Русская линия
Православие и современностьСвященник Василий Куценко01.09.2014 

Плачущие — утешатся
О второй заповеди блаженства

Слезы — от чего?

Вторая заповедь блаженства обращена к плачущим: Блаженны плачущие, ибо они утешатся.Эти слова звучат еще необычнее, чем слова о блаженстве нищих духом из первой заповеди. Сам собой возникает вопрос: разве слезы делают человека счастливым? Конечно, люди могут плакать и от радости. Но практически всегда и для всех, слезы —это скорбь, а плач — очень тягостное состояние печали, невыносимой грусти. К тому же слезы и плач воспринимаются зачастую как что-то отрицательное, даже как проявление слабости и бездействия. Наверное, всем знакомы крылатые выражения: «сильные не плачут» и «слезами горю не поможешь». Но почему-то Христос объявляет блаженными именно плачущих. Может быть, христианин должен как можно больше плакать, чтобы стать блаженным? Или в этой заповеди говорится только о тех, кто плачет от радости?

Чтобы понять смысл второй заповеди блаженства, нужно еще раз вернуться к первой заповеди. Нищета, о которой говорил Господь Иисус Христос, не означала фактической нищеты. Нищий духом может уповать лишь на милосердие Божие, на бескорыстный дар Бога. Поэтому и плачущий — не тот, кого довели до слез трудности, обиды или огорчения. Святой апостол Павел писал к христианам древнего Коринфа: Я радуюсь не потому, что вы опечалились, но что вы опечалились к покаянию; ибо опечалились ради Бога… Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть. Ибо то самое, что вы опечалились ради Бога, смотрите, какое произвело в вас усердие… (2 Кор. 7, 9−11). Печаль и плач ради Бога, слезы покаяния — вот что делает верующего блаженным, счастливым. И утешением для плачущих слезами покаяния будет прощение.

Но разве для того, чтобы Господь простил грехи, обязательно проливать слезы в прямом смысле этого слова? И да, и нет. Слезы не являются самоцелью. Если мы раскаиваемся, и слезы сожаления о грехах сопровождают нашу покаянную молитву к Богу — это хорошо. Но слезы не должны превращаться и в безудержные рыдания, становиться слезами отчаяния и безысходности. Известный духовный писатель святитель Николай Сербский (1880−1956) писал: «Евангельские слезы — это те, что текут из сокрушенного и покаянного сердца. Евангельские слезы — это те слезы, что горюют о потерянном Рае. Евангельские слезы — это те слезы, что смешиваются со слезами детей и страдальцев. Евангельские слезы — это те слезы, что смывают вред, который нанесли мы небесной Любви». Поэтому можно сказать, что слезы покаяния становятся не выражением слабости или скорби, а, напротив, слезами настоящей радости. Потому что эти слезы очищают душу человека, словно бы омывая ее от греховной нечистоты. Вспомните, как радостен бывает дождь, вдруг разразившийся после долгой засухи. Вот такую же радость и утешение (как бы странно нам это ни казалось) приносят и слезы души, возвратившейся к Богу. Вот тот плач, за который обещано утешение.

Но как, например, отличить действительно покаянный плач от саможаления или своеобразной сентиментальности? Интересно, что вопрос этот задан уже давно. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал, что плач о грехах следует понимать, как чувство особого сокрушения о греховном падении, как смирение перед Богом, как осознание собственного недостоинства и немощи. Проявлением этого внутреннего духовного плача могут быть и внешние слезы. Саможаление же часто связано с самооправданием и с малодушием — боязнью признать себя грешным и исповедать свой грех. А это уже никак не может считаться добродетелью. Искренний покаянный плач очень тих, возможно, даже не заметен для окружающих. Саможаление, самооправдание — эмоционально, а порой и вовсе может казаться наигранным, специально нагнетаемым. Но Бог смотрит не на нашу артистичность, а на искренность.

Не слабость, но сила

Но плакать можно не только о своих грехах. Можно разделить слезы горечи и печали с теми, кому тяжело. В послании к Римлянам святой апостол Павел призывает: Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими (Рим. 12, 15). Поэтому блаженны будут не только те, кто очистил себя слезами покаяния, но и те, кто не остался безразличным к слезам других людей. Принять чужие слезы, как свои, чужую скорбь, как личную. Это тоже подвиг. Подвиг исполнения заповеди Господа — возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 39). Христианская любовь — не эгоистичное самообожание. Любовь, о которой говорит Господь, открыта для других. Настоящая любовь способна разделить с другими и радости, и скорби.

Поэтому для христианина слезы и плачь — это не проявление слабости, а проявление любви. И покаяние, соединенное со слезами, делает нас сильными. Дает силы в борьбе с греховными страстями. Слезы о чужом горе помогают нашей душе не очерстветь. И Утешением для верующих становится Сам Господь Иисус Христос.

Заповеди блаженства — не бессвязные тезисы. Каждая из них связана с другой. Человек, осознавший или, лучше сказать, достигший состояния духовной нищеты, обретет и блаженный плач. Да, без Бога я не могу ничего. И чувство божественного присутствия, благодатное чувство обретенных божественных даров —выливается для нас слезами и о своем недостоинстве, и, одновременно слезами радости. Ведь что может быть радостнее присутствия Христа? Ведь и Сам Господь плачет и радуется вместе с нами. Именно слезы открывают путь Господу в нашу душу и сердце.

«Сильный», который никогда не проливает ни единой слезинки, может и не почувствовать той нужды в Боге, которую открывает духовная нищета и плач. Вся наша сила в Боге, а не в нашем «я», которое может все, как порой может казаться. В Апокалипсисе есть замечательные по своей глубине слова Господа Иисуса Христа: Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною (Апок. 3, 20). Господь стучит в двери человеческого сердца, опечаленного, обуреваемого скорбями, чтобы разделить эту скорбь и печаль. Господь взошел на крест и принял смерть, чтобы разделить с нами всю глубину человеческой жизни, вплоть до самой смерти. Но Господь не просто погружается в эти глубины, Господь выводит нас из них. И вопрос в том, готовы ли мы и хотим ли мы принять эту помощь, принять Христа? Хотя бы раз в жизни каждый хотел бы, чтобы кто-то разделил с ним его скорбь. Господь готов сделать это всегда. Еще и еще раз радоваться и плакать вместе с нами, чтобы стать нашим Утешением. Ведь Христос Сам обещает это в заповедях блаженства. И, наверное, тот, кто по-настоящему не плакал, тот не сможет по-настоящему, во всей полноте испытать радость утешения. Не случайно же все так взаимосвязано и в обычной жизни, и в жизни духовной.

Газета «Саратовская панорама» № 31 (959), 2014 г.

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/plachushhie-uteshatsya


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru