Русская линия
Новая газета Павел Каныгин09.03.2005 

Достучаться до небес
Репортаж из храма ФСБ на Лубянке, который официально открыт для всех

У корреспондента «Новой газеты» возникли проблемы при написании репортажа о «ведомственной» церкви ФСБ на Лубянке

Было принято считать, что на чекистах креста нет. Ну в смысле, что в Бога они не верят, им нечего у него просить. Но оказалось, что с некоторых пор Бог у гэбистов все-таки есть.

У них есть церковь, в которой они молятся и которую тщательно охраняют. Называется красиво — храм Софии Премудрости. Все, как положено: камеры слежения, люди в форме и в штатском. Более того, сам храм находится на Лубянке. А раньше был проходной 5-го управления КГБ. В нем служат минимум три человека: священник, его помощник и бабушка по хозяйству.

Официально храм Софии Премудрости открыт для всех.

Выбегал я из «Детского мира» покурить. И слышу со стороны Пушечной улицы пение. Красивое такое церковное пение. А там действительно церковь. Из нее группами выходят люди с серьезными лицами, идут к припаркованным машинам и быстро уезжают.

— Церковная служба для ФСБ, — объяснил мне постовой и уставился на мою мигающую гномью шапку.

Постовой рассказал, что чекисты приезжают сюда попеть и помолиться каждую неделю. Кровь из носу, я должен был это видеть.

В храм я отправился на следующий день вечером. Но он был закрыт. Я стоял и читал то, что было на нем написано. Не сказать, чтобы долго читал. Минут 15. А повсюду были камеры, направленные прямо на меня. Боковым зрением заметил, что сзади кто-то бежит. Оказалось — гаишник и человек в штатском.

— Эй, парень, тебе чего здесь надо? — спросил гаишник, поправляя растрепанную прическу.

А потом даже представился. Ничего, кроме редакционного удостоверения, у меня не было, и он долго вертел его в руках. Потом дал посмотреть штатскому. Штатский нахмурился, кивнул ему и вернул мне документ. Гаишник остался явно чем-то недоволен и посоветовал больше без паспорта так поздно (было 19.30) не ходить.

На следующий день я пришел опять. В церкви была женщина с маленьким мальчиком. Мальчик дергал ее за рукав и спрашивал: «Ма, а кто это вон там, с бородой?». Мама на вопросы сына не отвечала.

Кроме них, в церкви был еще один парень. Его звали Максим, и он, как я понял, работал помощником батюшки. Вскоре появился сам святой отец. Небольшого роста, было видно, что самбист.

— Максим, набери-ка воды, — очень быстро сказал батюшка Максиму.

— Не понял задачи, Ваше святейшество!

— Глухой, что ли?

— Никак нет!

— Воды набери, сказал! — святейшество накинул «аляску» поверх рясы, взял дипломат и, недовольный, скрылся за дверью.

Ну и дела. Показалось, что он в ГБ как минимум из института. Максим, похоже, еще учился. Но то, что оба товарища «оттуда», сомнений уже не было.

Максиму я сказал, что хочу написать статью о храме, о защите памятников московской старины и разместить ее на сайте. Максим посмотрел по сторонам, почесал бороду и зашептал:

— Вы знаете, это, конечно, хорошо. Но, чтобы писать, надо еще разрешение патриархии и… (сделал жест в сторону Лубянки), понимаете?

— Не понимаю.

— Ну церковь у нас ведомственная (совсем тихо), фээсбэшная. Зачем вам проблемы?

— Ну я думал…

— Думать вредно. И вообще, лучше вам здесь больше не появляться, — Максим сделал лицо, как будто говорил сам с собой, взял канистру и ушел.

Намек Макса был однозначен. Что же теперь — не идти? Ну Бог ведь тоже любит троицу… В общем, отмазку для самого себя я на следующий день придумал.

Ни батюшки, ни Максима уже не было. Зато были двое мужчин, одетые в черное и с дипломатами. Один из них стоял рядом с пожилой женщиной за церковным прилавком, где на продажу были выставлены иконы, ладан и т. п. Мужчина покупал свечку, 3 рубля 50 копеек за штуку. Расплатился 500-рублевой купюрой. Сдачу не взял. Бабка с деньгами долго не рассусоливала, сунула под стол и продолжила возиться за своим прилавком.

— Бабушка, а когда придет настоятель отец Александр? — спросил я, дождавшись, пока тот мужик уйдет.

— Ой, не знаю. Вот ведь уже вторую церковь строит, — запричитала старушка.

— ФСБ, наверное, помогает, — предположил я.

— Да-да, помогают. Как же без них-то? — При упоминании ФСБ бабка засуетилась еще больше и стала жевать свой язык.

— А часто ли к вам за 500 рублей свечки покупать приходят? — Язык без моего участия вдруг повело в прокурорский тон.

-…Что это ты вопросы какие-то странные задаешь, милок. Шел бы, откуда пришел… - Старушка как-то ненормально затряслась, и я решил, что хватит…

На выходе меня ждал гаишник (другой).

— Тебе же русским языком объяснили, засранец, не приходить сюда!..

И это было самое вежливое из всего, что он еще сказал. Потом развернулся и зашагал через церковь во внутренний двор ФСБ.

P. S.

Святые покровители есть у всех. Есть даже у интернет-программистов (Исидор Севильский). Чтобы выяснить, имеется ли небесный патрон у российских спецслужб, мы связались с отделом Московской патриархии по взаимоотношению с правоохранительными структурами. Нам сообщили, что покровителем ФСБ является Александр Невский. И чекисты по православным канонам должны петь ему вот такую молитву:.

Молитва святому князю Александру Невскому

Великий княже Александре! Ты, победив полки супостатов, и на нас ополчающихся всех видимых и невидимых врагов низложи. Ты, оставив тленный венец царства земнаго, избрал еси безмолвное житие, и ныне праведно венцем нетленным увенчанный, исходатайствуй и нам, смиренно молим тя, житие тихое и безмятежное и к вечному Царствию шествие неуклонное твоим предстательством устрой нам! <…> Аминь.

ЦЕРКОВЬ ОБРОСЛА ЛЕГЕНДАМИ

Это байки. Из прошлого бывшей проходной 5-го управления КГБ, а сейчас храма Софии Премудрости. Воспринимать их, наверное, следует как реальные истории, которые теперь уже невозможно доказать. Кому какая-то байка не понравится, можете смело пропускать ее и читать дальше. Нам их поведали три бывших чекиста.

Своя церковь у чекистов появилась еще в 30-х годах. Но использовать по прямому назначению ее стали только в девяностых. Никакого почтения к храму чекисты не имели. Еще в 34-м они снесли купол и ободрали стены с уникальными росписями. Совсем не разрушили божий дом только потому, что располагался он лицом прямо к «Детскому миру». Если храм убрать, то взору мамаш и их детей непременно откроется внутренний двор 5-го идеологического управления и управления контрразведки, подумали чекисты и оставили здание в покое.

Официально церковь числилась как мастерская. Но на самом деле ничего там не мастерили. Там была проходная, через которую проходили к себе на работу сотрудники 5-го управления. Попасть в свое здание они, конечно, могли через общий вход в главном здании. Но чекисты из 5-го управления хотели иметь собственный проходной путь. На месте алтаря поставили стол, телефон и прапорщика. Прапорщик сидел и следил за входящими и исходящими. Входящим выписывал пропуска. Внюхивался: не пьяный ли? Смотрел, не вынес ли исходящий какую-нибудь вещицу государственной важности. Рядовые чекисты прапорщика у алтаря всегда боялись. Ведь он был главной преградой проникновению в КГБ спиртного.

Однажды молодой офицер по имени Шурик (имя не изменено) впервые явился на новую работу пьяным. Но он, конечно, считал себя не пьяным, а только не до конца протрезвевшим. Чтобы пройти через алтарь и прапорщика, надо было свое истинное состояние как-то скрыть. По совету более опытных коллег Шурик решил в момент предъявления пропуска не дышать. А поскольку прапорщик еще и внюхивался, то не дышать нужно было долго. Перед проходной (церковью) процедуру отрепетировали три раза. Шурик должен был быстро подойти к алтарю, глубоко вдохнуть, зажать рот, показать пропуск, сделать шаг вперед от прапорщика и выдохнуть… Ну, а он, бедный, все перепутал. Выдохнул на прапорщика, пропуск показал выходящему посетителю. Тогда за изобретательность Шурик получил от прапорщика пинка под зад, а от шефа — выговор.

Через алтарь церкви проходила даже Алла Пугачева (трезвая). Членам Политбюро сильно не понравилось, как Пугачева спела «Московский романс» на закрытии Олимпиады-80. В КГБ с Пугачевой лично беседовал шеф 5-го управления Иван Абрамов. После разговора с Абрамовым Алла Борисовна «Московский романс» больше не исполняла.

Да что там Шурик с Пугачевой. Вот пронести несколько ящиков коньяка через прапорщика — это да… В августе 91-го года председатель КГБ и член ГКЧП Владимир Крючков отдал приказ арестовать членов Верховного Совета, руководство РСФСР и Новодворскую. Всего 120 человек. Исполнить его должны были сотрудники именно 5-го управления. Но вместо этого утром 20 августа гэбисты решили напиться. Ну, в общем, поступили по-русски так: напились, чтобы не исполнять приказ. Побежали в сороковой гастроном (теперь это «Седьмой континент»), достали удостоверения и потребовали выдать 2 ящика армянского коньяка. Обычно чекисты с Лубянки бегали сюда за водкой и документов не показывали. Но тут был другой случай. В стране почти революция. От того, кого поддержит КГБ, зависело все. А гастроном был закрыт.

Коньяк офицеры закрепили за поясами, чтобы прапорщик не заметил. Но бутылок было слишком, и они гремели… Прапорщик план чекистов понял — и вместе с коньяком пропустил их внутрь.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru