Русская линия
Православие и современностьСвященник Александр Домовитов19.09.2014 

Рождение Дочери

21 сентября Церковь празднует великое событие: рождение Дочери у праведных Иоакима и Анны — Рождество Пресвятой Богородицы. На следующий день, 22 сентября, Церковь молитвенно чтит память Ее родителей.

+ + +

Праведные супруги Иоаким и Анна не имели детей. Это было их огромной скорбью — ведь в ветхозаветной иудейской среде бездетность считалась знаком проклятия, кары, отверженности человека Богом. Однажды престарелый уже Иоаким намеревался принести жертву Богу в Иерусалимском храме, но священник остановил его, сказав, что Иоаким не должен совершать обряд, он «не дал потомства Израилю». Оскорбленный и униженный Иоаким удалился в пустыню и там молился Богу; а дома молилась и плакала Анна, не знавшая, к тому же, ничего о судьбе пропавшего мужа. И вот и ей, и ему является Ангел и говорит, что супругам нужно встретиться как можно скорее: Анна зачнет ребенка…

Об этом празднике и о том, чему он должен нас научить, мы беседуем с настоятелем храма во имя святителя Луки Крымского в Саратове протоиереем Александром Домовитовым.

— Отец Александр, историю рождения Пресвятой Богородицы, историю Ее родителей — праведных богоотец Иоакима и Анны, именно так их поминают в наших храмах на полиелее — мы знаем не из Священного Писания, не из Евангелия: там этого нет. Зато различные вариации на эту тему легко найти в апокрифах, в неканонических «евангелиях», отвергаемых Церковью. Почему эта история и в Церкви считается непреложной истиной?

— История Рождества Богородицы — не сюжет апокрифов, а неотъемлемая часть Священного Предания Церкви. Как пишет апостол Павел, стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим (2 Фес. 2, 15). Церковь сохранила эту историю, передавая ее из уст в уста. Так же, как и ее продолжение — повествование о Введении Марии во храм, его ведь тоже в Евангелии нет, но мы принимаем его без всяких сомнений и колебаний.

— Разговор о том, чему учат нас история и праздник Рождества Богородицы, мне хотелось бы начать… с рекламного плаката, который я увидела в одной клинике. Это была реклама противозачаточных средств, а текст гласил: «Желанный ребенок — в желаемое время!». Значит, если ребенок не вовремя, так он и не желанный. Значит, родители сами хотят решать, когда быть человеку, а когда ему не нужно быть. Это не то, что аборт, конечно, это не прямое убийство, но я сразу почувствовала, что это тоже грех и что родители обязательно расплатятся за такую «свободу выбора». А Вы как священник что можете сказать?

— Здесь отсутствует именно то, чему мы должны научиться у Иоакима и Анны: вера и доверие к Богу. Мы призваны доверять Богу всё в своей жизни. Родители Пречистой Девы Марии, как мы знаем, были уже людьми престарелыми, и над ними смеялся весь народ, их винили в бездетности, им говорили, что они скрывают какой-то страшный грех, а они были праведны, ходили пред Богом (см.: Быт. 5, 22). Представьте, каково им было жить среди такого поношения — долгие годы! Все эти годы они молились, просили Бога даровать им чадо.

— При мысли, что ты страдаешь безвинно, что Бог не слышит твоих молитв, что молиться бесполезно — так легко отчаяться и возроптать…

— Да, современный человек, который страдает, и страдает, как ему представляется, безвинно, не может смириться и начинает задавать вопросы: почему именно я? За что? На каком основании? Он сам себе, по сути, создает боль, которая мешает ему жить. А когда человек смиряет себя мыслью, что так нужно, так Богу угодно — тогда ему легче, тогда у него нет этой боли от «несправедливости». И здесь уже начинает действовать благодать Божия — Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак. 4, 6; 1 Пет. 5, 5; см.: Притч. 3, 34). Господь Сам помогает человеку перенести эту боль. И это, конечно, происходило с Иоакимом и его женой — Бог помогал им эту боль перенести, потому что их доверие к Нему было полным. Мы можем предположить, что Иоаким и Анна помнили о другой супружеской чете, об Аврааме и Сарре, у которых тоже не было детей и которые поверили Богу, сказавшему: всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки, и сделаю твое потомство, как песок земной (Быт. 13, 15−16).

У святых отцов можно найти мысль, что страдания Иоакима и Анны очистили их, подготовили к рождению и воспитанию Дочери. И Бог даровал им Чадо — когда пришло время. Он Сам распорядился их жизнью и их Дочерью. Последняя перед зачатием ребенка молитва Иоакима и Анны — это действительно отчаянный вопль к Богу, вся их боль, скопившаяся годами, выплеснулась, и Бог это слышал. Архангел Гавриил возвестил супругам о том, что у них родится Богоотроковица, Та, Которая станет Лествицей Иакова, мостом между Небом и землей, примирением человека и Бога.

— Но ведь при этом Она наследовала благочестие родителей, так?

— Митрополит Антоний Сурожский в одной из своих проповедей на Рождество Пресвятой Богородицы говорил: Она была приуготована из всего рода человеческого — Одна-единственная; но всех Ее предков (а Она по отцу происходила из колена Давидова) — хотя среди них были и безупречные люди, и грешные — объединяло одно: они все боролись. Сами с собою боролись, с собственной греховностью — за правду Божию, за чистоту жизни. Они хотели, чтоб главное место в их жизни занимал Бог. Они любили Бога. Как было сказано Моисею: Я Господь, Бог твой (…) творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх. 20, 5−6).

— То, что Она была Богом приуготована для рождения Богочеловека — не означает ведь, что ничего не зависело от Нее Самой? Чистота Ее жизни, Ее смирение и то самое доверие к Богу — это ведь Ее личный, свободный выбор, так?

— Конечно. Господь, давший человеку свободную волю, не совершает с ним чудес против его желания. Но Ей было дано такое послушание — быть вместилищем Сына Божия, Слова, ставшего плотью — и что же Она сказала, когда явился к Ней Архангел Гавриил? Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему (Лк. 1, 38). Потому мы и воспеваем Ее в наших храмах ежедневно как «Честнейшую херувим и Славнейшую без сравнения серафим». Она превзошла ангельские чины — чем? Смирением, без которого спасения нет.

Смирением и чистотою сердца.

— Смирение — это ведь, по сути, полное согласие с Богом…

— Это полное, без остатка, доверие к Богу. Вручение Ему всей своей жизни. А мы — что-то Богу доверяем, находим в себе силы, а что-то оставляем себе: это мое собственное, личное, здесь я сам буду решать. Реклама, о которой вы рассказали,?— именно об этом говорит. Человек считает себя царем — не только собственной жизни, но и жизни своего ребенка. А Отроковица Мария жила так, что всё место, всё пространство Ее жизни занимал Бог.

— Я не раз читала и слышала, что Богоматерь не грешила, то есть не имела личных грехов. Это трудно себе представить, ведь и святость не означает безгрешности — един Бог без греха. Если бы тогда существовало Таинство отпущения грехов, чинопоследование исповеди — юной Марии нечего было бы сказать священнику?

— Я думаю, что нам вообще нет никакой нужды об этом рассуждать. Мы должны помнить другое: есть первородный грех, изначальная поврежденность человеческой природы грехом, следствие грехопадения прародителей — Адама и Евы. Этот грех порождает все остальные грехи, даже и во святых людях; по сути, он делает человека больным, расслабленным. И Мария не была свободна от этой поврежденности, нет, ведь Она родилась от падшего человечества. И смогла, тем не менее, стать вместилищем Сына Божия, Того, Кто избавил мир от рабства первородному греху, дал людям возможность спасения.

— В католичестве существует догмат непорочного зачатия Девы Марии: с точки зрения папских богословов, Она уже изначально была от первородного греха очищена. Почему Православная Церковь не может этого принять?

— Потому что это ложь о Ней. Если бы мы приняли такой догмат, это означало бы, что Господь не мог прийти к людям — таким, как они есть — и стать Одним из них; для того, чтобы Он пришел, вочеловечился, потребовалось некое особое человеческое существо, не такое, как все люди. И в этом случае Дева, не имея того естества, которое имеют все прочие, не была бы свободной, Она в принципе не могла бы грешить, а значит, не выбирала бы между грехом и чистой жизнью. Значит, всё произошло бы помимо Ее воли. Подумайте, могли бы мы тогда так тепло Ей молиться? Мы ведь потому и молимся Ей, потому и видим в Ней Заступницу, Ходатаицу, что Она — Одна из нас, но Лучшая из нас — Пресвятая и Матерь Бога нашего. Ей было и так много дано; а, как сказано в Евангелии, от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12, 48). Отрицать принадлежность Богородицы человечеству означает, по сути, отрицать Человечество Христа. Иоанн Богослов писал: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире (Ин. 4, 2−3).

+ + +

Итак, Анна родила Дочь, а через три года родители, по обету, данному Богу, привели маленькую Мариам в Иерусалимский храм… Но это уже история другого события и другого праздника: Введения во храм, которое мы будем праздновать 4 декабря.

Газета «Православной вера» № 17 (517)

Марина Бирюкова

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/rozhdenie-docheri


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru