Русская линия
Интерфакс-Религия Виктор Харабуга15.04.2014 

Я бы не сказал, что в Крыму так уж велики экстремистские настроения

Об исламистской проблематике и о путях достижения этноконфессиональной стабильности в Крыму рассказывает крымский этнополитолог, общественный деятель, коренной крымчанин Виктор Харабуга.

— Контролирует ли Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК) ситуацию в религиозной сфере?

— В течение последних лет происходили постоянные конфликты между ДУМК и «Хизб ут-Тахрир» (запрещенная в России с 2003 года террористическая исламистская партия, целью которой является создание халифата — «ИФ»), которая была официально разрешена на Украине и действовала в условиях Автономной республики Крым. Напряжение между ними было довольно большое. Поскольку муфтий Крыма находился и находится под контролем меджлиса, а он, в свою очередь, был в весьма в натянутых отношениях с «Хизб ут-Тахрир», меджлис добивался закрытия этой экстремистской организации — в основном потому, что видел в ней конкурента в плане влияния на крымских татар.

«Хизб ут-Тахрир» пользовалась авторитетом у молодой части мусульман. Их подкупала декларируемая партией искренность, самоотверженность, попытки действовать во имя социальной справедливости. В действительности она является базой для экстремистских, террористических организаций, хотя в Крыму и на Украине «Хизб ут-Тахрир» никаких терактов не проводила, подчеркивая, что главной ее целью является создание исламского халифата ненасильственными методами. Лидеры, журналисты, спикеры этой организации всегда это подчеркивали. Но антагонизм между меджлисом и исламистскими радикалами всегда существовал.

В новых условиях крымские власти должны уделять повышенное внимание контролю, а также подавлению любых экстремистских проявлений любых организаций, которые могут прийти из России, в частности, Поволжья, Башкирии. Не случайно местное управление ФСБ возглавил бывший руководитель этой службы из Башкирии, который длительное время занимался именно вопросами профилактики религиозного экстремизма.

Влияние Духовного управления мусульман Крыма очень слабое, так как имеет место плотное сотрудничество с радикальными исламскими группами.

— Возможно ли объединение усилий крымских исламистских радикалов разного толка и украинских ультранационалистов для дестабилизации обстановки на полуострове?

— Такое, в принципе, может быть. Радикалы могут организовать теракты. Но ситуации, подобной той, что на Кавказе, они не смогут развернуть, потому что здесь другая обстановка. Крымско-татарское население, кроме отдельных лиц, не готово к подобным действиям, да и технически это невозможно. Попытки организовать нечто подобное будут расцениваться как вредительство. Украинских националистических организаций в самом Крыму нет.

— Откуда на полуостров приезжали представители националистических организаций?

— Это были группы «майданутых», в основном из Западной Украины, хотя и не только.

— На фоне возвращения Крыма ситуация с Сирией ушла на задний план. Однако известно, что в ней участвовали исламистские боевики, воюющие против законного режима Асада. Из них, как минимум, несколько десятков были крымские татары. Существуют ли риски, связанные с их возвращением в Крым?

— Они действительно были там. Теоретически, они могут вернуться. Но здесь уже многое зависит от работы спецслужб. Российские спецслужбы в этом плане намного активнее, чем украинские. Вернуться могут отдельные люди, но не стоит преувеличивать их количество. Число крымских мусульман в рядах сирийских боевиков не такое большое, чтобы нагнетать ситуацию. Кстати, в украинских и крымских вузах учится много студентов из Сирии, но с ними ведется соответствующая работа. При хорошем контроле нет никаких рисков.

— Существуют ли в Крыму тренировочные базы исламистских радикалов? Не является ли это пропагандистской страшилкой?

— Пожалуй, это из области мифов.

— Какова, на Ваш взгляд, дальнейшая судьба ислама в Крыму? Будет ли количество мусульман расти или уменьшаться?

— Я думаю, оно останется неизменным. Во-первых, силовые структуры, Федеральная служба безопасности, в которую, кстати, вошли хорошие специалисты, будут мобилизовывать и контролировать местное исламское сообщество. Во-вторых, важно нормальное функционирование всех структур для мусульман. У нас построено довольно много мечетей, они регистрируются в установленном порядке. Государство должно все это регулировать, не позволять исламу из религии превращаться в политическую структуру, и тогда все будет нормально. Я бы не сказал, что тут так уж велики экстремистские настроения.

— Как обществу и государству влиять на молодежь, чтобы она не ломала свои жизни и жизни будущих поколений, поддаваясь экстремистским настроениям?

— Необходима комплексная работа силовых структур и поддержка традиционного ислама, воспитание взаимопонимания между различными нациями, религиозными конфессиями. Для этого в Крыму есть хорошая среда. Меджлис использовали, пытаясь сделать из него «цепного пса», борющегося против русского «крымского сепаратизма». На этом все радикалы и играли, но даже этот крымский радикализм совсем не такой агрессивный и опасный, как на Кавказе.

Лаура Токарева, cпециально для «Интерфакс-Религия»

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=394


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru