Русская линия
Русская линия Александр Алекаев05.12.2014 

Преображение на Святой Горе Афон

Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу;

Но уничтожил Себя Самого приняв образ раба,

сделавшись подобным человеком и по виду став как человек.

Смирил Себя, быв послушным даже до смерти крестной…

(Флп. 2:6−8)

Приведённый в качестве эпиграфа отрывок входит в чтение Апостола на всех праздничных литургических службах в честь Царицы Небесной. Когда-то давно 14 лет назад я побывал на Святой Горе Афон и получил благословение на учебу в Свято-Тихоновском богословском институте. Жил я тогда в русском монастыре названном в честь св. вмч. Пантелеймона., но мне как паломнику удалось также посетить Иверский монастырь, Свято-Андреевский скит, побывать в столице Афона Карее и приложиться к чудотворной иконе «Достойно Есть…». По прошествии многих лет у меня осталось в душе стойкое ощущение, что одним из немногих мест на Земле (кроме родного дома), куда бы мне очень хотелось возвращаться и куда меня очень тянула находящаяся там повсюду благодать — это была Святая Гора Афон.

Проходили годы, я уже давно окончил университет, но судьба, а может быть Божья воля, не давала мне возможности посетить вновь это святое место. В 2005 году туда уехал паломником, а затем там остался навсегда наш преподаватель по Догматическому Богословию и Новому Завету — Андрей Васильевич (сейчас иеромонах Серафим), а мои мечты так и остались нереализованными. В свое время, на 4-м курсе этот строгий, но справедливый преподаватель поставил мне неуд. за то, что я после ответа на вопросы билета по Новому Завету не смог пересказать 2 отрывка из посланий св. ап. Павла к Филиппийцам и к Колоссянам, которые он нам предложил выучить на консультации. Мне пришлось именно ему пересдавать экзамен, но потом, после окончания института, эти тексты посланий апостола выветрились из моей головы. Мне показалось, что именно это обстоятельство не пускало меня на Афон, ведь о. Серафим мог спросить меня между делом, например, чтение Апостола, посвященное Богоматери и было бы позором мне ему не ответить. В этом году я заставил себя выучить наизусть эти отрывки и (о чудо!) не прошло и месяца, как я оказался на Святой Горе.

Недавно у нас было сообщение, что на самой вершине Св. Горы идут строительные работы по воссозданию Преображению храма, так вот именно там я и побывал с небольшой экспедицией в середине октября с.г. После небольшого вступления расскажу читателям об этом восхождении на 2050 метровую вершину.

Не так давно ко мне обратился мой старый товарищ Олег (я с ним уже 2 раза ходил Великорецким Крестным ходом) с просьбой помочь в организации восхождения на вершину г. Афон, причем он хотел это сделать 10 октября в память о недавно ушедшем из жизни своем отце. Я позвонил о. Серафиму, который сейчас обустраивает скит в честь св. Симеона Нового Богослова на территории принадлежащей греческому монастырю Афонский монастырь КутлумушКутлумуш, и он милостиво откликнулся на мою просьбу и сказал, что поднимется с нами на Гору и отслужит там Литургию. Все складывалось как нельзя лучше, и я с радостью рассказал об этом Олегу. У нас сформировалась небольшая группа: я, Олег и его родной младший брат Антон. Организационные вопросы я взял на себя, через интернет нашел фирму, ее возглавляет грек Димитрис, и он за относительно небольшие деньги 500 евро с человека нам все организовал в лучшем виде. В оплаченную «путевку на Афон» входил билет туда и обратно, индивидуальный трансфер на машине представительского класса из аэропорта в Салониках в г. Уранополис, организация визы, обратный трансфер в Салоники с посещением по нашей просьбе могилы Паисия Святогорца и женского монастыря, где покоились до недавнего времени мощи св. вмч. Анастасии Узорешительницы. В стоимость также вошли хорошая гостиница на обратном пути в Салониках, которая находится прямо напротив храма св. вмч. Димитрия Солунского. Итак, все оргвопросы были решены — вылетели мы рано утром в среду, чтобы к 12 дня быть в визовом центре Уранополиса, и чтобы успеть на 12-часовой кораблик на Афон. По плану четверг-пятница уходили на «штурм» св. Горы, суббота — возвращение в Салоники, воскресенье — Литургия в храме св. Димитрия Солунского и в 2 часа дня самолет обратно в Москву. Все было очень сжато, насыщенно и лаконично, но у меня в душе, как у организатора, была какая-то тревога и она, как оказалось, была не безосновательной…

Все складывалось как нельзя лучше. В 9 утра мы приземлились в Салониках, машина с водителем нас уже ждала. Дождливая погода, которая неделю стояла в Греции заканчивалась, и прогноз на ближайшие выходные был благоприятным. Через час с небольшим мы уже были в визовом центре и получили специальное разрешение, в своем роде паломническую визу — особый документ паломника, дозволяющий посещение Святой горы Афон. До кораблика, который отходил в 12 часов было еще время и мы легко позавтракали в небольшом кафе у причала. Я позвонил о. Серафиму и предупредил его, что мы выезжаем, он в ответ сказал, что будет ждать нас в Дафни (небольшой порт Святой Горы). Встреча была по-деловому короткой, но радостной, мы закинули вещи в большой внедорожник, который не только позволяет оперативно перемещаться по Святой Горе, но и подвозить необходимые для строительства скита стройматериалы. С собой мы также привезли несколько больших богослужебных просфор, которые мы забрали в специальной лавке-пекарне в Уранополисе. Отметим, что Литургию о. Серафим совершает на одной большой просфоре похожей на каравай, только с необходимыми клеймами сверху. Поскольку скит о. Серафима находится на противоположной стороне горы, мы, пересекая перевал, заехали по дороге в столицу Афонских монастырей — Карею, там же находится бывший русский Андреевский скит, основной святыней которого является ковчег с честной главой св. ап. Андрея Первозванного.

Афонский Иверский монастырь

Заходя на территорию этого огромного монастыря, сразу ощутили себя как бы в России — все до боли родное: архитектура, стиль, росписи стен, убранство, иконы. Со стен на тебя смотрит наш родной пантеон святых: Александр Невский, Сергий Радонежский, Серафим Саровский — все иконы большого размера и в богатых искусных окладах. По просьбе о. Серафима (он владеет греческим и древнегреческими языками) нам открыли ковчег и мы приложились к святыне. Отметим, что, в целом, монастырь находится в удовлетворительном состоянии, особенно внутреннее убранство, и очень жаль, что сейчас он занят греками.

Афонский монастырь СтавроникитаСкит о. Серафима располагается на берегу моря между Иверским монастырем и монастырем-крепостью Ставроникита и состоит из летней кухни, 2-х этажного небольшого строения с домовой церковью в честь св. Симеона Нового Богослова и несколькими гостевыми кельями, а также каменного строящегося одноименного храма. Эти строения окружают многочисленные огороды, на которых произрастают различные овощи, также рядом находится небольшая пасека с десятком ульев. Пчелиная пыльца и разнообразный мед — неотъемлемая часть ежедневного рациона.

После размещения (мне досталась уютная келья с камином, братья расположились вдвоем по соседству) нас ждал вкусный обед, основным блюдом которого был суп из царских грибов. Эти редкие грибы любил император Юстиниан и они напоминают наши мухоморы, только они без крапинок на шляпке и, соответственно, съедобные, и очень вкусные. После небольшого отдыха мы направились вдоль моря на вечернюю службу в Иверский монастырь. Дорога заняла около 20 минут хода, и мы со стороны моря подошли к высоким монастырским стенам Иверона. Служба проходила в небольшом храме, где как раз находится чудотворная Иверская икона. После вечерни мы приложились повторно к величайшей святыне, и нас всех, участвовавших в богослужении, пригласили на вечернюю братскую трапезу. От нее мы вежливо отказались и присели рядом с большим апельсиновым деревом, на котором дозревали соблазнительные оранжевые плоды. Необходимо отметить, что днем по дороге из порта Дафни в скит о. Серафим нам уже показал Иверский монастырь, где нам кроме иконы удалось приложиться к большому количеству святых мощей и других святынь обители, находящихся в особом помещении. Итак, сидя рядом с апельсиновым деревом мы созерцали и любовались окрестностями, старинной архитектурой внутреннего дворика монастыря. Было ощущение, что мы находимся где-то в горах Грузии

Храм Иверской иконы в Афонском Иверском монастыре

, в каком-то старом горном большом монастыре. Не отказавшись от искушения сорвать один созревший плод с апельсинового дерева, мы отправились в обратную дорогу вдоль моря. Следовало хорошенько отдохнуть, ведь на следующий день нам предстояло преодолеть долгую и трудную дорогу по маршруту от Лавры св. Афанасия (практически от берега моря) до вершины Святой горы Афон. Перепад высот более 2000 м, и сама дорога нам предстояла примерно в 22 км. Отметим, что в основном это горная, каменистая, достаточно крутая тропа, т. е. всю дорогу нам нужно было подниматься вверх. Вершина, которую было хорошо видно из окон нашего скита, была так высоко, что облака проплывали где-то на полкилометра ниже. Когда я представил, что завтра нам предстоит, душевное благодушие сменилось легким напряжением и внутренней тревогой за удачный исход нашего восхождения.

Солнечное утро следующего дня, спокойный сон, бодрость и деловая активность моих товарищей укрепили мой дух и веру, после коротких сборов и легкого завтрака, мы, помолившись, отправились в путь. На машине вдоль моря мимо Иверского монастыря мы доехали в район Лавры св. Афанасия (дорога заняла около 2-х часов) и, оставив машину в укромном месте, где-то около 10 часов утра начали восхождение. Впереди шел о. Серафим, опираясь на две лыжные палки (что значит опыт), далее шел Антон, за ним я, и в арьергарде Олег. Он будучи полным вегетарианцем, постоянно срывал разнообразные плоды и ягоды, дополняя свой рацион, и из-за этого немного отставал. Пока дорога была не очень крутая, я читал вслух лекцию из предмета «Сравнительное богословие» о ереси монофизитства, о папизме и о соборности православия. Затем тропа стала круче, книжечку пришлось убрать, разговоры стали редкими, они заменились внутренней молитвой. Чем выше мы карабкались, тем горячее и чаще становилась молитва и мое обращение за помощью к Господу, Богородице, Николаю Чудотворцу и Всем Святым… Отметим, что трудная дорога не затмила собой окружающую нас прекрасную природу и чудесные виды на морское подножие горы, обрывистые ущелья, горные прозрачные ручейки (из которых мы пополняли наши питьевые запасы). Днем мы остановились на отдых в скиту св. Петра Афонского, в котором проживает монах по имени Исаак, родом из Грузии. Тернистый путь к вершинеОн милостиво пригласил нас отдохнуть, показал нам небольшой старинный храм, и угостил вкусным травяным чаем. Этот удивительный чай расположил нас к дружеской и душевной беседе, мы незаметно провели около двух часов в келье о.Исаака. Покинув скит, мы не только духовно и физически укрепились и передохнули, но и почувствовали какую-то необыкновенную теплоту и любовь, которой поделился этот афонский монах грузинского происхождения. Получив такой положительный заряд энергии, радости и надежды, мы, как бы преображенные, с новыми силами рванули вверх, тем более, что нам предстояло наверстать время. Световой день сжимался как шагреневая кожа, солнце неумолимо двигалось к закату, редкие интервалы отдыха также приходилось сокращать. Между тем, встречная группа паломников, которая возвращалась назад, предупредила нас, что Преображенский храм на вершине горы закрыт на реконструкцию и там служить литургию невозможно. Вид со Святой ГорыМы решили добраться до храма «Панагия», что на высоте 1600 м над уровнем моря, передохнуть там в специальном помещении для паломников, а утром следующего дня (4.30) отслужить литургию и затем преодолеть оставшийся участок пути и встретить восход солнца на вершине горы Афон. Стемнело где-то около 8 вечера, и последний самый трудный участок перед «Панагией» мы преодолевали в полной темноте (хорошо что о. Серафим снабдил нас специальными головными фонариками). Силы меня оставили, на этом тяжелом участке пути я вспомнил всех святых и все молитвы, которые знал. «Не живой не мертвый» (это не касалось о. Серафима, который излучал уверенность и оптимизм) к 9 вечера я добрался до промежуточной цели. Скит «Панагия» представлял собой небольшой, уютный храм, к которому примыкала гостиная с камином и просторное помещение с двухъярусными кроватями. Перед ночлегом мы с о. Серафимом пошли в храм, чтобы подготовиться к Божественной литургии.

Удивительно, но в храме всё необходимое для службы было, как то: облачения для священников и псаломщиков, вся богослужебная литература на русском языке, кадило, ладан, свечи… (К слову сказать и в каминном зале на столах также стояли посуда, растительное масло, оливки, рыбные консервы, хлеб, соль…). Поскольку наша цель — вершина Святой горы была увенчана Преображенским храмом о. Серафим предложил на часах и во время службы читать тропарь и кондак Преображения и спросил меня как выпускника ПСТГУ знаю ли я эти тексты наизусть. Закат на АфонеЯ ответил, что уже прошло 8 лет после окончания, и что плохо их помню, на что получил тут же неуд. от своего бывшего преподавателя. Пообещав исправиться и выучить тексты к следующему визиту, я их быстро нашел в церковном календаре. Составив нехитрую службу, подготовив Апостол, кадило, ладан, сделав необходимые закладки в книгах, я внутренне успокоился. Богослужебный хлеб, вино и антиминс мы взяли с собой, а остальное все было приготовлено добрыми людьми. Скромно поужинав, мы достали спальные мешки, которые нам выдал еще утром о. Серафим, и легли спать, поставив будильник на 4 утра. К нам присоединилась группа русских паломников с Урала, которые несказанно обрадовались, узнав, что утром будет возможность исповедаться и причаститься. Я быстро согрелся в спальном мешке, но заснуть никак не мог. Через некоторое время я вспомнил, что за суетой забыл вычитать вечернее правило и не успел я его закончить, как пришел глубокий сон. Ровно в 4 утра все были на ногах и из комнаты отдыха переместились в храм. Поскольку на Афоне не пользуются электроосвещением, кто-то зажигал паникадило, кто-то грел воду для службы, Антон был назначен мною ответственным за кадило, я встал на клирос. Впервые я выступил одновременно в роли регента и алтарника, фактически службу мы вели

Отдых в Панагии перед обратной дорогой

вдвоем, о. Серафим в алтаре, я — в храме. И это нормальная практика для Афона, когда в скит о. Серафима заходит кто-то из монахов, он по случаю сразу же служит Литургию по такому же принципу: один в алтаре, один в храме на клиросе. Слава Богу, все прошло хорошо, все исповедались и причастились, помянули соборно усопшего раба Божия Валентина (как и хотели именно 10 октября в день его рождения) после службы потребили «всем миром» большую служебную просфору — каравай.

Близился рассвет, и мы без промедления около 6 часов утра пошли на штурм последнего самого трудного и крутого участка, благо, что он был относительно небольшим. К восходу солнца, в середке общей группы, я взобрался на вершину Святой Горы, где уже встречали меня колокольным звоном о. Серафим с братьями Олегом и Антоном. Все были уставшие, но очень счастливые. Погода была прекрасная, где-то внизу проплывали редкие облака, еще ниже, у подножия горы виднелось темно-синее море, которое окружало полуостров с 3-х сторон, а над нами вставало яркое теплое солнце. Вообще необходимо отметить, что с погодой нам исключительно повезло — оба дня ветра практически не было, и было тепло. Приложившись к огромному железному кресту на вершине и немного отдохнув, мы пустились в обратную дорогу.

Путь домой был более скоротечным, но так же не простым, нагрузка легла на другую группу мышц, но все же теперь, когда основная задача была решена, мы переключили свое внимание на созерцание удивительной природы, теперь уже мы все вместе собирали и потребляли многочисленные ягоды. К 16 часам мы были уже в Лавре св. Афанасия, где немного отдохнули в тени тысячелетнего кипариса и приложились к монастырской святыне 14 века — иконе Пресвятой Богородицы «Кукзелиса». К закату солнца мы усталые, но довольные и радостные вернулись «домой». Поскольку «ног под собой мы не чувствовали», а погода была погожей, нас благословили искупаться в море, чем мы с радостью воспользовались. Вода была теплая и чистая. Море сняло с нас усталость, и мы, преображенные после этого удивительного полуторасуточного круговорота событий и впечатлений, сели за вечернюю братскую трапезу. Лаврская святыня – КукузелисаКак когда-то сказал ректор ПСТГУ о. Владимир Воробьев (когда его спросили, почему так хорошо и благодатно на Афоне): «Потому что на Святой Горе отсутствует истерическая составляющая, которую в миру создают женщины». Мы на самом деле чувствовали очень хорошо и ощущали себя одной крепкой семьей.

Ночь мы, трое, проспали «как убитые», а на утро надо было уже собираться в обратную дорогу. Отец Серафим после легкого завтрака отвез нас в порт Дафни, помог купить билеты на обратный кораблик (народу было очень много) и в 2 часа дня мы уже сели в поджидавшую нас в Уранополисе машину. По дороге в Москву мы посетили монастырь Анастасии Узорешительницы, могилку о. Паисия Святогорца, а утром в воскресенье были на службе в Салониках и приложились к мощам св. вмч. Димитрия Солунского. Отмечу в конце путешествия древнейшую базилику времен святого императора Юстиниана, в которой находится рака с мощами наверное самого почитаемого в Греции святого, большую очередь из простых людей к могилке о. Паисия и тот факт, что через 2 недели после визита на Украину рака с мощами св. Анастасии, она (честная глава святой) таинственно исчезла из монастыря. Православные греки недоумевают по факту величайшего кощунства — краже из монастыря главнейшей святыни; они говорят между собой, что это дело рук каких-то безбожников с Украины и добавляют: «Война на Украине началась с исчезновения мощей святой, и может закончиться по их возвращению в монастырь!».

Мы же в воскресенье вечером с какой-то грустью уже прощались друг с другом в Москве. Наш небольшой дружный коллектив распался, и мы возвращались в привычную московскую суету. Вспомнились финальные кадры из фильма С. Говорухина «Высота» и песню Владимира Высоцкого:

«В суету городов и в потоки машин

Возвращаемся мы, словно некуда деться.

И спускаемся вниз с покоренных вершин,

Оставляя в горах свое сердце…"

Слава Богу за всё!

+ + +

P. S. В заключение приведу второй отрывок из посланий св. Апостола Павла, благодаря которым я оказался в святом уделе Царицы Небесной:

«Который есть образ Бога невидимого,

рожденный прежде всякой твари;

Ибо Им создано все, что на небесах и

Что на земле, видимое и невидимое:

Престолы ли, господства ли, начальства ли

Власти ли, — все Им и для Него создано;

И Он есть прежде всего, и все Им стоит" (Кол. 1:15−17).

+ + +

Прекрасно осознаю, что мой рассказ не является каким-то открытием или откровением, но он без сомнения будет полезен и интересен тем, кто собирается осуществить паломническое восхождение на вершину Святой Горы. Аминь.

Афонский рассвет

Рассвет на Афоне

http://rusk.ru/st.php?idar=68745

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Александр Алекаев    19.02.2015 16:13
Необходимо отметить, что курс евро на момент оформления "путевки" был 49 руб..

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru