» подробно расписана программа агрессивных устремлений России. В общем, если читать этот документ, то всякий нормальный человек сразу увидит, что там чушь собачья, потому что Россия никогда себе не ставила таких задач. «Завещание Петра Великого» в чистом виде дезинформационный документ, послужило как бы идеологическим оправданием для нападения на Россию Великой армии Наполеона. К каким последствиям это привело, вы знаете. Но надо сказать, что эта дезинформация поднимается всякий раз, когда надо обвинить Россию в агрессивности. «Завещание» не умерло до сих пор. Оно десятки раз переиздавалось, оно преподается во всех университетах: только я вам про него рассказываю как про дезинформацию, а, скажем, профессор Гарвардского университета будет излагать этот документ, говоря: «Вот видите, до чего страшный враг противостоит нам на востоке Европы, вот что они пишут», и будет излагать это как правду. Наши историки облазили все архивы. Петр I был скрупулезным человеком, он сохранял все бумажки свои, от него остались богатейшие архивы, но никакого «завещания» найти, естественно, не удалось. Это настоящая фальшивка, к сожалению, имеющая хождение в Европе и по сию пору.
3. Еще один случай дезинформационного нападения на нашу страну, уже в советское время, имел очень трагичные последствия — так называемая «телеграмма Бенеша». Вам вряд ли приходилось об этом слышать, потому что это очень специфический документ, но последствия этого документа вы, конечно, все прекрасно знаете. Что это за «телеграмма Бенеша»? Кто такой Бенеш?
Бенеш был президентом Чехословакии во второй половине 30-х годов XX века. Немцы, которые готовились к нападению на Советский Союз, прекрасно знали, что Красная армия очень серьезно готовилась к войне. Мы первыми применили в боевой практике так называемые «танковые клинья», перед самой войной впервые разработали и применили выброску парашютного десанта. Короче говоря, немцы знали, что сила Красной армии велика, и они решили провести острую дезинформационную акцию. Немецкая разведка сфальсифицировала документ, суть которого заключалась в том, что немцы якобы имеют достоверные сведения, что в рамках высшего состава Красной армии зреет антисталинский заговор. И они там перечисляли фамилии. Тухачевский был тогда у нас самым молодым маршалом, самым талантливым, немцы это знали и указали его фамилию — дескать, что во главе заговора стоит скорее всего Тухачевский. Там было расписано довольно подробно все. Однако этот документ немцы отправили не сами, они оставили портфель с документами у здания чешского посольства в Берлине, во время одного из приемов. Чехи, обнаружив эти «секретные документы» немецкой разведки, посчитали своим долгом предупредить Сталина. Бенеш добросовестно, ничего не подозревая, сообщает Сталину о готовящемся против него заговоре. Дезинформационное семя упало на благодатную почву — подозрительный характер Сталина. И когда он получает из Чехословакии якобы достоверные материалы, то естественно, он дает указание НКВД арестовать практически всю военную верхушку нашей армии. Военные процессы 1937−1938 гг., были страшными по своей опустошительности. Дезинформация прошла — из пяти маршалов, имевшихся тогда в СССР: Тухачевского, Ворошилова, Буденного, Блюхера, Егорова, трое — были расстреляны (Тухачевский, Егоров, Блюхер). У нас было примерно 150 дивизий в то время, в Красной армии. Командиры 140 дивизий были расстреляны. Это трудно себе представить. У нас остались в командном составе единицы, кто имел хорошую военную подготовку, тем более опыт военных действий. Под репрессии попали практически все, кто воевал в Испании 1936−1938 гг., все, кто имел военный опыт в борьбе с японцами. Репрессии носили колоссальный размах. Эта ситуация была настолько трагична, что вся мощь нашей армии была подорвана. Мы начали войну, потеряв колоссальное количество людей. Лишь в первый год войны мы потеряли только пленными около 5 млн. человек. Это, безусловно, потому, что во главе войск не было компетентных руководителей. Многие маршалы, которые стали потом известными, находились в это время в тюрьмах. Рокоссовский, например, был вытащен из тюрьмы, получил сразу звание генерала, был брошен на фронт, но он мог быть и расстрелян, потом только он стал одним из героев Великой Отечественной войны. Скажем, генерал армии Горбатов тоже сидел в лагере в Соликамске как политзаключенный, и только в начале войны, при полной нехватке командного состава он был реабилитирован, назначен командующим армии. Но, к сожалению, мы же не могли вернуть людей с того света, а количество расстрелянных по военным процессам в результате «депеши Бенеша» измерялось десятками тысяч.
Дезинформационные акции проводятся постоянно. Я вам назвал три наиболее крупных, чисто выборочно. Мы можем с вами подорваться на любой дезинформационной «мине», если будем относиться с доверием к такой сомнительной информации. На моем веку произошла очень серьезная ошибка советского руководства под влиянием дезинформации. Это война в Афганистане. Вот мы, здравомыслящие люди, не устаем задавать вопрос: как мы могли ввязаться в войну в Афганистане? Зачем нам Афганистан? Какие у нас там были политические или экономические цели? Да никаких, практически, а мы попали вот в этот капкан афганский на 10 лет! Весьма вероятно, что, может быть, именно этим советское государство подорвало себя окончательно. Мы стали в большой мере дезинформации.
Мне приходилось очень тесно заниматься афганскими делами, и, наверное, пройдут десятилетия и столетия, а люди никогда не поймут подлинных причин нашего вторжения в Афганистан, по той простой причине, что вся документация, связанная с афганскими событиями, в большинстве своем уничтожена, и найти следы, почему действовали так неразумно, восстановить правду в полном объеме невозможно. Говорю вам как свидетель и участник всего этого дела.
Напомню вам кратко события в Афганистане. Революция в Афганистане совершилась под влиянием внутренних причин. Сами афганцы давным-давно наблюдали за тем, что происходит в нашей стране, они учили всех своих офицеров в наших военных училищах, в основном в Ташкенте, в Алма-Ате, в Средней Азии; это было до 1979 года. Они видели, что Афганистан — отсталая полуфеодальная, племенная страна, какой была когда-то и Средняя Азия, а теперь там промышленность, прекрасные города, высшие учебные заведения. И у них, афганских офицеров, все время была мысль — а почему бы нам не сделать так же как в советской Средней Азии. Сделать такое же процветающее сельское хозяйство: дыни, хлопок, виноград — все что положено. Ну что мы живем в этих кишлаках, в грязи? И они сами, без всякого участия с нашей стороны (уж поверьте мне, я все-таки работал в разведке в то время), предприняли революцию по свержению своего короля и потом премьер-министра Дауда. Сначала был свергнут король, потом был свергнут Дауд, и пришла к власти группа офицеров, которая была обуреваема самыми, казалось бы благородными намерениями — сделать свою страну процветающей наподобие Центральной Азии. Но как политически управлять страной, они не знали, офицеры есть офицеры — они контролировали армию.
Тогда они призвали для политического управления страной афганских коммунистов (формально они назывались «Народно-демократической партией Афганистана»). То есть они призывают коммунистов и говорят: ну вот, ребята, вы знаете как это делать, как это делается в Средней Азии, теперь управляйте, а мы, офицеры, останемся в афганской армии. Половина коммунистов сидела в то время в тюрьмах, их привезли во дворцы, поставили сразу у власти, — это то, что мы называем «апрельской революцией 1978 года». Но коммунисты сразу между собой разругались, внутри партии сложились две абсолютно непримиримые группировки, со своими лидерами, взглядами, органами печати, со своими названиями. Одна называлась группа «Хальк», а вторая «Парчам». Кроме борьбы за власть, между этими группировками никаких особых идеологических разногласий не было. Но во главе одной стоял Бабрак Кармаль, а во главе другой — Хафизулла Амин. И вот они между собой так стали драться за власть, так стали истреблять друг друга со всей восточной жестокостью и варварством, что Амин «скушал» своих соперников. Кармаля в первый момент отправили куда-то послом, а потом Амин снял его и с этого поста, и Кармаль, то ли в Болгарии, то ли в Чехословакии пробавлялся, а ту часть партии, которая была против него, Амин начал репрессировать, сажать в тюрьмы — отстранять от должностей. Ну что нам, тогдашнему Советскому Союзу было до всей этой внутриафганской драки? Стоило ли нам жертвовать судьбой своей армии, государства ради этих вещей?
И тем не менее, мы поддались на эту провокацию, которая начала приходить в виде дезинформационных материалов. Пострадавшая часть коммунистов, оставшаяся не у дел, сосланная, уволенная, где-то репрессированная, но не до смерти, стала потоком слать в Кремль информацию против Хафизуллы Амина, сидевшего уже в президентском дворце. Чего только про этого Хафизуллу Амина не писали его вчерашние соратники по партии. У меня это ярко отложилось в голове как образец дезинформации — что Хафизулла Амин «является американским агентом», что он «все национальное достояние Афганистана уже перевозит в Японию», что он собирается, «предать СССР и предоставить американцам военные базы в Афганистане». И весь этот поток мутной дезинформации идет в Кремль. Говорили, что Амин ликвидирует полностью коммунистическую партию Афганистана, что каждую ночь по тысяче человек расстреливает (там всего-то в партии было едва три тысячи), писали, что расстреливает сотнями, тысячами, и танками, бульдозерами трамбует их, сбрасывает в горные реки, шакалам отдает на растерзание… То есть какой-то кошмарный поток был.
И я вам скажу честно, что разведка никогда серьезно Афганистаном не занималась, он не был предметом нашего интереса, поэтому перепроверять эту информацию было довольно затруднительно — агентуры там было мало, прессы там вообще никакой не существует. Запад тоже никогда Афганистаном не интересовался. Пока мы туда не вторглись со своими войсками, никто об Афганистане вообще не писал.
«Пострадавшая» часть коммунистов настолько «завела» наше руководство (я имею в виду Брежнева, Громыко, Суслова, Андропова), что те наконец приняли решение помочь братьям, которых там тысячами каждую ночь спускают в горные реки, топят, давят, сажают, — как же так, братьев по классу, страдальцев. Другого мотива не было. Никому не говоря, Политбюро принимает решение о вводе туда нашей армии. Странное дело: я был начальником информационно-аналитического управления разведки, но нам ничего не говорили, что готовится такая акция. Мы бы, конечно, если бы узнали об этом, подняли вопль, что не надо этого делать. Решение было принято узким кругом членов Политбюро (Брежнев, Громыко, Устинов, Андропов).
Я получил первые сведения об этой акции за два часа до начала вторжения наших войск. И то в такой форме: «Останьтесь на ночь, Вы нам понадобитесь». Я говорю: «А может, еще оставить какую-то группу работников?» — «Нет, не надо, мы управимся своими силами, останьтесь просто на ночь на дежурство». В эту ночь мы вступали в Афганистан. Без всякой проработки, под влиянием дезинформационного потока панических материалов. Я потом всегда говорил: относитесь с большой-большой осторожностью к любой информации, идущей от так называемых восточных людей, они истерично подают информацию, непроверенно, в своих интересах, то есть чаще всего их информация является дезинформацией.
И вот мы, спасая этих «братьев», даем приказ 40-й армии, которая дислоцировалась у нас в Средней Азии, вступить на территорию Афганистана в полном составе, выполнять интернациональный долг. Помогать одному куску коммунистической партии против другого куска коммунистической партии. То есть мы вмешались во внутрипартийную борьбу без всякого смысла. Ну, а дальше пошла-поехала работать кровавая мясорубка. Наш спецназ штурмует президентский дворец, мы уничтожаем Хафизуллу Амина, причем делаем это самыми варварскими средствами: сначала пытались его отравить, не получилось, пришлось штурмовать и убивать самым диким образом. И наши войска втягиваются в военные действия, в результате которых оказывается, что и коммунисты то там сидят что называется «на честном слове и на одном крыле». Оказалось, что мы встретили сопротивление подавляющего большинства афганского населения со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Вот что такое дезинформация, некритическое ее восприятие, «заглатывание». Поэтому надо всегда быть крайне осторожными. Мы также и в Чечню вошли первый раз: помните, Грачев дезинформировал Ельцина, сказав публично, что одного полка десантных войск хватит, чтобы усмирить всю Чечню? Где теперь Грачев, генерал армии, Герой России? Покрыл себя позором, потому что оказалось, что нам уже несколько лет приходится вести войну с Чечней, куда мы влезли опять таки по дезинформации Министерства обороны.
Я думаю, что вам теперь понятно, что такое дезинформация и какие она может иметь последствия для государства и общества.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru