Русская линия
Фонд «Возвращение» Вадим Дормидонтов10.04.2014 

Судьба многострадального памятника

Вадим Сергеевич ДормидонтовКомиссия Мосгордумы по монументальному искусству одобрила предложение одного из соучредителей нашего фонда журналиста-москвоведа В.С. Дормидонтова о возвращении памятника Гоголю работы скульптора Н. Андреева и архитектора Ф. Шехтеля на место его первоначальной установки в конце Гоголевского бульвара. Ниже приводится его интервью по этому вопросу.

— Вадим Сергеевич, как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию?

— Дело в том, что вопрос о возвращении этого памятника — не просто культорологический спор, а чрезвычайно важная для всех нас нравственная проблема проявления должного уважения к волеизъявлению наших предков. А через это и к самим себе тоже!

В Москве существуют всего три памятника, созданных (в буквальном смысле) на народные деньги. Это памятник Минину и Пожарскому, опекушинский Пушкин и андреевский Гоголь. Средства на памятник Гоголю россияне всех сословий собирали «с миру по нитке» тридцать (!) лет. О степени народного признания его творчества красноречиво говорит тот факт, что на протяжении трёх дней люди шли непрерывным потоком, чтобы проститься с любимым писателем; а от церкви на Моховой, где проходило отпевание, до кладбища Данилова монастыря, в распутицу и бездорожье, профессора и студенты Московского Университета на руках несли гроб с его телом более восьми вёрст (!).

Открытие памятника 26 апреля 1909 г. вылилось во всенародные торжества, на площади и прилегающих улицах собралось более 20 тыс.человек. В учебных заведениях на три дня были отменены занятия. Присутствовало около 100 делегаций зарубежных писателей, учёных и общественных деятелей. Тогда же была впервые исполнена «Гоголевская кантата», специально написанная по этому случаю композитором Ипполитовым — Ивановым.

— Но говорят, что поначалу творение Андреева понравилось не всем?

— Конечно, ведь художественное решение памятника было столь необычно. Но если наши лучшие художники: Репин, Серов, Поленов, Врубель, Коровин… были восхищены этим произведением Андреева и даже Л. Толстой (который, в принципе, был против установки памятников писателям) высказал одобрение, то стоит ли обращать внимание на нападки каких-то мелкотравчатых критиков? Представители Городской Думы клялись, что Москва будет свято чтить и хранить этот памятник. Это ли не завет нашим думцам?

Однако в 1951 г. внезапно и без каких-либо объяснений андреевский шедевр был демонтирован и, лишь чудом избежав переплавки, отправлен в Донской монастырь; а его место занял бронзовый официоз работы скульптора Н. Томского, снабжённый к тому же глумливой надписью «От правительства Советского Союза». Мол, от народа — это не считается, а вот теперь будет настоящий — от правительства. Весьма вероятна гипотеза, что «скорбный Гоголь» портил настроение часто проезжавшему мимо него на Кунцевскую дачу «отцу народов».

— И как же отреагировали москвичи на исчезновение андреевского монумента и появление заместившего его «двойника»?

-В период «культа личности», ни о каких протестах не могло быть и речи, но московские острословы всё же откликнулись на это саркастическим стишком: «Юмор Гоголя нам мил, слёзы Гоголя — помеха. Сидя, грусть он наводил, пусть стоит теперь — для смеха!».

— Какова была дальнейшая судьба опального памятника?

— Во времена «хрущёвской оттепели» памятник вернули, но не на своё законное место, а в проходной двор на Никитском бульваре. Так два больших памятника одному и тому же лицу оказались в 350-ти метрах друг от друга — что, само по себе, уже является нелепостью.

При нынешнем размещении, ввиду отсутствия достаточного пространства и света, андреевский шедевр, зажатый между домами и заслоняемый ветвями деревьев, вообще невозможно воспринимать так, как он был задуман автором. Совершенно теряется потрясающий эффект изменения выражения лица Гоголя при круговом обходе памятника на определённом от него удалении.

— Это, правда, что борьба за возвращение андреевского Гоголя идет уже более полувека?

— Да, ещё с середины 60-тых годов эта тема неоднократно обсуждалась в СМИ; и поднимали её люди весьма уважаемые: академик Д. Лихачёв, писатель Ю. Нагибин, известный гоголевед Ю. Манн, священник Александр Мень, историк Арбата академик С. Шмидт, поэт Булат Окуджава, народный артист М. Ульянов и многие другие.

Новый Моссовет, получив все необходимые согласования, направил соответствующее ходатайство в Верховный Совет РФ и, наверное, этот вопрос решился уже тогда, если бы не известные события октября 1993 года.

В 2008 г. 50 известных культурных и научных деятелей, руководители всех профильных академий и творческих союзов (среди которых было17 академиков и 18 народных художников и артистов России), обратились в Государственную Думу с предложением, к наступающему 200-летнему юбилею Гоголя, вернуть андреевский монумент на его исконное место.

Обращение это было поддержано ещё и рядом крупнейших культурных организаций столицы: Третьяковской галереей, Музеем изобразительных искусств им. Пушкина, Российской Государственной библиотекой, театром имени Гоголя, Российским Гуманитарным Университетом, фондом «Возвращение» и другими.

Обсуждению этого вопроса был посвящено даже специальное заседание Экспертно-консультационного Совета при ГД РФ. В результате широкой дискуссии, выяснилось, что против возвращения памятника никто не возражает, но итогового документа почему-то принято не было.

— Какие доводы выдвигают ваши оппоненты?

— По-моему, их доводы, если не надуманны, то, по меньшей мере, неубедительны.

Действующий Федеральный Закон «Об охране памятников» перемещение их не запрещает (переместили же «Рабочего и колхозницу», а на очереди ещё «Шуховская башня»), тем более, что речь идёт вообще не о переносе, а об объединении ранее варварски разорванного художественно-архитектурного комплекса.

Разговоры о том, что в доме № 7 на Никитском бульваре Гоголь провёл последние годы своей жизни — не аргумент. «Гоголевский комитет», надо полагать, был осведомлён об этом не хуже наших оппонентов, однако ещё в 1906 г. категорически отверг такой вариант установки, отметив в протоколе, что «место это страдает полной антихудожественностью». Как нарочно, именно там и находится сейчас памятник.

Изменившаяся градостроительная ситуация, о которой так любят говорить наши оппоненты,

тоже не помеха. Руководствуясь такой логикой, нам пришлось бы убрать и многие другие оказавшиеся на городских площадях памятники. На то и существует ландшафтная архитектура, чтобы решать такие проблемы; например, путём создания, с помощью зелёных насаждений и других средств, относительно закрытой зоны; тем более, что памятник стоит на бульваре.

Ну и, конечно, любимый довод обывателей: «Мы привыкли и не хотим ничего менять!» Во-первых, не привыкли, а приучили; а во-вторых, не всякие привычки следует сохранять.

-А может быть, следует посоветоваться с народом?

— Проводить по этому поводу референдум было бы нелепостью. Лишение народа построенного на его же деньги памятника есть откровенная кража, а возвращение украденного не может быть предметом общественного обсуждения!

— Ну, а что будем делать с памятником Томского?

-Не вижу здесь никаких проблем. Ему можно найти достойное применение где-либо в другом месте. Возможно, его согласится принять в дар Зеленоград: там есть улица Гоголя с подходящими для установки памятника площадками. Кроме того, существует «Музеон» — парк скульптур советского периода, где ему был бы обеспечен должный уход. Горевать о том, что в Москве станет одним произведением Томского меньше, не стоит: в столице ещё остаётся около двух десятков его работ.

— Наверное, подобный перенос потребует больших затрат?

— Не думаю. Уж точно, не больше того, что мы платим иностранным легионерам, заманивая их в наши футбольные команды. Полагаю, что, если даже в Минкульте не окажется достаточно средств, найдутся меценаты, готовые помочь в осуществлении этого благого дела, или, уж в крайнем случае, объявим ещё одну всенародную подписку.

— Вы надеетесь на успех?

— Замечательный русский писатель А.И.Куприн говорил, что «Москву можно представить себе скорее без „Царь-колокола“ и без „Царь-пушки“, нежели без андреевского Гоголя». Из этого признания можно понять, что значил этот памятник для москвичей того времени. Он, бесспорно, является одной из наиболее ярких достопримечательностей нашего города, а за рубежом известен как лучший в Европе образец монументального искусства. Хотелось бы верить, что у нас хватит мудрости и решимости, исправить эту чудовищную несправедливость и восстановить творение Н. Андреева и Ф. Шехтеля в его первозданном виде, дабы дети и внуки наши увидели настоящего Гоголя, о существовании которого сейчас, как это ни прискорбно, большинство жителей Москвы просто не знает.

На фото — слева памятник Н.В. Гоголю работы Андреева. Справа — работы Томского.

http://vozvr.ru/tabid/248/ArticleId/2504/sud-ba-mnogostradal-nogo-pamyatnika.aspx


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru