Русская линия
Религия и СМИ Игорь Лунёв03.04.2014 

Всех приютить, успокоить, приискать дело

Протоиерей Алексей МальцевПротоиерей Алексей Мальцев: «Если мы пожелали бы стать истинными и верными последователями Христа, то не могли бы сделать ничего для Него более угодного и любезного в сей день, как принять на себя посильное исполнение завещанной Им заповеди о любви к ближнему»

В нынешнем году исполняется 160 лет со дня рождения человека, без упоминания о котором история российской благотворительности будет неполной. Впрочем, протоиерей Алексей Мальцев оставил след также и в истории литургики, и в истории миссионерства, и истории богословия. Люди, знавшие его лично, вспоминают о нём, как о человеке с удивительно широким кругозором и разносторонними интересами. И в наше время, когда часто приходится говорить о положении русских людей, оказавшихся за границей, опыт отца Алексея может оказаться весьма полезным, ведь он более четверти века (с октября 1886 г. по июль 1914 г.) был настоятелем русского посольского храма в Берлине и большую часть этого срока (с 1890 г.) — руководителем Князь-Владимирского братства, организованного специально для помощи русским людям, оказавшимся на чужбине.

Алексей Петрович Мальцев родился 26 марта 1854 г. в Ярославской губернии в семье священника. Учился в Ярославской духовной семинарии, позже в Санкт-Петербургской духовной академии, которую окончил в 1878 г. со званием кандидата богословия. После этого он преподаёт философию, психологию и педагогику в Санкт-Петербургской духовной семинарии, а также педагогику в нескольких женских учебных заведениях. Женился на своей землячке, уроженке Ярославля Марии Аполлинариевне Крыловой. В 1882 г. был рукоположен во пресвитера к храму при Санкт-Петербургском училище и дирекции императорских театров. В те годы было издано два труда Алексей Петровича, связанных с его профессиональной деятельностью — «Основы педагогики» и «Вопросы матерям о детях» (совместно с П. Ф. Каптеревым). Тогда же и начала проявляться его склонность к благотворительности — он состоял действительным членом «Общества вспомоществования недостаточным студентам» Санкт-Петербургской духовной академии, жертвовал книги в библиотеку епархиального трёхклассного женского училища. Но поворотным моментом в биографии отца Алексея становится рекомендация митрополита Санкт-Петербургского и Новгородского Исидора (Никольского) назначить его настоятелем небольшого посольского храма в Берлине — это случилось осенью 1886 года.

Когда отец Алексей с семьёй прибыл в столицу Германии, то обнаружил, что его новое место служения — убогая внешне церковь, вмещавшая до 150 человек, рассчитанная на сотрудников русского посольства и их домочадцев и закрывавшаяся на лето. Отец Алексей сразу же принялся менять ситуацию коренным образом: богослужения начинают совершаться круглый год, а вокруг храма формируется приходская община, в которую входят не только русские, но и перешедшие в Православие немцы. Последнему немало поспособствовало то, что отец Алексей вскоре после своего назначения в Берлин стал совершать богослужения на немецком языке. В течение нескольких последующих лет он при участии своего соработника, священника Василия Гекена переводит на немецкий и издаёт большую часть православных богослужебных книг. Его переводы лежат в основе и современного немецкого православного богослужения. За годы жизни в Германии протоиерей Алексей Мальцев стал известен не только как переводчик на немецкий православного богослужения и миссионер, но и как богослов и полемист с представителями других конфессий. Однако мы остановимся на одном его детище — Свято-Князь-Владимирском братстве.

Приехав в Германию, отец Алексей столкнулся с большим количеством людей, нуждающихся в помощи со стороны Российской Православной Церкви. Это были и те, кто хотел вернуться в Россию после неудачных попыток найти работу за границей, и жители русской колонии Александровка, и конечно, новообращённые в Православие немцы. Итак, уже через год после своего назначения отец Алексей отправляет митрополиту Исидору докладную записку с ходатайством об учреждении в Берлине братства во имя святого равноапостольного князя Владимира. Уже в сентябре 1888 года митрополит Исидор утвердил устав братства. В основные задачи нового церковного сообщества входило оказание помощи всем находящимся в Берлине и его окрестностях нуждавшимся российским подданым всех наций и всех христианских исповеданий, а также строительство православных храмов и развитие духовного просвещения. В 1890 году Князь-Владимирское братство официально начало свою деятельность. По этому поводу митрополит Исидор написал в своей резолюции: «Нужда уравнивает все исповедания. Помогайте, сколько можете, всем!»

За год до открытия братства отец Алексей Мальцев овдовел, и на него вдобавок к устройству церковной и братской жизни легли заботы о двух дочерях и сыне. А братство стало центром, который сплотил русских, проживавших тогда в Германии. И в том же 1890 году оно начало оказывать помощь переселенцам-крестьянам, пожелавшим вернуться в Россию из Бразилии, а также тем из них, кто даже и не добрался до Америки и решил повернуть назад, ещё находясь в Германии. Многие из них остались на чужбине без средств, но в братстве они находили тёплый приём и поддержку. В 1891 году, когда голод начался в некоторых регионах России, отце Алексей после Литургии обратился с призывом к прихожанам, и в результате было собрано более 500 марок в помощь голодающим. Через некоторое время стало понятно, что посольский храм уже не вмещает всех новых прихожан отца Алексея, и братство приобрело два участка земли в северной окрестности Берлина, неподалёку от селения Тегель. К 1894 году там был построен храм во имя святых равноапостольных Константина и Елены, При этом храме устроено кладбище, что было крайне важно потому, как до этого усопших отпевали или под открытым небом, или прямо в лавке гробовщика, куда в любой момент мог прийти новый заказчик, из-за чего обряд отпевания пришлось бы прервать. Кладбище было обнесено каменной оградой, рядом храмом построили домик для посетителей и разбили сад для отдыха.

В то время в Германии был рабочий кризис, и русским людям найти работу было почти невозможно. Поэтому братство решило устроить дом трудолюбия, где нуждающиеся находили бы не только найти приют, но и получали бы возможность добыть средства для пропитания и возвращения на родину. Братский дом в память императора Александа III (Keiser-Alexander-Heim) открылся в конце 1896 года к огромной радости прежде всего русских — собравшиеся на открытие люди плакали от радости и целовали друг друга, так важна для них была возможность собраться вместе вокруг русского православного храма. В нижнем, подвальном этаже братского дома трудолюбия были устроены мастерские: столярная, слесарная, переплётная, свечная. Этажом выше находились жилые помещения, а третий этаж занимали приёмные комнаты дял посетителей, библиотека и Русский музей, в котором были собраны экспонаты, рассказывающие о жизни русских людей на территории Германии. Музей этот сам по себе достоин отдельного рассказа, здесь же стоит упомянуть, что отец Алексей собирал различные предметы по всей стране, что-то даже приобретал на аукционах и в антикварных лавках. В итоге музей состоял из 14 витрин, в которых были выставлены иконы, гравюры, бюсты, кресты, медали, монеты и старинные бумажные деньги, живописные полотна и многое другое. Каждый экспонат был снабжён пояснениями на русском и немецком языках. Также отец Алексей внимательно следил за книжными новинками и приобретал для братской библиотеки книги по всем отраслям знания. Понятно, что богословская литература занимала в этом собрании особое место. Библиотека имела алфавитный и предметный каталоги. А посещение библиотеки и музея порой заканчивалось приглашением на чай в семейном кругу отца Алексея.

Вот как высказался о русских братских учреждений в разных странах гостивший в Князь-Владимирском братстве в 1895 году епископ Алеутский и Аляскинский Николай (Зиоров): «Я, как епископ епархии, находящейся вне пределов нашего отечества, более чем кто другой, понимаю и смысл святого дела, и заслуги создателей и благотворителей его! Этим добрым делом спасена будет не одна душа русского человека от уныния и тоски по родине, от голода душевного!… Здесь будут объединяться между собой православные люди не только в духе молитвы, но и в духе русской народности, в духе всеславянства!» Между тем, братство активно помогало нуждающимся, в коих не было недостатка. В мастерских братского дома люди зарабатывали деньги для того, чтобы возвратиться в Россию. Для них были также построены часовня, два жилых домика, оранжерея, отапливаемые теплицы и 20 парников. Каждый рабочий, проживавший в братстве 7−8 недель, получал за труды по хозяйству 2 марки в день, причём одна марка выдавалась ему на руки, а вторая откладывалась на его дорогу до родины. Тем беднякам, кто по каким-либо причинам не мог работать, братство безвозмездно выдавало выдавало на проезд и содержание 9−10 марок или больше, смотря по нужде. Братство организовывало и медицинскую помощь для своих подопечных, приглашало врачей, доставляло больным всё, необходимое для жизни, а также книги.

С помощью привлечённых благотворителей отец Алексей приобрёл участки для строительства православных храмов и в других городах Германии. К 1908 г. было построено ещё семь храмов в разных уголках страны, которые стали не только духовным убежищем для православных христиан, но и свидетельством истины Православия для инославных жителей Западной Европы. Тем более, что отец Алексей вёл обширную полемику с представителями различных конфессий и мировоззрений, занимался издательским делом. Как уже было сказано выше, немало немцев приняло Православие при его содействии. Увы, не сбылась мечта отца Алексея построить в центре Берлина собор во имя святого апостола Андрея Первозванного — этому помешала Первая Мировая война. Объём данной статьи не позволяет даже вкратце остановится на самых разных сторонах жизни и деятельности протоиерея Алексея Мальцева. В 12-м номере журнала «Христианская мысль» за 1916 г. есть такое воспоминание об отце Алексее одного из его знакомых: «Кого бы ни занесла судьба в Берлин, он не мог там чувствовать себя одиноким и покинутым, пока там был Алексей Петрович. Всех приютить, успокоить, приискать дело, всячески помочь — вот что ставил своей прямой задачей Алексей Петрович». Отец Алексей переписывался с руководителями всех германских фабрик и заводов, на которых работали русские люди, а также ходатайствовал за своих подопечных перед представителями власти и дипломатами. Например, если рабочий терял паспорт, отец Алексей выправлял ему новый у губернатора той области, из которой рабочий являлся. По воспоминаниям современников, отцу Алексею при этом было неизвестно то, что теперь принято называть профессиональным выгоранием — столь широкая деятельность его не угнетала. При этом в личной жизни отец Алексей был очень скромен. Характерен такой эпизод из его биографии: ближайшие его сотрудники собрали 300 марок на приобретение креста любимому священнику и руководителю братства, но отец Алексей уговорил их потратить эти деньги на братство, строительство храма и помощь голодающим. Вот как он сам говорил в одной из своих проповедей, произнесённой в Великий Четверг: «Если мы пожелали бы стать истинными и верными последователями Христа, то не могли бы сделать ничего для Него более угодного и любезного в сей день, как принять на себя посильное исполнение завещанной Им заповеди о любви к ближнему».

Реализации многих планов отца Алексея помешали его физическое состояние и начавшаяся в 1914 г. Первая Мировая война. Когда война началась, он хотел остаться в Берлине, но по решению германских властей он вынужден был вернуться в Россию. Сначала он поселился в Москве, но по совету врачей в январе 1915 г. переехал в Кисловодск, где также успел зарекомендовать себя, как человека, отзывчивого к бедам других. Но физическое истощение дало о себе знать, и в ночь 29 апреля протоиерей Алексей Мальцев скончался. Он похоронен в Санкт-Петербурге, неподалёку от своей alma mater — Санкт-Петербургской духовной академии, на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры. В Германии до сих стоят православные храмы, основанные им. До сих пор существует и Свято-Князь-Владимирское братство. Конечно, в ХХ веке его деятельность в силу известных причин не была столь масштабной, как при отце Алексее. После Первой Мировой войны в братском доме долгое время жили беженцы. В 1983 г. председателем Свято-Князь-Владимирского братства стал известный публицист русского зарубежья Глеб Алексанндрович Рар, который много сделал для восстановления его благотворительной и издательской деятельности.

http://www.religare.ru/2_104 041.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru