Русская линия
Официальный сайт Сергея Глазьева Сергей Комков03.03.2005 

Лукавые реформаторы

Погром российского образования вступил в решающую стадию. Лощеные, шикарно пахнущие лучшими французскими одеколонами, новоявленные российские реформаторы, получившие образование в самых престижных американских университетах, завершили подготовительную работу по превращению России в страну «третьего мира». Процесс был довольно не простым. Пришлось преодолеть упорное сопротивление «старой гвардии», не желающей уступать позиции и становиться послушным быдлом, с радостью воспринимающим любую чушь и нелепицу, сочиненную в тихих лабораториях американских и британских спецслужб. Пришлось фактически изменить всю политическую систему государства, превратив ее в послушное орудие для осуществления своих далеко идущих замыслов.

9 декабря 2004 года войдет в историю государства Российского как очередной контрреволюционный переворот. Свершился этот переворот тихо, под невнятное бубнение послушных средств массовой информации. И только специалисты, запершись в тиши своих кабинетов, для успокоения нервной системы хлещут стаканами валерьянку и пытаются представить себе масштабы катастрофы, свалившейся на головы пока еще ничего не подозревающих россиян.

В России больше нет бесплатного образования. Это значит, что государство официально отказалось от важнейшей социальной функции — обучения и воспитания подрастающего поколения своих граждан. Теперь образование становится сферой коммерческих услуг, предметом купли-продажи, товаром, который смогут купить далеко не все. В соответствии с утвержденными правительством документами высшее образование становится уделом только избранной когорты, в которую войдут дети олигархов, высокопоставленных государственных чиновников и политических функционеров.

Высшее профессиональное образование переводится на двухуровневую систему. Проучившись четыре года, студент получит степень бакалавра, которая, как образно выразился ректор МГУ Виктор Садовничий, фактически будет равняться уровню лаборанта. Для обучения во второй ступени — магистратуре — нужно будет платить. И платить не мало. Уже сегодня обучение на платных отделениях ведущих российских вузов стоит от 3 до 5 тысяч американских долларов в год. Если учесть, что установленный законом минимальный размер оплаты труда составляет сегодня около 25 долларов, а средняя зарплата учителя не превышает 150 долларов в месяц, путем простых арифметических действий можно посчитать, сколько лет нужно работать простому учителю, чтобы дать возможность получить высшее образование своему ребенку. Это значит, что накопить требуемую сумму он сможет только к концу жизни. А если в его семье не один ребенок, то, видимо, определять, кому учиться, а кому — нет, будет жребий.

Авторы реформы упорно пытаются доказать, что бесплатного образования не бывает, что все равно кто-то должен платить. С данным положением никто и не спорит. Образование действительно является затратной сферой. Но, мало кто вспоминает о том, что один рубль, вложенный в образование, через десять лет дает семь рублей прибыли. И прибыль эта поступает не в карман конкретного гражданина, а в «закрома государства» в виде налогов с продукции, произведенной подготовленными и обученными специалистами. Посыл о том, что образование является личным делом каждого отдельно взятого гражданина, изначально ошибочен. Это плод измышлений некомпетентных экономических руководителей. Общество выбирает себе руководство и нанимает государственный аппарат для того, чтобы решались главные социальные задачи: обеспечение равных прав и возможностей всем гражданам, защита их имущественных интересов и обеспечение их личной безопасности. Собирая налоги и планируя экономическое развитие, государство должно, во-первых, обеспечить социальное равенство всех налогоплательщиков, а, во-вторых, грамотно распределить поступающие в бюджет средства. Если этого не происходит, нанятых менеджеров надо менять. Другого варианта история не знает.

Сегодня надо признать, что у руководителей министерства образования и науки нет реального механизма осуществления своей важнейшей функции по обеспечению страны квалифицированными, грамотными кадрами, способными решить важнейшие задачи социально-экономического развития России. Полный перевод системы образования на рыночные отношения означает не только крах социальной политики, но и выведение страны за скобки списка ведущих мировых держав.

Лукавые реформаторы пытаются рассказывать легковерному российскому обывателю сказки о государственном именном финансовом обязательстве (ГИФО), которое будет выдаваться по результатам единого государственного экзамена (ЕГЭ). При этом забывают указать, что ГИФО самой высшей категории все равно не покроет расходов на полноценное высшее образование, и что ЕГЭ для получения соответствующего ГИФО сумеют сдать только считанные единицы. Остальным придется платить по полной программе из собственного кармана. Очень много сказок рассказывается о возможности получения кредитов для обучения в вузе. При этом никто не знает, кто и на каких условиях будет эти самые кредиты выдавать. Кроме того, как это уже неоднократно говорили ведущие специалисты в системе образования (в том числе ректор МГУ Виктор Садовничий), система ЕГЭ приведет к потере для страны огромного количества одаренных детей, которые, будучи талантливы в какой-то конкретной сфере, просто не смогут сдать этот пресловутый экзамен и попасть на учебу в вуз. В угоду амбициям наших «реформаторов» мы лишимся сотен тысяч ломоносовых и кулибиных.

Не лучше обстоит дело и с общим средним образованием. Под лукавым предлогом необходимости дополнительной подготовки детей к восприятию школьной программы вводится еще один подготовительный класс, обучение в котором будет проводиться фактически за деньги самих родителей. Под тем же лукавым предлогом разгрузки учащихся на 25% будет проведено секвестрование расходов на образование и сокращение численности российских учителей. Но, и те учителя, которым «посчастливится» остаться на рабочем месте, в соответствии с новым порядком оплаты труда будут получать крохи. Принцип подушевого финансирования образования, когда деньги следуют за учеником, учителя малокомплектных школ (то есть практически — всех сельских школ) вообще останутся без зарплаты. В нынешней ситуации это фактически будет означать полный крах российского села. Последствия даже страшно себе представить, так как при необъятных российских территориях они превратятся в не возделываемую пустыню. Уже сегодня в двух часах езды от Москвы, к примеру, в Тверской губернии можно проехать десятки километров, не встретив на своем пути ни одного поселения. А, если учесть, что по официальной статистике Россия умирает со скоростью 800 тысяч человек в год, скоро мы превратимся в страну призраков.

Но, и там, где дети пока еще останутся, после проведения мероприятий по «разгрузке» они будут лишены всего, что может способствовать их творческому развитию. Все дополнительные занятия: музыка, изобразительное искусство, спорт, информатика, иностранные языки и прочее будут проводиться только за деньги родителей. Если учесть, что миллионы россиян сегодня живут за чертой бедности и миллионы еле-еле сводят концы с концами, их дети навсегда будут лишены возможности приобщения к искусству, спорту, компьютеру и иностранным языкам. Сегодня по подсчетам независимых экспертов в России насчитывается от двух до четырех миллионов беспризорных детей. За десять последних лет количество сирот в стране выросло в два раза. В ближайшее время нас ожидает настоящая социальная трагедия. Миллионы неприкаянных беспризорных детей, не нужных ни школе, ни опустившимся на социальное дно родителям, ни государству будут медленно, но упорно копить злобу на страну, в которой им не нашлось места под солнцем. И эта неуправляемая криминальная масса сметет с лица Земли всех, включая холеных, благоухающих дорогими французскими одеколонами, дядей из министерства образования, Государственной Думы и Высшей Школы Экономики.

Страна должна знать своих «героев», так настойчиво предлагающих в экстренном порядке проведение «реформ». В первую очередь, это непосредственный разработчик концепции «модернизации» Ярослав Кузьминов, объявленный неизвестно кем лучшим ректором 2003 года и поднятый выше многих действительно заслуженных и авторитетных руководителей российских вузов. Этот «уникальный профессор» к тому же стал председателем Российского Общественного Совета Развития Образования (РОСРО). Россия помнит имена великих педагогов: Ушинского, Макаренко, Сухомлинского, живших в далекие «доперестроечные» времена. Россия знает имена наших талантливых современников: Шаталова, Лысенковой, Щетинина, Амонашвили. Но, что сделал для российской педагогики молодой ректор Высшей Школы Экономики Ярослав Кузьминов, не знает никто. Боюсь, что его слава может оказаться геростратовой.

Огромный «вклад» в разработку концепции «модернизации» образования внес бывший министр Владимир Филиппов. Этот тихий человек, скромно занявший сейчас должность помощника премьер-министра, создал все необходимые предпосылки к тому, чтобы открыть просторы перед нынешними «реформаторами». Уже перед самым выходом с министерской должности Филиппов поспешил внести свою достойную лепту в уничтожение российской школы, утвердив вопреки требованиям Закона совершенно не проработанные стандарты образования. И сегодня, с высоты своего нового положения, он лукаво поглядывает на то, что творится после его «плодотворной» деятельности. 9 декабря 2004 года на парламентских слушаниях по проблеме модернизации образования в Государственной Думе он тихо сидел на «галерке» и мило улыбался присутствующим, предоставив своим юным коллегам возможность спокойно «обрабатывать общественное мнение» депутатов и экспертов.

Свое «достойное» место в когорте «реформаторов» занял и бывший заместитель министра, а ныне — руководитель Федеральной службы надзора в системе образования Виктор Болотов. Именно он настойчиво и планомерно «проталкивал» идею единого государственного экзамена, на который при всей нищете нашего образования только в 2004 году было потрачено 900 миллионов рублей. Кроме сего печального факта педагогическая общественность больше не знает никаких заслуг за этим чиновником.

Ну и, наконец, в этом строю оказался новый министр образования и науки Андрей Фурсенко. Этот мало известный специалистам-педагогам ученый влетел на министерский Олимп как-то неожиданно. После своего назначения он сделал ряд заявлений о том, что требуется серьезная проработка всех вопросов, связанных с модернизацией образования, и что спешка здесь опасна. Но, не прошло и полугода, как ситуация резко изменилась. Это наводит на мысль о том, что, либо он лукавил, призывая не форсировать реформу образования, либо «модернистское лобби» оказалось сильнее министра. Сдача позиций российского образования началась сразу после вступления Андрея Фурсенко в должность. Уже летом 2004 года при активном участии министерства образования и науки практически был «кастрирован» Закон «Об образовании». Из него улетучилось упоминание о приоритетности сферы образования, о государственных гарантиях развития системы образования, об ограничении платности образования, о государственной поддержке негосударственных образовательных учреждений и многое другое. Новый министр, не моргнув глазом, согласился на ликвидацию всех социальных гарантий для работников системы образования и социальной помощи учащимся. При рассмотрении проекта бюджета на 2005 год он даже не стал поднимать вопроса об увеличении ассигнований на нужды образования. И это в стране, где из 65 тысяч школ 24 тысячи (37%) находятся в плачевном состоянии и фактически не пригодны к обучению детей. Господин Фурсенко уже тогда согласился на сокращение ассигнований на проведение программ по профилактике детской беспризорности и правонарушений несовершеннолетних, а также на программу по работе с одаренными детьми. И это весьма симптоматично. Сегодня вполне понятно, почему сокращению подверглись именно эти направления. Новое руководство министерства образования и науки считает социальные программы ненужной обузой, поскольку в соответствии с их новой доктриной образование является всего лишь сферой коммерческих услуг. Неоценимую помощь во всех начинаниях министру оказывает его бывший сослуживец и товарищ Андрей Свинаренко. Это человек одинаково далекий и от образования, и от науки, не сумевший за свои 50 лет сделать ни одного научного открытия или хотя бы получить ученую степень. Но, зато он весьма близок к крупным коммерческим и финансовым кругам (в частности, к не безызвестному предпринимателю Альфреду Коху) и, видимо, именно поэтому весьма активно лоббирует процесс вступления России в ВТО, в результате чего нашу страну ожидают немалые потрясения. Очень трудно верится в то, что эта дружная компания профанов и дилетантов может помочь несчастному задавленному российскому образованию.

Все это могло бы компенсироваться за счет противовеса со стороны законодательной власти. Но, увы! Законодательная власть сегодня не менее лукава, чем чиновники. Председателем думского комитета по образованию по воле судьбы и по направлению партии стал никому не ведомый руководитель рязанского института развития образования (раньше они назывались институтами усовершенствования учителей) и по совместительству — лидер местных «медведей» Николай Булаев. Трудно судить о профпригодности данного законодателя, поскольку не удалось найти ни одного серьезного документа или научного труда, свидетельствующего о его достижениях в области образования. Зато он успел прославиться своими скандалами по поводу Ново-Рязанской ТЭЦ и по поводу обмана рязанских избирателей, опрометчиво доверивших ему борьбу с коррупцией. Таким образом, во главе одного из ключевых комитетов Государственной Думы оказалась «темная лошадка», имеющая большие провинциальные амбиции, но не способная на принятие каких-либо самостоятельных решений. На парламентских слушаниях 9 декабря 2004 года, посвященных судьбе российской школы, он по своей отработанной партийной привычке решил вообще не предоставлять слова ни одному оппоненту из числа руководителей крупнейших общественных организаций и профсоюзов. И заслуженным в образовании людям — профессорам и академикам, подобно академику Андрею Сахарову, пришлось брать думскую трибуну с боем под вопли господина Булаева о том, что он немедленно вызовет охрану для усмирения непокорных. Большего позора за последние годы педагогическая наука еще не видела.

В бытовой практике есть такое понятие — «клубный мальчик». Все наши нынешние «реформаторы» весьма подходят под это определение. Они уютно чувствуют себя в не по праву принадлежащих им высоких креслах. Дружески похлопывая друг друга по плечу и рассказывая анекдоты о бестолковой жизни россиян, они, походя, размышляют о благе Отечества, делая все возможное для того, чтобы у этого Отечества не было будущего. Они берут на себя ответственность решать судьбы миллионов сограждан, глубоко презирая их мнение и делая все возможное для гибели страны, которая является единственным и последним прибежищем для этих самых сограждан. Многие из этих «клубных мальчиков» уже давно живут вне пределов нашей страны. Если не физически, то духовно. Складывается впечатление, как сказал на заседании Правительства 9 декабря 2004 года вице-президент РАН академик Александр Некипелов, что все наши «реформаторы» патриоты. Только патриоты не той страны, в которой живут и работают. Поэтому они уже давно привыкли все переводить на язык торгашей и менял.

Когда-то Господь призвал гнать менял и торгашей из Храма. Потому что все, что они делают — от лукавого. Сегодня в наш великий Храм Знаний ворвались презренные люди, пытающиеся торговать самым святым. Не пора ли им указать на дверь?

Комков Сергей Константинович, президент Всероссийского Фонда Образования, доктор педагогических и философских наук, профессор, академик

http://www.glazev.ru/party/672/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru