Русская линия
Русская линия Андрей Забегалин28.05.2014 

Юбилей Общества ветеранов Великой войны в Сан-Франциско

Значок Общества Ветеранов Великой Войны в Сан-Франциско26 мая 2014 года исполнилось 90 лет Обществу Ветеранов Великой Войны в Сан-Франциско. Инициативная группа, состоящая из бывших артиллерийских офицеров русской императорской армии в составе одиннадцати человек, в 1924 году дала жизнь новой эмигрантской организации. В юбилейный год начала Первой мировой войны хотелось бы вспомнить всех тех кто в ней участвовал и уже после Гражданской войны, оказавшись за пределами своей родины создавали очаги русской культуры зарубежом, которые хранили память о доблести и славе в той войне. Ознакомившись с первыми номерами журнала «Вестника Общества Ветеранов», выходившего с первых дней основания организации удалось составить краткую хронологию общества.

+ + +

Солнечная забайкальская осень 1920 года и зимний поход на Хабаровск 1922 года были связаны с последними воспоминаниями чинов поредевших Белых войск Восточного фронта о родной земле.

Последние бойцы, в беспрерывных боях, с потерями, прощаясь с Россией, переходили Китайскую границу. Впереди изгнание, неизвестность, и лишения в чужих странах.

Харбин, центр русской Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), равнодушно принял большинство каппелевцев. Политическая и экономическая ситуация в крае была сложной, возможности для продолжения борьбы выглядели более чем скромными. Но и забыть судьбоносные годы и немедленно переключиться на мирное существование чины восточных Белых армий не могли. Людям, пережившим трагическую Смуту и глубокие потрясения, хотелось вырваться из постылой азиатской Маньчжурии. При помощи разных учреждений, с весны 1923 года начался разъезд групп русских офицеров, состоявших из участников Великой и Гражданской войн.

Япония… Океан… Америка. Новая страна, новые люди. Первое чувство — растерянность. Можно ли себе представить: вышли на американский берег без языка, без денег, без руководства. Новая страна казалась чужой, пугала своими размерами, грозила одиночеством…

Первые приветственные добрые слова странники услышали от клирика Православной Церкви — священника Владимира Саковича. Он предоставил соотечественникам первые сведения, дал первые указания и наставления. Моральная поддержка пастыря предварила идею об учреждении воинского общества взаимной помощи.

С этих дней, собственно, и начинается история Общества. Чины артиллерии во главе с полковником Н. А. Герцо-Виноградским, собирались на частных квартирах для обсуждения вопросов об организации помощи бедствующим соратникам в Китае. Так возник Кружок Артиллерийских Офицеров. Затем, эти скромные чаепития стали посещать офицеры других родов оружия, в итоге родился замысел о создания более широкого объединения чинов Русской Армии.

16 мая 1924 года группа из одиннадцати человек постановила организовать Общество Русских Ветеранов Великой Войны в Сан-Франциско. Имена учредителей навсегда вошли в историю Русского Зарубежья: Н. А. Герцо-Виноградский, Н. И. Шипунов, Н. А. Протопопов, Д. А. Протопопов, Н. И. Плюшкевич, В. И. Нехорошев, В. И. Троицкий, В. В. Владыкин, Н. К. Хряпин, А. А. Тихоннравов, И. И.Махарадзе. Первое собрание новоучреждённого Общества состоялось 26 мая 1924 года и эту дату принято считать днём его рождения.

Последние месяцы Гражданской войны наложили неизгладимый отпечаток на облик Русской Армии. Перед лицом смерти чины и положения уравнивались. Гражданская война стёрла даже внешние отличия, разрушив почти все внутренние перегородки. Кроме того — влияние местных нравов и обычаев и пример ветеранов армии Северо-Американских Соединённых Штатов — привели к тому, что офицеры-основатели Общества отказались от узкой замкнутости и допустили в свою среду на равных основаниях всех чинов Русских Армии и Флота. За чистотой риз и нерушимостью моральных принципов строго следил офицерский Суд Чести.

Генерального штаба генерал-лейтенант А. П. БудбергОснователи Общества не думали об устройстве личной жизни и пребывание в эмиграции считали временным. Все помыслы принадлежали России. Армия в изгнании ждала призыва от своих Вождей — Верховного Главнокомандующего Великого Князя Николая Николаевича и генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля. Полковник Н. А. Герцо-Виноградский на первом же организационном собрании доложил, что, выполняя общее пожелание, он посетил генерала барона А. П. Будберга и просил его возглавить Общество, на что барон ответил согласием.

Генерального штаба генерал-лейтенант А. П. Будберг, один из создателей Владивостокской крепости, занимавший должности начальника штаба армии, командира корпуса, Военного министра Верховного Правителя России адмирала А. В. Колчака, имел первоклассное военное образование, большой административный и житейский опыт, широкую эрудицию, бойкое перо, обладал редким даром слова и исключительной работоспособностью. Правда, должностные обязанности Председателя небольшого объединения не требовали столь исключительных качеств.

Будберг и Полковник Н. А. Герцо-ВиноградскийГерцо-Виноградский трезво оценивали сложность обстановки, считались с необходимостью большой организационной работы и авторитетного руководства для того, чтобы успешно вести за собой измученных, уставших людей. Последствия революции и гражданской войны изживались медленно и с большим трудом. Все принесли с собой в изгнание тяжёлое наследие братоубийственной борьбы, яд старой ненависти, горьких утрат, злобы, подозрительности и жажды мести. Какую твёрдость, какой такт и терпение следовало приобрести руководителю, чтобы сплотить людей с разрушенной нервной системой в единое и идейное содружество. Барон Будберг знал это, и принял на свои плечи тяжкий груз во имя России, принял, как долг, как продолжение службы России и Армии до конца жизни, на 21 год, пока не пришёл сменивший генерала другой авторитетный офицер.

12 сентября 1924 года первое общее собрание утвердило устав, взяв за образец устав для организаций РОВС, в состав которого вошло Общество. Безрадостны оказались первые дни. Своего угла не было. Первый приют дал о. Владимир Сакович, разрешивший чинам Общества собираться в подвале церковного дома при Троицком соборе, где складывали ненужные вещи. В туманные, дождливые вечера заседать в этом сыром чуланчике казалось грустно и неуютно. Пол и стены цементные. Члены правления мёрзли и постукивали ногами, а пальцы секретаря отказывались писать. Все участники собраний сидели в пальто и галошах. Единственную ценность Общества — небольшую библиотеку в триста томов, дар Председателя, чудом вывезенную из России, — поместили в классной комнате церковной школы. Всю канцелярию первый секретарь носил в своих карманах, а казначей отвёл в своём потёртом кошельке особое отделение для общественных денег. «Вестник» начали издавать в комнате первого редактора А. А. Тихонравова. Для дружеских бесед часто собирались в гостеприимной семье Председателя.

Позднее, русская представительница в Международном институте, госпожа Пирогова, разрешила пользоваться большой комнатой при Институте. Здесь собирались раз в месяц для докладов и общих собраний. Долгие месяцы скитаний по чужим углам угнетали всех, но внутреннее единство росло и крепло. Появились преданные делу «фанатики». И случилось так, что 27 февраля 1927 года, два отчаянных артиллериста сняли, на свой риск, квартиру, купили часть подержанной мебели, заплатив из своего тощего кошелька, после чего явились с повинной к Председателю. Барон одобрил смелую инициативу, и все скудные копейки Общества пошли на оборудование своего угла.

Так, первым своим пристанищем стала квартира на третьем этаже в доме 1818 Саттер стрит, около Вебстер, беспокойная и неудобная. Трудно представить себе радость членов Общества, когда они узнали, что у них есть собственное собрание. Все спешили побывать в нём, бедном и жалком, и оно казалось дворцом. Для первой чашки чая ничего не было. Большого стола нет, вместо скатертей — простыни. Посуда разных форм и размеров, в банках из-под кофе — сахар, в молочных бутылках — вино из галлона, но настроение весёлое и бодрое. На первый устроенный в Собрании завтрак, каждый принёс свои ножи, вилки и ложки. А сколько было шуток и смеха, когда всё это «серебро» разбиралось перед уходом домой «по принадлежности».

Через короткое время эту квартиру оставили и перебрались в небольшой, но уже отдельный домик на Буш стрит около Филлмор. Здесь Общество принимало Великую Княгиню Марию Павловну. Перед её приездом дом посетил целый отряд тайной полиции — узнать, что за организация здесь собирается. В этом доме русские эмигранты положили начало Инвалидным Балам, здесь чествовали тогдашнего короля русской оперетты — М. И. Вавича.

Следующим пристанищем стал большой дом на Калифорния стрит, около Дивизадейро, располагавший вместительной столовой и залом. В его стенах Общество достигло духовного расцвета и пережило голодную пору депрессии. Здесь устраивались стильные вечера, новогодние встречи, обеды, концерты, лекции, танцы под оркестр из пяти музыкантов, игравших с 9 до 2 утра. Количество гостей доходило до 150. Во время безработицы, открыли столовую, где дёшево и вкусно кормил учёный артиллерист — академик полковник В. И. Коневега. и где безработные питались за труды по обслуживанию. Бесплатно было выдано около семи тысяч обедов.

Дом Общества ветеранов  Великой войны в Сан-Франциско на Лайон стрит, фото 1934 годаИ в этом же доме члены Общества приняли важное решение о покупке собственного дома. Тем, кто видит его теперь, надо отчётливо представлять себе, сколько труда, любви вложено в каждый его уголок, сколько здесь передумано, переделано, перестроено, увеличено, улучшено руками членов Общества. Сколько часов проведено дамами за плитой, за кухонным столом. Всё для своего дома — Собрания, всё для создания уюта. Можно ли это забыть?

«Воинское братство» крепко встало на ноги. Возникла касса взаимопомощи, основу которой составило пожертвование в 250 долларов от Российского Финансового Агента господина Угента. Эта была единственная помощь, полученная Обществом извне.

Правление работало, не покладая рук. Общие собрания, вначале, созывались почти ежемесячно. Начиналась серия интересных докладов, открылось отделение Высших военно-научных Зарубежных курсов Генерального штаба генерал-лейтенанта Н. Н. Головина, приглашённого из Европы в Стэнфордский университет для исторических занятий. Росла библиотека, насчитывавшая к 1934 году около трёх тысяч томов. Заботливое отношение к книгам выразилось в постановлении общего собрания — библиотеку не продавать ни при каких обстоятельствах. Издание «Вестника» лестно отметили Великий Князь Николай Николаевич и генерал Врангель.

Семейные встречи, торжественные приёмы первых лет потребовали создания Распорядительного Комитета. Собрание работало постоянно; по понедельникам, средам и пятницам собирались на шумные чашки чая. Талантливые устроительницы балов и вечеров — Н. К. Молчанова и М. С. Соловьёва, — сплотили дружный и деятельный Дамский кружок. Устраивались детские постановки, весёлые ёлки, благотворительные сборы, «Пушкинский вечер» в пользу инвалидов в Болгарии, был создан детский отдел при библиотеке, открылась Субботняя школа.

Дамский кружок деятельно поддерживал патриотическую деятельность В. И. Нехорошева, собиравшего средства в «Особую казну Великого Князя Николая Николаевича» для ведения работы в России и борьбы с большевиками. Среди нищей русской колонии кружку удалось собрать и перевести по назначению около 3 тысяч долларов (по тем временам немалая сумма).

Всеобщее внимание привлекла инициатива по устройству первого Инвалидного бала. Группа членов Общества привлекла к участию всю национальную часть русской колонии и день Первого Инвалидного бала, 27 мая 1926 года навсегда вошёл в историю Союза Инвалидов. Позднее устройство Инвалидных Балов перешло в ведение Объединённого Комитета Русских Национальных Организаций, в котором Общество продолжало принимать самое деятельное участие. Намеченная в первые годы Программа помощи инвалидам открылась только к 1929 году, к пятилетнему юбилею, когда Инвалидный капитал достиг суммы в 655 долларов.

По ряду причин членский состав Общества никогда не был многочисленным. К 1926 году в Обществе состояло 60 человек. Политические события иногда неожиданно влияли на приток новых членов: многие лица вступили в Общество после скоропостижной кончины Великого Князя Николая Николаевича (1929), и убийства генерала Кутепова (1930).

Кто были члены Общества Ветеранов Великой Войны? При поступлении, требовалось предоставить сведения об образовании и русской воинской службе. О политических убеждениях не спрашивали. Поэтому, теоретически, членами Общества могли быть и либералы, и крайне правые монархисты. По роду занятий среди членов Общества были и чернорабочий-молотобоец, и профессор университета. По уставу Общества, гражданская война считалась продолжением Великой, поэтому среди чинов состояли и простые добровольцы, и полные генералы. Членами Общества были три Российских Императорских Консула.

Совершенно разных людей, чинов, положений, разной жизни и эпох, сплачивало стремление к единству, объединяла неизбывная тоска по Родине, сожаление о незавершённой борьбе, и память о прошлом величии России. Некоторые члены Общества записывались в Национальную Гвардию, проходили лагерные сборы, но бывшие союзники не замечали Общество, и лишь изредка приглашали русских комбатантов на праздники Американского легиона и торжественные поминовения всех воинов союзных армий, когда наряду с другими флагами, на флагштоке развивался русский трёхцветный флаг.

Барон Будберг настойчиво пытался привлечь внимание американцев к деятельности Общества. Читал доклады о событиях в Советском Союзе для бойцов Легиона, выступал в Интернациональном институте, в американских клубах, в Ветеранских залах. Везде пользовался успехом, встречал живой интерес и внимание, но повторных приглашений не получал. Будберг хорошо знал английский язык, не раз выигрывал денежные призы за решение задач в Examiner. Тогда он спешил к казначею Общества и платил членские взносы вперёд, за своих сыновей, за себя и, скрыто, за безработных соратников, наказывая казначею: «Не говорите им ничего…» Генерала знали и чтили в военных кругах.

Однажды в Собрание пришли трое американцев и попросили о встрече с генералом. Будберг разговаривал с ними в отдельной комнате больше часа, и когда гости ушли, вернулся за чайный столик. «Вы знаете, за чем приходили эти молодые люди? Они предложили мне принять начальство над двумя кораблями с командой, для нападения на концлагерь на Соловках, для освобождения заключённых… Всю подготовку и снаряжение они берут на себя. От меня ничего не просят, лишь общее руководство и командование во время атаки на острова…»

Двадцатая годовщина основания Общества ветеранов  Великой войны в Сан-ФранцискоОсенью 1934 года за 7,5 тыс. долларов Общество купило дом — 2041 Лайон стрит. Первый платёж составил 1,5 тыс. Теперь трудно себе представить, какую работу проделала маленькая армия добровольцев в заброшенном, тёмном подвале, в комнатах главного этажа. На самом верху разместились канцелярия, редакция, типография, общежитие для безработных. Годовой праздник 9 декабря 1934 года встретили в собственном, чистом и нарядном доме.

В апреле 1935 года барон Будберг сделал свой сотый доклад. Генерал Головин, приехавший в Стэнфорд из Парижа, читал лекции в переполненном зале. В эти же годы в Общество вступила группа молодёжи, возобновила работу дешёвая столовая. В течение нескольких сезонов экспонировались выставки картин местных художников. Общество принимало у себя собор епископов, мэра города, легионеров, известных русских учёных, писателей, композиторов и артистов. К 20-летию общества благодаря многолетним трудам Валерия Миловановича Томича открылся музей, экспонаты для которого собирались уже много лет. Возник подлинный уголок ушедшей России. Энергичные члены Дамского кружка самоотверженно занимались сбором средств, поддерживали связь со многими центрами русского рассеянья. До и после начала Второй Мировой Войны дамский комитет активно помогал рассылкой пожертвований инвалидам, пленным, детям, воспитанникам русского кадетского корпуса в Версале.

15 декабря 1945 года Общество постигла самая тяжёлая потеря. Скончался Председатель Общества, барон А. П. Будберг. Остановилось горячее, любящее родину сердце. 20 февраля 1946 года Братство возглавил новый Председатель — Генерального штаба генерал-майор Ф. А. Пучков. Жизнь оправдала позицию Общества русских ветеранов в Сан-Франциско, занятую в годы Второй мировой войны, и подняла авторитет Организации.

С самых первых дней начала Второй Мировой Войны ветераны Общества написали коллективное письмо президенту США с просьбой принять их в действующую армию и использовать их многолетний боевой опыт.

Посторонние люди приносили в собрание деньги, вещи, жертвовали на организацию помощи соотечественникам в Европе, не спрашивали никаких расписок и не ждали благодарности. Особое внимание генерал Пучков обращал на отправку соответствующих документов в Европу для обездоленных соратников, позволявших им хлопотать о получении разрешения для выезда в США.

Постепенно увеличивалось количество членов Общества и к 25-летнему Юбилею в Обществе состояло 123 человека. Весной 1947 года был поставлен вопрос о создании кружка молодёжи, для подготовки будущей смены. Молодые ребята стали собираться в Обществе по выходным и принимали самое активное участие в двух Инвалидных Сборах. Душой всей послевоенной напряжённой деятельности был генерал Фёдор Пучков.

Основную задачу воинской организации он видел в бережном сохранении русской национальной идеи, столь ярко воплотившейся в Белом движении. Он верил, что пока сохранена наша русская сущность, жива и Россия, ибо Россия там, где бьётся верное русское сердце… Он завещал служить своему народу при всяких обстоятельствах. Деятельность Общества остановлена быть не может, и от взятых на себя обязательств освободить может только смерть. 2 февраля 1953 года Фёдор Абрамович Пучков скончался на 67 году жизни от сердечного недуга. Его сменил в должности Генерального штаба генерал-майор П. П. Петров, преподаватель русского языка в Армейской школе, находившейся в 125 милях от Сан-Франциско, в городе Монтерей.

Современный вид Дома Общества ветеранов  Великой войны в Сан-ФранцискоВ последующие годы продолжали прибывать новые группы русских беженцев из Европы и Китая. В оживившемся собрании появились новые лица и интересы. В 1951 году членский состав вырос до 130 человек. В то же время Общество вернулось в РОВС, после 12-летнего перерыва, вызванного военными событиями. В том же году «Русский Сокол» получил возможность собираться два раза в неделю. Жизнь собрания не прерывалась: концерты, лекции, обеды, приёмы гостей следовали непрерывно. За всё время существования Общества в его стенах побывали известные на тот период времени артисты и певцы, приехавшие из Европы и Азии в конце 1940-х годов.

11 марта 1962 года генерал Петров уходит на покой. Пост Председателя занимает герой гражданской войны, знаменитый начальник Дроздовской дивизии генерал-лейтенант В. К. Витковский, при вице-председателе, Генерального штаба полковнике Б. И. Попове. Постоянных гостей за преданность и полезную деятельность для Общества годовое собрание постановило переводить в действительные члены. 5 апреля 1964 года Председателем Общества был избран Борис Иванович Попов. С полным сознанием своего долга, он принял сорокалетнее наследство — духовное, военное и национальное. В 1979 году членов Сан-Францисского Кадетского Объединения приняли равноправными членами в Общество Ветеранов.

На протяжении всех лет своего существования эта уникальная организация препятствовала распылению русских людей, сохраняла и собирала верные кадры, которые впоследствии после падения железного занавеса стали передавать свой многолетний опыт верности России молодым кадетам — будущему возрождённой Родины.

Андрей Забегалин, Сан-Франциско

http://rusk.ru/st.php?idar=66239

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru