Русская линия
ИноСМИ.ru Дмитрий Добров26.08.2014 

Смогут ли курды противостоять наступлению ИГИЛ на севере Ирака?

Военная и геополитическая ситуация вокруг иракского Курдистана резко обострилась в результате августовского наступления боевиков ИГИЛ — «Исламского государства Ирака и Леванта». Курды были захвачены врасплох стремительным продвижением джихадистов, начавшимся в первую неделю августа. Они вынуждены были отступить на север и отдать завоеванные в июне территории. Напомним, что в июне этого года, когда под первым натиском ИГИЛ отряды правительственной армии Ирака бежали из Мосула к Багдаду, курдским формированиям удалось расширить на 40% подконтрольные им территории на севере Ирака, населенные преимущественно курдами, — при негласном согласии ИГИЛ. Сейчас значительная часть этих территорий вновь потеряна, силы ИГИЛ подошли к границам курдской автономии и находятся в 50 километрах от ее столицы — Эрбиля. Армия Иракского Курдистана потеряла несколько городов, в том числе Синджар и Зумар, а также два нефтяных месторождения на границе с Сирией и — на какое-то время — плотину в районе Мосула. Сотни тысяч мирных жителей, в первую очередь курдов, езидов и христиан, были вынуждены бежать в горные районы. Своими действиями силы ИГИЛ нарушили неформальные договоренности с курдами о разделе северных территорий Ирака, достигнутые после бегства правительственных войск в начале июня. Очевидно, они с самого начала считали эти договоренности тактической уступкой, поскольку своей главной задачей ИГИЛ ставит создание исламского халифата в зоне, охватывающей обширные регионы между Ираком и Сирией.

Курдистан

Все наблюдатели признают высокие бойцовские качества курдских формирований пешмерга и были удивлены, что они так быстро отступили под напором ИГИЛ. Называются три основные причины отступления:

1. Раскол внутри курдских политических движений Ирака. Отряды пешмерга подчиняются двум политическим силам: Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуда Барзани и второй по значению курдской партии — Патриотического союза Курдистана (ПСК) Джаляла Талабани. Противоречия между двумя движениями существенно ослабляют их боеспособность. Кроме того, в первые дни наступления ИГИЛ не было налажено тесное сотрудничество с курдскими движениями в сопредельных государствах, такими как главная курдская партия Сирии «Демократический союз» (ДС) и «Рабочая партия Курдистана» Абдуллы Оджалана: именно им подчиняются наиболее боеспособные курдские формирования за пределами Ирака.

2. Формированиям пешмерга не хватает современного вооружения, артиллерии и бронетехники, а также авиации, есть проблема логистического управления войсками. Силы пешмерга располагают старым оружием советского производства, отбитым в свое время у армии Саддама Хусейна, в то время как отряды ИГИЛ, захватившие арсеналы правительственной армии в Мосуле, вооружены значительно лучше.

3. Неспособность оборонять линию фронта, растянувшуюся в результате июньского наступления на сотни километров, в то время как костяк курдской армии оценивается всего лишь в 30 тысяч человек. Пешмерга не привыкли вести бой в городах и на равнинах, лишь в горах они способны развернуть эффективную партизанскую войну, и там вместе с местными ополчениями их силы могут достигать 130 тысяч человек.

Вместе с тем, в последние дни иракским курдам удалось оправиться от ударов ИГИЛ и начать контрнаступление. В частности, наметилось сближение между ранее враждовавшими курдскими движениями в регионе «большого Курдистана». К отрядам иракских пешмерга присоединились формирования сирийских курдов и Рабочей партии Курдистана, ранее сражавшейся против турецкой армии.

Изменилась и позиция стран Запада, которые приняли решение о поставках вооружений иракским курдам. США и ЕС решили оказать эту поддержку, поскольку пришли к выводу, что пешмерга — это единственная сила на севере Ирака, способная противостоять боевикам ИГИЛ. Западная военная помощь ограничивается пока стрелковым оружием, боеприпасами и минометами, однако со временем она может охватить и тяжелое вооружение. Ряд депутатов иракского парламента уже выражает опасения, что военная помощь курдам выходит за рамки договора о безопасности между Багдадом и Вашингтоном от 2008 года. Страны Запада осознают, что поставляя курдам оружие, они идут на определенный риск, потому что при изменившихся обстоятельствах оно может быть обращено против Турции — члена НАТО.

В последние дни была предпринята попытка контрнаступления курдов при поддержке американской авиации. Они отбили у ИГИЛ стратегически важную плотину на Тигре вблизи Мосула — самую большую в Ираке. В случае ее разрушения последствия были бы катастрофическими. Наступление ИГИЛ в направлении Сирии также было отбито сирийскими курдами. Однако военная угроза не миновала: отряды ИГИЛ стремятся любой ценой поставить под свой контроль стратегический треугольник между Ираком, Сирией и Турцией. Если им удастся разъединить иракский и сирийский Курдистан, это может стать катастрофой для Эрбиля. В этой ситуации бойцы курдского Демократического союза (ДС), сражавшиеся в Сирии против исламистов, перешли границу Ирака, чтобы помочь отрядам пешмерга, несмотря на натянутые отношения между ДС и правительством Барзани в Эрбиле. Помощь Эрбилю решило оказать и правительство в Багдаде, направив в регион боевую авиацию. Бои в регионе приняли затяжной характер.

Страны Запада пока категорически отказываются признать государственную независимость Иракского Курдистана, они все еще делают ставку на сохранение единства Ирака, пусть и достаточно условного. Как заявил на днях министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, «независимое государство курдов станет причиной дальнейшей дестабилизации региона и новых конфликтов, в том числе при участии соседних с Ираком государств». Вместе с тем, он признал что назначение в Багдаде нового премьер-министра Хайдера аль-Абади является, вероятно, последней попыткой сохранить целостность иракского государства. Если продолжить это рассуждение, то вероятный крах багдадского режима автоматически станет прологом курдской независимости. Многие эксперты уже говорят о фактической ревизии франко-британских соглашений Сайкса-Пико от 1916 года и других колониальных договоров, лишивших курдов права на собственное государство. Есть и более радикальные мнения: так, премьер-министр Израиля Нетаньяху заявил, что агрессия ИГИЛ и фактический развал Ирака делают неизбежным создание курдского государства.

Турция поддерживает тесные экономические отношения с курдской автономией в Ираке, но признание независимости Иракского Курдистана пока не входит в ее планы. Особое беспокойство Турции вызвал тот факт, что на стороне курдских отрядов пешмерга стали сражаться бойцы оджалановской Рабочей партии Курдистана (РПК), считающейся главной угрозой для Анкары в регионе. Турция опасается, что оружие, поставляемое отрядам пешмерга, может попасть в руки бойцов РПК.

Тем не менее, ввиду углубляющегося раскола Ирака признание независимости Иракского Курдистана неизбежно встанет на повестку дня международного сообщества. Скорее всего, процесс оформления независимости Иракского Курдистана будет проходить поэтапно. В нынешних условиях поддержка Запада и слабость Багдада могут позволить иракским курдам повысить статус автономии и установить полный контроль над нефтяными ресурсами региона, то есть фактически приблизиться к черте, за которой провозглашение независимости станет простой формальностью.

Однако в конечном итоге все решит исход боев с ИГИЛ, которые определят границы будущего курдского государства. Не исключено, что курдские территории окажутся меньше тех, что были получены в результате июньского наступления. Как считают эксперты, курды просто не смогут «переварить» новые земли. Но они почти наверняка расширят старые границы курдской автономии.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ИноСМИ.

http://inosmi.ru/op_ed/20 140 820/222495537.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru