Русская линия
Крестовский мост Зураб Церетели03.04.2014 

О Библии впервые услышал в лесу
Народный художник СССР завершает 33-метровый монумент Христу и планирует библейский парк

Особое место в творчестве президента Российской академии художеств Зураба Церетели занимает библейская тематика. В его персональной галерее на Пречистенке жизни Христа посвящены десятки работ, а 28 библейских сюжетов запечатлены им в бронзовых рельефах.

Что значит «подставить другую щёку»?

— Когда вы крестились?

— Я был крещён в детстве, и за это благодарен смелости своих предков. В 1937 году в семье произошла трагедия — расстреляли дедушку. Но бабушка была уникальной женщиной: для неё самым важным было успеть правильно воспитать детей.

Когда бывал у неё в деревне, бабушка брала меня в лес и тихо рассказывала вещи, которые были под запретом. Во время одной из наших прогулок она надела на меня крестик, который я ношу до сих пор. Она рассказывала о Библии. Например, говорила: «Запомни: когда ударили тебя по одной щеке, подставь другую». Мне непонятно было тогда, что она имеет в виду. Понял гораздо позже. Она же открыла мне главный закон: надо любить Бога и ближнего.

— Следуете её советам?

— А как же! Жизнь показала, что так и надо действовать.

— Например?

— В моей жизни был непростой момент: последний курс института, скоро свадьба. Жили тогда трудно, бедно. Помню, у меня в туфле дырка была, и я, чтобы не ходить босиком, подкладывал картонку перед тем, как надеть обувь. Вся надежда была на диплом. И тут меня снимают с диплома! Решение принял лично президент советской Академии художеств Владимир Серов. Это был первый случай за всю историю. Сенсация, позор для института! Но я благодарен, что так получилось. А Серова за его решение просто обожаю.

— Обожаете человека, который чуть не лишил вас будущего?

— Я должен объяснить. В качестве дипломной работы я рисовал картину, которая называлась «Песня о Тбилиси». В то время на меня влияли импрессионисты, мы все были ищущие. Я работал над картиной долго — целый год. А когда пришло время показывать дипломные работы в советской Академии художеств, стало понятно, что картина получилась… несоветской. На преддипломном просмотре мой педагог пытался даже спрятать её от экзаменаторов — накрыл холст тканью. Но это меня не спасло. Серов посмотрел на картину и сказал: «Снимаем с диплома». А до защиты оставалась всего пара недель.

Это был важный момент в моей жизни. Можно было запаниковать, озлобиться, впасть в уныние. Я решил рискнуть — за две недели сделать то, на что даётся целый год. Поймал своего друга: «Алик, будешь мне позировать?», дал ему в руки теннисную ракетку и начал рисовать советского спортсмена. Мы днями не выходили из мастерской. Дети приносили мне кильку в томате и чёрный хлеб на обед. Но я закончил, успел! Защитил диплом и женился.

Это испытание воспитало во мне целеустремлённость, скорость мышления, работоспособность. Главное было — не поддаться унынию. Всё это потом очень пригодилось в жизни. Как же за это не быть благодарным?

«Фресками занимаюсь с юности»

— Какой ваш любимый храм в Москве?

— Храм Христа Спасителя, конечно!

— Вам довелось завершать его строительство, отливать кресты и врата, создавать горельефы. Что помогло справиться?

— Я прошёл большую школу, знаю фресковое искусство, поэтому мне было легко руководить воссозданием храма. После того как окончил Тбилисскую академию художеств, поступил на работу в Институт археологии и этнографии Академии наук Грузинской ССР. Я ходил в экспедиции, делал обмеры, зарисовки храмовых фресок. В то время и говорить о православии публично не разрешалось, а художники имели возможность заходить в храм. Тогда мне открылась уникальность христианской культуры.

Сейчас заканчиваю работу над монументом Христу Спасителю. Это скульптура высотой 33 метра — по числу лет Его земной жизни. Работа почти закончена, осталось смонтировать памятник. Мне поступали разные предложения о том, где можно было бы его установить, в том числе и из-за рубежа. Но мне хотелось бы, чтобы мой Христос остался в России.

— В ваших планах есть и целый библейский парк?

— Да, я хочу отлить в бронзе основные библейские сюжеты и собрать их в одном месте.

Пост — время радости

— Сейчас идёт Великий пост. Соблюдаете?

— Конечно.

— Строго к постам относитесь?

— Хорошо отношусь. «Строго» — для меня такого слова не существует. Я всегда встаю в хорошем настроении. Отец мой, когда рано вставал, пел. Это и мне передалось. Открываешь глаза — и столько поводов для радости, вай! Чудесная природа, красивые люди рядом. Всё это есть с нами и во время Великого поста.

Беседовала Анна Пестерева

http://krest-most.ru/?c=article&id=352


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru