Русская линия
Русский курьер Константин Кедров02.03.2005 

Свобода — дар Божий, а не яичница

Папа Иоанн Павел II продолжает удивлять мир. Его пятая книга «Память и идентичность» не успела лечь на прилавки, как вызвала яростный протест общественности. Дело в том, что аскетически настроенный понтифик, осуждая аборты, сравнил их с Холокостом. Неадекватность такого сравнения очевидна, если понимать слова автора буквально.

Между тем, в своих книгах Папа Иоанн Павел II прежде всего литератор. Он прибегает к ярким образам, метафорам и гиперболам, чтобы заострить мысль. Смешно критиковать гиперболу за явное преувеличение. Современное общество вообще больше и больше удаляется от правил художественной игры. Метафору вытесняет сухая документалистика или отвязанная фантастика. Только снижением эстетической планки можно объяснить столь вульгарное и прямолинейное истолкование высказывания против абортов, с которым вовсе не обязательно соглашаться.

Папа — поэт не только потому, что выпустил книгу стихов. Он один из немногих, кто в состоянии предложить современной цивилизации иной путь развития. Критикуя секс и общество потребления, он несомненно вызовет лавину насмешек, и, несмотря на это, одна из его пяти книг уже достигла двадцатимиллионного тиража. Это вовсе не означает, что, прочитав Войтылу, все 20 миллионов читателей откажутся в эпоху СПИДа от предохранительных средств, перестанут посещать ночные клубы и поставят жирный католический крест на планировании семьи, плодясь, как кролики.

Успех книг Иоанна Павла II в мире, все более отходящем от религии, вполне закономерен. Чем дальше от нас мечта, тем она заманчивей. А Папа предлагает миру свою мечту. Да еще и подтвержденную собственной жизнью. Он вызывает уважение у атеистов, агностиков, у протестантов, у православных и католиков цельностью своей личности и своей мечты. Его память идентична его судьбе. Он и есть собственная судьба. Славянин из тоталитарного государства на задворках Европы, по праву занявший папский престол. «Камень, отвергнутый строителями», стал во главе угла. Для этого рыцаря в сутане Евхаристия так же непреложна и достоверна, как для школьного учителя достоверен и непреложен закон всемирного тяготения.

Еще непрочитанная глава о недавних тайных исследованиях Туринской плащаницы ожидается русскими читателями с особым нетерпением. Ведь именно русские физики вселили новые надежды в сердца верующих, объяснив, что радиоуглеродный метод определения возраста ткани может оказаться ошибочным из-за пожара, опалившего ткань. Радиоуглеродный метод показал, что плащаница по возрасту ровесница Леонардо да Винчи. А на ее схожесть с картинами гиганта Возрождения указали многие искусствоведы. Так что надо прямо сказать: прощай, чудо, здравствуй, гениальная имитация. Впрочем, посмотрим, что показали новые исследования.

Что особенно отрадно, Папа решительно и последовательно защищает в своей новой книге права человека. И прежде всего, свободу слова. Ватикан справедливо обвиняли в консерватизме и средневековой замкнутости. Но уже во второй половине прошлого века католическая церковь встряхнулась и реформировалась. Папа Иоанн XXIII решительно повернулся лицом к современному миру. Не случайно в честь него у Папы двойное имя Иоанн-Павел.

Многие не знают, что зарплата священника, епископа и даже кардинала не должна превышать предела минимальной зарплаты той страны, где они служат. Католическая церковь в годы правления Иоанна-Павла II стала по-настоящему всемирной. Нарушив традиции ватиканского затворничества, понтифик посетил все страны мира, где его приняли. Кроме России, где его не ждут, но куда он всегда мечтал приехать с визитом дружбы. Пожалуй, это единственная мечта, которую так и не удалось осуществить. Иоанн-Павел искренне хочет восстановления единства христианских церквей. Новая книга должна напомнить человеку о его идентичности с Богом. Сотворенный по образу и подобию, он хоть в чем-то должен быть подобен Творцу. Но для этого надо опомниться. Вот почему книга называется «Память и идентичность». Папе не удалось ответить на извечный вопрос, почему существует зло. Ссылка на Гете, что дьявол — часть той силы, которая, творя зло, косвенно способствует добру, после Освенцима как-то неубедительна. Чему бы ни способствовал сталинский ГУЛАГ, лучше бы его вовсе не было. Впрочем, Иоанн Павел говорит именно о тайне зла, не претендуя на некую человеческую разгадку. Все религии знают, что у разума есть пределы. Пределов нет только у безумия.

В ПОДРОБНОСТЯХ

Иоанн Павел II взялся за работу над «Памятью и идентичностью» около 20 лет назад. Начало этому труду положили беседы понтифика с теологом Юзефом Тишлером, которого он высоко ценил. «Память и идентичность» — это уже пятая книга Иоанна Павла II. В мае прошлого года на прилавках книжных магазинов Италии, Польши, Франции, Германии и Испании одновременно появилась автобиографическая книги «Вставайте, пойдем!», которая посвящена двадцатилетнему епископскому служению Кароля Войтылы в Кракове. Его предыдущее автобиографическое произведение «Дар и чудо» вышло в 1996 году и было посвящено детству и юности будущего Папы Римского. Перу понтифика принадлежит также поэтическая книга «Римский триптих», тираж которой превысил миллион экземпляров. Но главным бестселлером Войтылы стала книга «Переступить порог надежды», которая вышла десять лет назад и разошлась по миру в 20 миллионах экземпляров.

«Если свобода перестает быть связанной с правдой и начинает ставить правду в зависимость от себя, то возникают логические предпосылки для губительных моральных последствий, масштабы которых порой непредсказуемы», — пишет Иоанн Павел II. Обращаясь к Аристотелю, он напоминает о том, что свобода «дается человеку как испытание, которое он должен пройти». Нет свободы без правды, подчеркивает Папа.

http://www.ruskur.ru/text.php?identity=17 406


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru