Русская линия
Православие.Ru Николай Леонов22.10.2001 

РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
ЧАСТЬ 1

Лекция Николая Сергеевича Леонова, доктора исторических наук, профессора МГИМО, генерал-лейтенанта, прочитанная в Сретенском высшем православном училище 22 октября 2001 года

Дорогие братья во Христе!
По благословению архимандрита Тихона я прочитаю вам несколько лекций по информации, ее роли в жизни человечества, в жизни общества. Имея ввиду главным образом дать вам представление о том, как информацией пользуются недруги нашей Церкви, недруги нашего государства, как они отравляют сознание наших людей, с тем чтобы мы могли отличать зерна от плевел. И умели бы обезопасить свою душу и свою деятельность от враждебных поползновений, которые всегда проявляются в сфере информации. Этот курс я читал в Институте международных отношений (МГИМО) более подробно, поскольку для будущих дипломатов, будущих журналистов, будущих разведчиков требуются особые знания по вопросу работы с информацией. У нас с вами разговор пойдет не в таком прикладном ключе, а в более общем, философском, в понимании самого явления информации.
Человек, не отдавая себе отчета ежесекундно, ежеминутно пользуется громадным количеством информации, которую мы получаем от внешнего мира. В нас вложен по Промыслу Божьему огромный интуитивно-аналитический аппарат, который непрерывно перерабатывает огромное количество информации. И мы принимаем все решения не просто так, а мы принимаем все решения по результату сбора и интуитивного анализа (практически автоматического) огромного количества информации. Даже если вам приходится перейти улицу в городе, вы, не отдавая себе отчета, сразу рассчитываете свое состояние здоровья, погоду, скорость движущегося транспорта, наличие тумана или солнечной погоды и вы все это мгновенно просчитываете и принимаете решение: пересекать или постоять подождать.
Господь Бог дал нам пять органов чувств, которыми мы с вами собираем непрерывно информацию. Вы знаете эти органы чувств — зрение, слух, вкус, обоняние, осязание. Вот этими аппаратами нас снабдил Господь Бог и мы благодаря этому выживаем на свете весьма успешно как биологические особи. Но человек не просто особь — потому что и другие биологические существа тоже обладают этими рецепторами информации. Каждый в разной степени. И чем меньше этих рецепторов, тем менее жизненным оказывается тот или иной биологический вид. Вы многие слышали о глухарях. Птице, которая на какое-то время лишается слуха. Это делает ее крайне уязвимой, это делает ее легкой добычей любого охотника. А потеря для человека каждого из органов чувств, превращает его по нашему даже законодательству в инвалида первой группы — слепой, глухой, потерявший чувство вкуса. Мы живем постоянно в огромном потоке информации. Причем этот поток постоянно нарастает, мы уже говорим об информационном поле. И чем лучше мы в этом поле ориентируемся, чем лучше мы разбираемся во всех видах информации, тем нам живется легче, проще, понятнее. Мне хотелось бы сказать вам, что сама по себе информация давно уже оценена человечеством как самая важная часть его жизни.
Если мы будем читать Священное Писание, если мы будем читать древние литературные эпосы, то мы на каждом шагу будем обнаруживать, что или Господь Бог или боги языческие в литературных произведениях непрерывно своим избранным людям подсказывают, дают информацию в качестве самой великой милости и поддержки.
Все вы прекрасно знаете историю Ноя, которому единственному Господь Бог открыл тайну предстоящего всемирного потопа. Другие, которые не знали этой информации, остались на дне вселенского моря. А Ною выпала честь стать нашим прародителем. Поэтому обладатель информации оказался в невероятно выгодном положением со всех точек зрения. Если вы будете читать древние греческие эпосы, например, «Илиаду», «Одиссею», то вы увидите что там языческие боги на каждом шагу своим избранным героям оказывают максимальную информационную поддержку. Без которой решение задач было бы невыносимо. Вы, наверное, помните, что у Ахилла, греческого героя, тело было неуязвимо для всякого оружия. Поскольку когда-то его окунули в воды священной реки и только держали за пятку в момент окунания. И он был неуязвим. И наверно, этот герой один бы сокрушил всю Трою, если бы боги не открыли троянскому герою секрет уязвимости Ахилла. Говорят: «Стреляй, но только в пятку». Это открытие жизненно важной информации привело к тому, что Ахилл в первом сражении после раскрытия этой информации был убит.
Издревле человечество знало, что информация — это важнейший элемент его жизни. За незаконное использование информации, за разглашение информации всегда полагалось достаточно суровое наказание. Если вы помните, что Прометей, который украл у языческих богов секрет огня, был прикован к скале в Гибралтаре, и на него за это преступление был напущен орел, который каждое утро выклевывал у него печень, отраставшую за ночь. То есть наказание было страшно суровым, за то, что он эту информацию, которая была достоянием тогдашних языческих богов, он отдал людям. Это был первый случай, по существу, научно-технического шпионажа. Если пользоваться терминологией моей прежней профессии.
И сейчас информация остается самым лакомым предметом, которым люди всегда стараются обладать. И не буду говорить о том, что существует целая сеть разведывательных органов, которая собирает эту информацию. Секретную преимущественно. Существуют огромные рои журналистов, которые тоже собирают информацию, часто пограничную с секретной. И мы даже говорим, что информация ценится как самый высокотехнологичный продукт на земле. Самые дорогие продукты являются ничем иным, как сгустком информации. Поэтому добыча информации всегда является ценнейшим и важнейшим трофеем для любой службы, для любых корреспондентов, которые часто являются работниками спецслужб.
Информация в истории человечества прошла достаточно длинный путь. Она прежде всего видоизменялась по своим носителям. Были архаические времена, когда люди создавали мало информации, когда информация ограничивалась только личным опытом человека, или семьи человеческой. И когда вся информация передавалась только из уст в уста. Или как говорил Некрасов: «От дедов к отцам, от отцов к сыновьям». По такому примерно маршруту и шествовало ограниченное количество информации. Потому что устно нельзя сохранить в памяти слишком много и уж тем более нельзя передать ее в концентрированном виде следующему поколению. Поэтому человечество всегда мучалось, как эту накопленную информацию сохранить и передать. Человечество билось над тем, чтобы создать письменность. Родились сначала египетская клинопись, особое письмо. Параллельно еще раньше зарождалась китайское иероглифическое письмо. В каждом регионе мира письменность искали своими путями, шли своими дорогами. Иногда эта письменность была крайне странной, и до сих пор не расшифрована. Скажем, письменность древних инков в Латинской Америке: так называемая «кипу», которая была оформлена в виде узелков на нитях, это были пучки нити различной плотности, различного размера и на разных расстояниях друг от друга. Что-то среднее между нотами и другими средствами концентрации информации.
Каждый народ шел своим путем. Возникновение нашей письменности вам прекрасно известно. Но когда человечество изобрело письменность, то оказалось, что открылся ресурс для сохранения информации. Мы ее перестали терять. Оказалось возможным накопить в одном поколении большое количество знаний и эти знания изложить на бумаге, на папирусе, на камне, на нитях, увешанных узелками, на чем угодно. Но это уже был колоссальный шаг на пути к усовершенствованию вообще информационной системы. Потому что с тех пор мы стали не терять информацию, мы стали ее накапливать. А без накопленной информации двигаться вообще никуда нельзя.
Затем следующим этапом, когда было изобретено книгопечатание, удалось решить другую важнейшую проблему — тиражирование информации, т. е. способ сделать ее доступной. Ведь одно время, когда летописцы вели один, два свитка своей рукописи — ограниченное ее действие совершенно понятно. А вот когда была открыта печать книжная, а потом приобрела форму и газетную и журнальную и разрослась до бесконечных вариантов печатной продукции. Уже пошли сотни, тысячи, а теперь это уже миллионы, если хотите десятки миллионов копий. Информация заполонила весь мир, но печатная продукция все-таки еще не была окончательным этапом в расширении информации, потому что все-таки требуется умение читать, надо иметь физический доступ к этой печатной продукции. А вот когда произошла уже новая техническая революция, когда были открыты такие средства передачи информации как радио, телевидение, теперь у нас электронная система Интернет и другие, информация стала абсолютно доступной практически в любом месте: ею набит эфир, атмосфера, провода — все забито информацией. Сейчас информация плещется вокруг нас, как сплошной океан. И мы в этом океане должны с вами ориентироваться, что взять, что не взять, чем защититься, от чего оберегаться. В этом, пожалуй, и состоит главная суть работы с той категорией, которую мы называем информацией.
У человека в отличие от всех, в дополнение к тем пяти рецепторам информации, о которых я уже говорил, есть еще один. Это мозг. Мы с вами живем как бы в двух разных мирах. С одной стороны, мы живем в реальном физическом мире, знания о котором нам поставляют наши пять органов чувств. А с другой стороны, человек живет в мире, который ученые называют «ноосферой», т. е. в мире виртуальном, воображаемом. В мире, который реально не поддается восприятию нашими пятью органами чувств. Это мир абстрактных понятий.
Вот все вы знаете, что идет война в Афганистане. Какие-то события происходят в Чечне, в Абхазии. Но никто из вас, скорее всего, там не был, никто их не видит, не ощущает. Мы только об этом слышим, читаем, узнаем от других людей. Т. е. мы себе воображаем, представляем эти события, они где-то реально существуют, как и весь мир вообще, который находится за пределами нашего непосредственного восприятия пятью органами чувств. Это особый для нас мир, который мы ощущаем и знаем в виде абстрактных понятий. Война, мир, нападение, голод, засуха, катастрофы — мы об этом слышим, знаем, можем представить себе, но это все-таки мир виртуальный. Он существует, хотя не прямо ощущается нами. И вот люди давно научились пользоваться великой слабостью, мозг в отличие от органов чувств намного более уязвим для воздействия.
Злодеи давно пользовались разными приемами, чтобы обмануть наши органы чувств, нашего природного защитника, данного Господом Богом. Скажем, если надо было кому-то в средние века подмешать яд. Яд — неприятная штука, не особенно вкусная. Его подмешивали в вино, в хорошую еду. Если человеку надо было скрыть какой-то неприятный запах, люди изобретали, чтобы обмануть органы обоняния, придумывали всевозможные духи, парфюмерию, создалась целая индустрия. Люди и тогда думали о том, как бы обмануть человеческие рецепторы. Как бы продать кошку за зайца.
А что касается нашего разума, то здесь мы оказались особо уязвимыми. Различить ложь от правды нам оказывается непросто. Поэтому в будущем занятиях мы как раз и посмотрим, как обманывают человека. Как внушаются совершенно ненужные ему и вредные мысли. Мы говорим об информации как об общем потоке, который нас окружает со всех сторон. Но если посмотреть на это информационное поле спокойным, нормальным взглядом, то, наверное, будет целесообразно разделить его, условно, на три основных потока, с которыми мы можем столкнуться.
Первым потоком информации, который, может быть, наименее виден нам, является поток так называемой достоверной государственной информации. Эта информация используется правительством и всеми государственными структурами для того, чтобы наиболее эффективно руководить страной, ее экономикой, гражданами. Ради того, чтобы создать такую систему получения добросовестной информации, создаются целые государственные информационные системы, о работе которых мы знаем, но которая не очень афишируется. Тем не менее государство обязательно должно иметь такой информационный ресурс. Поэтому существует несколько ведомств, которые собирают для правительства, для президента информацию о реальном положении дел в стране, в мире.
Мы можем читать в газетах сколько угодно о внешней политике, и в тоже время для чего-то мы держим разведку — скрытую организацию, даже члены которой стараются не раскрывать себя перед обществом. Мы имеем Главное Разведывательное Управление армии, которое собирает свою информацию. Мы имеем другие структуры, такие как скажем ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации). Они собирают информацию радиоэлектронными средствами, путем перехвата спутниковых разговоров. Они ведут работу по дешифрованию той информации, которую скрывают от нашего государства другие государства. Существует целая система специального сбора информации по всей стране. Никогда президент не будет полагаться на сообщения телевидения, газет или журналов о том, что и где творится. Существует специальная, закрытая система, со своими неуязвимыми, даже на случай войны, каналами связи, которая поставляет информацию руководству страны о реальном положении дел на местах. Это государственная система. Мы эту информацию очень редко с вами видим на нашем столе, потому что эта информация обычно закрывается служебными грифами. Начинаются эти грифы: «для служебного пользования», затем «секретно», затем «совершенно секретно», затем гриф «особой важности», а потом, как иногда говорят, гриф — «уничтожить, не читая» — до того секретный, что его вообще никому показывать нельзя.
Эта информация не просачивается далеко. За ней-то и охотятся разведчики, но это информация обязана быть абсолютно достоверной, ибо она служит для управления государством. Для решения государственных задач. Поднимают атомную подводную лодку, предположим, но уже по вопросам, которые касаются реальных причин ее гибели будет наложено табу и, вероятно, этого мы с вами в полном объеме знать и не будем. Потому что это нужно прежде всего для принятия решения, что делать с будущими подводными лодками, с типами оружия, которые там есть.
Существует второй поток информации, громадный поток. Я бы сказал, река колоссальная течет. Это информация, которая фабрикуется газетными концернами, информационными агентствами, всевозможными компаниями с целью убить свободное время людей. Информация, которая призвана привести к тому, чтобы у нас не оставалось свободного времени ни на какие размышления серьезного характера. Если вы посмотрите всю спортивную сферу: все эти фаны, клубы, вся эта колоссальная промышленность, связанная со спортом (безразлично, что это, футбол, бейсбол, теннис) — это все направлено на то, чтобы убить наше свободное время. Занять за рамками восьмичасового рабочего дня нормального гражданина, чтобы у него оставалось времени как можно меньше, чтобы он не думал ни о вопросах государства, ни о вопросах серьезных, философских. Вся индустрия развлечений на этом построена, все красочные журналы, которые хочешь, не хочешь, бросаются в глаза. Все эти «7 дней», рассказы об артистах, кто как живет, какие у них особняки, какие у них собаки, какие у них увлечения. Вся эта привлекательная литература о том, что инопланетяне какие-то, где-то высаживаются, неопознанные летающие объекты… И вот этой баландой могут долго и достаточно эффективно кормить людей. Существует и целая литература, детективы, триллеры — литература бульварная, огромная и псевдосерьезная, но она призвана к тому чтобы отбить у нас всякий интерес к занятию серьезными вопросами, серьезными проблемами. Причем в это дело втягиваются люди, которые, казалось бы, должны иметь иммунитет против этой литературы.
Мне приходилось в свое время много работать с бывшим министром иностранных дел Андрей Андреевичем Громыко. Этой угрюмый, казалось бы, совершенно серьезный человек, который на все прежде отвечал «нет», а потом уже начинал думать, что надо ответить по-настоящему. Я был поражен, когда узнал, что он увлекался этой всей литературой. У него была литература о неопознанных летающих предметах. И он мог часами разговаривать и рассказывать, показывать все эти фотографии, в лупу их рассматривать, и переубедить его было совершенно невозможно. Т. е. за рамками чисто служебных дел, у него была эта немыслимая страсть, которой он отдавался с большой верой.
Этот поток информации, как я говорил студентам Московского Института международных отношений, вы ее должны легко пропускать мимо своих ушей, мимо своих глаз. Не обращать на нее никакого внимания, потому что она просто отвлекает нас от всех серьезных проблем жизни. Это информация киллеровская, убийственная, она убивает время, она ничего человеку в принципе дать не может.
А есть третий поток информации, которая является вполне серьезной. Если государственную мы с вами почти не видим, если сорная информация нам просто не нужна, то третий поток информации — это поток, моделирующей сознание. Любые правители всех государств, во все времена нашей истории всегда старались моделировать сознание своих подданных или своих граждан. С тем, чтобы сделать из них людей, которые следовали бы тем предписаниям, которые вырабатывает государство. Моделирование сознания — эта работа поручается огромной армии журналистов, философов, экономистов, политологов. Всех, кто стоит на службе у государства, если это тоталитарное государство, или на службе у центров власти — финансовой, политической, если речь идет о демократическом государстве. В любом государстве, даже в самом демократическом, все равно есть реальные ядра власти. Реальные хозяева экономической и политической власти страны. И вот эта огромная армия журналистов, политологов и т. д. формирует человеческое сознание, гражданское сознание. Они это делают через посредство всех видов массовой информации, которые сейчас имеются в нашем распоряжении.
Это и газеты, и радио, и телевидение, это и журналы, это и всевозможные конференции, всевозможные лекционные выступления. Главное — это задать вектор, в котором надо головы людей, своих граждан, вытесывать и формировать из них те кирпичики, из которых проще и легче создавать государство, по образу и подобию, которые задают им сами руководители государства. Поэтому все статьи, например, связанные с освещением политических, социальных, экономических событий всегда выверяются по определенному поведению компасной стрелки. Скажем, если было время социалистическое, о котором многие хорошо помнят, то нам с вами внушалась идея, что все социалистическое — правильно, все антисоциалистическое — неверно. Был задан один вектор и вся эта орава наемных писак, журналистов, говорящих или скребущих перьями, была направлена на то, чтобы оправдать тот заданный вектор, в котором надо было формировать сознание граждан.
Как только меняется политическая ситуация в стране, приходит другой политический строй, стрелка развернулась в другую сторону — та же самая орава журналистов может также повернуться, и они будут доказывать другое. Если вчера плановая экономика была идеалом экономического развития страны, то с таким же рвением будут доказывать теперь, что рыночная экономика является единственным правильным путем, а плановая никуда не годится. Это и есть направление моделирования развития. Поэтому когда мы читаем всевозможные социальные, политические, экономические сообщения, мы должны сразу остро чувствовать, куда нас ведут. Все эти информационные сообщения я иногда слышу, как щелканье пастушьего бича, который четко диктует мне, в какой загон направляться, думая по той или иной проблеме.
Ощущение этого направления, — куда вас направляет основной поток информации — должно вас сразу настораживать, вы должны думать: а почему бы не подвергнуть сомнению, правилен ли этот путь? Мы всегда, особенно когда встречаемся со светской информацией, должны думать о том, что она кем-то заказана. Этот вектор развития нам кто-то навязывает. Поэтому умение вырабатывать критичное отношение к этому, свое собственное, разумное мнение является главным, пожалуй, критерием нашей информационной независимости. Внушать можно самые невероятные вещи, мы об этом будем потом подробней говорить, но когда вспоминаешь историю процессов формирования человеческого сознания, то иногда диву даешься, насколько люди и даже общество человеческое, и целые цивилизованные народы оказываются беззащитными перед потоком такой моделирующей информации.
Мне вспоминается один эксперимент, свидетелем которого я был сам. Он показывает, как сам человек индивидуально беззащитен перед коллективным мнением. Однажды мне пришлось присутствовать при несколько варварском эксперименте, когда на эстраду в одном из курортных городов были приглашены вот таким фокусником, который был похож в этом смысле на мучителя, двадцать человек из сидящих в зале. И он сказал: «Я вам покажу уязвимость человеческой психики. Вот вы, двадцать человек, сидите на стуле. Я вам показываю два шара, один из них черный, а второй белый. Все видите?». Естественно вся собравшаяся аудитория говорит, что видит белый и черный. И он говорит: давайте сделаем следующее. Сейчас мы пригласим человека с улицы. Первого попавшегося. Я ему буду показывать те же два шара. Но прошу вас, сидящих на сцене двадцать человек, когда я буду спрашивать вас, говорите обратное. Говорите на черный шар, что он белый, и на белый, что он черный. Он вышел за ворота, пригласил первого невинного прохожего, поднял его на сцену и начал на его глазах спрашивать у сидящих двадцати людей, какого цвета шары. И те лгали. Заведомо, поскольку сговорились. И когда дошла очередь до этого несчастного человека, которому он предложил назвать какого цвета шар, то у того едва слезы не проступали. И он сдавленным голосом на черный сказал: «Белый». А на белый сказал: «Черный». Потому что он не мог противиться этому коллективному давлению аудитории и людей, которые сидели на сцене. Вот так сломалась психика одиночного человека.
Перед коллективным напором люди оказываются психически неподготовлены. Они оказываются очень уязвимыми. И оказывается возможным внушить человеку что угодно. Разве не потрясающим является тот факт, что немцам, в общем-то нации весьма просвещенной, высоко цивилизованной, когда к власти пришли германские фашисты: Гитлер, Геббельс — фантастический маньяк, — они внушили немцам идею о расовом превосходстве. Никогда раньше немцы об этом не думали и вдруг им сказали, что вы арийцы. Вы высшая раса. Теперь мы уже по фильмам с юмором говорим: «арийского происхождения». Но тогда ведь все немцы серьезно подумали — да, мы особая избранная раса. Мы арийцы. А все остальные не арийцы. Вот мы с вами все не попали в арийцы. Это естественно, но в не арийцы попали и все остальные нации. Особенно венгры, все славянские народы, цыгане, евреи… И вот все не арийцы в сознании целого народа превратились в низшую расу. В ту расу, которую можно было уничтожать без всякого сомнения, причем к этому нелепому мифу, были привлечены ученые, физиологи, врачи, которые измеряли черепа, цвет глаз, цвет волос, размер подбородка. Прямизну или кривизну носа. Все было пущено в ход, все было доказано абсолютно логично, что уж выше этой расы ну никого нет.
Только этим можно объяснить одно, что немец, нормальный офицер, иногда с высшим образованием, совершенно спокойно превращался в палача, который может из пистолета в затылок расстреливать в день по сто человек лично. И при этом не испытывать стрессового состояния души. До чего можно человека оболванить, приучить его к этому стереотипу, абсолютно неадекватному реальности. Внушить ему вещи, которые в конце концов превращают его в палача. Это страшная штука.
Ведь нечто подобное пережили и мы с вами. Когда вспоминаем репрессии сталинского времени. Слава Богу, подавляющее большинство из вас этого не видели, не слышали, только по литературе, из этого виртуального мира помнят. Но можно себе вообразить, что за два года мы соотечественники своими руками расстреляли в мирное время восемьсот тысяч своих соотечественников, да плюс три с половиной миллиона людей обрекли на страшные муки в концлагерях. Можно себе представить, что в нормальных условиях человек, если его не подвергнуть предварительной информационной обработке, мог быть участником всего этого? А ведь для того, чтобы отправить на тот свет восемьсот тысяч своих соотечественников, надо было иметь по крайней мере такую же армию и палачей. Причем и палачей-то потом тоже отправляли на тот свет.
Трудно представить себе психическое состояние человека, который должен совершать такие массовые кровавые репрессии, а, скажем, в тех же наших сельских местностях кого-то из наших односельчан вынудить к тому, чтобы он участвовал в раскулачивании, т. е. в разорении родового гнезда, в выселении семьи с детьми, стариками, и отправить их в стужу, в холодное время в Сибирь, на верную смерть. Надо было иметь особую опустошенность души. Достигалась эта опустошенность опять-таки чисто информационными средствами. Потому что была пущена в обращение фраза «враг народа», под которую уже скребли всех подчистую. Убедили всех палачей, причем их палачами то и как бы нельзя называть, потому что они были как бы зомбированы. Они были под влиянием той пропаганды, которая внушала им, что эти люди, разорить или уничтожить которых им поручалось, являлись врагами нашего Отечества, врагами нашего народа. Их надо было убедить в этом, чтобы они безжалостно расправлялись со своими соотечественниками. Ни при каких других обстоятельствах подобные массовые преступления одной группы соотечественников против другой невозможны. Это же не было состоянием гражданской войны, это было просто массовым уничтожением.
Внушение, обработка массового сознания в одном направлении носит абсолютно во всех странах абсолютно всегда закономерный характер. И если вам будут говорить, что вот в других странах — там полнейшая свобода, там демократические правила. Там все объективно, все правдиво — верить в это никогда не надо. Возьмем Соединенные Штаты, с которыми я достаточно близко знаком, долго там работал и долго занимался их проблематикой. Они могут совершенно спокойно лишить любой информации и человечество и своих граждан, если это не соответствует интересам правящих кругов США. Много ли мы знаем, о том, что реально они сейчас творят в Афганистане? Абсолютно ничего. Как только начинаются военные действия, они мгновенно ставят военную цензуру, закрывают доступ ко всей информации. А нам с вами показывают, если кто видит на экранах телевизоров, только без конца взлетающие самолеты с палубы авианосцев. Да и запускаемые ракеты. Все. На все остальное накладывается табу. Каковы реальные последствия этих бомбардировок? Они вам никогда этого не скажут. Кое-что просачивается, из Афганистана, по другим каналам, по чисто арабским, — что там гибнут мирные люди, что там уже голод в стране, что там разрушены склады Красного Креста и прочее. Но американцы этого никогда не скажут. Они манипулируют информационными потоками исключительно виртуозно.
Они изучили человеческую психику, как индивидуальную, так и социальную, в высшей степени тщательно. Поэтому дают только устрашающие кадры. Вот мы с вами видим: показывают перекрестье прицела, какие-то там внизу непонятные макеты, взрыв — все уничтожается. И опять самолеты, опять перекрестье прицела, опять летящие ракеты. Подавляют и нашу психику, что вот мол, если ты попробуешь что-то такое возразить против этого, вот и против тебя взлетит самолет, ты попадешь в перекрестье прицела и будешь также разорван на части. Деморализуют. Основная цель информационного потока — деморализовать. И они подавляют информационные контрвозможности другой стороны. Эту страну бестиализируют, т. е. превращают в невероятное чудовище. Всяких своих противников американцы массовыми информационными средствами пытаются представить перед нами и перед мировым общественным мнением, как совершеннейшее исчадие ада, воплощение зла. По очереди они переносят этот образ с одной стороны на другую, с одной силы на другую, но главное в информации — это создать у своего населения, у своих граждан и у всего мира, что они — воплощение справедливости, а их противники — крайнее зло на земном шаре.
Вчера они то же самое говорили о Советском Союзе, позавчера они говорили то же самое о Китае, десять-двенадцать лет назад они говорили то же самое о Саддаме Хуссейне. В конце концов, им неважно, куда перенести огонь своей информационной артиллерии — важно достичь того эффекта, который нужен. Я, например, хорошо помню, когда китайцы были такими же врагами Соединенных Штатов, как и Советский Союз. И в их карикатурах и везде мы практически шли рука об руку, что китаец, что советский человек. Один с серпом и молотом, другой со своей атрибутикой китайской. А потом наступило время, когда им понадобилось установить с Китаем нормальные межгосударственные отношения. В один час, как будто по приказу дирижера, прекратилась всякая кампания против Китая — это произошло в 1972 году. Стоило нам с китайцами чуть-чуть повоевать на границе, и они почувствовали, что можно лбами столкнуть СССР и Китай, и немедленно прекратили критиковать Китай. Они стали разыгрывать, что называется «китайскую карту». И завтра же китаец во всей американской печати стал изображаться привлекательным, он стал носителем хороших восточных традиций, он стал рисоваться как честный бизнесмен, как предприимчивый и трудолюбивый человек. Куда девалось все предшествующее? И также мы были потрясены, когда американский, нормальный средний гражданин с улицы стал воспринимать китайца вовсе не так, как он воспринимал тогдашнего советского человека. Мы продолжали оставаться для них врагами, а китайцы уже стали партнерами. Это все говорит об одном и том же — о нашей крайней уязвимости для действий средств массовой информации.
Поэтому у них еще с давних времен на Западе разрабатывается теория, которую предельно точно выразил Лорд Бивербрук. Он сформулировал этот закон так: информация, или пропаганда, должна идти впереди политики. Т. е. первоначально идет пропаганда, сначала надо распахать почву, т. е. подготовить людей для тех или иных акций, а уж потом засевать это поле своими семенами. Пусть даже этими семенами будут бомбы и ракеты, самое главное, чтобы люди были подготовлены к тому, чтобы воспринять это. Как только наши власти начинают действовать не по этому правилу, мы натыкаемся на большие трудности в проведении своей политической линии.
Мы начинали Чеченскую войну в 1994 году, не подготовив наше гражданское сознание к этой войне. Не подготовив ни мир, ни наше ближайшее окружение к этой войне. Мы никому ничего не говорили, что мы собираемся начать войну в Чечне. Указ о том, чтобы начать войну, был подписан Борис Николаевичем Ельциным секретно. Даже на самом указе штамп стоит «секретно». Т. е. мы начинали войну, не подготовив наших граждан к этому теми самыми пропагандистскими информационными возможностями, о которых мы с вами сегодня говорим. И война на нас с вами свалилась, как кирпич на голову. Вся нация была совершенно потрясена тем, что началась война. И когда нам эта война принесла еще тяжелые жертвы то, естественно, было неприятие и отвержение самой идеи войны. Точно такую же ошибку совершили несколько лет раньше советские руководители, когда вводили войска в Афганистан. Это опять-таки было секретное решение Политбюро, которое никому ни о чем не говорило. Был дан секретный приказ армии подготовиться к вступлению, все делалось в полной тайне. И мы начинали войны, не подготовив ни себя, ни мир к этой войне. Поэтому такие войны оказывались для нас непонятными. Ни цели, ни задачи, ничего было не ясно. Поэтому мы воспринять эти действия своих правителей не могли ни тогда, ни потом: ни в Афганистане, ни в Чечне. Почему и Афганистан, и Чечня стала прелюдией конца правительств, которые затевали эти авантюры. Надо сказать, что Афганистан был началом эрозии Советского строя. И Чечня стала пробоиной, которую так и не смог залатать в своей биографии Борис Николаевич Ельцин. Это естественно.
А когда работают американцы, которые лучше всех освоили систему информационного воздействия на людей, то в каждой операции вы можете посмотреть, как они ее готовят. Месяцами, а иногда и годами! Они молотят по головам своих граждан и всех стран в мире, с тем чтобы подготовить их к своим акциям. Когда начиналась акция против Ирака под названием «Буря в пустыне», несколько месяцев подряд американская пропаганда рассказывала все ужасы миру о том, кто такой Саддам Хуссейн. О том, какие он смертоносные оружия создает массового уничтожения. Сколько у него ракет — а у него было всего-то десятка полтора наших старых «фанерных» ракет. Они были по-настоящему фанерными, была боевая часть, а весь конус и оболочка были из настоящей фанеры. Но ими запугивали весь мир, что вот сейчас полетят эти ракеты и вся цивилизация на Ближнем Востоке разрушится. Была создана совершенно невероятная обстановка информационной изоляции Саддама Хуссейна. И когда они уже провели после этого саму операцию с массовыми бомбардировками, с уничтожением военных и мирных объектов Ирака, то мир отнесся к этому безразлично, он уже был подготовлен. Он уже был деморализован, он уже был размагничен. Вот сейчас они то же самое сделали по Афганистану, по талибам. Та же самая предварительная длительная работа по преданию негативного облика этой группировке. А уже затем следует удар непосредственно по Афганистану и по их всем центрам.
Сейчас весь мир живет очередной очень крупной информационной провокацией. Так называемые белые порошки, которые рассылаются в конвертах. Многие из вас, наверное, уже об этом наслышаны. Я такой истерики, например, даже за свою долгую жизнь ни разу не видел, чтобы американский Конгресс прекратил работу, все в панике. Люди скупают в массовом количестве медикаменты от неизвестной болезни — говорят от сибирской язвы. Скупают противогазы, на которые спроса в Соединенных Штатах не было. Речь то идет о десятках миллионов доз, противогазов, т. е. речь идет уже о миллиардах долларов, которые брошены на это дело.
А я, уже проживший и съевший зубы на этих информационных войнах, все время себе скребу в затылке и думаю: а что это такое? Что это за операция, что она значит? Для чего она придумана и каковы будут ее последствия? Меня поражает, что уже десять дней как рассыпают этот порошок по всему миру, то там, то здесь. И нет ни одного анализа, простого лабораторного анализа: что это за порошок? Из конвертов берут образцы, но никакие лаборатории мира не публикуют никаких результатов анализа. Вопрос поставил себе. Раз не дают — значит это кому-то невыгодно.
Второе, что бросается в глаза, — почему этот порошок поступает в адрес тех, кто больше всего может кричать об этом, распространяя этот крик через свои каналы? Это прежде всего журналисты, конгрессмены, губернаторы. Вот три основных, пораженных этим якобы порошком, категории людей. Это самые крикливые категории населения в Соединенных Штатах. Заведомо создается ситуация при которой преследуется идея массированного разворачивания истеричного настроения.
Говорят о сибирской язве. Кого из специалистов-микробиологов вы не спросите, конечно, каждый вам ответит, что уж сибирскую язву никто бы из настоящих авторов бактериологической войны не выбрал бы в качестве агента или реагента для такой войны. Потому что эта зараза не переносится от человека к человеку! А раз не переносится, то как она может превратиться в эпидемическое явление по всему миру? Я задаю себе вопрос: а почему в Соединенных Штатах умер-то всего один человек? (На день публикации — трое.) Да еще вопрос: умер ли он от сибирской язвы? Ну предположим, что от сибирской. Но уж если десять дней всех засыпают этим порошком, а никакой эпидемии нет, и никто не объявляет никаких карантинов, никто не устраивает никаких ограничительных барьеров, то опять-таки возникает вопрос — почему это так? А почему не иначе? Почему надо рассылать этот порошок в конвертах, например, а почему нельзя сделать это попроще и гораздо более эффективней? Скажем, запустить отравленные банкноты, которыми люди пользуются и ежедневно перебрасывают из одного места в другое. Да простейшую вещь: взяли перчатку, смазали ее таким реагентом и подержались в метро где-нибудь за никелированные поручи — и вы завтра получите сотни зараженных людей. Нет, надо индивидуально, в конвертиках порошочек присылать.
Мы знаем, что сибирскую язву разводят в специальных микробиологических учреждениях, разводят с целью получения из нее противоболезненной сыворотки, ведь это тот же самый микроб, только в ослабленном виде. Штаммы этой болезней известны, персонифицированы. Каждая лаборатория, изготовляя подобного рода микробиологический материал, точно присваивает ему свой номер. Т. е. нет микробов сибирской язвы, которые были бы анонимны. Самих по себе неких «бомжей» не бывает, потому что каждый микроб этой язвы точно привязан к стране или к какому-то центру, где он производится. И опять-таки никаких сообщений о том, что это такое, мы не слышим. Выявлены какие-то споры болезни, но какая категория, откуда? Стоит нам заболеть гриппом, скажем, будет какая-либо эпидемия, скажут: гонконгский грипп, категория такая-то, тогда-то он был там-то, тогда-то он был здесь-то. А в данном случае мы имеем дело с фантастической, для казалось бы, цивилизованно-развитого мира, истеричной пропагандисткой компанией. Которая, безусловно, готовит нас к очередному крупному военному удару Соединенных Штатов по кому-то, кто будет объявлен автором или государством рассылающим, этот белый порошок.
Все вопросы, которые мы с вами здесь поставили, будут забыты и отброшены, но однажды где-то прозвучит определенная фраза, должна прозвучать, иначе вся эта канонада не будет ничего стоить. Объявят, что этот порошок скорее всего происходит оттуда-то, назовут или «назначат», как говорят, страну. Уже такие нотки звучат в американской пропаганде, что мол, эти штуки нельзя произвести в домашних условиях, это же все-таки не самогон какой-то, а это же все-таки микробы, вирусы сибирской язвы. Следовательно, будет назначена какая-то лаборатория, какая-то страна, по которой можно будет наносить удары. И человечество окажется подготовленным к этому. Хоть и будут протесты, будут скептики, которые будут говорить: «Да вряд ли, да это невозможно, это все придумано». Но, тем не менее, подавляющее большинство стран и своих собственных граждан будет к этому подготовлено, а ведь американцы даже в данных условиях не исключают применение даже ядерного оружия. Почему мы говорим, о страшных, возможных последствиях?
Совсем недавно руководство Международного Красного Креста официально обратилось к Соединенным Штатам с просьбой подтвердить, что они не будут применять ядерного оружия, как бы ни разрастался этот конфликт. Конфликта собственно никакого ведь нет. Бьют одни Соединенные Штаты, бьют другую страну и все. Ни о какой войне, ни о каком конфликте говорить нам не приходится. Речь идет о свирепом наказании самой богатой страной самой бедной страны. Самой могущественной страной — самой беспомощной страны. Что бы нам ни говорили о подавлении средств ПВО, радиолокационных станций — ничего этого в Афганистане давным-давно нет. И не было, потому что Афганистан откуда мог ожидать авиационных ударов? Даже когда мы там находились, мы не ставили этих приспособлений, потому что мы тоже не ожидали никакой воздушной войны, мы сами хозяйничали в воздухе. Наши вертолеты летали. Поэтому говорить о том, что надо кого-то подавлять, о каких-то немыслимых бункерах. Какие там бункеры?! Ничего там, кроме глинобитных лачуг, нет. По кому удары? И американцы на обращение руководства Красного Креста грубо ответили, что мы никому не даем и не дадим никаких обещаний, которые исключали бы применение тактического ядерного оружия.
Поэтому сейчас мы находимся в информационном предбаннике каких-то очередных военных акций, а вот персонально кого они назовут? Ну, тут можно только догадываться, но наверняка это произойдет. Кого-то они в ближайшее время «назначат» в качестве того, кого они будут в очередной раз распластывать на скамье и подвергать мощному наказанию ядерными и ракетными розгами. Вот что такое пропаганда — информация, моделирующая наше сознание.
Вот один из эпизодов, касающихся Соединенных Штатов. Они, как правило, всегда начинают войны с каких-то грубых провокаций, в которых даже не щадят своих граждан. Надо повлиять на духовное состояние людей, чтобы возбудить их агрессивность. Первая империалистическая война, которая у нас входит во все учебники, была развязана Соединенными Штатами против Испании в 1898 году. Сто три года тому назад. К тому времени Соединенные Штаты сильно укрепились, развились, у них была самая большая мощная промышленность. Но у Соединенных Штатов тогда не было колоний, все колонии тогда были у старых европейских государств: Англии, Франции, Испании. А вот новый американский хищник, который вышел с большой мощью на большую дорогу, думал — а у кого можно теперь отобрать чего-нибудь? И первой жертвой они избрали самого слабого тогда владельца колонии — Испанию.
Испания в то время еще сохраняла такие колонии, как Куба, Пуэрто-Рико, Филиппины, т. е. это были богатейшие страны тогда — особенно Куба. И Соединенные Штаты решили развязать войну против Испании. Ну, какой предлог, какая причина? С какой стати США будет воевать против Испании? Надо было создать предлог. И американцы направили в Гавану свой тяжелый крейсер «Мэн». И он встал на рейде этого порта, якобы привез наблюдателей посмотреть, как развивалась война между кубинскими патриотами и испанской армией. Тогда кубинцы воевали за свою независимость. В один прекрасный вечер американский посол на Кубе пригласил всех офицеров этого крейсера к себе на прием в посольство. И все офицеры съехали на катерах, на шлюпках на берег и резвились в резиденции американского посла. И вдруг стоящий на якорях тяжелый крейсер «Мэн» взрывается на глазах у всего города, на глазах у целой группы кораблей, которые стояли кругом, причем взрывается так эффективно, что переворачивается в течение одной минуты и тонет. И все находившиеся на борту моряки — более 300 человек — погибают.
Никакие извинения со стороны Испании, которая еще считалась официальным администратором острова Кубы, не принимались во внимание. Американцы объявили, что провела этот акт терроризма Испания. Испанцы говорят: давайте создадим международную комиссию — водолазов пошлем, исследуем в чем дело. Может, котел взорвался на этом корабле, потому что его неправильно топили, или, может, взорвался ваш боеприпас. Американцы все отвергали — нет, вы виноваты!
И буквально через четыре-пять дней, когда уже, естественно, в Америке информационные средства накалили обстановку до такой степени, что только кинь клич войны и все поддержат, они объявили войну Испании. И тут же высадили войска на Кубе — захватили все на Кубе. Потом захватили Пуэрто-Рико, затем высадили свои войска на Филиппинах. И всю бывшую испанскую колонию, все колониальные владения в одночасье превратили в американские. Пуэрто-Рико они так и оставили за собой, и до сих пор Пуэрто-Рико считается ассоциированным государством, т. е. еще одним штатом США. Кубу они держали до Фиделя Кастро в железных рукавицах. Страна была сателлитом Соединенных Штатов. Вся собственность Кубы была продана американским предпринимателям. По грошовой цене, по два цента за гектар. И вся земля была продана американским сахарозаводчикам. Мы отказываемся сейчас от нашего радиолокационного центра на Кубе, а у американцев сейчас там не радиолокационный центр. А существует военно-морская и воздушная база в Гвантанаме. До сих пор, с той войны, как только они тогда высадились, они сразу тогда захватили себе военную базу. Военно-морскую, потом построили аэропорт — она стала военно-воздушной, причем договор подписали так, я бы сказал жульнически и мошеннически, что он не имеет срока окончания своего действия. Нет в договоре указания, когда он прекращает свое действие. Уже больше века прошло. А таких международных документов никогда не составляется, чтобы действовали более чем век, потому что тогда они становятся вечными. Тем не менее американцы навязали такой договор, чтобы без их согласия статус этой базы пересмотреть были нельзя. И вот мы уходим оттуда, а американцы даже и усом не ведут, как они сидели там так и сидят спокойно. Там летают их самолеты, там находятся их радиолокационная станция, и военно-морские причалы.
Соединенные Штаты путем той провокации с крейсером «Мэн» превратились немедленно в колониальную державу, которая имела свои новые владения. Прошло несколько лет — им понадобилось в 1916 году приструнить Мексику. Мексика всегда была вожделенным фруктом для Соединенных Штатов. В Мексике происходила революция тогда, и там были всякие течения, в том числе и антиамериканские. И вот происходит еще одна очередная провокация, которая приводит к серьезным карательным экспедициям против Мексики, т. е. когда Мексику поставили на колени. Всегда на территории Соединенных Штатов работали бедные мексиканцы. И вот несколько мексиканских рабочих чистили резервуар из-под нефти. И драили, как положено, потому что этот резервуар надо было использовать как яму для силоса. Американец, стоявший рядом (хозяин этого заведения), куривший сигару, бросил ее вниз в эту яму, а поскольку там скопились пары бензина, раздался обычный в таких случаях взрыв и все шесть или семь мексиканцев оказались зажаренными внизу. Этот чудовищный акт помещичьего произвола вызвал прилив ярости у одного мексиканского повстанца, руководителя партизан, имя которого может быть, многие из вас где-то слышали. Панчо Вилья — человек, который всегда носил широкополую шляпу, был невероятно смелым, решительным. И вот этот партизанский вожак, узнав о таком насилии над мексиканцами, со своим небольшим отрядом вошел на территорию США, ночью разгромил маленький городок, где происходили все эти события. Нашел этого помещика и пристрелил его в знак наказания, за то, что тот живьем сжег семь его соотечественников. Эта провокация, которая началась со стороны Соединенных Штатов, а потом получила такое неожиданное развитие, послужила для американцев предлогом для крупной военной операции. Они, сочтя поведение Панчо Вилья оскорблением своего достоинства, сформировали армию примерно в тридцать пять тысяч человек и под командованием генерала Першинга отправили ее в Мексику. Якобы ловить Панчо Вилья (но его они так и не поймали), но в течение двух лет они куролесили по всей Мексике, устанавливая свою власть, терроризируя мексиканское правительство и выбивая из него самые выгодные политические и экономические условия.
Каждый раз, когда американцы что-то начинают, они обязательно начинают с таких вот провокаций. И то, что происходит сейчас с этим белым порошком, я иначе не мог бы себе объяснить: почему это так раздувается? Мы взяли один конкретный пример, теперешнюю историю с белым порошком, просто для того, чтобы посмотреть ее в разрезе, что означают в нынешнем развитом, цивилизованном, казалось бы, мире подобного рода информационные операции? Ведь мы с вами будем все время говорить об информации.
О ее вреде или о ее пользе. Поэтому мы должны всегда думать, а не просто заглатывать то, что нам дают. А всегда ставить вопросы, чтобы обезопасить себя от превращения в примитивных заглатывателей наживки. Надо очень тщательно задавать себе вопрос: почему, зачем, как?
Это задачка, конечно, не сразу легко решается, надо приучать себя к этому. Но к сожалению, мы другого противоядия против подобных мероприятий придумать не можем. Всегда задавать себе вопросы: а кому это может быть выгодно? Сейчас уже выявлено несколько примеров, когда в России рассылают белый порошок психи. А там я не исключаю, например, что этим занимается фирма медицинская, которая продает сыворотку от сибирской язвы. Эта сыворотка никому была не нужна, ее производили в ограниченных размерах. Сибирская язва везде есть в мире, всегда она появляется в небольших количествах. И у нас ежегодно болеет какое-то число, но всегда это было 15−20 случаев. Никогда это не приобретало характер истерики, и вдруг сейчас эта фирма разворачивает такое производство этих медикаментов, что в Америке стоят очереди… Вы знаете что такое очереди в Америке? Это немыслимо. Для нас это понятно. Мы вроде как бы привыкли жить в старое время, в системе очередей. Это для нас было почти социальное явление. А когда, я помню, однажды Никита Сергеевич Хрущев спросил одного американского профсоюзного деятеля: «Когда вы начнете делать социалистическую революцию в Соединенных Штатах?». Тот ему ответил (а я тогда был переводчиком): «Когда у нас будут такие очереди, как у вас, тогда у нас будет революция». Вот сейчас в Соединенных Штатах очереди за медикаментами. Значит эффект этой политической акции он очень силен.
Информационная война всегда сопровождает нас с вами, она сопровождает человечество с самых ранних этапов его развития. Сейчас мы видим ее в расширенном варианте, когда вовлекается Интернет, система мирового телевидения, радио, газет. Но в принципе, в разных формах и упаковках, использование информации для решения политических задач — это постоянно присутствующий фактор в истории человечества.
Продолжение следует


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru