Русская линия
Российская газета08.12.2014 

Имею пр-р-раво!
Чудотворную икону запретили перевозить в салоне самолета по просьбе VIP-пассажира

Авиакомпания «Уральские авиалинии» высадила из самолета священников, перевозивших бизнес-классом в Eкатеринбург икону с частицей мощей святого Сергия Радонежского. Это случилось 4 декабря вечером, рейс U6−261 улетел без иконы.

Руководитель отдела паломнических поездок Троице-Сергиевой Лавры Андрей Пичугин рассказал, что икона уже год перевозилась в салонах самолетов. На этот же раз заместитель директора авиакомпании потребовал перевозки крупногабаритного груза только багажом. Решение это было вызвано возмущением «богатого мужчины», летевшего бизнес- классом: дескать «охренели совсем», летают с каким- то «ящиком».

Рейс задержали из-за возникшего инцидента. «Неудобно перед людьми, но и святыню негоже так унижать», — сказал Андрей Пичугин. Три часа спустя священники вылетели-таки в Екатеринбург — авиакомпания «S7» согласилась перевести в салоне их необычный «сакральный груз». Пассажиры были доброжелательны и улыбались сопровождающим икону.

Итак, в двух разных компаниях — и авиа-, и человеческих — одна и та же ситуация разрешилась по-разному. В «Уральских авиалиниях» уперлись в букву закона. Буква закона как раз предназначена для разрешения ситуаций. И все разрешилось, но вышел скандал. В «S7» поняли суть: груз необычный — икона, да еще с частицей мощей, и все разрешилось без скандала, миром и улыбками.

Оглядка на законы и вытекающие из них правила — не самая сильная сторона нашей цивилизации. Поэтому всякий к месту и не к месту качающий права «законник» у нас фигура модная и несколько последних десятилетий даже поставленная обществу в пример.

Может быть, учитывая это, религиозным организациям, которые, конечно, не могут допустить небрежения к святыне и перевозки икон среди далеко не благоговейно грузимого багажа, стоит договариваться об этом заранее или заключать соглашения с некоторыми авиакомпаниями о таких перевозках. Ведь перевозка иконы — это даже не перевозка шедевров живописи. Хотя и в случае с ними все не измеряется только размером страховки и стоимостью. Тем более не переводится в этот эквивалент такой груз, как икона. Здесь нагрузка символической ценности так велика, а сгусток человеческих чувств так серьезен, что должностными инструкциями их не отрегулируешь.

Что же касается граждан, не желающих соседства с иконами в бизнес-салоне самолета, ну, так у них будет право выбрать индифферентную к этому авиакомпанию. Не думаю, кстати, что авиакомпания, вписавшая в свои правила уважение чувств верующих, будет терпеть убытки. Скорее наоборот. Но кроме официальных соглашений нам, конечно, не хватает соглашений общественных, которые не пишутся на бумаге.

И вот во времена двух лидирующих «п» — прав и потребления — обществу надо как-то ввести себе в правило одно, но обязательное «к» — учитывай контекст. Ты имеешь возможность, прочитав инструкцию, начать качать права. Но хорошо бы понимать контекст происходящего. Везут икону святого Сергия Радонежского, 700-летие которого широко отмечалось в этом году. Вклад его личности в национальную историю, культуру и духовность, независимость России неоспорим даже для людей иных вер и атеистов.

Даже если религиозные ценности от тебя очень далеки, отказ учитывать контекст этой ситуации равносилен выбору варварства. И герой первого неудавшегося полета с иконой на борту его выбрал. Варварство ведь не сводится к рукоприкладству со стюардами, варварство может быть и опирающимся на инструкции. Несочувствие — варварство. Непонимание чужих ценностей и интересов — варварство. Нетерпимость — варварство.

Когда едва эмигрировавшего Иосифа Бродского кто-то за границей спросил: «Почему вы христианин?», он ответил: «Потому что я не варвар».

Текст: Елена Яковлева (блог автора)

http://www.rg.ru/2014/12/08/ikona.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru