Русская линия
Седмицa.Ru М. Маханько01.05.2014 

Семинарский храм Санкт-Петербургской духовной академии
Рецензия на книгу: Берташ А., свящ., Галкин А. Семинарский храм Санкт-Петербургской духовной академии. СПб.: Санкт-Петербургская православная духовная академия, 2012. 144 с.

В 2012 г. в издательстве Санкт-Петербургской духовной академии вышла книга священника А. Берташа и А. Галкина «Семинарский храм Санкт-Петербургской духовной академии». Автор настоящей рецензии — искусствовед и рассматривает изложенный в книге материал именно в той части, которая касается истории архитектуры, проектирования, строительства, возведения, украшения и наполнения необходимой утварью и изображениями. То изложение, которое имеет отношение до исторических обстоятельств, персоналий, вопросов из истории Церкви и ее маленькой ячейки, я принимаю на веру и оставляю на суд других специалистов, сведущих именно в данных областях. Насколько можно судить по интонации, представленным в книге фото и архивным материалам, именно эта, человеческая история организации была той тайной, к раскрытию которой, и сбережению которой для потомков стремились авторы. И в этом преуспели.

Книга заявлена как альбом, что заранее создает иллюзию подарочного издания с обилием иллюстраций, которые способна предоставить полиграфия наших дней. Однако работа выглядит совершенно иначе. На страницах небольшого, почти карманного формата, подходящего скорее для жанра pocket-book, в строках убористого текста отложилась кропотливая работа авторов с архивными делами и старыми изданиями, мемуарной литературой и живыми свидетелями. Авторы предприняли попытку представить историю одного, в своем роде выдающегося, храма в разных аспектах. Это и история здания, архитектурного сооружения с уникальными подробностями строительства, которые позволили упомянуть не только императора Николая Павловича и обер-прокурора Священного Синода графа Н. А. Протасова, скульптора Ф. Демут-Малиновского и архитектора А. Ф. Щедрина, но и строительного подрядчика, рядовых строителей, лепщиков. Это и история пространства, наполненного иконными изображениями и необходимой утварью, сложная не только в силу общеисторических условий: храм претерпел значительное разорение в ХХ в., но и в силу художественных предпочтений получившего в новейшее время на какой-то момент иные, чужие, отличные от изначальных византинизирующие «одежды». Для авторов этот момент оказался настолько важен, что даже в оформлении издания было отдано предпочтение цветовой гамме «петербургского» стиля: напоминающие фарфоры Веджвуда или рельефы Ф. Толстого строгие сочетания серо-голубого тона и белого.

Но, прежде всего, в книге храм Санкт-Петербургской духовной академии предстает как место, где собирались, служили и общались люди -будущие и настоящие (не только во временном, но в качественном значении) — служители Церкви Синодального периода и XX в. И потому в ней оправданно присутствуют портреты многих исторических деятелей Российского государства и Церкви, духовных лиц, написанные либо литографированные профессиональными художниками, и любительские фотографии 1940−1970-х гг., архивные документы и воспоминания частного порядка, хранящие сведения-слухи.

Книга о храме Санкт-Петербургской духовной академии принадлежит к публикациям, в которых хочется видеть своего рода «ласточек». В современной науке почти не изучен, незаслуженно малоизвестен самый тип домового храма, идет ли речь о дворцах императорских или аристократических фамилий, резиденциях церковной иерархии разного ранга, светских или духовных образовательных учреждений. Несомненно, что в вариантах оформления такого рода ансамблей были возможны самые разные подходы, которые отражают возможности той или иной социальной группы.

Приведу в качестве примера факты из истории храмов Казанской епархии. На украшение университетского храма в Казани в начале XIX в. были потрачены большие средства, а материалы и некоторые изделия закуплены и исполнены в том числе за границей; в то же время интерьеры некоторых храмов при образовательных учреждениях на территории Казани и епархии теперь можно представить лишь благодаря их кратким описаниям в епархиальных известиях, имевших отношение к посещению их архиереем (например, Арсением (Брянцевым) в 1898 г.). Между тем образ и облик домового храма важен для истории повседневности, понимания жизни людей разного круга и социального статуса, формирования исторически значимых личностей и их окружения. На оформление домовых церквей влияли не только господствующие художественные вкусы, но и индивидуальные возможности семьи, дома либо учреждения; они интересны как варианты преломления «больших стилей».

Только благодаря скрупулезной работе в архивах, с сохранившейся старой литературой, предпринимаются попытки воссоздать, представить, как выглядел тот или иной храм, являвшийся частью архитектурного ансамбля и предназначенный не для прихода, соборного присутствия, не для многих, а для отдельной семьи или корпорации. Этот вопрос находит освещение в небольших работах (в качестве примера приведу несколько разделов в книге В. В. Антонова и А. В. Кобак о храмах Санкт-Петербурга[1] и работу Е. П. Ключевской, опубликованную в «Православном собеседнике», периодическом издании Казанской духовной семинарии и посвященную храму во имя великомученицы Александры при Родионовском институте благородных девиц в Казани)[2].

Как показывает рецензируемая книга, облик и образ домового храма оказывал влияние и на другие домовые храмы. В данном случае первый храм-зал Санкт-Петербургской духовной семинарии послужил образцом для храмовых внутренних помещений, как правило, учреждений благотворительного и просветительского характера — малолетнее отделение Сиротского института, Военно-чертежная школа (С. 22−23); а если взять, например, историю домового храма Казанского императорского университета, то она окажется важна для понимания причин появления определенных деталей в других более поздних храмах Казани и Казанской епархии. Так что работа, предпринятая по истории храма Санкт-Петербургской духовной семинарии и академии, являет своего рода образец сочетания архивных и исторических изысканий и обобщений, которые могут стать ориентиром для дальнейших работ в этой области церковной истории и археологии.

По сути, истинным альбомом, с крупными цветными иллюстрациями является именно завершающая часть книги, представляющая торжественные страницы современного дня учебного заведения — посвящения в сан, посещения почетных гостей, праздничные службы. Эти красочные моменты повседневности — возрожденная, свободная жизнь в восстановленном храме, весь облик которого является исторически подтвержденным и традиционным — создают тот настрой, который примиряет с прошлым и вселяет веру в будущее.

М. А. Маханько, кандидат искусствоведения, Церковно-научный центр «Православная энциклопедия»

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга: Христианская историко-церковная энциклопедия. СПб., 2003. С. 169−295.

[2] Ключевская Е. П. Из истории православного искусства Казанской епархии в XVIII — начале XX вв. // Православный собеседник: Альманах Казанской духовной семинарии. Вып. 1(22). Казань, 2012.

http://www.sedmitza.ru/lib/text/4 511 212/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru