Русская линия
Русская линия Дмитрий Соколов28.06.2014 

Ничего не закончилось
Трагедия 2 мая глазами активиста Одесской дружины

2 мая 2014 года. В новейшую истории Украины эта скорбная дата навеки останется днём, определившим в захлестнувшем страну политическом кризисе момент невозврата. Предсмертные крики убиваемых и заживо сжигаемых одесситов, взлетающие в небо вместе с клубами едкого черного дыма похоронили любые надежды на мирное разрешение конфликта. Даже если правительству в Киеве удастся вооруженным путем вновь взять под контроль мятежные Донецк и Луганск, покончить с напряженностью в других регионах, злодеяния, совершенные сторонниками «єдиної країни», непременно дадут свои всходы. Загнанная глубоко внутрь, ненависть и желание мстить непременно прорвутся наружу. Никакие обещания власти не смогут вернуть к жизни погибших, не погасят тлеющий огонь ненависти. Ибо ничто так не озлобляет, как безнаказанность преступников и пролитая ими безвинная кровь. Сегодня Одесса скована страхом, но в будущем непременно воспрянет. Насколько верен этот прогноз, каждый решает для себя сам. Но, побеседовав с одним из участников столкновений на Греческой улице 2 мая 2014 г., пишущий эти строки укрепился во мнении, что все обстоит именно так.

Одновременно предлагаемое вниманию читателей интервью позволяет не только дополнить картину Одесской трагедии рядом новых подробностей, но и опровергнуть некоторые мифы и заблуждения, вольно или невольно внедряемые в массовое сознание как украинскими, так и российскими СМИ.

Наш собеседник — член Одесской дружины — организации Антимайдана, созданной в феврале 2014 г. для защиты от экстремистов и радикалов. Сегодня деятельность дружинников фактически парализована, сами активисты находятся в подполье. Именно поэтому интервьюируемый просил не раскрывать его имени.

— Что все же произошло в 2 мая в Одессе?

— 2 мая в Одессе произошёл разгром оппозиции. Разлом в нынешней Украине происходит (впрочем, как и всегда в поры её «незалэжности») по линии русофобии-русофилии. В феврале в Киеве к власти пришли ярые русофобы. Одесса традиционно русофильский город. Местная оппозиция киевской власти во многом справедливо именовалось «пророссийской». Наличие этой оппозиции сторонникам майдана очень мешало. Но собственных достаточных сил у прокиевской власти (в лице назначенного Киевом губернатора, так как городские власти совершенно не поменялись со времён Януковича) в Одессе для этого не было. Нужно было завозить проукраинских «активистов» из других регионов.

Кем-то было придумано воспользоваться для этого футбольным матчем, для чего завезли в город сотни ультрас, которые, как было официально заявлено, пройдут по городу, совместно с одесскими ультрас, «маршем мира». Когда об этом стало известно, перед одесситами уже был пример проведения подобных шествий в Харькове (где ультрас жёстко разогнали пророссийские силы) и Донецка, где местные пророссийские активисты сумели разогнать такой марш, хоть были и в меньшинстве. Поэтому решили попытаться пойти по донецкому сценарию, для чего Одесская дружина в социальных сетях распространила обращение ко всем одесситам собраться 2 мая в 2 часа дня (за час до анонсированного в тех же социальных сетях марша ультрас) на Александровском проспекте для того, что бы не допустить проведения футбольного марша ультрас под пан-украинскими политическими, а не спортивными лозунгами.

Естественно, что проведение подобного футбольного марша всеми здравомыслящими людьми расценивалось как провокация. Речь шла о том, кто кому покажет, «кто в доме хозяин». Попутно, сразу же шли активные разговоры, что после или во время матча завезённые ультрас попытаются разогнать лагерь Антимайдана на Куликовом поле. Другие организации Куликового поля, кроме Одесской дружины, также открыто призвали своих сторонников 2 мая собраться массово на Куликовом поле для его защиты от возможного нападения. Сейчас-то мы уже знаем, что власть готовилась к этим событиям гораздо жёстче и страшнее — в Одессу были завезены не только несколько сотен футбольных фанатов со всей руины, но и сотни бойцов-боевиков различных современных парамилитарных украинских организаций. Финал этой провокации всем известен.

— Освещая Одесскую драму, российские и украинские СМИ выдвигают свои версии произошедшего. При всем различии в оценке случившегося, и те, и другие говорят о неких провокаторах с красными повязками, которых называют едва ли не главными виновниками трагедии. Украинские СМИ называют их агентами ФСБ, российские — переодетыми боевиками «Правого сектора». Кто были в действительности эти люди?

— По поводу «красных повязок». Я лично видел, как их одевали, кто их одевал, и на моей правой руке была такая повязка, которую повязали «в порядке живой очереди». Дело было так. Собравшись в условленном месте, дружинники начали готовиться к бою — облачаться в защиту, балаклавы, шлемы, незаменимые и обязательные средства идентификации — георгиевские ленточки. Но тут появились две девушки (я их раньше не видел, но это ни о чем не говорит, я не из руководства и вообще кроме двух-трёх десятков людей не знал и не знаю) с бобинами красного скотча, которые всем предлагали повязать на руку, что было одобрено руководством. Цели этих действий объявлены централизовано не были, но лично для себя я понял это совершенно легко — георгиевская ленточка — настолько предсказуемый «пароль», что стоит любому стороннику Евромайдана ее надеть, как он автоматически превращается в «колорада». Поэтому, подумал я, чтобы предотвратить возможность попадания в наши ряды провокаторов, придумали такую дополнительную «защиту». Это казалось логичным.

То есть, такие повязки были у подавляющего большинства из тех, кто собрался из наших в назначенном месте в назначенное время. Но, естественно, это не исключает того, что это могло быть действительно частью какой-то большой «закулисы», о которой мне ничего не известно. Я лично видел такие же повязки на одном из милицейских подразделений. Потом уже прочитал об их объяснениях по этому поводу. Ещё видел странную фотографию, где строй из примерно 20 «бойцов» (в стандартных «бойцовских» разномастных одеждах) стоит с этими красными повязками в сопровождении Фучеджи (бывший начальник Одесской милиции — Д.С.) на Соборной площади (место сбора проукраинских «активистов»), где наших людей не могло быть по определению… Вот это мне непонятно. Но мне также непонятно, что за «провокацию» могло устроить это «подразделение провокаторов», если оно действительно существовало, и если фотограф действительно заснял его.

Если провокация всё же была, то поймите — в ней «в тёмную» тогда участвовали и мы, противники киевской хунты — и нас было 99%. Всё, что я впоследствии читал и смотрел о «теории заговора» бездоказательно и строится только на совершенно извращённой ИНТЕРПРИТАЦИИ фактов, а не на фактах. Люди (с обеих сторон) были наполнены такой ненавистью, что их невозможно было остановить.

На Куликовом поле и в Доме Профсоюзов я был уже на следующий день. И видел своими глазами картину побоища. На первом этаже (откуда выносили обгорелые трупы) был реальный ад. Всюду стоял едкий смрад гари. Оплавилось даже стекло на плафонах светильников.

— Расскажите о ходе противоборства на Греческой улице.

— Столкновения на Греческой начались где-то в 15:30. Я был там до конца. Страшно мне не было. Наверное, просто от непонимания, в какой опасности оказался. Как мне показалось, бой был неуправляем с нашей стороны. Броуновское движение. Все действовали как-то хаотично. В качестве «дубины народной войны» у меня была короткая монтировка. Она помогла выковыривать тротуарную плитку. Первые камни вытаскивать было очень тяжело. Сначала кидал их целыми — они не долетали, так как были очень тяжелые. Стал их колоть на четыре части. Два раза попали в кирпичами в меня. Но отделался одной гематомой. Знаменитый теперь момент — когда наших стал под «Афиной» (одесский торговый центр — Д.С.) расстреливать из охотничьего ружья какой-то ублюдок — на моих глазах это было… Люди падали рядом со мной. Это уже было в самом финале противостояния. Бой стих к 18:00. К этому моменту из наших оставалось человек 60−80, не больше. Видя бесперспективность дальнейшей борьбы (командования я лично не ощутил никакого; может бать, я ошибаюсь, но тактических планов боя у нас не было вообще; все действовали хаотично), дружинники (и я в том числе) стали растворяться в толпе. Знаю, что последние люди уходили уже очень тяжело, их преследовали. Кому-то повезло, кого-то догнали и избивали. Догонявшие были, в том числе, на авто, и стреляли по убегавшим.

Такое течение боя на Греческой объясняет, почему было так мало экипированных и реальных защитников на Куликовом поле: те, кто бился до конца на Греческой (лично я, например, уже не нашёл в себе мужества идти на Куликово — мы были рассеяны, поодиночке, я лично прекрасно понимал, после увиденного на Греческой (массовое использование нашим противником коктейлей Молотова), что Куликово поле не защитить и что там будут убивать) элементарно не успели бы прибыть на Куликово — уже были уставшие, деморализованные; в течение боя Куликово само посылало к нам несколько раз подкрепления — лично я видел две большие (человек по тридцать) прорвавшиеся группы, потом читал, что не все из вышедших могли к нам прорваться — мы были в плотном кольце — наших рассеивали, избивали. Поэтому на самом Куликовом поле к концу боя бойцов почти не осталось.

— Каким было соотношение сил с обеих сторон?

— Со стороны Евромайдана было не меньше 1000 человек. С нашей стороны собралось человек 300 бойцов. Всё, что выставил миллионный город….

— Просматривая видеозаписи, бросается в глаза пассивность местной милиции. Складывается впечатление, что правоохранители и сторонники Евромайдана действовали в тот день заодно. Насколько справедливо это предположение?

— То, что власть ставила задачу уничтожить Куликово поле, а милиция служит власти — эти два факта не вызывают у меня ни малейших сомнений. Вот и всё объяснение пассивности работников милиции возле Дома профсоюзов — они выполняли указание. А на Греческой правоохранители были более лояльны к нам. Но и здесь милиция не особенно вмешивалась. Под натиском правосеков наряды милиции всё время отступали. В них кидали всё что попало (жгли, в том числе, коктейлями Молотова)… Нам ничего не оставалась, как отступать вместе с ними. У них явно был приказ сделать так, чтобы поле боя осталось за сторонниками Евромайдана.

— Что делается сейчас в городе?

— Одесса запугана. В город свезены боевики «Правого сектора». Живут по санаториям и гостиницам. Число их велико. Если со стороны одесситов будут какие-то выступления — будут жестоко карать, по их словам. Нас обложили. Дружины как реально существующей силы сейчас просто нет. Лидеры Антимайдана либо арестованы, либо приостановили на время активную деятельность, либо покинули город.

— Значит ли это, что город окончательно сломлен?

— Вовсе нет. Разгромлены организации, но не дух! Сейчас люди запуганы, мы в стадии поражений (на местном уровне). Но запугав людей, власть не смогла изменить их мировоззрение. Сейчас к протесту идейных русофилов должен присоединиться экономический протест. Тем, кому сегодня наплевать на национальную составляющую современного конфликта, завтра будет не на что жить, оплачивать счета за коммунальные услуги, обучение, делать покупки, и т. д. и т. п. Поэтому еще ничего не закончено.

Последствия столкновений на Греческой улице в Одессе 2.05.2014

Последствия столкновений на Греческой улице в Одессе 2.05.2014

Впервые опубликовано: информационно-аналитическая газета «Крымское эхо» http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12 293

http://rusk.ru/st.php?idar=66724

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru