Русская линия
Богослов. Ru13.11.2014 

Религиоведение в России — это непрекращающийся start-up

30 октября 2014 года в ПСТГУ состоялась презентация книги «Наука о религии», «Научный атеизм», «Религиоведение»: актуальные проблемы научного изучения религии в России XX — начала XXI в. Настоящее издание представляет результаты коллективного исследования истории отечественного религиоведения изучаемого периода. Публикуемый отчет о прошедшей презентации ближе знакомит нас с замыслом авторов.

«Религиоведение в России — это непрекращающийся start-up», — заявил старший преподаватель кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ, один из авторов книги Павел Костылев на презентации сборника статей «Наука о религии», «Научный атеизм», «Религиоведение»: актуальные проблемы научного изучения религии в России XX — начала XXI в.

На новый сборник под общей редакцией заведующего кафедрой философии религии ПСТГУ профессора Константина Антонова как раз возлагаются надежды прервать эту совершенно не характерную для науки как таковой российскую традицию.

«Представляете, у нас не существует пособий по истории русского религиоведения, не считая учебника М.Ю. Смирнова, в общении и споре с которым составлен наш сборник. Проблема разрозненности нашей российской науки в том малом уровне самоанализа, осмысления истории, на котором мы сейчас находимся. Этот сборник может помочь в консолидации сложного религиоведческого сообщества, которое периодически объединяется, создает какую-нибудь новую организацию и расходиться вновь».

Сложность исторического развития этой науки в России может быть проиллюстрирована примером, приведенным тем же Павлом Николаевичем Костылевым. Мало кто знает, что современной кафедре религиоведения МГУ предшествовали ещё две. Первая открылась на кафедре общественных отношений в 1919 году, и её можно назвать имеющей дореволюционные корни, курс лекций на ней читал И.А. Ильин, вскоре уплывший на одном из философских пароходов. А в 1930 году на историко-философском факультете открылась вторая кафедра религиоведения, заведующим которой был Александр Тимофеевич Лукачевский. Его судьба особенно показательна для понимания сложностей истории отечественного религиоведения: в 1937 г. он был расстрелян по доносу чекиста и научного атеиста Ефима Муравьева, который через пятнадцать лет начал читать в МГУ первые лекции по основам научного атеизма.

Это введение в историю одного из институтов показывает именно историческую сложность выработки научной преемственности из-за смены противоположных друг другу идеологически эпох, которые, находясь по времени очень близко, только отдаляли этим результаты деятельности своих представителей.

«Одна из целей сборника, — поясняет Константин Михайлович, — освобождение через самоосмысление. Мы также решили опробовать и иной подход к изучению истории, который может помочь найти выход из сложившейся ситуации: мы посмотрели на историю науки не так, как это обычно делается, — то есть не как на историю идей, а историю институтов.

Сборник с названием «Актуальные проблемы научного изучения религии в России XX — начала XXI в.» с длинным перечислением тэгов — «наука о религии», «научный атеизм», «религиоведение» — объединил 9 авторов, как церковных, так и придерживающихся светского мировоззрения. Ставя перед собой программу максимум — через осмысление корней науки подготовить материал, топливо для её движения вперед — авторский коллектив выполнил, конечно, и другие более конкретные задачи. В шести разделах двух частей сборника рассматриваются устоявшееся подходы к феномену научного атеизма, его истокам, влиянию их на современную науку. Помимо истории развития разбирается научный атеизм в действии — связь науки и антирелигиозной пропаганды в СССР, а также дается исследование библиографии с советской эпохи до наших дней. Несмотря на слова о разрозненности и институциональности науки, изучено порядка тысячи наименований религиоведческих трудов за советскую эпоху.

Сам по себе ответ на вопрос, чем же занималось религиоведение в СССР, интересен потому, что помимо создания исторической картины действительности, он открывает истоки научного мировоззрения ученых, которые возглавляют кафедры, переименованные из «научного атеизма» в теологические, и трудятся на них.

«Сейчас я встречаю три типа откликов: „почему вы не учли наши разработки в осмыслении религиоведения“; „да не было никакого религиоведения“; „вы хотите дискредитировать нашу науку“», — говорит Константин Михайлович.

«Эта книга очень значима и в церковном отношении, — подытоживает он, — так как она вскрывает механизмы, которые в церковном научном сообществе работают на бессознательном уровне. Структура отношений, базовые понятия, метод, практической реализации мировоззрения, негласных отношений, которые в рамках научного атеизма эксплицировалось в одних терминах, сегодня зачастую продолжают свою работу в церковной науке и церковном сообществе. Хотя, понятное дело, заменены все слова, обозначающие понятия. Я думаю, было бы очень хорошо, если бы эта новая книга помогла нам отрефлексировать эту ситуацию».

http://www.bogoslov.ru/text/4 287 171.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru