Русская линия
Православие и современностьПротоиерей Сергий Ксенофонтов03.12.2014 

Обручение Марии

4 декабря Православная Церковь вспоминает событие, сохраненное ее Священным Преданием — Введение во храм Пресвятой Богородицы. Об этом далеком дне, об исторических обстоятельствах и духовном значении празднуемого события мы беседуем с протоиереем Сергием Ксенофонтовым, преподавателем Саратовской духовной семинарии, клириком храма в честь Сошествия Святого Духа на апостолов.

— Отец Сергий, из каких источников известно нам воспоминаемое событие?

— Историю Введения маленькой Марии в Иерусалимский храм, как и историю Ее Рождества, мы не найдем в книгах Нового Завета. Их сохранил наш второй источник вероучения — Священное Предание: то, что передается в Церкви по наследству, из поколения в поколение, не изменяется и принимается на веру. Один из источников сведений об этих эпизодах земной жизни Пресвятой Богородицы — апокрифическое Евангелие (или Протоевангелие) от Иакова. Это произведение вызывало в свое время немало споров: считается, что оно написано достаточно поздно, спустя, по крайней мере, век после апостольской эпохи, на основе подлинного свидетельства апостола Иакова, но украшено художественным вымыслом. Однако Церковь принимает те сведения из неканонического текста, которые не противоречат Священному Писанию.

— Итак, Иоаким и Анна приводят трехлетнюю Мариам в Иерусалимский храм, чтобы посвятить Ее Богу… Но в Интернете сегодня вполне можно прочитать, что не было такого обычая — посвящать Богу девочек; другое дело — первенцы-мальчики, их посвящали Богу со времен Исхода евреев из египетского рабства (см.: Исх. 13, 11−12).

— Здесь речь немного о другом. При храме, в одном из его дополнительных помещений, жили и воспитывались девочки, оставшиеся без попечения родителей, — Моисеев Закон повелел заботиться о таких и давать им приданое. Дать приданое сироте — это в израильском народе считалось одним из самых благочестивых дел. Девочки содержались за счет казны храма, они обучались всему тому, что должна была уметь тогдашняя женщина, хозяйка дома, а затем их выдавали замуж. Но, с другой стороны, были родители, которые сами отдавали своих дочерей на воспитание в храм, чтобы исполнить свой религиозный долг — обеспечить особо благочестивое воспитание дочери. Это было своего рода посвящение, но не в том смысле, в котором посвящались Богу первенцы-мальчики, и среди них в скором будущем — Сын Марии (см.: Лк. 2, 22−23).

Предание говорит нам о том, что обет отдать Дочь на воспитание в Иерусалимский храм был дан супругами еще до Ее рождения, а может быть, и до зачатия. И здесь мы видим не только волю родителей, праведных Богоотец Иоакима и Анны, но и Промысел Божий: Дева должна была возрастать там, где наилучшим образом будет происходить Ее приуготовление к подвигу, к Материнству — в земном доме Небесного Владыки. Ведь Иерусалимский храм — это был единственный на свете храм Единого Бога. Нигде в мире больше такого храма не было. Он возвышался как скала в языческом море. И Мария, будущая Мать Спасителя, пребывала там, чтобы исполнить Промысел Божий о рождении в мир Спасителя. Она открыла Богу те врата в род человеческий, в которые никто, кроме Бога, не войдет: Ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены — эти слова из книги пророка Иезекииля (44, 2) читаются в храме в праздник Введения. Таким образом, здесь соединяется ветхое и новое; то, что израильский народ уже знал о своем Боге (материализация этого знания — Иерусалимский храм), и то, что этому народу предстояло — воплощение Бога, рождение Спасителя. Событие Введения — это звено, соединяющее Ветхий Завет с Новым.

— И ведь это можно назвать Ее обручением, верно? «Предобручилася еси Духом таинственно, обрученна Богу и Отцу»,— так поет Церковь в этот день. Митрополит Вениамин (Федченков) напоминает об обычае, существовавшем не только на Востоке, но и на Руси — избранная в невесты девочка оставляла дом своих родителей и переходила жить в дом жениха, где воспитывалась и приготовлялась к браку, сохраняемая при том до свадьбы в чистоте.

— Да, параллель с этим обычаем неслучайна. Иконы Введения говорят нам о том, что это было очень торжественное шествие — с зажженными свечами, песнями; Марию сопровождали юные девушки; все это напоминает свадьбу, вхождение невесты в дом жениха. Заметьте, в Священном Писании союз Бога с Его избранным народом часто изображается как брачный союз: народ при этом уподобляется деве, невесте, ждущей своего Жениха, Господина: Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима, се, Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий (Зах. 9, 9). Это очень понятный образ верности в союзе любви. И вот, на земле рождается Та, Которую мы в молитвах наших называем Богоневестой. И совершается Ее обручение: «…во храм бо славно входит обручена Христу всех Царю» — это тоже из песнопений праздника.

— В каноне ко Пресвятой Богородице в честь Введения Ее во храм Мария именуется так: «трилетствующая плотию, но многолетствующая Духом». Мариам еще младенец, но сердцем Своим Она понимает и принимает происходящее с Нею…

— Да, удивительно, что подвиг возлагается на плечи Ребенка, маленькой, хрупкой Девочки. Но что мы наблюдаем? Полнейшее согласие, принятие воли Божией и полное отсутствие страха. Великолепие храма, величественный вид священников — все это не пугает Ее. Вот почему предание подчеркивает, казалось бы, малозначащую подробность — то, что Она свободно поднялась по высоким ступеням храма. Она в трехлетнем возрасте добровольно приносила Свою жертву, отрываясь от родительской любви, исполняя еще не произнесенные слова Своего Божественного Сына: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16, 24).

— Протоевангелие Иакова хранит трогательный диалог между родителями Пресвятой Девы: Иоаким спешит исполнить данный Богу обет и привести Дочь в храм, но Анна просит супруга подождать еще год — до трехлетия, чтобы Младенец «не стал искать отца или мать». В нашем сегодняшнем сознании это не укладывается: трехлетняя Девочка должна — не искать своих родителей, легко оставить то, что необходимо любому ребенку — близость матери, ее тепло и ласку…

— В этой Девочке было то, что позволило Ей это сделать, а потом произнести: Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему (Лк. 1, 38). Как пишет митрополит Владимир (Иким), «от умирающего древа человечества отломилась единственная живая ветвь, чтобы упасть в плодородную землю религии и пустить корни, и принести плод». Заметьте, именно отломилась. Мария уходит от своих! Но это расставание для Встречи, грусть для Радости.

В кондаке праздника подчеркивается исключительная роль единственного на земле Человека, участвующего в тайне Боговоплощения: «Дева, священное сокровище славы Божия, днесь вводится в Дом Господень, благодать совводящи». Мы привычно называем ее Божией Матерью и при этом забываем, насколько это велико: то, что человек участвует в этой тайне. Слово облекается в плоть; плоть это человеческая, нашей подобная. Святость Марии, Ее превысшее смирение сделали Ее сотаинницей Боговоплощения; никто другой не достиг такой святости.

В Акафисте Пресвятой Богородице мы читаем: «Радуйся, падшего Адама воззвание, радуйся, слез Евиных избавление, радуйся, высото неудобовосходимая человеческими помыслы, радуйся, глубино неудобозримая и ангельскими очима». Что это означает? Тайна Боговоплощения недоступна Ангелам, потому что они бесплотны. И недоступна нам, человекам, потому что мы не участвовали в этой тайне. Мы можем только взирать на чудо и принимать его на веру. Весь канон, который мы читаем на этот праздник, пронизан мыслью: грехопадение человечества произошло при участии женщины, и вот, благодаря другой Женщине полагается начало спасения рода человеческого. Если через одну женщину в мир входит грех и погибель, то через Другую — спасение. Бог не отвергает человека. Бог ищет человека, спасает его. А человечество, пройдя этот путь распадения, путь греха, приносит единственно возможный, посильный для него дар — Пресвятую Деву с Ее превысшим смирением. Богородица — это наш дар, который мы приносим Богу. Человечество не могло ответить Отцу Небесному в той же мере, в которой Он осуществляет Свой Промысел. Оно могло принести одного-единственного Человека, но этого оказалось достаточно, чтобы состоялся Промысел о спасении человечества. И разрешение всему — слова Божией Матери: Се, Раба Господня…

— На некоторых московских приходах, насколько мне известно, Введение во храм Пресвятой Богородицы отмечается еще и как праздник всех маленьких девочек. Вам хотелось бы, чтобы этот обычай пустил корни, привился?

— Конечно. Это очень красивый обычай, и я надеюсь, что он привьется. Но его нельзя сводить к раздаче подарков, его необходимо по-настоящему осмысливать. Чего мы ждем от этого празднования? Что мы можем дать этим девочкам? Что мы им скажем в этот день? Будет ли этот праздник воспитывать их, подготавливать к служению женщины-христианки? Поможет ли он им стать более самостоятельными и ответственными? Это не так просто, потому что современное воспитание детей часто ведет к противоположному.

Газета «Православная вера» № 22 (522). Подготовила Марина Бирюкова

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/obruchenie-marii


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru