Русская линия
Православие.Ru Сергей Чесноков15.09.2014 

«Путин, введи миротворцев в российский абортарий! Там гибнут наши люди!»
Беседа с Сергеем Чесноковым, президентом Международного фестиваля «За жизнь»

Такой плакат был бы лучшей иллюстрацией к прошедшим в августе-сентябре фестивалю «За жизнь — 2014» и Международному форуму «Многодетная семья и будущее человечества». Так считает президент Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь» Сергей Чесноков. Деятельность защитников жизни и семейных ценностей он сравнивает с ложкой хорошего деревенского масла в тарелке супа, священника с Кипра называет «островообразующим», Чехию и Беларусь считает двумя полюсами, а против Каирских санкций готовит «портфель технологий»…

— Сергей, 11−13 августа прошел организованный вами и вашими коллегами пятый по счету фестиваль, а ровно через месяц — 10−11 сентября — вы стали одним из полутора тысяч участников форума, собравшего представителей из 45 стран мира. Каковы ваши впечатления от этих мероприятий?

— Эти два мероприятия очень значимы для всех, кто защищает семейные ценности. Они тесно связаны между собой не только своей проблематикой, но и такой датой, как 20-летие со дня подписания Каирских соглашений. 12−14 сентября 1994 года была создана программа действий, в результате которых появились центры планирования семьи, продвигающие идеологию, направленную на снижение численности населения, контроль и сдерживание рождаемости. Эти соглашения в Каире подписали более 170 стран мира. В разной степени они впитали эту идеологию. Еще в 1990-е годы эти программы были фактически заблокированы, потом они были заблокированы и формально, а сейчас Россия просыпается и создает альтернативы. И очень символично, что форум «Многодетная семья и будущее человечества» прошел практически в те же сентябрьские дни, что и в 1994 году. Конечно, в Москве собрались участники не из 150 стран, а из 45 и не на уровне официальных представителей государств, а скорее на уровне народной дипломатии, на уровне людей доброй воли, как выразилась Наталья Викторовна Якунина. Людей доброй воли из разных стран защита семейных ценностей объединяет даже в условиях, когда их государства находятся в состоянии начинающейся холодной войны. Участники конференции в Каире были выше статусом, но они либо не понимали, что делают, либо (если понимали) у них не было сердца, а был какой-то другой механизм. Большинство, я думаю, просто не понимало истинного значения искусно завуалированных понятий типа «планирования семьи». В России только через пять лет эксперты осознали, что же это была за программа. А на форуме собрались люди с живыми, горячими сердцами. Да, они имеют не тот статус, но зато они имеют совесть и желание что-то изменить к лучшему. Свои жизненные силы, все самое драгоценное, что у них есть, они готовы посвятить защите самых главных ценностей — семейных ценностей.

«Портфель технологий» против Каирских санкций

— Сергей, чему был посвящен ваш доклад на форуме «Многодетная семья и будущее человечества»?

— Я рассказал о том, что наш пятый, можно сказать, юбилейный, фестиваль «За жизнь» был посвящен созданию портфеля технологий по всем традиционным номинациям, которые содержат в себе идеологическую, методическую части и реестр материалов. Я обратился к участникам форума с призывом подключиться к этой работе, объединив наши усилия. Наша задача сейчас — дать глобальную альтернативу Каирской программе, предложить программу действий по защите семейных ценностей. Если центры планирования семьи были проводниками идеологии снижения рождаемости, то центры защиты жизни, центры защиты семьи, которые есть во всех регионах и в очень многих муниципалитетах России, Украины, Белоруссии, будут проводниками новой идеологии жизни, цивилизации, где семейные ценности займут подобающее им место.

— Такое ощущение, что по сравнению с 2011 годом ситуация изменилась: людей гораздо больше стала интересовать семейная проблематика.

— Удивительно, но ситуация в мире действительно настолько изменилась, что пленарное заседание форума, которое обычно бывает скучным и вялым, стало очень человечным и теплым. Представитель Франции сказал о том, что Россия сейчас начинает играть особую роль в мире, дает надежду людям, защищающим семейные ценности на Западе. По словам главы Фонда святителя Василия Великого Константина Малофеева, в нынешней ситуации людям с Запада нужно иметь очень большое мужество, чтобы так говорить. Сюда приехали люди, которые имеют гражданскую позицию и которые, несмотря на то, что им может грозить в их стране, готовы эту позицию высказать.

— Расскажите о тех зарубежных участниках, которые приезжали на ваш фестиваль.

— Так складывается, что на нашем фестивале всегда немного гостей из дальнего зарубежья, и мы стараемся, чтобы каждый из них максимально подробно рассказал о своем опыте, чтобы каждый из них провел семинар, выступил с развернутой презентацией, дал интервью. В этом году нам важно было изучить опыт Испании, которая делает очень серьезные шаги в сторону законодательной защиты жизни и запрета абортов. Проводятся миллионные акции на улицах Мадрида, других городов. Очень интересен опыт их работы в социальных сетях. Мы осваиваем этот опыт и считаем, что социальные сети должны использовать отнюдь не сторонники оранжевых революций, те, кто хотят потрясений, а те, кто хотят видеть Россию действительно великой. Интересным был доклад пресс-секретаря испанской инициативы «Право на жизнь» (http://derechoavivir.org/) Лорены Диас, рассказавшей о том, как проводимые в Мадриде многотысячные марши в защиту жизни могут помочь отменить «закон Аидо» и сделать Испанию страной, законодательно ограничившей аборты. Очередная такая акция, по ее словам, намечена на 21 сентября.

Также после визита В.В. Путина в Аргентину мы пригласили Аурелио Франциско Гарсия Элоррио, депутата, адвоката и основателя платформы «Вифлеемский портал», открывшего в провинции Кордова пять домов для матерей-одиночек (http://prolife-fest.ru/publications/19/). В результате сенсационного судебного процесса в Аргентине было запрещено распространение средств гормональной контрацепции. Это единственная страна в мире, где силы в защиту жизни (пролайф) добились подобных достижений в сотрудничестве с Католической церковью. В этом отношении Аргентина выступила флагманом. Так как мы сейчас собираем в том числе подписи за запрет гормональной контрацепции с абортивным действием, нам очень интересен аргентинский опыт. Вслед за Аргентиной подобного рода поправки, ограничивающие или запрещающие гормональную контрацепцию, были приняты в других испаноязычных странах Латинской Америки.

Гражданская война: мать — на дитя

— Сейчас помимо зримой гражданской войны, которая идет на Украине, во всех странах происходит и война незримая, внутрисемейная.

— Вот как раз о ней мы и говорим уже пять лет на фестивале «За жизнь», на котором занимаемся проблемой ценности человеческой жизни в самый незащищенный ее период — с момента зачатия. Эта незримая война является страшным и тягостным фоном нашей жизни. Это тот момент нашей жизни, который вытесняется сознанием. Мы говорим о прерывании беременности, об абортах, но на самом деле это детоубийство, это убийство родителями своих детей. Эта война родилась еще в 1917 году и длится до сих пор. Она затихла на короткое время с 1936 по 1955 год. И благодаря этому, на наш взгляд, удалось выиграть Великую Отечественную войну. Но сейчас опять это насилие, эта агрессия. Когда убийство зримое, то оно вызывает эмоции, оно вызывает чувство сострадания, это более понятно и, соответственно, быстрее закончится. А когда убийство незримо, когда оно производится втайне, когда оно скрывается под такими словами, как «аборт», «прерывание беременности» или «устранение нежелательной беременности», то таким образом проблема вуалируется, и нужно очень много искусства, чтобы привлечь к ней внимание. Надо останавливать, прежде всего, вот эту войну. Замечательной иллюстрацией к фестивалю этого года стал созданный нашей молодежью плакат: «Путин, введи миротворцев в российский абортарий! Там гибнут наши люди».

— Думаете, он услышит призыв?

— Мы думаем, что это во многом зависит и от нашей активности. От того, например, будет ли опубликована в качестве иллюстрации эта картинка-мотиватор.

Сербская инициатива «Семь/двадцать пять»

— Расскажите, пожалуйста, о своем участии в крестном ходе в Сербии.

— Это не первый крестный ход в защиту жизни. Подобные крестные ходы неоднократно проходили в России и на Украине. Так называемый крестный ход в честь пламенных младенцев проводит владыка Вениамин. Традиционно крестные ходы в защиту жизни проходили на Украине по благословению Блаженнейшего митрополита Владимира в Сумской епархии. В прошлом году такой крестный ход закончился как раз перед IV фестивалем, и его участники привезли на фестиваль икону и подарили нам. Мы как бы приняли эту эстафету.

В Сербии по благословению Сербского Патриарха Иринея прошел первый во всем православном мире крестный ход за запрет абортов. Сербы такие горячие, что если за что-то берутся, то всем сердцем. В том крестном ходе участвовали и мы с супругой. Это было очень серьезное шествие с иконой от кафедрального собора по главным улицам и вокруг Скупщины (т.е. Парламента Белграда). Хотели три раза обойти, но обошли один раз, но и то — слава Богу. Закончился этот крестный ход молебном с акафистом перед иконой Божией Матери в соборе Саввы Сербского — просветителя Сербии. И это был не разовый крестный ход. Сербы выступили с так называемой инициативой «7/25». 7-е число — это, как правило, 25-е число по старому стилю, напр., 7 января / 25 декабря — Рождество Христово, 7 апреля / 25 марта — Благовещение. Я надеюсь, что и в 2015 году на Благовещение Пресвятой Богородицы (а это, в том числе, и день защиты жизни, потому что жизнь начинается именно в момент зачатия) пройдет такой крестный ход.

— А не бывает ли противостояния этим акциям?

— 7 сентября прошло мероприятие, которое вызвало в ответ явно проплаченную акцию в поддержку абортов. Около ста человек вышло в противовес. Судя по тому, что они ушли, побросав свои плакаты в мусорные ящики, очевидно, что люди просто исполнили свою работу. Местное население, наоборот, очень поддерживало наших активистов, и священники молились в этот момент. Молитвой и терпением противостояние было побеждено. Сербское «Народное движение 1389» названо в честь того года, когда произошла Косовская битва. И вот так они очень упорно гнут свою линию и подняли свое знамя за запрет абортов. Да и для нас это тоже большая поддержка, мы думаем, что это движение будет дальше распространяться.

— А где больше людей собирают такие крестные ходы: в России или в Сербии?

— Не только крестные ходы, разные акции проходят. Вот в Вологде проходят крестные ходы. В России в 2013 году прошли акции в 150 регионах. На данный момент 4 страны нас поддержали. К нам на фестиваль приезжают люди из других государств, и они поддерживают инициативы, и самое главное, что действительно на Москву смотрят очень многие православные, славянские страны с очень большой надеждой. Те инициативы, которые исходят из Москвы, поддерживаются очень горячо и в Сербии, и в Белоруссии, где тоже проходят подобные акции. С Украиной сейчас сложная ситуация.

Отец Серафим Галик — вопль вопиющего в пустыне

— Как в целом развивается в разных православных странах движение в защиту жизни и семейных ценностей?

— Если взять не только православные славянские страны, но и славянские неправославные страны и нарисовать шкалу по степени воздействия на общество идей защиты жизни и семейных ценностей, то крайними на ней были бы с одной стороны Чехия, а с другой Беларусь. Эта шкала показывает, от чего к чему развивается ситуация. Ситуация в Чехии напоминает вопль вопиющего в пустыне, потому что там один отец Либор Серафим Галик выступал в защиту жизни со своими плакатами и мегафоном (см.: www.pravoslavie.ru/jurnal/72 930.htm), когда стоял возле больницы. Потом вокруг него стала образовываться группа единомышленников, бывало, что эта группа становилась многочисленной. Тем не менее, это глас вопиющего в пустыне, в безбожном чешском обществе, в самом атеистическом обществе, живущем по принципу «моя хата с краю». Чехи абсолютно ни во что не верят. Бывают серьезные атеисты с позицией. А вот в Чехии никакой позиции нет, там просто чистый материализм, чистое равнодушие. И вот посреди этого равнодушия отец Серафим Галик использует плакаты с изображением убитых детей, с жесткой социальной рекламой, показывающей всю страшную суть аборта. Впрочем, сейчас отец Серафим говорит, что в последнее время больше использует для борьбы с абортами социальные сети.

Чистота Беловежской пущи

— Вторым полюсом на воображаемой шкале вы считаете Беларусь. Почему?

— Да, другой полюс — это Беларусь, которая лично для меня как настоящая Беловежская пуща, т. е. символ чистоты. Выходить в Белоруссии на улицу с жесткими антиабортными плакатами не очень эффективно, потому что общество очень консервативное в плане семейных ценностей, просемейное. Однако и в Беларуси существуют те же проблемы, активно действуют те же самые программы контроля над рождаемостью, сокращения численности населения, разрешено экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). При этом в консервативном обществе сложно избавиться от какого-то явления, потому что если оно уж войдет туда, то надолго. Россия может себе позволить проведение таких крупных мероприятий, как состоявшийся форум, на которые в Беларуси нет ни ресурсов, ни возможностей. При этом Россия значительно больше испорчена, нравственная ситуация у нас хуже. Тем не менее, Россия находится ближе к Беларуси на вышеупомянутой шкале, она защищает семейные ценности, проводит очень много инициатив. Россия в этом смысле похожа на атомный реактор: здесь самая сильная точка кипения. Может быть, надо назвать ее третьим полюсом, но это уже будет не шкала, а что-то трехмерное.

Деятельность во всех странах, во всех городах развивается от первого призыва к развитию системной работы, как в Беларуси. Например, если уж там центр защиты материнства ведет работу, то они охватывают все школы в том или ином городе, составляют план-график по взаимодействию с властями, с Церковью, там отрабатывается все шаг за шагом. Можно сказать, что такая системная работа наиболее развита именно в России, где в разных регионах представлен весь спектр очень разноплановой работы. Например, мы уже собрали более 100 тысяч подписей за запрет абортов и собираем дальше. Надо, чтобы их было больше.

— Но это системная работа при поддержке государства в стабильном обществе. А если власть не очень поддерживает или еще недостаточно понимает смысл работы защитников жизни?

— Тогда самыми эффективными оказываются фотографии и свидетельства о том, что убиваются дети, тогда действительно вопрос ставится ребром и уже нельзя оставаться в стороне. Я знаю защитников жизни, которые посвятили себя этому, увидев страшную суть абортов. У них перевернулось сознание. У меня лично сознание также перевернулось после этих фотографий. Но кто-то приходит и без этих страшных картин. Необязательно именно с этого начинать свою деятельность. Сейчас этой информации много в интернете, в социальных сетях. Первый человек выходит и говорит о том, что аборты недопустимы, затем появляется второй человек, третий. Один — художник, он что-то нарисует, другой умеет работать со СМИ, третий обладает организаторскими способностям и может организовать мероприятие, какую-то конференцию или круглый стол — и деятельность начинает развиваться.

От Болгарии до Украины

— А какова обстановка в других православных странах?

— Меньше всего деятельность защитников жизни развита в Болгарии, к сожалению. Хотя есть заявления со стороны Болгарской Православной Церкви, есть страничка по биоэтике. Известны акции Стояновича. По-моему, этот художник уничтожил молотком свои картины в знак протеста, так как не мог молчать, когда убиваются дети. В Румынии некоторые православные монастыри занимаются этой деятельностью. В Молдавии есть очень интересный центр защиты жизни, который возглавляет отец Николай. Там тоже проводятся акции. Если сравнивать Украину с Беларусью, то на Украине очень многое решает улица. Там очень сильна так называемая «акционная» деятельность. Сейчас Украина в каком-то смысле сильно вырвалась вперед, несмотря на очень плохую ситуацию: гражданская война поставила вопрос ребром. В частности, в Конституцию самопровозглашенной Донецкой народной республики был внесен пункт о запрете абортов. Он же был и в программе националистов на Майдане. В России тоже все идет к тому, чтобы вывести вопрос о защите жизни в политическую плоскость. Все больше политических сил начинает понимать, что вопрос с абортами нужно решать именно на законодательном уровне: или ограничивать, или полностью запрещать, или выводить аборты из системы обязательного медицинского страхования.

Новый вид геноцида в Греции

— Архимандрит Ефрем назвал аборт новым видом геноцида и сказал, что Греция стоит в Европе на первом месте по количеству производимых абортов (http://prolife-fest.ru/articles/79/). Как в Греции борются с абортами?

— В Греции ситуация достаточно сложная. С одной стороны, там очень активно действует Церковь: в митрополии есть отдел биоэтики, который возглавляет владыка Николай Месогейский. Есть журнал, посвященный многодетным, где поднимается тема защиты жизни и помощи многодетным. При этом та же Церковь не боится называть современную греческую власть оккупационной, ведь власть проводит антинародную политику по многим вопросам. Ее сравнивают с советским атеистическим режимом, но только в капиталистической форме.

— Проблема абортов в Греции настолько остра, что митрополит Нектарий (Антонопулос) считал необходимым заниматься профилактикой абортов уже во время бесед с детьми в православном лагере (http://www.pravoslavie.ru/guest/47 558.htm).

— Сложность еще и в том, что Греция стала туристической страной со всеми вытекающими из этого последствиями. Понятно, что в основном это семейный туризм, но есть и «секс-туризм», индустрия разврата и удовольствия, приносящая в страну финансы. В результате православная, казалось бы, страна подсела на эту иглу, и сейчас с этим очень сложно бороться, точно так же, как, например, и на Кипре.

Савва Михайлидис — «островообразующий священник» Кипра

Защитой жизни на Кипре занимается «Общество нерожденного ребенка», возглавляемое отцом Саввой Михайлидисом, который спасает русских, украинских и молдавских женщин, попавших в поисках заработка в притоны. В Белоруссии такой проблемы нет. Белоруссия — нищая, но целомудренная страна. Из Белоруссии не женщины, а мужчины уезжают на заработки, что, кстати, для семьи тоже очень серьезная проблема. Так вот, на Кипре именно священник занимается спасением женщин в такой кризисной ситуации. Сейчас он в преклонном возрасте, но ему удалось спасти очень многих женщин. На эту тему много материалов (см.: http://www.pravoslavie.ru/guest/47 666.htm).

Отец Савва более 400 тысяч евро потратил из своего имущества — продал родовой участок, который принадлежал его семье, половину отдал детям, а очень серьезную часть второй половины направил на благотворительность. О таких подвигах мы читаем в житиях святых. У этого семейного человека двое детей, а он такой подвиг совершает. Одно дело, если нет наследников, человек может свое имущество монастырю завещать или еще куда-то, а тут дети. Но дети, а они уже взрослые, это понимают. Я видел их семью, у них прекрасные взаимоотношения. Его все знают на острове.

Есть градообразующие предприятия, а отец Савва — это такой «островообразующий священник», который как магнит аккумулирует вокруг себя русскую общину. А через русскую общину на остров Кипр идут финансовые ресурсы. Но это не значит, что отец Савва связан с финансами, нет, просто один такой человек может очень многое менять в масштабах целой страны.

Вообще деятельность людей-общественников уникальна. Если в стакан воды капнуть каплю бензина, то вся вода покроется недобрым перламутром, а деятельность защитников жизни и семейных ценностей можно сравнить с ложкой хорошего деревенского масла в тарелке супа. Сразу видно, что тарелка с кашей или супом становится богатой, совсем другую имеет пользу для трапезы. Действительно, защита семейных ценностей — это залог процветания, залог благосостояния общества. Не зря я сравнил именно с ложкой масла, потому что это именно хлеб с маслом. Общество, где есть дети, — это хлеб с маслом и икрой, да и со всем остальным, потому что дети — это самое большое богатство, это символ богатства.

В первый день форума митрополит Иларион (Алфеев) высказал совершенно замечательную мысль о том, что сейчас люди не задумываются над тем, что самое главное богатство — это не скопить какое-то состояние, а чтобы после тебя осталось большое потомство, большой род. В нашем временном мире, в котором все смертно, в котором все зыбко, основать род — это, наверное, самое крепкое, что вообще может быть на земле, самое долговечное, потому что человеческая жизнь — что это такое? Семьдесят, в лучшем случае, восемьдесят лет. А род — это уже значительно больше, это ветвь, которая идет на протяжении столетий, иногда тысячелетий. Это самое крепкое, что есть на земле.

— На форуме присутствовали активные участники «Всемирного конгресса семей», вместо которого и состоялся Форум «Многодетная семья и будущее человечества». ВКС не удалось провести из-за американских санкций по отношению к России. Однако многие представители США и других стран приехали в Москву как частные лица. Наверное, ради такой консолидации сил и стоило собраться?

Дело в том, что многие из собравшихся здесь людей хорошо знакомы между собой. Происходит какое-то общение, сотрудничество. Самое главное, что у всех свой участок работы, свое направление. По мере роста просемейного движения в мире, конечно, начнется еще большее ему сопротивление, но само это сопротивление будет порождать все большее сплочение в рядах защитников жизни, защитников семьи. И нашим действиям, я думаю, стоит пожелать именно боевитости и наступательности. Владимир Иванович Якунин сказал: хватит сидеть в засаде, хватит использовать оборонительную тактику. Нужно разрабатывать стратегию наступления. Куда отступать, мы знаем, мы очень долго отступали.

Надо понимать, что наши враги хотят контролировать ситуацию во всем мире. Действительно, если снижать численность населения во всем мире, то, как говорится, «нет человека — нет проблемы». Убили лишних людей — и стало немножечко проще на какое-то время, вроде бы какие-то проблемы замяты. Понятно, что это долго продолжаться не может, что уже и сама Америка шатается. Неслучайно в Америке так любят снимать фильмы ужасов, фильмы катастроф. Они предчувствуют свою гибель, катастрофу, и свои страхи изживают в таких фильмах. Но я хочу сказать о другом. Чтобы победить противника, нужно задуматься над тем, как, собственно, должна быть построена наша деятельность, как должна выглядеть цивилизация жизни, ведь управлять мировыми процессами — очень серьезное бремя ответственности, тем более если управлять с любовью. Как говорил Тютчев,

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —

Быть может спаяно железом лишь и кровью…"

Но мы попробуем спаять его любовью —

А там увидим, что прочней…

Вот только управлять любовью значительно сложнее. Гораздо проще управлять кровью, через насилие. Поэтому, если мы хотим предложить свою повестку дня, то это очень серьезная задача.

Зла вообще онтологически отсутствует. Зло есть паразитирование на здоровом организме. Но и структура добра — единственное, что существует, — очень сложно разворачивается. Структура добра должна вызреть. Семечко доброго помысла, которое брошено в землю, должно прорасти. Ветер его не должен сдуть, не должна вода залить, оно не должно утонуть в этой воде. Поэтому нужно думать, что нам для этого надо делать, как нам самим, защитникам жизни, защитникам семьи, не помешать этому процессу. Как не разменяться на какие-то мелочи. Добро должно прорасти точно так же, как ребенок в утробе мамы должен выжить. Этот цветок должен раскрыться. Так и цивилизация жизни должна пройти долгий период развертывания.

С Сергеем Чесноковым беседовала Ирина Ахундова

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/73 612.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru