Русская линия
Православие.RuИеромонах Иов (Гумеров)05.03.2002 

ЖИТИЕ ПРОТОИЕРЕЯ ИОАННА ИОАННОВИЧА ВОСТОРГОВА (1864−1918)

Выдающийся организатор миссионерского дела и яркий проповедник протоиерей Иоанн Восторгов родился 30 января 1867 года в станице Кавказская Кубанской области. Отец его, священник Иоанн, был сыном профессора Владимирской духовной семинарии магистра богословия Александра Восторгова. Мать протоиерея Иоанна — Татьяна Ксенофонтовна.
В марте 1868 г. семья переехала в станицу Ново-Алексеевскую (ныне г. Новоалександровск Ставропольского края). Здесь прошло детство и отрочество Иоанна. «…смиряюсь пред Божиим промыслом, что вывел меня из этой когда-то глухой и заброшенной станицы, из горького сиротства и нищеты на широкий путь жизни и службы Богу, Царю и родному народу, — слезы благоговейного смирения невольно льются из очей пред Богом моего детства и отрочества. Стою здесь пред вами и не стыжусь признать и благодарно исповедать, что здесь, среди простого верующего народа… заложены были мне в душу первые и самые сильные чувства преданности Богу, Царю и нашему русскому царству, — те чувства, которыми дышали тогда здесь все от мала до велика; не стыжусь я признать и поведать трепетную благодарность этому народу, во дни сиротства моего и лишений спасшему мне жизнь и укрывшему от голода и гибели.» Иоанн Восторгов по окончании в 1887 г. Ставропольской Духовной семинарии по первому разряду (под первым номером, со званием студента), был назначен 15 августа того же года надзирателем за учениками Ставропольского Духовного училища. 30 сентября того же 1887 года он назначается штатным учителем русского и церковно-славянского языков в том же училище. Обязанности свои исполнял усердно и хорошо, о чем свидетельствуют отмеченные в Послужном списке вознаграждения, выдававшиеся с разрешения Преосвященного епископа Владимира. К 1887 г. относится и самое раннее дошедшее до нас сочинение Иоанна Восторгова: «Раскольническая австрийская иерархия с точки зрения церковных канонов,» Эта работа, посвященная опровержению мнения старообрядцев-раскольников о канонической законности белокриницкой иерархии, показывает как рано определились церковно-аполологетические устремления будущего блестящего защитника церкви от различных противоцерковных течений. Заметны в ней и зачатки дарований, так ярко проявившиеся в последующие годы: ясное понимание темы, сила опровержения, прозрачность слога. Преподавал молодой учитель недолго. Решением епископа Владимира Иоанн Восторгов определяется на священническую должность в Михайло-Архангельской церкви поселка Кирпильского Кубанской области. Первого августа 1889 г., в праздник Происхождения честных древ Животворящего Креста Господня он был рукоположен в диакона, а 6 августа, в двунадесятый праздник Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Иоанн Восторгов стал иереем. При первом своем служении (20 августа 1889 г.) он сказал как страшно ему молодому, совсем даже юному, в священнических одеждах стоять перед людьми, убеленными сединами, учить и управлять каждую вверенную ему душу к Царствию небесному. «Но совершается воля Божия, и рождением, и воспитанием, и призванием церковной власти, и что еще скажу? — и желанием моего сердца пришел я на эту высоту и тяготу священства и готов повторить пред призывающим Богом то, что говорят при этом высшие священноначальники: благодарю, приемлю, ничесоже вопреки глаголю.» Молодому пастырю предстояло священство в необычайно трудных условиях: большую часть населения составляли раскольники, около ста лет здесь не было православного священника. Надо было сначала создать и духовно воспитать приход. Но даже сам храм пришлось батюшке устраивать самому. «Этот храм мною построен, освящен и наполнен утварью," — говорил он через 14 месяцем после своего рукоположения, прощаясь с прихожанами. За год служения 25-летний священник, добился поразительных результатов. Люди стали более богобоязненными, привыкли ходить в храм, меньше стало пьяниц и закоренелых грешников. Более ста человек из старообрядцев познали истину и присоединились к православной церкви.
Отец Иоанн не ограничил себя только священством и приходским пастырством, вскоре на свои собственные средства он открывает церково-приходскую школу. 6 ноября 1889 г. Епархиальный Училищный совет назначает его законоучителем и учителем в этой школе. Им же было основано в селе общество трезвости. В этой благотворительной деятельности у 25-летнего начинающего священника обнаружились те свойства его личности: жертвенность, ревность в трудах и любовь к учительству, к которым он, несомненно, имел особое призвание. 12 мая 1890 г. Епархиальный Училищный совет назначает его Наблюдателем всех церковно-приходских школ 12-го благочиннического округа Кубанской области. 15 сентября 1890 г. отец Иоанн получает новое назначение — законоучитель Ставропольской мужской гимназии. Предстояло расстаться с прихожанами, которых он полюбил. Последнее его служение было 6 октября 1890 г. Прощаясь с духовными чадами, он сказал: „Со словом мира и любви не на языке только, но и в сердце, я в первый раз приходил к вам, возлюбленные братие, когда по воле Пастыреначальника Господа Иисуса паства эта вручена была моему недостойному попечению. И вот прошел год, в который я день и ночь оглашал вас, неимущих прежде пастыря, оглашал, поучал слову Божию. Не прошло ни одной службы, не пропущено ни одного случая, чтобы не сказал я вам слово поучения, назидания… Любите Господа Бога всею душею вашею, почитайте Божию Матерь, угодников Божиих, крепко держитесь святой православной нашей веры. Наша вера Христова, наша вера — правая, наша вера — спасительная“.
В Ставропольской гимназии, на новом поприще, не слабеет его ревность.
21 августа 1891 г. Преосвященный Евгений, епископ Ставропольский и Екатеринодарский назначил его настоятелем церкви Ставропольской мужской гимназии. 6 декабря 1891 г. Владыка Евгений наградил отца Иоанна набедренником. В указе Консистории было дано изъяснение: „за ревностное исполнение обязанностей, за проповедование слова Божия, усердное преподавание Закона Божия, открытые им собеседования с пансионерами гимназии.“ Епархиальный съезд духовенства Ставропольской епархии, состоявшийся 24 августа 1893 г. избрал отца Иоанна членом Совета Ставропольского Епархиального женского училища на три года. В этом же 1893 году, 2 октября он был избран членом Правления Ставропольской Духовной семинарии. 14 мая 1894 г. Преосвященный Агафодор за усердную службу наградил отца Иоанна бархатной фиолетовой скуфьей. В том же году в жизни отца Иоанна совершилась перемена: с согласия Высокопреосвященнейшего архиепископа Владимира (Богоявленского), Экзарха Грузии, Попечитель Кавказского Учебного округа телеграммой от 29 сентября назначает его законоучителем гимназии в г. Елисаветполе (ныне г. Гянджа в Азербайджане). Он покидает родную епархию и начинает деятельность на Кавказе. Всякое дело отец Иоанн Восторгов освящал молитвой, согревал теплотою сердца, оживотворял любовью души. Так и четырехлетний труд по возделыванию молодой, чистой нивы соединил его с воспитанниками сердечными узами. Поэтому так задушевным и одновременно печальным было его прощальное слово в Ставропольской гимназии: „Последний раз я молился сегодня с вами, братья и дети, в этом храме, в той семейной обстановке, в которой мы сходились сюда каждый праздник более четырех лет сряду… В эти памятные для меня и для вас годы вступили мы с вами в общение веры и молитвы, к которому присоединилось общение любви. Не знаю, как вы — хотя и могу судить по тем слезам, с которыми вы слушали меня, — но я сроднился с вами, милые дети, сроднился с этим храмом и братиями его. Вот почему в настоящие минуты сердце мое полно скорби, слезы застилают мне очи, вся душа моя трепещет во мне… В эту минуту я помню только то доброе, светлое и чистое, что я видел здесь за 4 года службы. Незабвен буди этот святой храм и в нем таинственный престол благодати, к которому я предстоял недостойный. Незабвенны будьте те светлые минуты, когда ваших душ касался ангел молитвы, и я видел вас здесь поверженными пред алтарем в сердечном умилении. Буду вспоминать как вы говели, как многие со слезами исповедовались, какими умиленными подходили ко святой чаше. Памятны будут мне те минуты внимания, которым вы отвечали на мое проповедное слово, когда я сам чувствовал, что оно дошло до сердца. Отрадою наполнялось все существо мое, когда, посещая пансион, иногда в поздний послеполуночный час я видел пред иконою, в сумраке лампады, склоненных в молитве детей. От всей души призывал я тогда на благословение Неба…“
И на новом месте отец Иоанн проявляет сугубую ответственность и усердие. Ревность, соединенная с дарованиями вновь приносит плоды. В „Послужном списке…“ записано: „По засвидетельствованию учебного начальства об отлично усердной службе и особых трудах по должности законоучителя и настоятеля гимназической церкви, удостоен благословения Св. Синода с выдачею установленной грамоты в 12 день июля месяца 1896 года, как о сем изложено в Указа Св. Синода от 20-го августа того же года.“ Как и в Ставрополе, отец Иоанн в Елисаветполе ведет, наряду с богослужением, воспитанием и обучением учащихся, разнообразную общественно-административную работу: 7 сентября 1895 г. Епархиальным начальством Грузинского Экзархата он назначен членом Елисаветпольского отделения Грузинского Епархиального Училищного совета, 11 августа 1896 г. избран на три года секретарем Педагогического совета гимназии. „За отличную, усердную и полезную службу“ Св. Синод 6 мая 1897 г. наградил отца Иоанна бархатною фиолетовою камилавкою.
С 1897 года жизнь и деятельность отца Иоанна Восторгова проходит в Тифлисе: 17 июля он перемещен законоучителем Тифлисской 1-ой женской Великой княгини Ольги Феодоровны гимназии. Высокопреосвященный Владимир, Экзарх Грузии, утвердил его в должности настоятеля домовой гимназической церкви во имя св. равноапостольной княгини Ольги. В августе 1898 г. отцу Иоанну поручено преподавание Закона Божия также в 1-ой Тифлисской мужской классической гимназии. В 1900 г., благодаря деятельности Тифлисского миссионерского братства в одном из самых неблагоустроенных районах Тифлиса, населенного сектантами и железнодорожными рабочими, возникли три церковно-приходские миссионерские школы (число учащихся дошло до 300). Просветительское дело шло успешно, и вскоре число школ было доведено до восьми. Заведующим школами был поставлен отец Иоанн. Он не только руководил занятиями, но и совершал богослужения (сначала в классах, а затем в устроенной его усилиями домовой церкви), а также проводил беседы о воспоминаемых Церковью лицах и событиях, о поведении в храме, в школе и дома. Число учащихся через несколько месяцев достигло 500 человек. Двадцать процентов из них составляли дети сектантов. „Пусть они сближаются с православной Церковью, — писал заведующий этими школами отец Иоанн, — пусть видят любовь к ним и заботливость о них. Не может быть, чтобы потом на любовь они не ответили любовью.“ За усердную и полезную службу Св. Синод наградил отца Иоанна Восторгова золотым наперстным крестом.
7 ноября 1900 г. Экзарх Грузии Высокопреосвященный Флавиан (Городецкий) назначил его временно заведующим приходом и школою 1-ой Миссионерской Тифлисской Покровской церкви. Исполнял эти обязанности отец Иоанн до 21 июля 1901 года.
В декабре 1900 г. Св. Синод определил отца Иоанна в должности епархиального Наблюдателя церковно-приходских школ и школ грамоты Грузинской епархии с возведением в сан протоиерея. 21 декабря 1900 г. Высокопреосвященный Флавиан поставил его Наблюдателем за преподаванием Закона Божия во всех низших и начальных учебных заведениях Кавказского Учебного округа в пределах Грузинской епархии. В январе 1901 г. Владыка Флавиан поручил отцу Иоанну быть также Наблюдателем за преподаванием Закона Божия в железнодорожных училищах Закавказского края. Указом Св. Синода от 13 февраля 1901 г. отец Иоанн Восторгов назначен редактором журнала „Духовный Вестник Грузинского Экзархата“. В августе 1901 г. вышло новое определение Св. Синода об отце Иоанне Восторгове: он назначен Окружным Наблюдателем школ церковно-приходских и школ грамоты во всех епархиях Грузинского Экзархата. НА том же заседании Св. Синода было принято решение командировать его в Персию для обозрения дел Российской духовной миссии в Урмии и ревизии состоящих при миссии школ. В этой поездке отец Иоанн находился до 9 октября 1901 года. Проповеднические труды отца Иоанна были оценены и признаны полезными Советом Императорского Православного Палестинского общества. 18 июля 1902 г. он для избран пожизненным действительным членом Общества с присвоением установленного знака. 28 декабря 1902 г. отец Иоанн принял от священноначалия еще одно послушание — быть Председателем Попечительства при Тифлисской церкви Иверской иконы Божией Матери, а месяц спустя (28 января 1903 г.) на него были возложены и обязанности Председателя Попечительства при Тифлисской Кукийской Иоанно-Крестительской церкви. В мае 1903 г. Вышло новое Высочайшее утвержденное Положение об управлении церковными школами Грузинского Экзархата. Оно коснулось и отца Иоанна Восторгова: он был оставлен Окружным наблюдателем церковных школ, но с него были сняты обязанности Грузинского Епархиального Наблюдателя школ. Училищный совет Грузинской епархии принял специальное постановление о трудах отца Иоанна на этом посту: „в виду выдающейся деятельности протоиерея Восторгова по должности Епархиального Наблюдателя, проявившейся в том, что за три года служения число школ в епархии удвоилось (с 160 до 300 с лишним), а средства школ увеличились более чем в трое, выразить протоиерею Иоанну Восторгову особую благодарность и вместе с тем ходатайствовать пред Его Высокопреосвященством, не в пример прочим и не в очередь, представить протоиерея Восторгова к почетной награде по усмотрению Его Высокопреосвященства“.
Духовная жизнь отца Иоанна этого периода запечатлелась в его проповедях. Настроение его было бодрое, а сердце исполнено благодарения к Богу. „Вот мы стоим сейчас на грани прошлого и настоящего, — говорил он на полунощном молебствии 1 января 1903 г. в экзаршей церкви г. Тифлисса, — Что говорит нам прошлое, какие чувства оно подсказывает нам для молитвы? Мы живы, мы сохранены для земли, для работы, для покаяния, для спасения. О, благослови, душе моя Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его! Благослови, душе моя, Господа и не забывай всех воздаяний Его! В этот миг новогодней молитвы возблагодарим Отца Небесного, щедрого и милостивого, о всех, ихже вемы и ихже не вемы, о всех благодеяниях бывших на нас; за свет дня, за покой ночи, за каждое биение сердца, за радость осмысленного труда, за уроки нужды и страданий, за сладость молитвы, за отрадное и светлое чувство, за бодрость духа жизни, за то, что мы видехом свет истинный, прияхом Духа Небесного, обретохом веру истинную. Слава Богу за все!“
Устраивая новые школы, совершенствуя процесс обучения в прежде созданных, отец Иоанн в своей деятельности Окружного Наблюдателя руководствовался прежде всего духовно-воспитательными целями. Он не упускал ни единого случая принести им нравственную пользу своими назиданиями: „Милые дети! Счастливы вы, что введены во храм вашими родителями и воспитателями по образу Приснодевы. Ея именем и радостью нынешнего праздника мы просим вас и молим: останьтесь детьми пред Богом навеки! Сохраните детскую веру, детское послушание Церкви, детские чувства и детское умиление молитвы и, введенные во храм Господень, останьтесь в нем духом навсегда до последнего вздоха вашей жизни!“
Среди множества трудов в должности руководителя церковно-школьного дела в Грузинском Экзархате отец Иоанн находил силы и время участвовать в жизни общественных организаций. 18 декабря 1903 г. он был избран членом Кавказского отдела Императорского общества. В этот же день он утверждается секретарем Тифлисского отдела Православного Императорского Палестинского общества. Кавказское окружное управление Красного Креста 25 января 1905 г. утверждает его пожизненным членом Общества и избирает членом Комитета Кавказского окружного Управления Красного Креста. Отмечены наградой священноначалия и священнические труды отца Иоанна. Св. Синод 6 мая 1904 г. наградил его палицею. Дважды Обер-Прокурор Св. Синода посылает его в ответственные командировки: 16 декабря 1904 г. на Северный Кавказ (в епархии Ставропольскую и Владикавказскую) для обозрения инороднических церковно-приходских школ и для ознакомления с делами местных Епархиальных Училищных советов и 6 июля для выяснения нужд и положения Ардонской Духовной семинарии. Отец Иоанн вновь безупречно выполнил порученные ему задания. По особому представлению Св. Синода от 27 августа 1905 г. „Всемилостивейше сопричислен за отлично-усердную и полезную службу к ордену Св. Анны 2-ой степени“. За два дня до указа о награждении (25 августа) Обер-Прокурор Св. Синода направил его в очень продолжительную и крайне трудную поездку для знакомства с нуждами духовно-учебных заведений Иркутской, Забайкальской и Приамурской епархий. Девять лет спустя, готовя к печати второй том Полного собрания сочинений, писал: „Тревожные обстоятельства того времени и вообще крайне тяжелые условия этого обширного путешествия, во время которого пришлось много раз совершать богослужения и говорить поучения в различных городах и местах России, препятствовали печатанию проповедей, и поэтому оне остаются в рукописях…“
Особо значимым в жизни отца Иоанна был день 25 января 1906 г. Указом Св. Синода он назначается на должность проповедника-миссионера Московской епархии с правами противосектантского епархиального миссионера. Начинается последний — Московский — период его жизни. Протоиерею Иоанну исполнилось 42 года. Яркие и многообразные дарования, соединившись с опытом жизни, созрели для новых выдающихся трудов. Богатые силы своей незаурядной личности он всегда отдавал на служение любимой им Церкви. „В Церкви — наше спасение; в Церкви — мир, радость, счастье и жизнь; без нея не стоит работать, не к чему стремиться, без нея — скажем дерзновенно — не стоит и жить, ибо бессмысленно жить. Итак, будем в послушании Церкви. Пусть послужит нам в этом руководством прекрасное слово древнего библейского мудреца: „Подставь послушанию плечо твое и, неся его, не тяготись узами его. Путы его будут тебе крепкою защитою, и цепи его славным одеянием“ (Сир. VI, 30−31)“.
Последние 12 лет жизни были отданы отцом Иоанном Восторговым святому делу миссионерского служения. Его кипучая энергия, блестящий дар слова, творческий ум и высокое чувство долга вполне соответствовали требованиям этого важнейшего общецерковного дела. Священномученик митрополит Московский Владимир, оценивший отца Иоанна еще в Тифлисе, будучи Экзархом Грузии, возлагает на него ряд ответственных поручений. Он назначает его членом редакционной комиссии по изданию и распространению журнала „Московские Церковные ведомости“ (с 29 июня того же года — исполняющим обязанности редактора). 25 августа 1906 г. Высокопреосвященнейший Владимир как Председатель Всероссийского Миссионерского общества вводит отца Иоанна в качестве члена в состав Совета Общества. Трудился он и в миссионерском Братстве Св. Петра Митрополита, членом Совета которого он был назначен еще 25 января 1906 г. Св. Синод также возлагает на отца Иоанна ряд ответственных поручений. С 1 июня 1906 г. он — член Предсоборного Присутствия при Св. Синоде. В сентябре 1906 г. он посетил Самарскую и Симбирскую епархии, знакомясь с состоянием там церковных школ. Обер-Прокурором Св. Синода в августе 1907 г. он был послан в Нижний Новгород для участия в работе Миссионерского съезда. 22 августа 1907 г. Обер-прокурор Св. Синода посылает его в командировку для изучения состояния миссионерского дела и доклада в 24-х епархиальных городах: Твери, Рязани, Тамбове, Воронеже, Ярославле, Вологде, Вятке, Калуге, Казани, Ставрополе, Харькове, Туле, Орле и др. 6 декабря 1906 г. отец Иоанн был Всемилостивейше пожалован митрою.
К этим годам относится сближение его и общение любви со святым праведным Иоанном Кронштадтским. В день памяти свт. Николая 6-го декабря 1907 г. отец Иоанн Восторгов в Кронштадтском Андреевском соборе произнес взволнованное слово о великом старце-молитвеннике: „Здесь в этом святом храме, полвека трепетал самый воздух его от гласа молитв и воздыханий всероссийского пастыря и молитвенника… Он зажег священный огонь в тысячах душ; он спас от отчаяния тысячи опустошенных сердец; он возвратил Богу и в ограду Церкви тысячи погибших чад; он увлек на служение пастырское столько выдающихся людей, которые именно в личности о. Иоанна успели увидеть, оценить и полюбить до самозабвения красоту священства…“. В день памяти трех Вселенских святителей, Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, 30-го января 1909 г., отцом Иоанном Восторговым от всех Московских патриотических союзов была возложена на гробницу святого праведного Иоанна Кронштадтского икона Святителей Московских. Это был сороковой день кончины основателя Иоанновского монастыря, где теперь покоятся его святые останки. Св. прав. Иоанн Кронштадтский высоко ценил отца Иоанна Восторгова. Известен отзыв его о нем, записанный в дневнике духовной дочери: „похвалил священника Восторгова, сказав, что это дивный человек, обладающий необыкновенным красноречием, что это Златоуст, что он может великую пользу принести России“.
18 января 1908 г. отец Иоанн получил Высочайшее поручение посетить переселенческие места в епархиях: Оренбургской, Омской, Тобольской, Томской, Енисейской, Иркутской, Якутской, Забайкальской, Владивостокской и Благовещенской. Целью поездки было изучение духовных нужд миллионов переселенцев. В эту многомесячную поездку, требовавшей большого напряжения духовных и физических сил (значительная часть путешествия проходила Великим постом) он регулярно служил. Сохранились и опубликованы 12 его проповедей. В 5-ю неделю Великого поста во Владивостоке при служении архиепископа Владивостокского, он произнес замечательные слова: „В сознании обязанностей, в долге повиновения нужно, наконец, видеть не только силу жизни, не только исполнение заповеди Христовой, но и высокое наслаждение, правды, доступное только для людей, много и долго над собою поработавших.“ Сказанные слова приложимы и к отцу Иоанну Восторгову. Обозревая десятки поручений, данных ему священноначалием и высшей властью, многие из которых требовали многомесячных изнурительных путешествий, трудно сомневаться, что исполнение этих обязанностей сопровождалось особой радостью.
Отец Иоанн был одним из организаторов 4-го Миссионерского съезда, проходившего в Киеве с 12 по 26 июля 1908 г. Общим собранием Съезда он был избран председателем Отдела по организации мер борьбы с социализмом, атеизмом и противоцерковною литературою. Он сделал доклад Съезду о нарастающей опасности сектантства. Все 15 предложенных им тезисов были приняты общим собранием членов Съезда. Другой доклад его: „Проповедь социализма и успех ее среди учащейся молодежи и, главным образом среди рабочих.“ Он обобщил основные положения доклада в 10-ти тезисах (1. христианство и социализм не совместимы; 3. социализм по природе атеистичен и стать на место Христова не может; 4. так называемый „христианский социализм“ в виду бесспорно атеистического его происхождения — не возможен и др.). Отец Иоанн Восторгов с обостренным и тревожным вниманием следил за деятельностью социалистов в России и за успехами их пропаганды. Многочисленные его работы о социализме (составляющие целый том его собрания сочинений) показывают насколько точным было его духовное видение сущности происходивших общественных процессов. Никто из церковных писателей того времени не посвятил столько усилий для раскрытия богоборческой природы социализма и коммунизма. „Обманные, пагубные речи и тайно и явно раздаются теперь всюду в России. Оне заманивают в свои сети людей, часто искренних и хороших, но не понимающих того, как ими пользуются враги веры, Церкви и России. Таковы простые люди — крестьяне, рабочие, которым ложные учители ложно обещают всякие блага; таковы часто люди молодые, неопытные, увлекающиеся, из образованных и полуобразованных, думающие, что они самоотверженно жертвуют собою для общего блага, а на самом деле служащие только общей смуте, беспорядку и гибели родины.“ Отец Иоанн указывает на богоборческую природу социализма, ибо он пытается приобрести все внешние черты религии и стать на место христианства. „Раз социализм отрицает Бога, душу, бессмертие, свободу духовную в человеке, постоянные правила нравственности, то он должен обратиться к единственному средству воздействия на человека — к насилию“. Последующая история нашего отечества это полностью подтвердила.
Столь трезвое и вдумчивое отношение ко всем проявлениям „освободительного движения“, умение увидеть в них богоборческую природу и разрушительные цели (чаще всего, прикрытые словами об общем благе) является главной причиной его участия в патриотических союзах. Человек не только мысли и слова, но и дела, отец Иоанн был убежден, что все, кто видел в монархическом государстве защитника и охранителя Православия, должен соединиться. Отец Иоанн яснее других понимал, что с падением царской власти, жестокие удары будут направлены против святой Церкви. „Патриотические русские союзы, ставя православие во главу угла своего политического исповедования, делают это не по „тактическим соображениям…“, а по глубокому убеждению в истине, спасительности и исключительной духовно-культурной силе религии.“ Человек глубокой и непоколебимой веры, беспредельно преданный Церкви, покорявшей силой своего необычайно сильного и яркого слова сердца и умы многих людей, отец Иоанн посвящал свое время общественно-монархической деятельности только потому, что видел в патриотических союзах средство охранению Церкви и святого Православия. „Народ русский есть народ православно-христианский, составляющий царство христианское, имеющее мировое призвание, указанное Промыслом, — призвание сохранить и распространить святую истину православия; народ наш входит в Церковь, гибель его есть потрясение Церкви, следовательно, потрясение мира и человечества, есть умаление истины… Служить в этом смысле народу — значит служить Богу, Христу, Церкви, истине, православию, спасению мира и человечества. Патриотизм и национализм тогда — не цель, а средство для высшей цели, для служения вечной истине…“ В 1912 г. он вышел из всех монархических организаций по религиозным мотивам, разочаровавшись в деятельности союзов. Горячая ревность отца Иоанна Восторгова и благе святой Церкви, мужественная защита православия от клеветы и нападок, искренняя любовь к царю и, несомненно, активное участие в патриотических организациях навлекали на него нападки тех, кто, напитавшись „прогрессивными“ идеями, испытывал явную или скрытую вражду к православию и вековым отечественным традициям. „Тяжкая тревога закрадывается в сердце при виде этой зияющей бездны ненависти, окружающей Церковь и истинно-церковных людей, — писал отец Иоанн, — Мы видим опасность: все эти рассуждения, таящие ненависть к Церкви, однако прикрытые и замаскированные обще-либеральными и прогрессивными фразами о свободе, гуманности и прочих приманках современности, то о свободе и силе самой церкви, делают свое пагубное дело.“
Отец Иоанн, все свои колоссальные силы и время отдавший церковному делу, почти не участвовал в полемике. Отвечал он в исключительных случаях. Так, сугубая любовь к святому праведному Иоанну Кронштадтскому была причиной взволнованного и сильного слова в защиту общецерковного достояния — великого молитвенника: „Черные вороны тучами собираются над Россией, и первое, что они силятся расклевать хищными клювами, это — святыни и святых, подорвать авторитет уважаемых лиц, подорвать благовение религиозное, на котором построен всякий долг, всякий порядок, всякая жизнь, истинно-достойная и истинно-человеческая“. На выпады против себя отец Иоанн старался не отвечать. Лишь однажды, когда Н.Н. Дурново выпустил брошюру, в которой отца Иоанна Восторгова обвинял в блуде, покрывании убийства и заграблении казенных денег, он выступил с опровержением. Упомянутое сочинение и аналогичные публикации побуждают задуматься об умственном и душевном здоровье авторов. Нравственно и психологически трудно погружаться в эти материалы. Впрочем, в этом нет никакой необходимости, достаточно привести образчик. Так, Дурново писал: „Русская революция выдвинула чуть не на высоту расстриг: архимандрита Михаила-Жидовина, попа Георгия Гапона, Огнева, Тихвинского, Брилиантова, Григория Петрова и о. Иоанна Восторгова.“ В своем опровержении отец Иоанн писал: „Полагаю, для многих и, особенно, для меня — совершенная новость, что я будто бы „расстрига“. Кто и когда и за что с меня снял сан и расстриг не знаю и не помню. Но я ведь состою на службе, совершаю богослужение, проповедую, имею должность при Св. Синоде, получаю различные поручения и в формуляре у меня не значится, что я лишен сана“. Ложные печатные обвинения подхватывали недоброжелатели и распространялись повсюду, несмотря на их фантастичность. В проповеди, произнесенной 24 августа 1908 г. в родной станице Ново-Александровской, отец Иоанн говорил: „Вы знаете, что по рассказам ваших смутьянов, усердно распространяемых здесь на моей родине, и я будто бы за что-то сослан в Сибирь, совершал преступления, убил жену, бежал даже в Америку. Все это клевещут за то одно, что я остался верен долгу и присяге, Богу, Царю и отечеству и, как ныне пред вами, везде, где Бог привел мне и учить, я обличал смутьянов, бунтовщиков и лжеучителей. Но вы видите, вот я пред вами, не сослан, не обвинен, и не был никогда и никем обвиняем в преступлениях“. С сожалением нужно признать, что и среди людей, находившихся в церковной ограде, в том числе священников, были те, кто, поддавшись настроениям социально-общественного обновления или будучи тепло-хладным в вере, питали к отцу Иоанну неприязнь. Он глубоко печалился об этом и утешался тем, что люди, которые его знали и были едины в общем деле служения Церкви, его горячо любили. Принимая в августе 1912 г. по завершении пастырско-миссионерских курсов в дар Албазинскую икону Божией Матери, он сказал: „Святыня эта будет знаком нашего духовного с вами общения. Ведомо вам и то, что мне приходится идти часто над зияющей бездной ненависти человеческой. Страшно заглядывать в нее, и нередко сердце сжимается от боли и естественных страхований. В эти минуты ваш святой дар будет у меня пред глазами — укреплением и утешением. Он мне будет говорить о том, что на пути моем встречал я не одних врагов, но встречал и друзей, не одну ненависть, но и любовь…“
Указом Св. Синода от 16 февраля 1908 г. отец Иоанн Восторгов назначается членом Особого Совещания при Св. Синоде о миссионерском деле для разработки мер к наилучшему устроению внутренней и внешней миссий и к оживлению их деятельности. Он был представителем духовного ведомства в междуведомственной Комиссии по организации празднования 25 ноября 1908 г. 200-летия Полтавской битвы. Неделю спустя, он командируется в города Тверь и Кашин, чтобы принять участие в заседаниях Комитета по восстановлению почитания святой благоверной княгини Анны Кашинской. Св. Синод поручил отцу Иоанну к 200-летию Полтавской победы и к прославлению св. блг. Анны Кашинской написать специальные листки и брошюры. В это же время по заданию Совета Православного Миссионерского общества им составлено и напечатано шесть поучений и миссионерском деле для рассылки по всем церквам Империи.
1909 год прошел для отца Иоанна, как и предшествующий, в напряженнейших делах и многотрудных поездках. Священномученик митрополит Московский Владимир утверждает его 4 января в звании Товарища Председателя Братства Воскресения Христова в Москве. В конце января 1909 г. Государь Николай Александрович вновь поручает ему совершить поездку по 8-ми переселенческим епархиям (включая Владивостокскую) для определения порядка открытия новых приходов и школ, построения церквей и школьных зданий в переселенческих районах. Св. Синод сделал эту поездку еще более насыщенной, поручив отцу Иоанну: 1) обозрение состояния и дел Пекинской духовной миссии в Китае; 2) рассмотрение на месте вопроса о епархиальном управлении церквами Северной Манчжурии в связи с возникшими разногласиями между Пекинским и Владивостокским епархиальными начальствами; 3) обозрение духовных Семинарий, духовных мужских и женских епархиальных училищ в 8-ми епархиях Зауралья. Кроме этого, Совет Православного Миссионерского общества поручил ему ознакомиться с состоянием миссионерского дела в Японии и Корее с обозрением местных миссионерских учреждений. В течении многих месяцев он совершил путешествие по обширным просторам Сибири, Китая, Кореи, Манчжурии и Японии. Исполнение такого множества поручений было под силу лишь недюжинному по своим духовным и физическим силам человеку. Дневник этой поездки свидетельствует о высоком чувстве долга и самоотрешенности ради блага святой Церкви и своего отечества: „Проехал Китай и Японию, посетил Сеул, Чемульно, а оттуда прорезал всю Корею к северу с большими неудобствами и лишениями через реку Ялу и горы Манчжурии, мимо знаменитого Тюринчена. Посетил всюду могилы русских воинов, совершил везде панихиды“. Из наблюдений за жизнью переселенцев в Сибири и на Дальнем Востоке и понимания во всей остроте их духовных нужд, отец Иоанн пришел к мысли создать в Москве пастырско-миссионерские курсы по подготовке священников и учителей для создаваемых в переселенческих районах приходов и школ. Он издал пособие „Народно-Миссионерские и Катехизаторские курсы“ с подробными программами занятий, с указанием учебников и руководящими статьями по этому вопросу. Московские курсы, проходившие с 15 октября 1909 по 15 февраля 1910 г., менее всего походили на просветительский лекторий. Они оживотворялись пастырской любовью и ревностью. Теоретические занятия соединялись с практическими: слушатели четыре раза в неделю посещали богослужения, произносили проповеди, вели в различных местах Москвы миссионерские беседы с сектантами и раскольниками, проводили совместные собрания с церковно-просветительскими обществами (Миссионерским обществом, Православным Палестинским обществом, Братством Петра-митрополита и др.), совершали паломнические поездки в Свято-Троице — Сергиеву Лавру, Ново-Иерусалимский монастырь и др. Работа курсов была успешной, 105 слушателей было рукоположено для переселенческих приходов в Сибири и на Дальнем Востоке. „Этот человек незаурядного ума и огромной энергии, — писал протопресвитер Михаил Польский, — отлично справился с этой трудной задачей, избирая в священники способных псаломщиков и сельских учителей и подготовляя их на специальных семинарских курсах. Особенно поразительны были результаты обучения проповедничеству. В год по его методе ученики совершенно овладевали церковным ораторским искусством. Коллективно разработанные его учениками проповеди печатались и раздавались после произнесения их по церквам.“ Сам отец Иоанн писал: „Я могу сказать собратьям-пастырям одно: попробуйте только раз завести народно-катехизические или народно-миссионерские курсы; возьмите хоть несколько человек для обучения, проведите чрез 4−6 месяцев правильного обучения: ручаюсь, что потом от этого святого дела и радостного труда сами уже не отойдете. Вы увидите преданных прихожан, отличных и осведомленных сотрудников по миссии, воистину чад духовных, любовью преданных Церкви и пастырю. Вкусите и видите; прииди и виждь, — вот единственно путь к тому, чтоб убедиться в пользе курсов. Надо собирать чад Церкви, скреплять их, единить пасомых, вооружать духовным оружием, и тогда мы будем пастырями, а не требоисполнителями, не формальными лекторами-проповедниками с церковной кафедры, а будем стоять в центре живого дела, окруженные живыми людьми, близкими нам, верующими и ревностными, — и тогда посрамиться всякое сектантство. Тогда будет успешна борьба с тем, что, может быть, опаснее открытого сектантства: с сектантствующим настроением, с сомнениями и недоумениями, которые часто долго живут среди членов Церкви, постепенно охлаждая их преданность православию“. На уровне приходов отец Иоанн широко создавал народно-миссионерские курсы. „Такие курсы теперь ведутся во многих местах Москвы… и имеют до 8 тысяч слушателей, которые объединяются ныне в „Братстве Воскресения“, имеют свою газету „Церковность“. — писал он.
В 1910 г. отец Иоанн предпринял еще одну поездку для изучения духовных нужд переселенцев. На этот раз он объехал Туркестан от персидской границы до северных пределов Сыр-Дарьинской области, посетил Семиреченскую и Семипалатинскую области. Он участвует в работе Общесибирского Миссионерского съезда, проходившего в Иркутске с 24 июля по 5 августа 1910 года. Общим собранием Съезда он был избран Товарищем Председателя. К мысли о проведении такого съезда отец Иоанн пришел еще в 1908 г. во время поездки по Сибири в качестве синодального проповедника-миссионера. Предложение это было поддержано Иркутским епархиальным начальством и одобрено Св. Синодом. Отцу Иоанну было поручено сделать при открытии съезда доклад, в котором он сказал: „Собрались здесь миссионеры под небесным благодатным покровом у раки святого миссионера святителя Иннокентия, жизнь которого, от земных утеснений и скорбей до небесной славы, есть как бы символ пути всякого миссионерского делания… Здесь пройдут пред нами, как ободрение и живое поучение миссионерам, величавые образы двух современных апостолов: одного — архиепископа Николая, полстолетия подвизавшегося в Японии и создавшего там из ничего Церковь из язычников, его представитель здесь — преосвященный Киотский Сергий; другой, среди нас находящийся апостол Алтая архиепископ Макарий. Каждый из них полстолетия горит на свещнице Церкви, каждый перейдет в историю; каждый примером своей жизни и деятельности показывает нам, как много может сделать ревность, молитва и благочестие в святом апостольском деле“.
По возвращении в Москву участвует в организации Высших Богословских женских курсов в Москве. Митрополит Владимир назначает его руководителем курсов (резолюция от 5 октября 1910 г.). Через два дня Высокопреосвященнейший Владимир возлагает на него еще одно поручение, назначив Председателем Совета по управлению Московским епархиальным домом. С 15 ноября по 15 декабря 1910 г. отец Иоанн руководит первыми Московскими епархиальными миссионерскими курсами. Работа прошла успешно. Владыко Владимир 30 декабря выразил отцу Иоанну особую благодарность. В то время, когда в Москве проходили миссионерские курсы, Св. Синод 22 ноября 1910 г. принял указ о назначении отца Иоанна членом Московского Духовно-цензурного комитета.
Важную поездку совершил он в январе 1911 г. с согласия вел. княгини преподобномученицы Елизаветы Феодоровны и по благословению Св. Синода. Отец Иоанн посетил г. Рим и г. Бари, где приобрел земельный участок для строительства православного храма и странноприимного дома для паломников, приезжающих из России на поклонение св. мощам святителя и чудотворца Николая. В августе 1911 г. с соизволения Государя Николая Александровича он стал членом Баридского комитета по строительству в г. Бари храма и странноприимницы. Определением Св. Синода он был направлен в Белград для произнесения проповедей в дни праздничных торжеств в связи с открытием св. мощей святителя Иоасафа Белгородского (сентября 1911 г.).
В 1912 г. протоиерей Иоанн организовал для Сибири и Дальнего Востока выездные пастырско-миссионерские курсы: в Тобольске (июль) и Хабаровске (август). По окончании этих курсов слушатели как в Тобольске, так и в Хабаровске вручили заведующему курсами благодарственные адреса. Участники миссионерских курсов Тобольской епархии говорили о давно назревшей потребности в них, но „встретились препятствия, которые едва не заставили отказаться от всякой мысли о миссионерских курсах в Тобольской епархии. Не было на месте человека, который принял бы на себя обязанности руководителя курсов; поиски его в других соседних епархиях также были безрезультатны в течении трех лет. Но после долгих и тщетных поисков Бог послал нам в лице Вашем, глубокочтимый о. протоиерей Иоанн Иоаннович, такого умелого, многосведущего и опытного руководителя миссионерскими курсами, на какого мы не осмеливались рассчитывать… Думалось, что тяжелые труды по ведению пастырских и иных курсов в Москве зимою и другая разносторонняя и многосложная деятельность неблагоприятно могут отразиться на здоровье Вашем, что поездка Ваша на Дальний Восток, включая сюда Сахалин и Камчатку, может утомить Вас настолько, что Вы не найдете времени или откажетесь от намерения руководить курсами, а Тобольске. Но, слава Богу, все наши страхи и опасения не оправдались. В памяти для нас день — 15 июля сего дня — Вы стали своею миссионерсокою дружиною во главе наших миссионерских курсов… с начала и до последнего часа Ваших занятий курсисты с неослабляющим интересом слушали полные захватывающего интереса, глубокосодержательные и прекрасно изложенные лекции, или вернее — беседы Ваши“. Этот ценный для жизнеописания протоиерея Иоанна документ подписан Преосвященным Алексием, епископом Тобольским и Сибирским, священниками, дьяконами и псаломщиками, участвовавших в работе курсов. В Хабаровске не менее высоко оценен был подвижнический труд отца Иоанна и его сотрудников. О колоссальном труде, который был совершен ими, говорят цифры: занятия начинались в 9ч. утра и продолжались до 10 ч. вечера. На обоих курсах было прочитано 140 лекций. Священнослужители Хабаровской епархии также, как и в Тобольске, вручили отцу Иоанну адрес: „Духовенство обеих епархий давно уже сознавало необходимость миссионерских курсов. Но не было у нас ни средств, ни лиц, способных вести это дело. И вот Вы, о. протоиерей, первый сердцем отозвались на нашу острую нужду, — у Вас первого загорелась мысль о курсах для нашей дальневосточной окраины; Вы же взяли на себя труд ходатайства пред Святейшим Синодом о разрешении их и об отпуске необходимых средств; Вы же приняли на себя и главную работу на курсах. И вот, считая себя всем обязанными Вам, мы счастливы принести Вам свою глубокую, искреннюю, сердечную благодарность за все; благодарим за неусыпные труды и заботы, как по ведению курсовых занятий, так и по самому их направлению, выразившимся в стремлении пробудить нас от гибельного сна, ободрить и вдохновить нас на дело, к которому и призваны, и разрозненных, рассыпанных — собрать воедино“.
25 ноября 1912 г. митрополитом Московским стал Высокопреосвященный Макарий (Невский). Он, как и его предшественник по кафедре, оценил деятельность отца Иоанна и опирался на него как на одного из ближайших своих помощников, прежде всего в делах миссионерских. В 1913 г. протоиерей Иоанн Восторгов был поставлен настоятелем Покровского собора на рву (Собора Василия Блаженного). До этого он был причисленным к церкви Седьми Вселенских Соборов, что при Св. Синоде (с 25 августа 1911 г.). Для отца Иоанна это было очень значимым событием. Он, несомненно, имел особое призвание к священству: человек глубокой церковности, обладавший огромными пастырско-педагогическими дарованиями, выдающийся проповедник, неутомимо-ревностный в служении и послушаниях христианин. Лишь один год приходского служения молодого батюшки в с. Кирпильское принесло замечательные плоды. Хотя большая часть его жизни была посвящена исполнению важнейших общецерковных послушаний, священство свое он всегда считал самым драгоценным достоянием. В слове в праздник Сретения Господня (2 февраля 1901 г.) в церкви Тифлисской Духовной семинарии он сказал: „священство, подобно царству и пророчеству, не есть сословие, оно выше этого обычного деления общественной жизни. Если же мы, носители священства, говорим о нем, как о духовном первородстве, то как видите, говорим с чувством трепетного смирения и сознания своего недостоинства… И доныне, и до конца времен, и на вечные веки священство во Христовой Церкви имеет значение, подобное первородству Иакова: оно есть первенец духовный, оно есть залог жизни духа, оно есть семя мира; оно есть жертва Богу всенародная, всемирная“. Свое священство отец Иоанн принял как великую милость Божию к себе и стремился до последнего дня своей земной жизни быть верным и достойным этого дара. Принимая 21 мая 1900 от своих чад наперсный крест, он сказал: „Вы подчеркиваете мою любовь к долгу моего звания. И в эти минуты и пред этим крестом не могу я отречься от того, что действительно люблю его больше жизни“. Протоиерей Иоанн совершал священнодействия благолепно и благочинно. „Ваше благоговейное совершение богослужения, — говорится в письме к нему, подписанном епископом Тобольским Алексием и священниками, — отчетливое и выразительное произношение возгласов и такое же чтение молитвословий, ваша красноречивая, сердечная и одушевленная проповедь, всегда на злободневные вопросы данного момента, никогда не изгладятся из нашей памяти и будут служить для нас образцом, как следует совершать богослужение, чтоб оно производило благотворное действие на молящихся и как назидать свою паству живым словом“.
Протоиерей Иоанн обладал высоким даром проповедника. Его исключительная сила поучения и назидания заключалась и в кристальной ясности творческой мысли и в красоте выразительного слога и в удивительной цельности его духовно-нравственного облика, насквозь пронизанного духом церковности и, конечно, в чуткости и отзывчивости ко всем нуждам современной ему жизни. Все его слова, беседы, поучения и статьи исполнены желания на все жизненные вопросы пролить свет высшей евангельской правды. Проповеди его производили на современников сильное и благодатное воздействие. „Трогательное, доходящее по местам до художественного воодушевления слово посвятил о. протоиерей Восторгов памяти в Бозе почившаго святителя Николая, воистину — апостола Японской страны. — Писал архиепископ Никон (Рождественский). — Немногими, но сильными чертами он сумел изобразить во весь рост этого великого человека нашего времени, при воспоминании о котором считаешь себя счастливым, что ты — ему современник, что ты имел счастье знать его лично, переписываться с ним, что ты — православный христианин, ибо в этом Божием человеке так непререкаемо ясно проявила себя сила Божией благодати, обитающей именно в нашей православной Церкви“. Все, что причастно к Истине не умирает и даже не стареет. В многочисленных проповедях отца Иоанна Восторгова все православные люди, священники и миряне, ищущие совета и руководства во всех областях жизни, имеют источник разрешения многих вопросов.
В начале 1915 г. умерла жена протоиерея Иоанна — Елена Евиловна (урож. Маковкина). Сколь велико было его переживание известно из письма отца Иоанна к митрополиту Макарию: „Возлюбленный и незабвеный Владыко, отец мой и архипастырь! От всей души благодарю Вас за слово участия и соболезнование моему горю. Тяжело оно, несказанно тяжело, но да будет и совершится воля Божия. Теперь уже нет у меня ничего на земле, в смысле земных плотских привязанностей: пусть безраздельная любовь к Святой Церкви и служение ей совершенно заполнит мою жизнь“. Митрополит Макарий, ценивший протоиерея Иоанна Восторгова как выдающегося церковного деятеля, специальным Представлением от 22 апреля 1916 г. предложил Св. Синоду возвести отца Иоанна по принятии монашества в сан епископа, викария Московской епархии с целью объединения в митрополии всего миссионерского дела. Владыка Макарий закончил представление надеждой найти в лице Иоанна Восторгова, „умелого и верного пособника во всяком добром и церковном деле, особенно в деле миссии и организации приходской жизни“. Предложение это вызвало новую активность клеветнических выступлений против отца Иоанна. В связи с промедлением Св. Синода в решении вопроса о епископстве отца Иоанна, Владыко Макарий 23 мая направил дополнительное Представление. Касаясь публикаций против отца Иоанна, он писал: „Заметки и статьи не сообщают ровно ничего нового и повторяют старые клеветы на протоиерея Восторгова, давно и документально опровергнутые, пишутся его недоброжелателями — личными завистниками, охотно печатаются на страницах противоправительственных и противоцерковных газет, очевидно, потому, что в протоиерее И. Восторгове они справедливо опасаются найти сильного и опасного для них борца за Св. Церковь и за государственный порядок, чем он доселе и отличается. Для доказательства неправды всех изветов прилагаю несколько экземпляров его брошюры, составленные в ответ на обвинения некоего Н. Дурново, давнего и известного хулителя почти всех русских архиереев и церковных деятелей“. В Представлении митрополита Макария приводятся факты, характеризующие отца Иоанна как настоятеля Покровского собора и священника-проповедника: „В соборе св. Василия Блаженного, где настоятельствует о. Восторгов, и где прежде не было богомольцев, в настоящее время, благодаря его служению и постоянной миссионерской проповеди, такое множество богомольцев и такое религиозное усердие, что собор сей по количеству продаваемых церковных свечей занял в настоящее время одно из первых мест в епархии — 615 пудов в год“. Он был избран закрытым голосованием председателем Московского столичного Совета благочинных. „Он постоянно получает приглашения служить и проповедовать в самые многолюдные церкви столицы и епархии, причем его служения всегда привлекают особый прилив богомольцев… Все это говорит за то, что в сане епископа деятельность его будет еще плодотворнее“.
Революционную смуту 1917 г. протоиерей Иоанн встретил, когда ему было 50 лет. Несмотря на огромные труды, совершенные им на ниве священства, духовного просвещения и миссионерства, дух его был исполнен свежих и бодрых сил. Его жизненное настроение не изменилось с дня, когда в храме Троицкого подворья в Санкт-Петербурге он сказал: „В общей борьбе добра и зла, непрерывно совершающейся в мире, бывают особые времена и сроки, когда такая борьба наиболее усиливается и обостряется, когда мы наблюдаем как бы некоторые особо напряженные духовные битвы, необыкновенно ожесточенные духовные сражения… И если борцам за правое дело, за Бога и Его закон, за религиозно-нравственные устои и основы жизни сынам воинствующей на земле православной Христовой Церкви нужен теперь ободряющий призыв, поднимающий дух…, то мы можем найти его именно в словах нынешнего Евангелия: „не бойся, только веруй!“ О, не бойся, не бойся, верный!… Брось малодушие и страх пред врагами истины, взявшими засилье только потому, что кругом их не видится отпора, нет смелого сопротивления… Наше дело — бороться со злом, в окрылении веры и любви; наше дело — творить свой долг. А победу даст Сам Господь. Таково Его обетование: Его сила в нашей немощи совершается (2 Кор. ХII, 10). Не бойся малое стадо: Отец благоизволил даровать вам царство (Лук. ХII, 32). Аминь“. Первые вести из Петрограда о начале событий закончившихся Февральской революцией, отец Иоанн воспринял крайне тревожно: „Неужели „времена исполнились“? Чудилось мне, что Москва не спит, а чует день расплаты за грехи свои и грехи отцов… Что камень уже сорвался с горы и только Творец один может сдержать падение его на виновные и невиновные головы…“ Все свои силы и время протоиерей Иоанн Восторгов отдает делу священства, руководит жизнью Покровского собора, проповедует. Часть его слов и поучений публикуется в издаваемой им газете „Церковность“. Отец Иоанн бесстрашно говорит о тяжелых днях гонения на веру и Церковь. Сильное впечатление производит его проповедь 9 мая 1918 г. „Чудо и вера“ — по случаю крестного хода к чудотворной иконе святителя Николая на Никольских воротах Московского Кремля. Проповедник рассказывает о недавнем чуде, которое произошло на глазах у многих людей. Революционные власти завесили огромными кумачовыми полотнами Спасские ворота, закрыв икону Спасителя и Никольские ворота, на которых было изображение святителя Николая. Кумачовая завеса сама собой упала со Спасских ворот; люди, вышедшие после всенощной из храма увидели ее лежащей на земле, а лампада на Спасской башне ярко горела перед образом Спасителя. На Никольских воротах полотнище также само разодралось крестообразно перед иконою, потом стало быстро истлевать, распалось на части и развеялось ветром по площади.
31 мая 1918 г. протоиерей Иоанн Восторгов был арестован на своей квартире. Перед богоборческой властью стояла цель, которую она стремились достичь любыми средствами — уничтожить неутомимого миссионера, талантливого обличителя всех лжеучений (включая и социализм), преданнейшего служителя Церкви. Под эту цель и было сотрудниками ЧК устроено дело. Это очевидно из следственных материалов. В апреле 1918 г. к протоиерею Иоанну Восторгову как секретарю Православного Миссионерского общества явился человек, назвавшийся петроградским купцом 1-ой гильдии П.Я. Погаревым. Он предложил заключить сделку на покупку им здания Общества, которое предполагалось продать еще в 1916 году. За покупаемый им дом Погарев предлагал сумму в 1 млн. 600 тыс. рублей и взятку секретарю Общества. Отец Иоанн Восторгов был арестован по обвинению в совершении в своекорыстных целях, в обход декрета от 23 января об отделении Церкви от государства, незаконной сделки по продаже дома, ранее принадлежавшего Православному Миссионерскому обществу. Знакомство со следственным делом протоиерея Иоанна Восторгова убеждает, что он полностью понимал и цели ЧК в отношении к нему и средства, какими они действовали. В своих показаниях он полностью опроверг выдвинутое против него обвинение: На предложение Погарева относительно продажи дома, я ответил, что как рядовой член Совета, могу принять от него только заявление для передачи на заседание Совета. Его намеки на получение личного вознаграждения я в мягких формах отклонил“ (Протокол допроса прот. Иоанна Иоанновича Восторгова», — Следственное дело). Оправдательные показания отца Иоанна были документально подтверждены в Удостоверении, выданном Председателем Православного Миссионерского общеества Святейшим Патриархом Тихоном (10/23 июля 1918 г.). В нем было указано, что Восторгов «по должности Секретаря принимал все заявления, просьбы, между прочим и по продаже и покупке принадлежащаго Обществу в Москве дома. Все такого рода дела обсуждались в Совете Общества, проводились по журналам за общею всех членов подписью. Продажа дома Советом не могла быть совершена без Св. Синода. В числе семи соискателей принято было протоиреем Восторговым заявление о покупке дома некоего Погарева, представлено в Совет, Советом же передано в Св. Синод, и Св. Синод отверг самую возможность продажи дома на заседании 18 мая по ст. стилю, за 6 часов до ареста прот. И. Восторгова. О всех случаях предлагаемых о. Восторгову комиссионных вознаграждениях, иногда очень крупных, о. Восторгов всегда докладывал Председателю Совета и таковые предложения всегда отвергались… Заявление Погарева о покупке дома было написано на имя Совета Миссионерского общества и после доклада Св. Синоду было отвергнуто.» Получив от Петроградской купеческой управы удостоверение, что за последние 10 лет среди петроградских купцов Погарев не значится и сопоставив всю совокупность фактов, отец Иоанн пришел к выводу, что Погарев является сотрудником ЧК и что он «вошел в сношение со мною с совершенно определенною целью, во-первых, создать обвинение против Патриарха в спекуляции или получении денег на нужды Церкви каким-то незаконным путем, уличив его и вместе и в контр-революционности, во-вторых, искусно обманув меня… втянуть меня путем крупной взятки в 300 тыс. рублей в спекулятивную сделку, этим потом опозорить меня в глазах общества, одновременно же войти ко мне в доверие и выявить политические секреты в области активного участия моего в контр-революции» (Прошение в следственную комиссию Верховного революционного трибунала заключенного в Бутырской тюрьме протоиерея Иоанна Востогрова"). Из следственного дела нетрудно убедиться, что смертный приговор был предрешен заранее.
4 сентября н. ст. 1918 г. Следственная комиссия Революционного трибунала при ВЦИК приговорила протоиерея Иоанна Восторгова к расстрелу. На следующее утро (5 сентября) он вместе с епископом Ефремом (Кузнецовым) и несколькими государственными деятелями был привезен на братское кладбище на Ходынском поле. Умер отец Иоанн как и жил: непоколебимым в вере мужественным исповедником. Он удостоился смерти христианского мученика. До нас дошла запись рассказа очевидца — заключенного, имевшего обязанность копать могильные рвы и засыпать расстрелянных: «По просьбе о. Иоанна Восторгова палачи разрешили всем осужденным помолиться и попрощаться друг с другом. Все встали на колени и полилась горячая молитва „смертников“, после чего все подходили под благословение Преосвященного Ефрема и о. Иоанна, а затем все простились друг с другом. Первым бодро подошел к могиле о. протоиерей Восторгов, сказавший перед тем несколько слов остальным, приглашая всех с верою в милосердие Божие и скорое возрождение Родины, принести последнюю искупительную жертву. „Я готов“, заключил он, обращаясь к конвою. Все встали на указанные им места. Палач подошел к нему со спины вплотную, взял его левую руку, вывернул за поясницу и приставив к затылку револьвер, выстрелил, одновременно толкнув о. Иоанна в могилу».
К самому протиерею Иоанну Восторгову можно применить слова, сказанные им на Священном Соборе о священномученике убиенном митрополите Киевском Владимире: «И мученическая смерть старца-митрополита, человека чистого и цельного — ими же Бог весть судьбами, верим, — внесет много в то начинающееся движение покаяния, отрезвления, которое мы все предчувствуем сердцем, которое мы призываем и которое одно принесет спасение нашему гибнущему в кровавой и безверной смуте народу».

Труды протоиерея Иоанна Восторгова
1.Полное собрание сочинений, М., 1913−1916, т. 1−5; репринт; Спб., 1995, т.1−5
т.1 Проповеди и поучительные статьи на религиозно-нравственные темы. 1889−1990 гг., М., 1914
т.2 Проповеди и поучительные статьи на религиозно-нравственные темы. 1901−1905 гг., М., 1914
т.3 Проповеди и поучительные статьи на религиозно-нравственные темы. 1906−1908 гг., М., 1915
т.4 Статьи по вопросам миссионерским, педагогическим и публицистическим. 1887−1912 гг., М., 1916
т.5 Социализм при свете Христианства. Теория, практика и история социализма, критика его начал. М., 1913
2.Во дни войны. Голос пастыря-патриота. Вып.1−3, М., 1914−1916
3.Пастырский голос во дни смуты. М., 1917. Вып.1 Проповеди и статьи, помещенные в «Московских ведомостях» и журнале «Церковность» в 1917 г.
4.Клевета Дурново. Ответ протоиерея И.И. Восторгова, М., 1909

Автор благодарит ректора ПСТБИ протоиерея Владимира Воробьева за возможность использовать Следственное дело отца Иоанна и сотрудницу Института И.И. Ковалеву за помощь в работе.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru