Русская линия
Крестовский мостАрхиепископ Егорьевский Марк (Головков)30.06.2014 

Ещё один русский храм открылся в Дании
Попытки изоляции России не влияют на жизнь наших зарубежных приходов

Епископ Егорьевский МаркНедавно в датском городе Хобро состоялось великое освящение нового русского православного храма в честь святого Николая Чудотворца. Прежде здесь был протестантский храм, а теперь в выкупленном здании разместилась община Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Освящение совершал руководитель Управления Московской патриархии по зарубежным учреждениям архиепископ Егорьевский Марк, который в последнее время довольно часто участвует в открытии новых русских храмов по всему миру.

Политика — это не наш вопрос

— В Европе отношение к России сейчас непростое, нам грозят изоляцией, санкциями. Вам в таких условиях не сложнее стало вести переговоры с местными властями об открытии наших новых храмов за рубежом?

— По таким вопросам нам чаще приходится общаться не столько с государственными властями, сколько с представителями религиозных организаций, ведь многие храмы, которые мы получаем для наших приходов, находятся в их ведении. В Италии, например, они, как правило, в собственности католических епархий. И никаких новых проблем в таком общении не появляется. Вот совсем недавно я встречался с одним епископом из северной части Италии. Так он сам, даже без каких-либо вопросов, начал беседу с того, что сказал: «Мы не вмешиваемся в политику, это другой вопрос». При этом был удивительно доброжелателен. Есть, конечно, случаи, когда люди становятся заложниками политики или ориентируются на то, что говорят им чиновники в столице, но в целом пока больших сложностей, слава Богу, не чувствуем.

— А в жизни наших приходов за рубежом как-то отражаются украинские события?

— Общая ситуация там спокойная. Есть, конечно, отдельные случаи нестроений. Вот, например, недавно в одном из храмов женщина, уроженка Западной Украины, стала резко высказываться о последних событиях, а другая прихожанка, родом из Восточной Украины, ей ответила. Завязалась довольно острая полемика, возникла конфликтная ситуация. Такое бывает.

А в другом зарубежном приходе двое прихожан, выходцев с Западной Украины, заявили даже, что теперь не будут ходить в «московскую церковь».

Но это единичные случаи, а в целом в общинах наших храмов, как правило, обстановка такая же, как прежде. Люди не уходят, а приходят. И это естественно. Ведь Церковь не вмешивается в политику.

Мы с сожалением воспринимаем те сложности, с которыми сталкивается сейчас Украина. И конечно, нам хотелось бы, чтобы эта страна была динамичной, процветающей, а выбор её соответствовал бы воле большинства жителей.

А вот чего не хотелось бы, так это чтобы люди стремились уезжать из своей страны и где-то за границей влачить жалкое существование. Сужу об этом не понаслышке. Часто бываю в разных приходах за рубежом и, встречая там многих выходцев из Украины, Молдовы, из других регионов, вижу, сколько страдания в глазах этих людей. Они идут на немалые жертвы и лишения, чтобы заработать денег и отослать домой для помощи своим близким. В Италии, например, многие из этих людей живут в чужих семьях, ухаживая за престарелыми и детьми, выдерживают большие нагрузки — и физические, и моральные. Для них очень важной оказывается поддержка, которую они получают в наших приходах. Ведь у нас в храмах не делят людей по национальности, по паспорту. Православная вера всех объединяет.

Украинские песни в русском храме Дании

— Значит, в зарубежных приходах людям разных национальностей удаётся найти общий язык лучше, чем бывшим братским республикам между собой?

— В основном там прихожане действительно общаются по-семейному. Это проявляется во всём. После освящения нашего храма в городе Хобро во время трапезы протодиакон, который меня сопровождал, спел пару песен на русском языке. Прихожане его поддержали. А один наш священник, который служит в Норвегии, спел песни по-украински. И все вместе общались, пели, молились. Такая была хорошая атмосфера. Слава Богу, люди понимают, что Церковь не политикой занимается, а заботится и печалуется о нуждах людей. А ведь в приходе и русские, и украинцы, есть и датчане.

— Что за иностранцы становятся прихожанами русского храма?

— Когда я только прилетел в Данию, меня вместе со священником встречал один местный человек, датчанин. Он сам предложил свою помощь. Погрузил в машину наши вещи, взял благословение и уехал. И провожать вызвался. Точно так же — помог, довёз багаж до стойки регистрации, попрощался, взял благословение. Всего лишь несколькими фразами мы обменялись. Но ощутимы были его искренность, чистота души, желание что-то бескорыстно сделать для другого. Он даже ещё не наш прихожанин, а только стремящийся стать православным. Но видно, как много это для него значит. Когда совершается богослужение в нашей общине в Копенгагене, он всегда приходит на час раньше — приготовить всё к службе. Немало в разных странах таких людей, которые стремятся в общины Русской Православной Церкви. Их жизни и усердию можно только радоваться. Потому что это стремление человека всецело предать себя Богу.

Духовное хобби или другая жизнь?

— Но что же влечёт европейца именно в русский православный храм? Может быть, человека не устраивает, что на Западе религию всё больше хотят сделать комфортной, приспособить к стандартам современной жизни, превратить в некое духовное хобби, а в православной традиции гораздо больше максимализма?

— Согласен. На Западе в целом религия идёт по пути обслуживания потребностей человека. Помните, ещё в советское время у нас было такое выражение — «удовлетворение религиозных потребностей человека». А теперь я бы даже сказал резче: религия пошла по пути удовлетворения прихотей человека. Вот что происходит в той же Дании. С одной стороны, это страна, в которой есть государственная религия — лютеранство, протестантизм. С другой стороны, это очень секулярная страна. Там существует, например, государственный закон, согласно которому Церковь обязана благословить в храме людей одного пола, если они желают вступить в брак и получить церковное благословение. Правда, есть оговорка, что если священник не желает этого делать, то тогда епископ должен найти другого священника, который благословил бы их. Вот так и оказывается религия служанкой прихотей человека, его страстей. А ведь православие, наоборот, побуждает человека становиться лучше и искоренять в себе всё греховное. Это вера, которая меняет человека, открывает ему другую жизнь. Готовит его к этой другой жизни, а не приспосабливается к земной. И конечно, везде есть немало людей, которые стремятся именно к этому.

Беседовал Валерий Коновалов

http://krest-most.ru/?c=article&id=371


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru