Русская линия
Русский дом Надежда Ильичёва04.03.2005 

Восстани, что спиши?
14 марта — начало Великого поста

Великий пост — это ежегодный сорокоуст, который каждый из нас должен совершать о своей душе. Обычно мы заказываем сорокоусты в храмах о душах тех, кто ушёл в мир иной. А Великим постом Бог даёт нам возможность самим сорок дней молиться о спасении своих душ. Надо бы в эти дни молиться так, как будто ты уже умер и в день Пасхи должен предстать пред Богом. Вообще-то святые всю жизнь именно так и молились, но нам-то и сорок дней трудно. И всё-таки попробуем. Приступим 14 марта к этому самому важному в жизни делу.

А как приступить? Это наука наук. Начнём с малого и, Бог даст, каждый год будем приступать на всё более высоком уровне. Тогда после смерти будет легче проходить мытарства, а они неизбежная реальность, с которой нам придётся столкнуться, о них свидетельствовали святые люди, которым мы не можем не верить.

Никто (кроме врага рода человеческого) не мешает Великим постом нам самим совершить свой сорокоуст, ведь душа одинаково бессмертна и у нас, и у тех, кто ушёл в мир иной. Ещё неизвестно, будет ли кому помолиться о нас, когда мы умрём. Благоразумнее, не откладывая, уже во время земной жизни помолиться о своём спасении, самому добровольно пойти по мытарствам. Именно так и поступали духовно мудрые люди. И потому после смерти души их беспрепятственно возносились к Богу. Ведь что такое мытарства, которые, по учению святых отцов, ожидают каждого из нас после смерти? Это как бы экзамены для души, проверка того, к какой страсти она больше склоняется, к чему больше стремится, — к удовлетворению своих страстей или к Богу. На мытарствах будет ясно видно, что мы из себя представляем. Там не прикроешься лицемерием. Каждая твоя страсть предъявит на тебя свои права. Подобное стремится к подобному. И обладаемый страстями соединится с падшими духами, а стремившийся исполнять заповеди Господни — с Богом.

Если в этой жизни ты лгал, клеветал, злобствовал, то неизбежно соединишься с отцом лжи, клеветы и злобы. А как иначе? Стало быть, чтобы поститься по-настоящему, надо нам в Чистый понедельник как бы умереть, забыть о своём теле и начать отмаливать свою душу. Должны же мы понять наконец, что «там» нас ждёт объективная реальность, и надо здесь выбрать: или страсть, или Бог. Ты свободен выбрать страсть, но должен знать, что «там» она свяжет тебя нерасторжимыми узами, будет мучительно безмерной и неутолимой. Ведь если здесь мы с помощью Божией не сможем победить малого, то там тем более не победим безмерного. Не хочется никого запугивать. Просто это правда, потому что так говорили святые отцы. Да и не надо бояться. Жить надо, бороться со страстями надо. Для того Бог даёт нам время благоприятное — Великий пост.

Святитель Игнатий Брянчанинов

Святитель Игнатий (Брянчанинов) показал нам, как мы должны поститься, что ожидает нерадивых и неподготовленных при переходе в вечность. «В субботу 12 августа 1867 года, — пишет духовная дочь святителя С.И. Снесарева, — ночью я худо спала. К утру уснула. Вижу — пришёл владыка Игнатий, с грустью и сожалением смотрит на меня: „Думайте о смерти, — говорит он, — не заботьтесь о земном! Всё это только сон, земная жизнь — только сон! Время близко, очищайтесь покаянием, готовьтесь к исходу. Сколько бы вы ни прожили здесь, всё это одинмиг, один только сон“. Видя моё равнодушие к смерти и исполнясь состраданием к моим немощам, он стал умолять меня обратиться к покаянию: „Вы слепы, ничего не видите и потому не боитесь, но я открою вам глаза и покажу смертные муки“. Я стала умирать. Моё тело стало мне чуждо, как бы не моё. Моё зрение и ум (духовные) увидели то, что есть действительно, а не то, что нам кажется в этой жизни. Эта жизнь — сон, только сон! Все блага и лишения этой жизни не существуют, когда наступает со смертью минута пробуждения. Нет ни вещей, ни друзей — одно необъятное пространство, и всё это пространство наполнено существами страшными, непостижимыми нашим земным ослеплением. Они кишат вокруг нас в разных образах, окружают и держат нас… Мука неописуемая! Лишь бы на одну минуту перевести дыхание! Зрение, ум и дыхание невыразимо мучались от того, что эти ужасные страшилища лепились вокруг них и тащили в разные стороны, чтобы не дать мне возможности произнести имя Спасителя…

Опять голос владыки Игнатия: „Молитесь непрестанно, всё истина, что написано в моих книгах. Бросьте земные попечения. Только о душе, о душе заботьтесь“. И с этими словами он стал уходить от меня по воздуху как-то кругообразно, всё выше и выше над землёй. К нему присоединился целый сонм таких же светлых существ, как будто ступенями необъятной, невыразимой словами лестницы… Глядя на них и возносясь духом за этой бесконечной полосой света, я не обращала уже внимания на страшилищ, которые в это время бесновались вокруг меня, чтобы привлечь моё внимание к ним новыми муками…

Преосвященный Игнатий поднимался всё выше. Но вот его окружил сонм лучезарных святителей, он потерял свой земной вид и сделался таким же лучезарным. С этой высоты владыка Игнатий ещё бросил на меня полный сострадания взгляд. Вдруг, не помня себя, я вырвалась из власти державших меня и закричала: „Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего Преосвященного Игнатия и святыми его молитвами спаси и помилуй меня, грешную!“ Мгновенно все ужасы исчезли, настала тишина и мир… Во время этого сна я узнала, что когда мой ум сосредоточивается на мысли о Боге, ужасные существа мигом удаляются, но только лишь мысль развлекается, в тот же миг они окружают меня, чтобы мешать моей мысли обратиться к Богу…».

Этим записям почти сто пятьдесят лет. Но неподдельность и истинность их каждый, кто хоть сколько-то пытался жить по-христиански, т. е. стремился к спасению своей души, изведал на своём опыте. Вот начинаешь молиться, а кто-то липнет к твоим мозгам, растаскивает мысли в разные стороны, иногда даже посылает некие «блестящие» идеи в науке там или в бизнесе. Ни на что враг не скупится, лишь бы отвлечь человека от молитвы, от спасения души.

Или вот надо в воскресенье в храм идти, надо покаяться, причаститься. И начинаются «танталовы муки». Возникает полоса препятствий, каждый раз словно на Эверест поднимаешься, а храм-то вот он, рядом, накануне бегал в суете туда-сюда, а тут встать не можешь. Я знаю многих молодых, здоровых людей, у которых сил нет прийти на службу, исповедаться, причаститься, соблюдать посты не в качестве диеты, а так, как церковный устав велит: великопостными службами, воздержанием от празднословия и развлечений, покаянием, т. е. изменением своей души. Молодой человек говорит матери утром в воскресенье: «Я не могу встать». Именно сил нет, хотя умом и сердцем многие всё прекрасно понимают, даже святых отцов читали и спасение души им вроде бы небезразлично. Но всё не так просто. Даже совсем не просто. Знать и понимать мало. Враг цепляет наши души за наши страсти, как за крючки, и заковывает в цепи. Попробуй, освободись. Если в XIX веке (золотом) в райском имении госпожи Снесаревой это было так трудно, то теперь, в нынешнем грохоте и скрежете, среди небывалой ранее в российской истории пошлости и подлости, это почти невозможно. «Человекам это невозможно, Богу же возможно всё». А мы, если не можем идти, то поползём в храм. Другого-то пути нет. Не полезешь в гору, покатишься вниз в пропасть. Бог, увидев направление нашего движения к храму, силен освободить нас от цепей, поставить нас на ноги.

Посмотрите, как некоторые старики в храм бегут, а молодые ползут. Вот в Церкви, в её Таинствах, на пути исцеления своей души с помощью Божией, мы сможем реально помочь и своим ушедшим предкам, и даже ещё неродившимся потомкам. Ничего удивительного тут нет. Ведь Церковь — Тело Христово, живой организм. Отмаливая себя, исцеляясь сами, мы отмаливаем и способствуем исцелению всех людей. Святой старец Силуан молился за весь мир. И это понятно: здоровый может помочь больному. Врагу не за что зацепить очистившегося от страстей, он не может помешать его молитве, и её милостиво принимает Бог.

Преподобный Антоний Великий говорил, что христианин должен властвовать над собою. Не позволять глазам видеть что-либо худое (а мы добровольно приковываемся к телевизору), не позволять ушам слушать пересуды и влагаемые нечистым духом помыслы, языку своему не давать воли говорить пустые речи, руки свои простирать к делам милосердия.

Попробуем Великим постом начать жить так. Господи, помоги!

http://www.russdom.ru/2005/20 0503i/20 050 303.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru