Русская линия
Вера-Эском Евгений Суворов19.11.2014 

Преодолевать вместе

Встреча в храме

Храм Св. Александра Невского в Сыктывкаре

Среди прихожан Александро-Невского храма города Сыктывкара нельзя не заметить инвалида-колясочника — молодого мужчину, который бывает на всех воскресных и праздничных службах, хотя видно, что даётся это ему с большим трудом. Дионисию в силу сложной формы заболевания ДЦП не только очень тяжело сидеть и передвигаться на коляске, но и даже разговаривать. Привозит его певчая храма Татьяна Менькова, сопровождающая Дионисия повсюду. Мало кто может подумать, что Дионисий и Татьяна — супруги.

Историю их знакомства и любви я услышал, когда пришёл к ним в гости в солнечную, уставленную иконами квартиру, расположенную недалеко от Александро-Невского храма.

При ближайшем знакомстве Дионисий Оксузьян оказался разносторонне образованным человеком, историком и литературоведом. К своим 38 годам он участвовал во многих научных конференциях, его труды были опубликованы в изданиях Сыктывкара, Самары, Петрозаводска, Брянска, Санкт-Петербурга.

Он показывает мне эти публикации, и даже по их названиям видно, насколько широк круг вопросов, интересующих молодого учёного. Я понимаю, что для того, чтобы учиться и работать, ему необходимо прикладывать усилий во сто крат больше, чем здоровому человеку. А пишет Дионисий сам: ищет необходимую литературу, набивает тексты на компьютере — получается у него это довольно быстро. Но каким образом с детства не умеющий ходить человек, руки и ноги которого находятся в постоянном движении, к тому же мимика затрудняет речь, — достиг таких успехов?!

— До шестого класса я жил вместе с мамой, бабушкой и дедушкой в Седкыркеще, — начинает рассказ Дионисий (я знаю этот лесной посёлок недалеко от Сыктывкара, куда через Вычегду можно добраться только на пароме). — Мама работала преподавателем дирижирования и хорового класса в городском педагогическом колледже.

Не только гуманитарий

— А как ты учился? — спрашиваю Дионисия.

— Да как все, — скромно отвечает он, — на четвёрки и пятёрки. Учителя приходили ко мне на дом.

— И как после школы складывалась твоя судьба?

— Я долго думал, чем буду заниматься дальше. В университет на филологический факультет поступить не удалось. Тогда я решил получить профессию бухгалтера, но точные науки всегда давались мне нелегко, потому что по складу ума я гуманитарий. Моим любимым учителем в школе был историк Анатолий Михайлович Зайцев, который привил мне любовь к своему предмету. Мы с ним не только уроками занимались, но и в шахматы играли, разговаривали по душам. В 1995 году он умер, и в память о нём я решил поступать на исторический факультет Сыктывкарского университета. С экстерната перевёлся на заочное отделение, университет окончил в 2002 году. Потом, сдав кандидатский минимум, продолжил обучение при Институте языка, литературы и истории Коми научного центра Академии наук.

Я ознакомился с одной из статей Дионисия в «толстом» журнале, чтобы составить впечатление о сфере его научных интересов, посвящена она была экологии. Я не понял всего в переполненной терминами и ссылками статье, но уловил, что автор критикует «жёстко регламентированную политику экономического районирования», когда каждому региону страны была поставлена одна функция, на которой данный регион должен был специализироваться: на степном Юге это пашня, на Севере — лес; в результате чего из оборота выбывали и зарастали огромные территории ранее используемой земли.

Что ж, действительно, не как учёный, а как практик-журналист могу сказать, что нет сегодня более тоскливого зрелища во время командировок по Северу, чем зарастающие луга, некогда отвоёванные нашими предками у тайги…

От Плиния ко Христу

Но вернусь к разговору с Дионисием. Я спросил, кто стоял рядом с ним в начале его пути к Богу.

— Хотя мама и крестила меня в шесть лет, а бабушка постоянно читала молитвы, тогда я их не понимал, — рассказал он. — Бабушка Клавдия Игнатьевна — местная, коми, из села Нившера Корткеросского района. Она Москву от вражеских налётов защищала, была аэростатчицей. А дедушка Куркен Абкарович — по национальности армянин — оборонял Сталинград. После войны он оказался на Севере, где они с бабушкой и встретились.

В школе я о вере не задумывался. А в университете произошёл такой случай. На пятом курсе я писал диплом на тему «Римский быт в эпоху ранней Римской империи», но на защиту сам не мог пойти — тяжело было подниматься по этажам, да и общество ещё не готово воспринимать такого рода студентов. По улице едешь, и то видишь испуганные взгляды со всех сторон… Поэтому накануне защиты мы с научным руководителем подготовили речь — представление моего диплома. Секретарь приёмной комиссии должна была зачитать тезисы. Я очень сильно волновался. В тот день Танюша принесла из училища Библию. Я открыл её там, где фараон переходит Чермное море, и зачитался. В первый раз я задумался о том, что Священная история намного глубже и интереснее, чем мы привыкли считать. Мама, придя домой, удивилась: «Ты чего такой спокойный сидишь?» — «Да вот, Библию читаю». Потом мама поздравила меня, потому что защита прошла на «отлично», дипломная работа впоследствии была издана отдельной брошюрой.

— Ещё когда я писал диплом, — добавляет Дионисий, — приходилось работать с трудами Плиния Младшего, Сенеки, Тацита, Марка Аврелия — все они, так или иначе, упоминали о появлении в Римской империи первых христианских общин. Эти авторы рассказывали о взаимодействии государства и христианства, поэтому чтение этих книг укрепило мой интерес к христианской вере.

Я стал читать Библию постоянно, как художественную книгу: то Апокалипсис открою, то Бытие, то Евангелие. Потом прочёл Толкования, и для меня открылись новые стороны веры.

Близость по духу

— А как вы с Татьяной познакомились?

Татьяна и Дионисий дома— Когда первый раз Таня к нам пришла, — вспоминает Дионисий, — я сразу же заинтересовался ею. Стали разговаривать, потом чаще встречаться. Я учился в это время в университете. Она мне помогала печатать мои работы. Мы начали дружить, а потом поженились и обвенчались.— Очень просто, — тихим голосом отвечает Татьяна. — В годы учёбы мама Дениса была моим преподавателем на музыкальном отделении. А потом, когда я стала сама работать в училище, аккомпанировала в её дирижёрском классе. Мы ходили вместе на концерты, делились впечатлениями от просмотренных передач, фильмов, обменивались книгами…

— Вообще-то, случай неординарный, — замечаю я. — Татьяна, расскажите, как вы решились на такой самоотверженный шаг — связать свою судьбу с больным человеком?

— Он по духу мне очень близкий человек, а это самое главное для меня.

— Я с детства мечтал о семье, о жене, — добавляет Дионисий, — только боялся, что не смогу девушку обнимать. У меня руки-то не слушаются… Но всегда стремился найти свою вторую половину. И друзей просил, чтобы познакомили с хорошей девушкой, и объявления писал в «Клуб знакомств». Никогда не верил, что один останусь.

— Таня, получается, это вы Дионисия к Богу привели?

— Нет, мы вместе с ним шли, одновременно, — скромничает хозяйка. — Сначала читали Библию, обсуждали её содержание, во время прогулок заходили в кафедральный собор, ставили свечи, молились и возвращались домой.

— Вам, наверное, очень сложно и по городу ходить, и по храмам? В Сыктывкаре, к сожалению, для инвалидов-колясочников только в последнее время стали строить пандусы.

— Да, это так, — говорит Дионисий. — Хорошо, что мы на первом этаже живём, а чтобы пандус в подъезде сделали, я писал руководству республики. Приходилось всё контролировать, когда начались работы. Потом пришлось долго просить, чтобы перила около подъезда поставили, дворовую территорию заасфальтировали — ведь на коляске не проедешь. Мы неоднократно ходили в администрацию города по этим вопросам, пока наш дом не включили в список по графику благоустройства дворовых территорий…

— Мы стали знакомиться со всеми храмами в городе, куда мы могли бы зайти, — продолжает Татьяна. — Самым удобным для нас оказался Свято-Вознесенский храм в Кируле. Там не очень высокое крыльцо, можно поднять коляску. Мы туда долго ездили, но и в Кируль со временем нам физически стало трудно добираться. Своей машины нет, а пешком уходило два часа на дорогу, и ещё два — служба. Денису в коляске сидеть долго тяжело, поэтому мы стали ходить поближе — в собор. Но в соборе везде очень крутые лестницы: и в верхнем храме Стефана Пермского, и в нижнем Прокопьевском. Правда, прихожане и алтарники нам помогали. На Вербное воскресенье 2009 года служба должна была проходить в верхнем храме, было холодно, да ещё как раз весенняя распутица, поэтому мы пошли на праздничную службу в храм Александра Невского — он ещё ближе к нашему дому.

— Там и обвенчались в 2010 году, — говорит Дионисий. — Венчал нас протоиерей Василий Красилинец. К тому времени я решил поступить в Духовное училище на катехизаторское отделение, а туда без венчания не принимают. Но мы и сами уже давно хотели…

— Через три года Духовное училище окончили, — добавляет Татьяна, — ещё год была практика.

— Вы тоже учились там? — удивляюсь.

— Нет, — отвечает Татьяна, — я, сопровождая Дениса, с интересом слушала лекции, присутствовала на экзаменах и зачётах. Мы даже с Денисом, когда сдавали экзамен по церковному пению, 33-й псалом пели на два голоса.

И тут я понял, что, говоря «мы», Татьяна не разделяет себя и мужа.

Ниточка за иголочкой

Повторюсь: подвиг Татьяны меня восхитил не меньше, чем самоотверженное стремление Дионисия к полноте жизни. Понятно, что и в Духовном училище ей пришлось учиться, потому что она везде была вместе с мужем, тянулась, как ниточка за иголочкой, принимая все жизненные заботы и трудности супруга как свои. Ведь даже чтобы ему просто подняться на коляску, обоим надо приложить нешуточные усилия. Что уж говорить о путешествиях на дальние расстояния!

Татьяна рассказывает о том, как стала певчей в храме.

— Почти сразу после перехода в Александро-Невский храм ко мне подошла его работница Светлана. Она заметила, что мы с Денисом постоянно подпеваем хору, и спросила: «Таня, а ты не хотела бы петь на клиросе? Попробуй, у тебя же есть музыкальное образование». Я попробовала. И вот пою до сих пор.

— Нравится?

— Не только. Меня всегда интересовало церковное пение. Ведь по профессии я учитель музыки, всю жизнь работала концертмейстером, поэтому мне это близко. Теперь с Денисом мы более осознанно относимся к службе. Читаем много духовной литературы.

— А дома вы вместе молитесь?

— Вечернее правило читаем вместе, — отвечает Дионисий, — а утром Таня уходит на службу, поэтому утренние молитвы я читаю один. Одному молиться легче. Тишина, каждое слова через себя пропускаешь. Почитаю, потом попою, как могу.

— Он всю литургию вместе с нами поёт, только дома, — добавляет Татьяна.

Паломничества и шахматы

Дионисий рассказывает о последних значимых событиях своей жизни:

— Недавно прошла конференция о роли православия в современном мире. Все участники выезжали в Усть-Вымь, колыбель православия Коми земли, и для нас с Татьяной это была духовно насыщенная поездка. Я познакомился со всеми работами, а потом написал отзыв, который был опубликован в Епархиальных ведомостях.

Также я участвовал в конференции, посвящённой 125-летию со дня рождения Питирима Сорокина, делал доклад о рекламе, который подготовил на основе его трудов.

— У Питирима Сорокина ведь очень большое наследие…

— Всё, что касается моих интересов, я прочитал. Также я перевёл его книгу, которую мы обнаружили в фондах Национальной библиотеки. Она издана на английском, а я люблю переводить, для меня это своего рода отдых.

В разговоре выяснилось, что Дионисий является ещё и неоднократным чемпионом республики и города по шахматам и шашкам среди инвалидов, имеет много грамот. Правда, сейчас он всё реже участвует в соревнованиях, потому что они практически всегда совпадают с воскресными и праздничными службами. Играть с профессионалами ему приходится реже ещё и потому, что тренировки и соревнования проводятся на втором этаже ледового дворца «Северная Олимпия». А здание не оборудовано лифтом.

Но поиграть хочется, и муж с женой иногда приходят в Кировский парк, где на свои турниры собираются ветераны.

Удивительное дело: несмотря на многочисленные жизненные препятствия, Дионисий чувствует себя счастливым человеком, он полон желания трудиться во славу Божию и быть полезным обществу.

Прощаясь, я пожелал им с Татьяной помощи Божией на их непростом пути.

http://www.rusvera.mrezha.ru/718/5.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru