Русская линия
Церковный вестник Дмитрий Анохин13.06.2014 

Василий Блаженный и тайная комната
Ризница Покровского собора на Красной площади раскрывает секреты

Подполье под новой соборной ризницей. Справа – фрагмент первоначальной фасадной стены середины XVIв. с декоративной белокаменной облицовкой

Подполье под новой соборной ризницей. Справа — фрагмент первоначальной фасадной стены середины XVIв. с декоративной белокаменной облицовкой

Тоя же осени, месяца Октября, благоверный и христолюбивый царь и великий князь Иван Васильевич всея Руссии самодержец с великою верою и со многим желанием тщателне повеле поставити храм Пречистей Царицы Богородицы честнаго и славнаго Ея Покрова с приделы о Казанской победе, что милостию Ея и молением к Сыну своему и Богу нашему Иисусу Христу о роде христианского молится, и помощию Ея и святых молитвами и новых чудотворец Руских всемилостивый Бог покорил безсерменский род казанских татар царю государю Ивану Васильевичу самодержцу всея Руси под его державу.

Патриаршая (Никоновская) летопись

Подполье

«Наши гости любят допытываться, есть ли у нас подвал. Обычно мы отвечаем отрицательно: храм стоит на неглубоком ленточном фундаменте и возведен фактически на дневной поверхности, — говорит заведующая филиалом „Покровский собор“ Государственного исторического музея Татьяна Сарачева. — Открывшееся при недавнем ремонте помещение, строго говоря, тоже нельзя считать подвалом. Скорее это неглубокое подполье между полом ризницы и верхними сводами находящейся ниже паперти. Но до недавнего времени о нем знали лишь считанные единицы музейных работников. Теперь же возможность заглянуть туда предоставляется всем желающим».

Возникновение потайного помещения высотой меньше двух метров архитекторы-реставраторы из Государственного исторического музея, филиалом которого является храм-памятник, объясняют чисто строительными причинами. Сыграла свою роль сложная внутренняя геометрия возводившихся в разное время церквей Покровского собора. «Нижние ярусы всего соборного комплекса построены задолго до появления ризницы — в XVI веке1, — объясняет главный архитектор проектов Центральных научно-реставрационных и проектных мастерских Татьяна Никитина. — В частности, в первом уровне под нами — паперть церкви Василия Блаженного2. А в конце XVII столетия с северной стороны к стене собора пристроили двухъярусную церковь Феодосии девицы3 (ранее престол с этим посвящением располагался в одном из соседних храмов над разрезавшим Красную площадь рвом4). И пол ее второго яруса, что вполне естественно и логично, выполнили в одном уровне с внутренней обходной галереей второго (в современной терминологии) этажа. Между этим полом и объемом нижнего яруса и возник небольшой зазор. Никакого потайного хода там нет — только слуховое окно для вентиляции. Последние десятилетия, насколько мне известно, это помещение было заполнено строительным мусором».

Феодосиевская церковь украшала северный фасад Покровского собора чуть больше века. В 1780-х годах по императорскому Указу Екатерины II собор серьезно ремонтировали и перестраивали. Тогда восьмерик и барабан с главкой этой церкви разобрали, нижний ярус превратили в крытую паперть примыкающей церкви Василия Блаженного, а престол упразднили. «И теперь только благодаря картине художника Фридриха Гильфердинга 1780 года „Вид части Красной площади в сторону Покровского собора“ мы можем составить себе представление о внешнем виде Феодосиевской церкви, — продолжает Татьяна Сарачева. — В оставленном же помещении второго яруса основали так называемую новую соборную ризницу. Где ризница находилась до того времени — мы не знаем, пока это остается одной из не раскрытых тайн Покровского собора».

Рельсы над Красной площадью

Само ризничное помещение недавно музеефицировано. А вот в потайное подполье под ним посетителям хода нет. Там довольно тесно, неудобно даже стоять, а главное — нет уверенности в надежности старинных кирпичных сводов, закрывающих паперть церкви Василия Блаженного. Но для журналистов музейная администрация сделала исключение. Главный художник проекта экспозиции Андрей Рейнер открывает неприметный люк в углу, и после спуска по отвесному металлическому трапу мы оказываемся в невысоком полутемном помещении.

В его сложной пространственной структуре почти физически ощущаешь, как многократно менялся и перестраивался Покровский собор. К примеру, листы кровельного железа при недавней реставрации удалили, так что перемещаться приходится прямо по неровным кирпичным сводам нижней церкви. Действительно, экспозицию здесь разместить вряд ли возможно. И все же экспонат редчайшей красоты — вот он, прямо перед глазами. Феодосиевская церковь — некогда достаточно высокая — закрыла собой верхнюю часть первоначального северного фасада Покровского собора зодчих Бармы и Постника. Это уберегло бывшую наружную поверхность стены от позднейших переделок и ремонтов, и теперь благодаря вскрытому «секретному» подполью небольшой ее участок доступен для обозрения. Здесь можно воочию наблюдать историческую кирпичную облицовку XVI века, а главное — белокаменный декоративный карниз, когда-то опоясывавший всю стену. «Мы демонстрируем его фрагмент в первозданном виде, — поясняет Никитина. — Почищена только кирпичная кладка старой фасадной стены, но заново красить мы ее не стали».

А над нашими головами — конструктивный элемент последнего перед революцией вмешательства в интерьеры северной пристройки. Полы ризницы держатся на странных швеллерах, неуловимо что-то напоминающих … «Видите клеймо „1878“ на прокате? — улыбается Андрей Георгиевич. — Да, это год, но только не ремонта, а изготовления металлического профиля. Это обычные рельсы для узкоколейки. После использования по первоначальному предназначению железнодорожники их списывали, и они продолжали службу в новом качестве».

Скорее всего, полы укрепляли в 1890-х годах. Тогда же при масштабных поновительских работах ризницу украсили цветные витражные окна, спроектированные по заказу Московского археологического общества архитектором Андреем Павлиновым. За все время существования музея в Покровском соборе их посетителям также демонстрируют впервые: во всей красе, обновленные и очищенные от вековой грязи, и — что самое важное — с подлинными стеклами.

Царские подарки

В самой же экспозиции тоже много интересного. Громкая публичная премьера, пожалуй, лишь одна. Зато какая! Это пять больших икон, сходных как по стилю и технике написания, так и по изобразительным особенностям (например, по характерному фону). «Две из них — Иоанна Златоуста и Василия Великого — происходят из деисусного чина первоначального иконостаса соборной Покровской церкви, — рассказывает Татьяна Сарачева. — В XVIII веке его продали в село Свистуха Тверской губернии5. И когда возник наш музей, знаток древнерусского искусства Николай Померанцев и директор музея Евгений Силин разыскали их на тверской земле. Об образах Иоанна Предтечи, Архангела Гавриила и Архангела Михаила аналогичных сведений, к сожалению, нет. Так что пока их происхождение остается загадкой. Реставрация этих икон потребовала нескольких месяцев. Тяжелее всего оказалось состояние образа Крестителя Господня: чтобы стыки между досками получились четкими, пришлось собирать и скреплять между собой буквально разваливавшиеся основы иконы».

Гордость новой экспозиции — позолоченный серебряный потир 1638 года с гравировкой в овальных клеймах, свидетельствующей о вкладе царя Михаила Федоровича. По местной легенде, остальные предметы из евхаристического набора — две серебряные тарели со Знаменской иконой Божией Матери и изображением орудий Страстей, дискос, звездица и лжица — происходят из того же царского вклада.

Каждый из выставленных предметов, безусловно, достоин отдельного рассказа, но упомяну лишь о трех витринах. Напрестольные кресты — деревянные мощевики в позолоченных оправах — напоминают об упраздненных в разное время здешних церквах Василия Великого и Ризоположения Пресвятой Богородицы6. Два старопечатных Евангелия (1627 и 1692 годов — с надписью о вкладе протопопа Михаила Григорьева с братией) — поражают роскошным серебряным рельефом на окладе (на второе из упомянутых пошло 5 фунтов 3 золотника, т. е. около 2 кг драгоценного металла). Наконец, стихарь XVII века из западноевропейской ткани под названием «рытый бархат» привлекает внимание 58 дробницами — позолоченными серебряными накладками с изображениями Спасителя, Богородицы, архангелов, святых. «Это облачение реставраторы нам привезли буквально накануне открытия экспозиции, через каждые полгода его придется отправлять в музейные мастерские для кропотливого профилактического ухода», — замечает Татьяна Сарачева.

ПРИМЕЧАНИЯ

1Собор освящен в 1559 г. Великое освящение главной церкви с центральным престолом состоялось двумя годами позднее.

2Церковь Василия Блаженного, по которой многие поколения москвичей именуют весь Покровский собор, устроена над гробницей святого в перестроенном для этой цели северо-восточном углу собора в 1588 г. См.: «Указатель церквей и часовен Китай-города». М., 1916, с. 14.

3Издание «Памятники архитектуры Москвы. Кремль. Китай-город. Центральные площади». (М., 1982) это помещение именует «приделом церкви Василия Блаженного, в 1680 г. надстроенным вторым этажом» (см. с. 398−403), и упоминает о ее перестройке в ризницу в период с 1761 по 1784 г. г.

4Исследователь истории московских храмов Петр Паламарчук упоминает о перенесении церкви Феодосии девы со рва в Покровский собор в 1643 г. и о ее последующем упразднении в 1781 — 1784 г. г. (см. «Сорок сороков». М.: «КРОМ», 1994. Т.2, с. 22 — 23).

5С 1770 г. в главной соборной церкви находится иконостас, перенесенный из разобранного в тот момент в Кремле собора Черниговских чудотворцев.

6Церковь Положения Ризы Пресвятой Богородицы возведена над захоронением Иоанна Блаженного в 1672 г. Церковь Василия Великого пристроена к Покровскому собору в 1670-е годы.

http://e-vestnik.ru/reports/riznitsa_vasiliya_blazhennogo_8038/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru