Русская линия
Православие и современностьСвященник Василий Куценко29.03.2014 

«Восходит звезда от Иакова…»
О путеводной звезде, особенностях церковного устава и самой любимой великопостной службе — Пассии

Как связаны Пасха и Пассия

Помню, как лет в 12 я услышал слова священника в храме: «Сегодня вечером будет совершаться Пассия». Эти слова меня заинтересовали — слово «пассия» показалось загадочным и в то же время важным. Правда, что же оно означает, мне на тот момент никто не смог объяснить. В храм наша семья тогда ходила недолго, поэтому и Великий пост с его необычными службами тоже был для нас первым…

Я попытался найти объяснение слова «пассия» сам — в книгах, потому что Интернета тогда еще не было. Одной из книг, которую мы прочитали, делая первые шаги в храме, был труд протоиерея Серафима Слободского «Закон Божий». Здесь можно было найти объяснение молитв, изложение библейской истории Ветхого и Нового Завета, уроки церковной жизни и многое другое. Но вот о Пассии отец Серафим ничего не написал. Однако я заметил, что слово «пассия» схоже со словом «пасха». А вот о Пасхе в «Законе Божием» было сказано довольно много и подробно. Именно оттуда я узнал, что слово «пасха» в переводе с еврейского означает «избавление от беды, прохождение мимо». Первая Пасха была совершена в ночь освобождения израильского народа от египетского рабства (см.: Исх.12). Поэтому я выстроил такую логическую цепочку: если «пасха» — это «избавление от беды», а слово «пассия» похоже на слово «пасха», то значит, что Пассия будет означать что-то похожее или как минимум должно быть каким-то образом связано с Пасхой. Тем более, Великий пост был подготовкой к Пасхе. Это убедило меня в связи Пассии и Пасхи еще больше… Тем же воскресным вечером я узнал, что слово «пассия» — из латинского языка: passio — «страдание, страсть».

В Русской Церкви загадочным латинским словом называется особое богослужение, посвященное страданиям, или Страстям, Господним. Это очень торжественная и умилительная служба, совершающаяся воскресными вечерами Великого поста: перед установленным в центре храма Распятием читается акафист Божественным Страстям Христовым, а затем — фрагмент Евангелия, повествующий о страданиях и смерти Господа Иисуса Христа. Евангелия следуют друг за другом, поэтому и совершается четыре Пассии, на которых каждый раз прочитывается новое евангельское повествование. С детских лет в моей памяти сохраняются наполненный людьми храм, горящие свечи (все остальное освещение обычно выключено) и слова акафиста: «Иисусе Боже, Любы Предвечная, тако о нас, земнородных, возблаговоливый; Иисусе, милосте безмерная, к человеком падшим долу низшедый…». Все это словно бы переносит верующих в Гефсиманский сад, в ту самую ночь, когда Господь Иисус Хрис­тос молился в Гефсиманском саду: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39). Хотя моя версия происхождения слова «пассия» оказалась неверной, но в том, что Пассия связана с Пасхой, я оказался прав.

Молчащий Типикон

В состав чинопоследования Пассии входят песнопения Великой Пятницы. Это поразительные по своей глубине стихиры «Тебе одеющагося светом яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом…» (под пение этой стихиры священнослужители выносят из алтаря Святое Евангелие и полагают его на аналой), «Днесь висит на древе Иже на водах землю Повесивый; венцем от терния облагается, Иже Ангелов Царь… покланяемся страстем Твоим, Христе. Покажи нам и славное Твое Воскресение» (эта стихира исполняется после чтения Евангелия) и «Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго, в нощи к Пилату пришедшаго, и Живота всех испросившаго… покланяемся страстем Твоим, Христе, и Святому Воскресению» (этой стихирой Пассия завершается, священнослужители прикладываются ко Кресту и возвращаются в алтарь). Скорбь этих стихир заканчивается тихой надеждой увидеть Светлое Воскресение Христово.

Без страданий и Креста не было бы победы над смертью, не было бы пустого гроба и славного Воскресения. Пасха и Крест неразрывно связаны. Интересно, что сейчас службы Страстной седмицы — последней недели перед Пасхой — печатаются в составе Постной Триоди. Но довольно долго в Русской Церкви существовала другая традиция: все страстные службы включались в Цветную Триодь (в настоящее время эта богослужебная книга начинается Пасхальной заутреней), чем подчеркивалась особая связь Страстей и Воскресения. И если Пассия является богослужением, прославляющим страдания Господни, значит, ее можно считать подготовкой к Пасхе.

Об истории возникновения чинопоследования Пассии я узнал позже. Составителем его был святитель Петр (Могила), митрополит Киевский (1596−1647), который, еще будучи архимандритом Киево-Печерской Лавры, начал совершать это богослужение. Затем Пассия стала совершаться и в некоторых других храмах и монастырях юго-западной Руси (территория современной Украины). Впоследствии святитель Иннокентий (Борисов; 1800−1857), архиепископ Херсонский и Таврический, добавил в чинопоследование Пассии акафист Страстям Христовым. Таким образом, совершаемая в настоящее время Пассия имеет двух авторов — святителей Петра и Иннокентия .

Самое интересное, что, заглянув в Типикон — церковный устав, — мы не найдем указаний о совершении Пассии. Типикон такого богослужения не знает. Поэтому нередко можно встретить высказывания о том, что Пассия — это не уставная служба, а довольно позднее нововведение, да еще и заимствованное из западной, неправославной традиции. Действительно, на Западе были распространены богослужения, драматически изображавшие Крестные страдания и смерть Спасителя, представлявшие собой целые театральные постановки. Святитель Петр (Могила) предлагал Пассию именно как противовес пышным западным службам, привлекавшим внимание многих православных. Даже из самого состава Пассии видно, что ничего неправославного в ней нет. А Типикон не знает этого богослужения потому, что составлялся он намного раньше, чем возникла Пассия.

Сейчас, наверное, нет храмов, где последование Пассии не совершалось бы Великим постом. Можно сказать даже больше: Пассия — одно из самых любимых русскими православными верующими великопостных богослужений. Наверное, столь сильная любовь к Пассии связана с ее духовным смыслом. Пассия предлагает верующим задуматься над самым важным делом Божиим, совершенным ради всех нас:так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16). Особенно ярко изображается любовь Божия к падшему человеку в акафисте, читающемся на Пассии. Весь акафист построен на противопоставлениях: «Иисусе безценный, ценою купленный, стяжи мя в Твое вечное наследие», «Иисусе, желание всех, от Петра страха ради отверженный, не отвержи мя, грешнаго», «Ииусе, Агнче незлобиве, от лютых вепрей терзаемый, изми мя от враг моих», «Иисусе, нас ради весь день язвленный, уврачуй язвы душ наших». Предательство, отречение, оскорбления и смерть — вот то, что стало ответом на безмерную любовь Бога. Но все это не умалило любви Бога к нам.Если любите любящих вас, какая вам за то благодарность?.. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? (Лк. 6, 32−33). Господь Иисус Христос Сам исполняет эти слова в Своих страданиях.

«В густой синеве звездного неба»

Однажды мне запали в душу впечатления о Пассии, записанные в 1918 году в Петрограде писателем Исааком Бабелем: «Во время Пассии в Казанском соборе народ стоит с возжженными свечами. Дыхание людское колеблет желтое, малое горячее пламя. Высокий храм наполнен людьми от края до края. Служба идет необычайно долгая. Духовенство в сверкающих митрах проходит по церкви. За Распятием искусно расположенные электрические огни. Чудится, что Распятый простерт в густой синеве звездного неба. Священник в проповеди говорит о Святом Лике, вновь склонившемся набок от невыносимой боли, об оплевании, о заушении, о поругании святыни, совершаемом темными, „не ведающими, что творят“. Слова проповеди скорбны, неясны, значительны. „Припадайте к церкви, к последнему оплоту нашему, ибо он не изменит“. У дверей храма молится старушонка. Она ласково говорит мне: „Хор-то каково поет, службы какие пошли… В прошлое воскресенье митрополит служил… Никогда благолепия такого не было… Рабочие с завода нашего, и те в церковь ходят… Устал народ, измаялся в неспокойствии, а в церкви тишина, пение, отдохнешь…“».

«Распятый простерт в густой синеве звездного неба» — насколько точное замечание свидетеля той Пассии. В древности путешественники определяли по звездам направление пути. Для христианина Господь становится единственной путеводной звездой, указывающей путь к «тихому пристанищу». Очень и очень давно прорицатель Валаам должен был проклясть израильский народ, чтобы избавленные из египетского рабства израильтяне не смогли вступить в Землю Обетованную. Но вместо проклятия, вразумленный Господом, Валаам произнес пророчество: Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля (Чис. 24, 17). Восходящая звезда, увиденная Валаамом, — обещанный Богом Спаситель. Спаситель, отдавший Свою жизнь за жизни других, за жизни всех нас. Это главная мысль Пассии — о спасительных страданиях и смерти Господа. В них каждый верующий обретает покой, тишину, мир. Ведь Сам Господь обещал это всем нам: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф. 11, 28−29).

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/Get/voskhodit-zvezda-ot-iakova


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru