Русская линия
ЭкспертПротоиерей Валентин Асмус11.06.2014 

Игумен земли Русской
Празднуя 700-летие великого русского святого Преподобного Сергия Радонежского, мы обращаемся к его времени, чтобы понять, что было дано ему свершить.

Преподобный Сергий РадонежскийВ нынешнем году празднуется 700-летний юбилей святого преподобного Сергия Радонежского. Он был монахом, основателем и первым игуменом будущей Свято-Троицкой Сергиевой лавры. В. О. Ключевский так характеризует его время: «В истории человечества могла бы прибавиться лишняя темная страница, повествующая о том, как нападение азиатского монгола повело к падению великого европейского народа». Но: «Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу». Одним из таких великих людей историк и считает Сергия Радонежского, говоря о нем: «При имени преп. Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной».

Так было в конце XIX века, когда были произнесены эти слова, отчасти так же это остается сейчас. И в то же время надо признать, что нам сегодня трудно понять, каким мог быть подвиг и характер деятельности игумена небольшого подмосковного монастыря, что он так решительно повлиял на русское общество второй половины XIV века.

«Эксперт» постарается объяснить это в нескольких статьях, первая из которых и публикуется здесь. Ее написал для нас известный деятель духовного образования, богослов и историк церкви протоиерей Валентин Асмус.


Страшно было разорение Руси ордынским нашествием ХIII века. Многие города и села были разрушены, народ понес неисчислимые жертвы, страна была порабощена и обложена данью. Затопив Русь, ордынская волна, ослабленная сопротивлением, которое оказали русские княжества, пошла дальше, на Запад. Нашествие произвело также моральный и духовный упадок: не было никакой видимой надежды на избавление, и уныние овладело душами. Княжеские усобицы, главная причина поражения, отнюдь не прекратились, но теперь они стали заметно более кровавыми, потому что в них участвовали ордынцы.

Возрождение Руси началось с того духовного обновления, во главе и в центре которого был св. Сергий. С начала русского христианства монастыри были городскими или пригородными, находясь под всесторонним покровительством князей. Многие из обителей погибли в ходе нашествия, некоторые впоследствии возродились. За первое столетие ига новых монастырей возникло совсем немного. Преподобный Сергий положил начало совершенно новому для России типу монашества — пустынножительному, имевшему, впрочем, древние традиции на Востоке, начиная с Египта, где в IV веке и зародилось монашество. Подвижник уходил от мира в пустыню — в России это была лесная пустыня — и начинал свой одинокий (монах в переводе и значит «одинокий») молитвенный и трудовой подвиг. К духовно преуспевающему монаху начинали приходить ученики, и складывалось монашеское братство. А затем духовного руководства и всяческой благодатной помощи от новой обители взыскивали и миряне, селясь близ монастыря. Когда обитель становилась центром притяжения, монахи чувствовали пустынножительный идеал поколебленным и начинали по одному уходить из обжитого места, находя себе новые пустынные места. Преподобным Сергием и его учениками было таким образом основано более 70 монастырей. Не всем предназначенная монашеская жизнь все больше становилась средоточием духовной жизни народа, а монахи — его духовными руководителями и воспитателями, важнейшим фактором истории России.

С этим монашеским движением связана и важнейшая для нашей истории колонизация северо-востока. В тот момент русским был закрыт путь расселения в южную сторону Ордой, в западную — Литвой. Оставался путь на северо-восток, редко населенный угро-финскими племенами. Христианская миссия в их среде также стала задачей монашества. Без духовного возрождения, которым народ обязан монашеству, невозможно было государственное возрождение и освобождение от иноземного ига.

В ряду святых Преподобный Сергий занимает особое место. Есть святые, которые утверждаются в своем служении Богу ценой тяжелых драм и даже катастроф. Таковы, например, Первоверховные апостолы Христовы Петр и в еще большей степени Павел. Но не таков апостол Иоанн Богослов, ровно и постоянно от юности несущий в себе бесценный дар Божий и постепенно его являющий. Его позволительно считать прообразом нашего Преподобного Сергия.

В святом крещении св. Сергий был наречен Варфоломеем. Он родился 3 мая 1314 года в семье ростовских бояр Кирилла и Марии и был средним из трех сыновей. Ростов Великий в то время был столицей удельного княжества. Местом рождения святого было родительское имение в четырех верстах от Ростова. Теперь это место — окраина Ростова, где стоит основанный в ХV веке на месте рождения св. Сергия Троице -Сергиев Варницкий монастырь. Название Варница говорит о том, что здесь добывали соль.

Нестеров М. В. Видение отроку ВарфоломеюЕще до рождения Варфоломея произошло событие, в котором свидетели узрели чудо: когда Мария, носящая во чреве младенца, была в церкви на литургии, он трижды вскричал: перед чтением Евангелия, на Херувимской песни и на возгласе «Святая святым».

В семилетнем возрасте Варфоломей начал учиться грамоте. Тогдашняя школа была училищем молитвы и богомыслия: учебные книги были книгами богослужебными — часослов, октоих, разделенные на богослужебные чтения Псалтирь, Апостол (Деяния и Послания) и Евангелие. Поначалу учение давалось ему трудно. Однажды отец послал его в поле искать жеребят. (Жизнь боярского сына в чем-то не отличалась от жизни его крестьянских сверстников.) Отроку встретился в поле старец, пресвитер-монах. Дитя поведало старцу свою скорбь о трудностях в учении. Старец помолился о нем и дал ему кусочек просфоры. Варфоломей пригласил старца посетить дом его родителей, которые отличались странноприимством и особенно бывали рады гостям-монахам и священникам. Гость первым делом пошел с Варфоломеем в домашнюю молельню, где предложил ему прочитать службу часов. Отрок отказывался за неумением, но, взяв часослов, стал читать псалмы «зело добре стройне» и с тех пор не имел трудностей в учении. Старец предсказал родителям: «Сын ваш будет обителью Святой Троицы и многих за собой приведет к разумению божественных заповедей». Памятуя полученную Преподобным Сергием благодатную помощь в учении, мы почитаем его как покровителя учащейся молодежи.

Радонежская обитель

В связи с угасанием Ростовского княжества, подпавшего под власть Москвы, обедневший боярин Кирилл с семьей переселился в московские пределы, в Радонеж. Сыновья Кирилла Стефан и Петр женились, а Варфоломей с самых юных лет вел строго подвижническую жизнь постника и молитвенника. Когда он сказал о желании своем уйти в монастырь, отец просил его подождать и послужить родителям до их кончины.

К концу жизни и сами родители пожелали принять монашество и удалились в Покровский Хотьков монастырь, верстах в трех к северу от Радонежа, где тогда были две общины — мужская и женская. Их старший сын Стефан овдовел, похоронил жену в том же Хотьковом монастыре и сам в нем принял монашество. Не позже 1339 года родители скончались. Они почитаются в лике святых.

Исполнив служение родителям, Варфоломей получил свободу для полного ухода из мира. Но он не хотел поступить в один из существующих монастырей. Душа его жаждала пустынного жития, и он уговаривает брата Стефана идти с ним в леса на поиски места для уединенного подвига. Такое место, в непроходимой чаще леса, вдали от селений и дорог, нашлось в десяти верстах к северу от Хотькова. Там и стоит теперь Троице-Сергиева лавра. Но началось устроение обители с убогого шалаша, который братья сложили себе для жительства. Потом они построили из бревен келью и церковь, которую решили посвятить Пресвятой Троице. Это посвящение беспрецедентно, по крайней мере в России. Догмат Божественного Триединства — самый главный, но и самый непостижимый, «недомыслимый», и такое посвящение говорит о глубине богомыслия. Братья пошли в Москву и спросили у святителя Феогноста, митрополита Киевского и всея Руси, благословение на освящение церкви, которое и состоялось в 1340 году.

Преподобный Сергий РадонежскийНо вскоре Стефан не выдержал суровой пустынной жизни, оставил брата и поступил в московский Богоявленский монастырь.

Неподалеку от Варфоломея, может быть, в Хотькове, подвизался старец игумен Митрофан, и юный подвижник пригласил его пожить у себя, и когда тот пришел к нему, попросил о постриге. Седьмого октября 1342 года, на память свв. муч. Сергия и Вакха, в построенной им церкви Св. Троицы Варфоломей был пострижен в монашество с именем Сергий. Через неделю новопостриженный монах вновь остается один и с усердием предается подвигам. Враг рода человеческого не хотел, чтобы святой Божий был победителем в своих подвигах, и в многообразных явлениях и видениях пытался навести на него смущение и страх, хотел изгнать его с того пустынного места, которое Сергий превращал в крепость Божию. И дикие звери беспокоили Преподобного, но по милости Божией он остался невредим. А один медведь больше года ежедневно приходил к святому, который делился с ним своей скудной пищей.

Не прошло и трех лет, как молва о Сергии начала привлекать к нему ревнителей подвига, желавших поселиться рядом с ним и стать его учениками. Преподобный предупреждал о всех трудностях пустынного жития, но принимал всех с любовью. Кто оставался у него, рубил себе келью рядом с его кельей. Число учеников дошло до двенадцати и на какое-то время остановилось в росте: когда кто-то выбывал, на его место приходил еще один новый брат. Пришел к нему и постригший его Митрофан. Преподобный Сергий обрадовался, что будет кому служить в церкви и взять на себя руководство братством. Но вскоре отец Митрофан заболел и скончался. Далекий от мысли о начальствовании, Сергий был всем слугой: строил кельи, рубил и колол дрова, складывал их у келий, молол зерно, пек хлеб, варил пищу, шил одежду и обувь, носил воду и ставил перед каждой кельей.

Сергий Радонежский

Двенадцать лет прошло с тех пор, как пришли к св. Сергию первые ученики, а обитель, сильная взаимной любовью и единомыслием братии, все еще не имела игумена: Сергий по глубочайшему смирению и слышать не хотел об игуменстве. Братия были не в силах убедить Преподобного принять игуменство и священство. Но они убедили его донести их просьбу об игумене до священноначалия. В 1354 году святитель Московский Алексий отсутствовал — он был в Константинополе, и обратились они к замещавшему его епископу Афанасию. Преподобному Сергию пришлось послушаться епископа, и он был незамедлительно рукоположен во пресвитера и возведен в должность игумена. Ничто не убавилось в ежедневных послушаниях святого игумена; прибавилось ежедневное совершение литургии.

Обитель жила по традиционному, широко принятому тогда особножительному уставу. Каждый вел свое хозяйство, готовил себе пищу, вскапывал свой огород. Каждый мог получать лично для себя помощь от родственников или благодетелей и вообще располагать своими средствами. Святой Сергий, всех строже придерживавшийся нестяжания, нередко оставался без пропитания. Однажды голодающий игумен, зная, что один брат хочет пристроить к своей келье сени, предложил, что построит ему эти сени за плесневелые хлебцы, которые, как знал игумен, были у монаха.

Но иногда в обители наступало всеобщее оскудение. Монахи начинали роптать и думать об уходе из обители. Однажды после кротких увещаний игумена, призывавшего к терпению, к твердой вере в Промысл Божий, вдруг к монастырю подъехали подводы, где было много свежеиспеченных хлебов. Был и другой случай, когда по молитвам Преподобного из земли забил источник воды.

Слава Преподобного Сергия привлекала к нему многих мирян. Они просили его молитв, искали его совета и назидания. Преподобный был и чудотворцем. По его молитвам ожил умерший младенец, исцелился смертельно больной, избавился от бесов одержимый. Обитель стала богатеть, а св. Сергий по-прежнему был всем слугой. Одет он был хуже всех. Однажды один простой крестьянин захотел увидеть святого. Ему сказали, что он скоро выйдет с огорода. Крестьянин заглянул на огород и не увидел никого, кроме убогого старца, копавшего грядки. Когда св. Сергий вышел к паломнику и повел его на трапезу, тот все еще не допускал мысли, что это и есть Сергий. И только когда вошел князь и земно поклонился святому игумену, крестьянин наконец-то поверил, что это и есть он.

Труды и страдания

Важнейшее событие в истории русского монашества — введение общежития в обители св. Сергия. Как рассказывает житие, к Преподобному прибыли посланцы Константинопольского патриарха Филофея с дарами и патриаршим посланием. Святой Сергий усомнился, что патриарх именно к нему благоволил обратиться, но был убежден послами. Преподобный угостил их и расположил в обители на отдых, а сам поспешил в Москву к святителю Алексию. Там было переведено послание Филофея, где патриарх благодарит Бога за великого русского подвижника, но замечает, что Сергию не хватает еще одного — общежительного устава. Святитель Алексий был вполне согласен с константинопольским святителем, и общежитие было введено в Троицкой обители. Великий историк Русской Церкви Е. Е. Голубинский, известный своим беспощадным критическим анализом, не сомневаясь в исторической основе этого житийного эпизода, предполагает, что на деле было не совсем так: патриаршему посольству должны были предшествовать обсуждения и даже споры в Сергиевой обители, беседы святых Сергия и Алексия, переписка между Москвой и Константинополем. Соображения ученого основательны, но нуждаются в коррекции. Голубинский неправ, считая патриарха пассивной стороной, толкуя его деяние исключительно как результат московской инспирации. О Преподобном Сергии патриарх мог знать давно: еще в 1354 году, в начале его первого патриаршества, святитель Алексий был в Константинополе и мог рассказывать о великом русском подвижнике. Патриаршее послание Сергию вполне соответствует общему духу патриаршества Филофея, реформатора в канонике и литургике, ревнителя монашеского общежития, и более того, общему духу победившего в середине ХIV века исихазма, представителями которого были и другие патриархи этого времени. В конце концов, даже и не важно, кто был инициатором: Филофей, Алексий или сам смиреннейший радонежский авва. Но «стратегический» смысл патриаршего деяния вполне ясен: учитывая огромное влияние Преподобного Сергия на растущее русское монашество, можно было вполне надеяться, что общежитие будет введено в бесчисленных обителях его учеников и их учеников.

Святитель Алексий Московский и преподобный Сергий РадонежскийЗамена особножительного устроения общежительным могла восприниматься как «новшество»: русское монашество еще в ХII веке утратило общежитие. Но оно существовало почти с самого начала истории монашества, с IV века (преп. Пахомий Великий). Общежитие было переходом на новый уровень общинности. Прежде каждый имел свой домик-келью и вел свое хозяйство. Теперь все должны были жить в общих домах, есть в общей трапезной, а все необходимые для жизни запасы хранились в одном месте. Потребовалось строительство новых зданий. В общине произошло разделение труда и соответствующее введение новых должностей: вводится должность келаря (заведующего припасами), кого-то назначают на приготовление пищи, на печение хлеба, на уход за больными. И в церкви четко распределяются обязанности нескольких монахов, ответственных за порядок в храме и благочиние в совершении богослужения. Преподобный Сергий имел также большое попечение о странниках и нищих; при новом монастырском порядке и в этом направлении стало возможным действовать более успешно.

Но не все были довольны переменами. Среди недовольных был старший брат Преподобного Стефан. Покинув в свое время пустынную обитель, он успел побывать и настоятелем столичного монастыря, и великокняжеским духовником; но превратности жизни вновь привели его под кров Сергиевой обители. Однажды, когда Преподобный Сергий был в алтаре, совершая субботнюю вечерню, Стефан, стоявший на клиросе, спросил канонарха, кто ему дал эту книгу. Услышав в ответ: «Игумен», он сказал: «А кто на этом месте игумен? Не я ли прежде сел на этом месте?» К этому он прибавил слова, которые автор жития предпочел не цитировать. Преподобный услышал это из алтаря. После службы он, не заходя в келью, незаметно, один ушел из монастыря и направился в Махрищский монастырь, к своему другу и «собеседнику» преп. Стефану, основателю этой обители. Он просил Стефана дать ему в сопровождение кого-нибудь из братии и отправился искать пустынное место для монастыря. Обойдя много мест, он решил основать обитель на реке Киржач, там, где со временем возник город того же имени. Преподобный Сергий все начал, как и в первый раз. Сначала он поставил келью и тут же приступил к строительству церкви, получив на это благословение святителя Алексия. Когда в Троицком монастыре узнали, где скрылся их отец, к нему начали один за другим приходить оттуда монахи, которых он с любовью принимал в новую свою обитель. Троицкому монастырю грозило запустение, и монахи, не желавшие этого допустить, зная, что их кроткий авва может быть совершенно непреклонным, отправились к святителю Алексию, чтобы он своим архипастырским словом побудил Сергия к возвращению. Митрополит отправил к Сергию посольство из двух архимандритов. Они передали Преподобному благословение святителя, его радость о том, что и на новом месте служение его благоплодно. Однако митрополит призвал Сергия избрать кого-нибудь из «в добродетели искусных» учеников своих начальствующим в новом монастыре вместо себя и вернуться к скорбящим о разлуке с ним братиям Троицкого монастыря, откуда владыка готов был удалить всех досаждающих Сергию. Ответ Преподобного остается образцом послушания священноначалию: «Все от твоих уст, как от Христовых уст, приму с радостью и ни в чем не преслушаю тебя». После четырехлетнего отсутствия Преподобный вернулся в Троицкую обитель, с любовью и радостью встреченный всеми любящими его.

Святитель Алексий настолько почитал Преподобного Сергия, что хотел, чтобы он стал его преемником на Московской кафедре. Но Преподобный так твердо отказался от этого, что святитель не стал продолжать уговоры. 12 февраля 1378 года святитель Алексий почил о Господе. Вновь предложили Преподобному стать его преемником, и вновь он отказался. Он считал, что преемником святителя Алексия должен стать митрополит Киприан, еще в 1376 году поставленный на Киевскую кафедру по просьбе Литовского князя. Это поставление означало разделение Русской Церкви на две митрополии; утверждение Киприана в Москве означало бы воссоединение Русской Церкви. Но Великий князь Димитрий Иванович уже наметил своего кандидата — новоспасского архимандрита Михаила, великокняжеского духовника. Эта мысль и раньше приходила Великому князю: еще при жизни святителя Алексия он пытался добиться у него благословения Михаилу на митрополию. Однако святитель твердо отказался, сославшись на то, что дело решается в Цареграде патриархом и Собором (Русская Церковь в то время была митрополией в составе Константинопольского патриархата). Архимандрит Михаил (которого все называли Митяем) попытался сломать этот порядок и убедил Великого князя собрать епископов в Москве и совершить хиротонию митрополита без обращения в Константинополь, но один из епископов, Дионисий Суздальский, противостал Митяю, и хиротония не состоялась. Дионисий был арестован, но выпущен, назвав своим поручителем Преподобного Сергия. Выпущенный, он тут же отправился в Константинополь для противодействия Митяю. Митяй негодовал и грозился разорить Сергиеву обитель. А святитель Киприан отправился из Киева в Москву, где его жестоко обидели и выставили обратно. На разных этапах этого путешествия он написал три послания, которые все адресованы св. Сергию и св. Феодору, племяннику Сергия и будущему архиепископу Ростовскому. Святитель Киприан писал им как своим союзникам. А Михаил-Митяй скончался на корабле, подплывавшем к Константинополю, чем исполнилось пророчество Преподобного Сергия о том, что он не увидит Константинополя. Мы не можем здесь следить за всеми этапами постигшей Русскую Церковь смуты, но для нас важно отметить твердость канонической позиции Преподобного Сергия, поддерживавшего святителя Киприана.

Мамаево нашествие

Тягостные события церковной смуты, когда св. благоверный Великий князь Димитрий Иванович оказался на стороне противников Преподобного Сергия, нисколько не умалили благоговейного отношения Великого князя к самому Радонежскому игумену. Когда вскоре случилось Мамаево нашествие, св. Димитрий поспешил в Сергиеву обитель. Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на ратный подвигПреподобный прежде всего спросил Димитрия, пытался ли он остановить нашествие мирными средствами. Узнав, что все такие средства исчерпаны, Преподобный Сергий призвал благословение Божие на Великого князя и его войско и предсказал ему победу. В благословение русскому войску он дал двух иноков из бояр, Александра Пересвета и Андрея Ослябю, славных воинов. Не будучи в священном сане, они могли взять в руки оружие. Благословение Преподобного воодушевило всех союзников Московского князя, а для противников его стало непреодолимым препятствием. Князь Олег Рязанский, союзник Мамая, отказался от намерения идти против Московского Великого князя Димитрия.

Когда 8 сентября 1380 года, в праздник Рождества Богородицы, русские и татарские полки сошлись на поле Куликовом для решающей битвы, перед строем выехал богатырь-печенег, который похвалялся своей силой и вызывал на единоборство кого-нибудь из русских богатырей. На поединок с ним вызвался схимонах Александр Пересвет. Вместо панциря и шлема он по благословению Преподобного был облачен в великую схиму. Всадники помчались навстречу друг другу, и оба пали замертво, пронзенные копьями. По подсчетам летописцев, более ста тысяч русских воинов и воевод полегло в этой битве, но противник потерпел сокрушительное поражение, и Мамай едва успел бежать. А в Троицкой обители в часы битвы все молились в церкви, и св. Сергий время от времени сообщал открывавшиеся ему имена павших в битве, а под конец объявил о совершенной победе русских.

Великий князь Димитрий за эту битву был прозван Донским (Куликово поле — между реками Доном и Непрядвой). Окончательно ордынское иго было свергнуто только через столетие, но уже теперь было видно, что наступил перелом, и ордынцы уже избегали генеральных сражений, действуя внезапными набегами.

Можно много рассказывать о действиях Преподобного Сергия в пользу объединения русских земель вокруг Москвы. Насколько строг мог быть в этом св. Сергий, показывает его посольство в Нижний Новгород в 1365 году. Послал Сергия святитель Алексий. Нижегородский князь проявлял враждебность к Москве. Когда Преподобный истощил все средства дипломатии и пастырства, он прибег к крайней, в России весьма редко применявшейся мере: он наложил запрет на всякое богослужение и тайносовершение в нижегородском крае. Для человека средневекового, жившего верой, это была мера невыносимая, и князь пошел на попятную. Подпись св. Сергия скрепляет духовное завещание св. благоверного Великого князя Димитрия Донского о порядке престолонаследия: великокняжеский престол отныне наследует старший сын Великого князя, минуя «старших в роде» (например, братьев отца), которые в удельной системе боролись за первенство.

Мы уже видели примеры прозорливости Преподобного Сергия. Вот еще один. Однажды друг его, святитель Стефан Пермский, великий миссионер, спешил в Москву и не мог заехать в обитель св. Сергия. В десяти верстах от обители святитель помолился, поклонился в сторону обители и сказал: «Мир тебе, духовный брат мой!» В этот момент св. Сергий, сидевший за трапезой, встал, помолился и поклонился в ту сторону, где проезжал святитель Стефан, со словами: «Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и мир Божий да пребывает с тобою!»

Видение Преподобному Сергию птицСвятой Сергий был тайнозрителем. Однажды он увидел великое множество прекрасных птиц, что изображало множество учеников, имеющих собраться под сень обители Сергиевой. Сослужители Преподобного однажды на литургии увидели, что ему сослужил Ангел Божий. Преподобный сподобился явления Пресвятой Богородицы с апостолами Петром и Иоанном. Во время литургии однажды видели, что на престоле был разлит легчайший огонь, который перед причащением «свился» и вошел в Чашу. Здесь виден существенно евхаристический характер духовности св. Сергия.

25 сентября 1392 года Преподобный Сергий преставился ко Господу. Он исцелил русский народ от уныния и безнадежности, внушил не «веру в себя», но веру во всесильную Божию помощь, возродил русское монашество, предопределив на века его развитие, вновь дал монастырю значение духовной и нравственной школы народа, содействовал развитию культуры — в его обители писали иконы и переписывали книги. Он способствовал собиранию русской земли, возрождению русской государственности. Все это приготовило дивный, всесторонний расцвет России в ХV веке.

Вся история России — «история бедствий и внезапных радостей, тяжких падений и восстаний от падения, безначалия и внезапного воскрешения власти» (К. П. Победоносцев).

Преподобный Сергий всегда с нами — и когда мы переживаем ужасы новых смут, и когда мы торжествуем победы. Он из тех великих святых, которые дают нам верный и вечный ориентир в нашем пути во Христе.

Протоиерей Валентин АСМУС, доцент Московской духовной академии

http://expert.ru/expert/2014/24/igumen-zemli-russkoj/

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru