Русская линия
Русская линия Дмитрий Соколов19.11.2014 

Причастные к вечности

Рецензия на книгу: Николай Доненко, протиерей. Ялта — город веселья и смерти: Священномученики Димитрий Киранов и Тимофей Изотов, преподобномученик Антоний (Корж) и другие священнослужители Большой Ялты (1917−1950-е годы). — Симферополь: Н. Оріанда, 2014.

Жемчужина Южного берега Крыма, Ялта, воспринимается преимущественно как место развлечений, город-курорт. Пьянящие виноградные вина, удивительная природа, море, доступные женщины… При упоминании этого города, пожалуй, именно такие ассоциации возникают в сознании обывателей.

Но есть и другой образ Ялты. Средоточие веры, духовности, благочестия… и крестных страданий.

Обе эти ипостаси соседствуют рядом. И если суетное, земное и грешное одинаково, что сейчас, что в минувшем, то непреходящее, вышнее, праведное всегда уникально. Подвиг людей, отринувших искушения и соблазны, оставшихся верными своим убеждениям, имеет непреходящую ценность.

Примеры исповедничества в новейшей истории особенно многочисленны в ХХ столетии. Революции 1917 г., лихолетье Гражданской войны, эпохи «воинствующего атеизма», террора, — стали роковыми для многих православных священнослужителей и верующих мирян.

Об этом рассказывает новая книга протоиерея Николая Доненко, автора жизнеописаний Новомучеников и исповедников, в земле Крымской просиявших, «Ялта-город веселья и смерти».

Изданная по благословению высокопреосвященнейшего Лазаря, митрополита Симферопольского и Крымского, представленная работа не только повествует о трагических судьбах церковно- и священнослужителей Большой Ялты, пострадавших от безбожной коммунистической власти. Исповедуя христианство, они претерпели лишения, узы и мученическую кончину. Но остались несломленными. Верными до конца.

На основании архивных документов автор реконструирует историю города, малоизвестные страницы его жизни, начиная от революционных событий 1917 г. до хрущевских гонений конца 1950-х — первой половины 1960-х гг. При написании книги использовались фонды Ялтинского историко-литературного музея, частных коллекций. Эти за редким исключением прежде нигде не публиковавшиеся свидетельства, дневники, мемуары и фотографии делают исследование протоиерея Николая Доненко особенно ценным. Цитируемые документы эпохи, воспоминания и выдержки из прессы передают атмосферу эпохи, когда «ожидание боли и реальное ощущение трагедии оказалось привычной нормой».

Это касается, прежде всего, периода революций 1917 г. и Гражданской войны. Как и в других городах полуострова, падение монархии ялтинцы встретили с воодушевлением. Как писала одна из местных газет, «бесчисленные губительные непорядки, допущенные бывшим правительством, крайне недобросовестно совершившим свое служение, злоупотреблявшим властью, постоянно и искусно вводившим всех в заблуждение, повлекли за собой государственную разруху, расстройство во всех наших делах». Поэтому поначалу люди связывали революционные события в Петрограде в феврале-марте 1917 г. с надеждой на скорые перемены. Вскоре они наступили. Однако жизнь не стала от этого лучше. Напротив, отречение Царя открыло дорогу разрушительным силам; краткий период между двумя революциями явился прелюдией к началу Гражданской войны.

После Октябрьского переворота ялтинцы быстро «расстались со своими иллюзиями и жестоко поплатились за свою наивность, встретившись с террором лицом к лицу». Опубликованные в книге многочисленные фотографии наглядно показывают весь ужас захлестнувшего город разгула насилия. Это произошло в январе 1918 г. Снимки бесстрастно зафиксировали последствия обстрелов города с моря прибывшими на помощь местным большевикам военными кораблями Черноморского флота, доставившими десант революционных матросов. При их поддержке сопротивление «контрреволюционных элементов» (офицеров и татарских «эскадронцев») было сломлено, и в городе впервые установилась «народная, рабоче-крестьянская власть»). Во время боев стороны практиковали расстрелы пленных. Победившая сторона провела массовую «зачистку» города от «вражеских элементов». Расстрелы происходили на ялтинском молу. Тела убитых сбрасывали в море, привязав к ногам груз. С тех пор словосочетание «ялтинский мол» надолго сделалось нарицательным.

На одной из фотографий, опубликованных в книге, запечатлены выложенные в ряд трупы с огнестрельными и штыковыми ранениями — жертвы Гражданской войны в Ялте. Рядом приведены снимки красногвардейцев, матросов, комиссаров, чекистов — всех тех, кто проводил в жизнь идеи «диктатуры пролетариата».

Еще в январе 1918 г. военное противостояние приобретало характер этнического конфликта. Поддержавшие большевиков крымские греки грабили татарские села, угрожали расправой, калечили и убивали татар. В свою очередь, скрывающиеся в горах татарские «эскадронцы» делали то же самое в отношении греков, часто не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей.

На этом фоне и проходила церковная жизнь города во время «первого большевизма».

И всё же главный удар по православному духовенству в Ялте и в Крыму был нанесен после окончательного установления советской власти осенью 1920 г. В ходе захлестнувшего город и полуостров террора погибли не только многие сложившие оружие военнослужащие Белой армии и не эвакуировавшиеся за пределы страны представители российской дореволюционной элиты; но и священнослужители. Один из них — директор алупкинской климатической колонии для учителей церковно-приходских школ, протоиерей Константин Аггеев, расстрелянный в окрестностях Ялты в начале 1921 г. И это не единственный пастырь, чья жизнь оборвалась в ту страшную пору.

По мере укрепления коммунистического режима гонения на Русскую Православную Церковь в Крыму всё более усиливались. Особенно страшными для многих священнослужителей и верующих стали 1930-е гг., в особенности время «Большого террора» 1937−1938 гг. Именно тогда мартиролог крымского православного духовенства пополнился множеством новых имен.

Книга изобилует фотографиями репрессированных… и тех, кто обрекал их на муки. Приводимые документы (протоколы допросов, выписки из следственных дел, отчеты и переписка) дают очевидное представление о деятельности советских карательных органов в 1920—1950-е гг. на территории полуострова, методах их работы. В книге протоиерея Николая Доненко читатель может почерпнуть информацию о судьбах некоторых видных крымских чекистов. Отправив в лагеря и на смерть сотни и тысячи жертв, эти «чернорабочие революции» были сметены последующими волнами репрессий. Далеко не все они были приговорены к расстрелу. Часто они отделывались незначительными тюремными сроками либо увольнялись из «органов».

Показательна судьба одного из карателей, начальника 3 отдела УГБ НКВД Крымской АССР, Михаила Германова. В страшные годы «ежовщины» он был одним из наиболее «деятельных» исполнителей. Практиковал «извращенные методы ведения следствия», поставил на поток избиения и пытки арестованных во время допросов. Проводил необоснованные аресты. За это был осужден всего на два года заключения в исправительно-трудовом лагере. Читая обзорную справку, составленную на основании архивно-следственного дела Германова, невольно останавливаешь взгляд на опубликованных здесь же семейных фотографиях чекиста, его жены и дочери. Мы видим обычного представителя советской номенклатуры, едва ли отмеченного инфернальной печатью злодейства. И только на тюремных фото видна вся бездна грехопадения этого человека.

Напротив, православные священнослужители и верующие миряне и в заточении показывали образец мужества, и внешние тяготы вкупе с неизвестностью не сломили их дух.

Нельзя не процитировать в связи с этим следующие строки из книги:

«В падшем мире скорби и потрясения неизбежны, но отнестись к ним можно по-христиански, сделав шаг им навстречу в духе любви. Страдания и боль становятся созидательными, когда христианский мученик принимает их по своей воле, как и напротив, они могут быть разрушительными для тех, кто злобой и ропотом пытается их отогнать. Жертвы насилия, каких было много, лишены голоса, но не молитвы.

<…>

Мы знаем, что героем является не тот, кто, ощутив дух времени, может сделать убедительные заявления или продемонстрировать выразительные жесты, но тот, у кого внутри есть недвижимый центр, не подчиненный сиюминутным целесообразностям. И если этот центр, обратившись к небу, соприкасается с Божественной благодатью, которая освещает будущее души и тела, человек становится причастным к Вечности. В конечном счете, внимания заслуживает не то, чем обладает человек, — имущество, интеллект или физические данные, но то, насколько он может, проигнорировав запреты и препятствия, соприкоснуться с Христом".

Стоически претерпев выпавшие на их долю страдания, ялтинские Новомученики и Исповедники одержали духовную и нравственную победу. Их пример исключительно важен для нынешнего и будущих поколений, чьи ценности порою весьма далеки от христианских. Верится, что новая книга протоиерея Николая Доненко поможет осознать грандиозный масштаб исторической драмы, постигшей Россию в ХХ столетии, увидеть величие подвига тех, кто вопреки всему остался верен Христу и Его Церкви.

+ + +

Впервые опубликовано: Мемориально-просветительский и историко-культурный центр «Белое Дело»: http://beloedelo.ru/researches/article/?445

http://rusk.ru/st.php?idar=68513

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Предложение для бизнеса - машина в аренду с водителем.