Русская линия
РадонежСвященник Олег Булычев24.03.2014 

Детей казнить нельзя помиловать

«Самым верным доказательством того, что некий народ дошел до крайней точки своего нравственного падения, будут те времена, когда аборт станет считаться делом привычным и абсолютно приемлемым.»
Рафаэль Баллестрини, известный итальянский юрист XIX века.

+ + +

Ушел в небытие XX-й век. Много своего он передал в наследство XXI-му. Но и новое столетие, только начавшись, породило явления прежде невиданные. Что символизирует ушедший XX-й век, какие события его больше всего характеризуют? Нам вспоминается Октябрьский переворот 1917 г., изменивший судьбу России и повлекший за собой миллионы безвинных жертв, вторая мировая война и ядерные бомбардировки японских городов, локальные войны (Вьетнам, Афганистан и пр.). Все эти события можно обозначить как кровавые преступления против человечества. Они погубили миллионы молодых жизней, исковеркали множество судеб, их последствие — море крови и слез. XXI-й век не изменил традиций XX-го. Международный терроризм — новая масштабная угроза всему человечеству.

Вспоминается теракт в Беслане. Весь мир потрясла массовая гибель детей. Действительно, насильственная смерть детей всегда, когда бы это ни было, шокирует ум и делает больными сердца совестливых людей. Ведь и в прошлом гибли дети во множестве от рук убийц. Это и брошенные в пропасть дети спартанцев, младенцы, принесенные в жертву языческим богам, тысячи убиенных по приказу Ирода Вифлеемских младенцев, те же дети — жертвы второй мировой войны, дети Хиросимы и Нагасаки, дети Вьетнама. Все они были убиты потому, что некие взрослые дяди и тети, хотели лучше жить.

Но всякая, даже самая великая, цель делается бессмысленной, порочной и скверной, если при достижении ее гибнут дети. Достоевский писал, что все счастье мира не стоит слезинки ребенка. Потому и потрясает гибель детей, что она является следствием предательства со стороны взрослых. Ребенок смотрит на мир чисто и доверчиво, он вправе ожидать от жизни радости, а от взрослых любви и заботы. И как противоестественно выглядит то, когда скверна взрослых покушается на чистоту ребенка, когда их насилие ломает то, что так драгоценно в доверяющих им детях — непосредственность и доверчивость.

Сколько гневных слов было высказано в адрес убийц осетинских детей: «недостоин называться человеком, подымающий руку на ребенка», «проклятие извергам и нелюдям», «новый фашизм» и т. д. и т. п. Бесчисленным проклятиям был предан международный терроризм на митингах протеста. Справедливо и искренне гневались и протестовали люди. Ведь не должно существовать в обществе человеческом такого противоестественного словосочетания: «убийство детей».

Но одно обстоятельство наполняет весь этот праведный гнев миллионов людей сатанинским лицемерием. Почему в то время, когда было столько пролито слез и выплеснуто гнева по поводу убийства 186 осетинских детей, по поводу в этот же день убитых полутора десятков тысяч младенцев (по статистике — только в одной России) никто не воздохнул, никто о них и не вспомнил? В Беслане многие дети смогли убежать, спрятаться от убийц, те же младенцы не имеют такой возможности, пред своими убийцами они всегда беззащитны.

А ведь если разобраться, то весь гнев и проклятие, направленные против террористов, относятся, в первую очередь, к самому современному человеческому обществу. Современное человечество, спокойно убивающее своих детей, и есть главный кровавый террорист. Поэтому главным событием XX века, определившим дальнейшую историю человечества и объединяющим его с XXI веком, является ни революция, ни мировые и локальные войны, ни какие-либо достижения в области научно-технического прогресса, ни даже международный терроризм; главное событие — это кровавый террор, развязанный человечеством против собственных детей и не прекращающийся ни на секунду до сего дня. Террор тоже международный и притом находящийся под защитой закона.

Но закон, защищающий убийц детей, не имеет права называться законом. Такой закон — дьявольское беззаконие, оскорбление Бога. Это явление не хотят замечать, как и Творца убиваемых детей. Не хотят безбожию и детоубийству, явлениям, стирающим человечество с лица земли, дать статус проблемы. Ужасная слепота — спутница мертвой души. И только слепцы могут думать, что массовые убийства детей обойдутся без последствий для человечества. Миллионы человеческих жертв мировых войн, революций, терроризма, стихий и катастроф — вот они эти последствия.

Можно в упор не замечать Создателя, но духовные законы, на которых основывается бытие человека, обойти нельзя. Вот один из них: «Поднявший нож от ножа и погибнет». Подняв орудие убийства на своих детей, человечество лишает себя будущего, приходит к самоуничтожению.

Надо прямо сказать, что массовые аборты опорочили и осквернили память жертв Великой Отечественной войны. Да и праздник Великой Победы теряет свое значение на фоне убиваемых с изощренной жестокостью беззащитных детей. Неужели за то, чтобы это варварство царило в нашем обществе, положили свои жизни миллионы наших солдат. Тогда чем мы лучше гитлеровских палачей? Современные детоубийцы давно превзошли по крайней жестокости, бесчеловечности и цинизму своих предшественников из фашистского рейха.

Кардинал Вышинский обращается к своим соотечественникам: «Мы — могильщики, ибо позволили вновь заработать в нашей стране крематориям. Сегодня в одной из больниц Польши существует печь, где сжигаются тела детей еще не успевших родиться. Мы не имеем права проклинать оккупантов, разжигавших печи крематориев в Польше, так как сегодня сами делаем то же. Давайте прекратим говорить о тысячах погибших от рук врагов, ибо число убиенных нами в последнее время превышает во много раз число жертв концлагерей».

В нашей стране, да и во всем мире, каждый человек рано или поздно сталкивается со смертью родных. Сколько на похоронах приходится видеть неподдельного горя, слез, даже отчаяния! И тут же приходит мысль: «Вот как много искренних слез от разлуки с человеком, может быть, нераскаянным грешником, прожившим жизнь нечисто. И никто не воздохнет, не прольет слезинки над убитым во чреве невинным младенцем. И никто не навестит его могилку только потому, что ее у него нет и быть не может. От него избавляются тайно, с ожидаемым облегчением и радостью, чтобы и следов не осталось».

Именами преступников и убийц в России названы улицы, города, а миллиарды младенцев не получили своих имен. С великими почестями хоронят бандитов, а где последний приют нашли тела убиенных младенцев, этого не хотят знать даже их матери. Существуют клиники, в которых на абортируемых младенцах делают опыты и используют их для изготовления косметики (вспоминаются изделия из человеческой кожи в нацистской Германии). Женщины, всмотритесь внимательнее! Может быть, кровь убитых вами детей, превращенная в косметику, украшает, проклиная, ваши лица и губы?!

Не потому ли столько развелось в наши дни изуверов-маньяков, убивающих с особой жестокостью и детей, и взрослых, что они порождение общества детоубийц. Можно понять тех родителей, которые готовы растерзать мучителей, лишивших жизни их детей. Но хочется спросить этих женщин и мужчин: «А скольким детям вы не дали увидеть солнце? Не вы ли превзошли маньяков в жестокости, отдав своих малышей на растерзание под нож гинеколога-убийцы?». За преступление придется в свое время отвечать.

Хотя по земному суду матери-убийцы заслуживают смертной казни, но сейчас этот суд — соучастник в беззаконии. Если человеческий суд не наказывает, это не значит, что Суд Божий молчит. Он всегда в действии. Много женщин умирает во время абортов или от их последствий. Страшна их участь в вечности — общество древнего человекоубийцы-сатаны. Также женщинам, делавшим аборты, не миновать в свое время онкологического заболевания. Ведь откуда взялся такой феномен — небывалый рост женских болезней именно в XX веке. Все по той же причине- возмездие за убийство детей и плата за комфорт.

А сколько известно случаев, когда дети умирают раньше родителей, и часто совсем немного пожив на земле. Убивая во чреве детей, родители — убийцы лишаются и тех детей, которым они дали жизнь. Действительно, чем убитые дети хуже родившихся? А это не наказание, когда убив дитя и оставшись на всю жизнь бездетной, женщина лишается помощи и заботы в старости; некому даже подать стакан воды? Все труды и сбережения достаются племянникам, а не родным детям. Разбитые семьи, покалеченные судьбы, непокорные дети (помилованные) — все это следствия абортов.

Обычное замусоленное оправдание женщин-убийц в том, что они не хотят плодить нищету. Очень странный выбор! Лучше быть убийцей родного дитяти, чем поделиться с ним жизнью, пожертвовав своим комфортом? Убить лучше, чем потом вечно существовать с каинским клеймом убийцы. Убить лучше, чем оставшись нераскаянным грешником, потом мучиться в аду от непрестанных угрызений совести. Почему-то этим женщинам не приходит в голову убивать размножившихся в наше время бомжей и бродяг. Наверное их более жаль, чем своих неродившихся детей.

Но в том-то и дело, что убивают детей не из-за боязни нищеты. Это лицемерное оправдание. Просто люди боятся, что ребенок резко изменит их привычный образ жизни, потеснит их и внесет в их жизнь много беспокойства и тревоги. Боятся, что он заставит тратить время на него и не даст лишний раз сходить в гости или на какое-нибудь развлечение, отнимет деньги, которые откладываются на машину, дачу, мебель или другой какой-либо предмет роскоши,

Ведь во многих небогатых странах мира люди не оглядываются на свою бедность и рожают по многу детей. Они не боятся нищеты, они боятся Бога. А стремление к богатству и красивой жизни заглушает в людях голос совести. Современный человек не умеет жертвовать собой ради ближнего. Отсюда вакханалия детоубийств, которая совершается по большей части в тех странах, где многие люди стараются еще формально, по традиции, быть христианами. Но только формально. Потому что духа христианства они не понимают и ему чужды своим образом жизни. Для таких людей нормально считать себя верующими, ходить иногда в храм, что-то просить у Бога и при этом делать аборты. Но христианство — это, прежде всего, жертвенная любовь. Поэтому эти люди, в своем стремлении к комфорту, убивая мешающих им детей, давно изгнали из своих пределов Христа.

Ужаснее всего, как люди к этому привыкли. Привыкли к убийству тех, кого мы называем «цветами жизни», чью защиту лицемерно провозглашаем 1 июня. Зная о том, что каждый день сколько-то малышей не увидели белый свет, мы продолжаем, будто ничего не произошло, радоваться жизни, вкусно есть и пить, искать удовольствий и желать себе счастья. А эти женщины, избавившиеся от своих детей, как от тяжкого бремени, как они могут после такого злодеяния спокойно спать, продолжать жить обычной жизнью, улыбаться, чему-то радоваться?! Не жизнью наслаждаться они должны, а до конца дней своих каяться и плакать, дневать и ночевать в храме, сменить повседневную одежду на траур. Но этого мы не увидим. Потому что младенцам не дали родиться как раз из-за того, чтобы они не мешали беззаботно веселиться и вволю «гулять».

Поистине, благополучие современного общества созидается на миллионах уничтоженных во чреве жизней младенцев, оно пропитано их кровью. Многое, что так нравится людям в их жизни, они отняли у убиенных ими детей, не захотев поделиться с ними удивительным даром жизни. Все те чистые радости и удовольствия, которыми люди наполняют свою жизнь, — это то, что не удалось вкусить погибшим малышам. Бог хочет дать, а люди не позволяют. И после этого мы еще требуем какой-то справедливости. Нет правды среди людей.

Но нельзя привыкнуть к непрекращающейся резне ни в чем неповинных детей. Привыкли те люди, у которых совесть самая первая скончалась в страшных муках. Что уж говорить о том, как мы быстро привыкли к такому незнакомому для нас в недалеком прошлом явлению как заказные убийства. Может быть Бог потому и попустил им быть в нашем обществе, что убить современному человеку даже ребенка (и, наверное, в первую очередь, ребенка) ничего не стоит. Да и схема заказных убийств ничем не отличается от того, как женщины убивают своих детей. Мать — тот же заказчик, исполнитель — киллер — врач-гинеколог. Мотив — ребенок перешел дорогу, связывает свободу передвижений. А то, что большинство абортов делается бесплатно, говорит о том, что ни во что не ценят нелюди зарождающуюся жизнь. Отличие только в том, что тех киллеров и заказчиков закон преследует, а убийц младенцев покрывает.

А ведь среди тех женщин есть и серийные убийцы, на счету которых по четырнадцать и более абортов. Это просто какие-то машины смерти. Поражает и то, что несколько поколений участвуют в этих жертвоприношениях сатане. Смотришь, как бабушка приводит в абортарий внучку, куда раньше приводила свою дочь, и где делала аборты сама — страшная реальность, которую не хотят замечать и которая многих устраивает.

«По статистике принято считать: одна смерть (матери) на 100 тысяч абортов — это значит, что страна владеет мастерством проведения безопасных абортов». «…Акушеры-гинекологи сплошь и рядом высокий класс показывают». («Российская газета» от 12.07.03). Так оценивают работу современных палачей Ю. Блошанский (профессор, акушер-гинеколог) и В. Смирнов (Академик РАМН). Такое чувство, будто речь идет не о человеческих жизнях, а о подопытных крысах. Спокойно, без содрогания в голосе. Видимо, эти два знатных мужа в свое время сами поднаторели в убийствах младенцев. Иначе не занимали бы таких высоких постов, с которых и по сей день бпагославляют высококлассных мастеров по уничтожению жизни. Надо иметь камень вместо сердца, чтобы о детоубийстве говорить как о некоем ремесле, в котором надо показывать высокий класс.

И кто все эти люди — матери, гинекологи-акушеры, толкающая на аборт родня — творящие насилие над беспомощными младенцами? Они все в прошлом сами — беспомощные младенцы, первый приют которых — чрево матери. И, наверное, над их судьбой тоже ломали головы мать с отцом: «оставить или … нет?». И оставили, дали жизнь ценой чаще всего жизней их, не родившихся, братьев и сестер. И не ценят они этой жертвы, оскорбляют память своих убиенных братьев и сестер тем, что убивают им подобных младенцев, повторяя черные дела своих родителей. Где та благодарность Богу за спасенную жизнь? Тебя не убили, так и ты не убивай. Нельзя построить свое счастье на несчастье других, тем более на убийстве своих детей. Наоборот, содеянное зло вернется к убийце бумерангом больших разрушений и необратимых последствий.

Многие люди сокрушаются, что росли они в семье одни. И как хотелось им иметь всегда рядом близкого друга — брата или сестру! Но что поделать — их убили родители. А ведь над многими из нас висел дамоклов меч — нож гинеколога. Но нам повезло, и не повезло нашим братьям и сестрам, с которыми нам так хотелось разделить радость дара жизни. Какие бы они были? Нам не дали их узнать. И мир не познал многих своих граждан. Ведь нет людей одинаковых, каждый человек уникален и неповторим. А может быть, они были бы лучше нас и, родившись, преобразили бы лицо человеческого общества, улучшили бы его нравственное содержание. И не было бы сейчас такого хаоса на планете… но, видно, лучших как раз и убивают, а рождаются будущие детоубийцы.

И все-таки, потому-то с такой легкостью и совершаются массовые аборты, что ребенка во чреве матери не хотят считать человеком. Называют как угодно, только не человеком. Ведь за убийство человека преследует Уголовный кодекс. Какое-то странное положение вещей. Стоит только младенцу выйти за пределы материнского чрева, и он уже гражданин мира, на защиту которого становится закон. А главное, сподобляется великой чести называться человеком.

Но пока он еще не родился, для многих он еще не человек и с ним можно поступить как угодно, хоть убить. И убивают, когда он не выгоден и не желанен. А если ребенок ожидаем, то с первых моментов беременности женщины для родителей он полноценный человек. Хотя он еще не родился, с ним разговаривают, уже придумано имя, готовы одежки и игрушки. Странность, название которой лицемерие.

Если ты желанен, то ты человек, если же нет — то ты кусок плоти сродни аппендиксу, часть тела матери, которую она якобы имеет право извергнуть. Популярная ложь, порожденная невежеством и лицемерием и опровергаемая наукой, да и самой Истиной. Если верить этой лжи, то тогда паразитов и микробов, живущих в нашем теле и питающихся от него, нужно признать за часть нашего тела. Зародыш потому уже не часть тела матери, что пребывает в нем временно и становится потом самостоятельным существом, независимым от породившей его.

А что сказать про 5−7-месячных младенцев, родившихся преждевременно и выживших благодаря достижениям современной медицины? Ведь для детоубийц они не люди, а кусок плоти, который как раз на таком сроке часто уничтожают. Только какой-то загадочный кусок плоти. Ведь по науке: «при беременности сроком 10 недель (70 дней) еще не родившийся ребенок обладает всеми теми характеристиками, которые есть у детей после их рождения».

Известны поразительные случаи, когда младенцы — жертвы аборта выживали: или вовремя извлеченные из соляной кислоты мимо проходящей сердобольной санитаркой, или оставленные замерзать между рамами или умирать, лежа в коробке, от голода, но вопреки указанию врача спасенные, накормленные и обогретые другими роженицами. Они выросли, и, глядя на них, не скажешь, что их могло и не быть среди нас. Их спасенные жизни — красноречивый ответ огрубевшим душам, не чувствующим в зачатом плоде уникального человеческого существа.

Для всякого здравомыслящего человека ясно, что зародыш с момента зачатия уже человек. Этой истине всегда учила и учит Церковь, каждое слово которой — слово Самого Бога. Ведь для Творца каждый человек драгоценен: неважно, 100 лет ему или несколько дней во утробе матери. Если Церковь выкидыш определяет как убийство, то что говорить о сделанных со злым умыслом абортах. Вот слова молитвы женщине, у которой случился выкидыш: «Владыко Господи,… Сам рабу Твою… во убийство впадшую и зачатое в ней извергшую… помилуй… Прости рабе Твоей убийству впадшей и в ней зачатое извергшей». А вот как Церковь говорит о тех, кто сознательно убил дитя: 1) «умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению как за убийство»; 2) «давший снадобье для извержения плода есть убийца, а равно принявшая детоубийственный яд»; 3) «пособничество в совершении аборта есть пособничество в убийстве».

Церковное наказание для убийц — самое тяжелое среди прочих церковных прещений и по времени и по строгости. Детоубийцы отлучались от Таинства Причастия на 10 лет. А в понятиях наших предков, отлучение от Причастия считалось страшнее смертной казни. Ибо отлучались они от Бога, от вечной жизни.

Современная наука полностью солидарна с Церковью. От лица всех честных ученых известный французский профессор, специалист в области клеточной генетики Парижского университета Иероним Лежен говорит: «Как все ученые, которые беспристрастно наблюдают биологические явления, я считаю, что человеческое существо начинает свою жизнь с момента оплодотворения. А это значит, что преднамеренное уничтожение зародыша любого возраста равносильно убийству». «Начало жизни человеческого существа относится к моменту зачатия. С этого момента это существо совершенно и уникально». Кстати, в Японии многие люди в паспортах вместо даты своего рождения ставят время своего зачатия. А в Церкви Православной есть два праздника, посвященные Зачатию Пресвятой Богородицы (22 декабря) и Иоанна Предтечи (6 октября).

Врагу не пожелаешь того, какую участь уготовали женщины своим кровиночкам. Сколько изощренных казней придумали врачи, дававшие клятву Гиппократа, для беззащитных младенцев. «Младенец лишается жизни тем способом, каким захочет врач… Врач достал из матки ребенка, который дышал, пытался плакать, двигал ручками и ножками — тогда врач накрыл голову ребенка и тот задохнулся. Другой способ -утопить малыша в ведре с водой, или положить на подоконник остывать, или перерезать пуповину, лишив его кислорода, или через иглу отравить концентрированным раствором соли, или, чаще всего, расчленить младенца на мелкие кусочки кюреткой, предварительно раздавив череп, и вычистить». И таких «или» много.

Чтобы представить весь ужас содеянного, пусть женщины мысленно отведут детей, которых родили и к которым привязались, к чужим людям, которые безжалостно расправятся с ними, точно так же, как с их не рожденными братьями и сестрами. В наши дни дело Каина торжествует. Если кто-то причиняет нам неудобства, мы начинаем убивать. Убиваем котят, щенят… и собственных детей. Мы любим жизнь и ценим ее радости, но чего стоит жизнь, из-за которой лишаются жизни другие? Можно ли радоваться жизни, построенной на убийствах?

Печатают даже объявления от частных абортариев: приходите, мол, мы быстро и недорого убьем ваших детей. Видимо, убийство детей — хороший бизнес. А люди каждый день ходят мимо этих стен, за которыми творится беззаконие. И не возмутятся от гнева, не закричат, не позовут на помощь, не вызовут полицию. Когда взрослый человек зовет на помощь, к нему могут прийти на выручку стражи порядка. Но брать штурмом абортарии, как брали штурмом школу в Беслане, и надевать наручники на убийц — матерей и врачей, чтобы предать их суду, никто не собирается. Младенцев сейчас можно убивать безнаказанно.

Но небессмысленны муки и страдания младенцев. Они мученики за Христа — Творца своего, «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел», — говорит Христос. Дети невольно учат взрослых самопожертвованию, заповеди Христовой. Но мир не хочет эту заповедь исполнять, он хочет жить в свое удовольствие. И поэтому мир ненавидит и убивает мешающих ему в достижении этой цели детей. Христа распяли за то, что Он обличал ложный образ жизни людей и мешал жить по-старому. Так и женщины распинают своих младенцев, чтобы жить, не меняя своей жизни, предпочитая себялюбие самопожертвованию.

Не понимают убийцы, что поднимают руку на любимцев Христовых. «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное», — учит Господь. То есть взрослым Он в пример ставит малых детей, которых они убивают, ничего общего с ними не имея из-за отсутствия детской чистоты в сердце. — «Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает». Как видим, детей не только не принимают, их убивают. А значит, не принимают Христа, в лице детей убивая Его. «Кто соблазнит одного из малых сих, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской». А что будет тому, кто убьет одного из малых сих? «Горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф., 18, 3, 5−7). Если Христос грозит геенной огненной тому, кто скажет на ближнего «безумный» (Мф., 5,22), то какая участь ожидает убийц Его любимцев — детей? «Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят Лицо Отца Моего Небесного», — предостерегает Владыка нашей жизни.

Каждый человек всегда радуется чуду в своей жизни. И многие люди посвящают годы жизни поиску удивительного, выходящего за рамки обыденного. Но что может быть на земле чудесней, удивительней самого человека? Это непостижимое чудо, в котором явлена нам Премудрость Божия, большинство людей в упор не замечает. И впустую тратят отпущенные им годы, не зная самих себя. И это чудо, человек, есть образ Божий, святыня, достойная благоговейного к себе отношения.

Но видно про наши времена говорил Христос: «Не давайте святыни псам и не мечите бисер перед свиньями, чтобы они не попрали его». Как может ждать чуда в своей жизни человек, когда каждый день чудо, превысшее многих чудес, жизнь человеческая, попирается и превращается в кровавое месиво? Как можно ждать от Бога милостей, когда великий дар Божий — жизнь человеческая — человеком же ставится ни во что? Поэтому люди, которым ничего не стоит убить ребенка, недостойны иметь детей.

Должны понять женщины, что дети не их собственность. Никакого права они не имеют поступать с ними, как захотят. Ведь жизнь младенцу во утробе матери дает Бог. И женщины — это то средство или орудие, через которое Бог именно для Себя творит человека. Творит его, чтобы он прожил земную жизнь согласно Его замыслу о спасении человека. Конечная цель этого замысла — приобщить каждого человека полноте блаженства в вечности. Ведь Бог — это истинный родитель человека, Отец Небесный, Который никогда не оставит Своих чад в беде, никогда не предаст. «Даже если и мать тебя оставит, я не оставлю тебя,» — говорит Бог. И вот люди, не боясь возмездия, подымают руку на чад Божиих.

Сопротивляясь замыслу Божию, восстают против Творца, уподобляются древнему Богоборцу- сатане. Остается только изумляться долготерпению Божию. Как мы еще продолжаем существовать после массовой бойни наших собственных не успевших родиться детей?!

К сожалению, современный человек приучен, больше думать о своих правах, чем об обязанностях. Во множестве развелось так называемых правозащитников, которые почему-то больше вопят о нарушениях прав убийц и бандитов. А то, что попирается варварски право на жизнь невинных младенцев, никому не интересно. Ведь защита нерожденных детей не принесет политических дивидендов, не повысит рейтинга. Сейчас выгодно и модно защищать права убийц, а не их жертв.

Введен мораторий на смертную казнь. Комиссии о помиловании пекутся о жизнях маньяков, насильников, убийц, растлителей детей. Заслуженная ими казнь их миновала. Но все-таки до какой степени жестоко и лицемерно наше общество! Где те комиссии о помиловании не рожденных детей? Кто и когда отменит смертную казнь невинных младенцев? Но, видимо, по-другому среди людей и не может быть. Если люди распяли на кресте Саму Истину, то и неудивительно, что их больше волнует судьба убийц и развратников, чем беззащитных малышей.

Нет никаких оправданий для совершения аборта. Ни медицинские, ни социальные показания не оправдают убийство маленького человека. Никто не убивает соседей из-за того, что те создают какой-либо дискомфорт в быту. А родному младенцу не дают родиться из-за боязни, что он потеснит в квартире или обделит за столом. Получается как в басне: «Ты виноват лишь потому, что хочется мне кушать».

Также убивают из-за того, что ребенок может родиться инвалидом. Мало того, что врачи часто ошибаются, но и то, что ребенок рождается больной, вина самих родителей. И они обязаны понести крест терпения его болезни и воспитать его. А убивая дитя, люди пытаются подло скрыть последствия своей преступной связи. Ведь для многих людей желанны и дети-инвалиды, и они не боятся таких детей брать в семью. И главное, разве инвалид не человек? Это только нацисты «очищали» человечество, убивая больных людей. Выходит, современное общество людей исповедует методы гитлеровских палачей.

Также настоящая мать никогда не позволит ценой жизни своего не родившегося еще ребенка сохранить собственную жизнь. Она лучше умрет, но даст жизнь ребенку. Она лучше умрет, но не будет потом жить с клеймом убийцы самого близкого существа. И этим поступком покажет самую истинную любовь к нему. Ведь еще Господь сказал: «Нет больше той любви, как если кто положит душу за други своя». И если умрет она, то за любовь ее великую Сам Господь примет ее в Свое Царство.

Как вообще мог появиться такой страшный позор: мать убивает свое родное дитя? Когда дикие звери защищают, заботятся о своих детенышах. Поэтому нельзя женщинам, убившим своих детей, давать великое звание — мать. Материнство — это великое жертвенное служение, подобно служению священника, врача или военного. И отсюда большой нелепостью является так называемый «День матери». Где угодно такой день можно было бы отмечать, но только не в России и не в наше время. Не может этот праздник быть массовым. Кого поздравлять, когда больше чем каждая вторая женщина — убийца? По-честному тогда назвали бы этот праздник -«День душегуба».

«Дайте нам лучших матерей, и мы дадим вам лучшие народы», -сказал мудрец. Поэтому и вырождается Россия, что почти не осталось таких матерей. А от убийц и блудников здоровые дети появиться не могут. «Страшнее детоубийства нет ничего. Люди рассчитывают так: одного рожу, а семь прикончу и буду жить лучше. На деле выходит иначе. Кровь убитых младенцев падает на весь род убийцы. Поэтому с тем одним, которого оставили в живых, в семье намучаются больше, чем намучились бы с восемью. И причина не в плохом воспитании. Ребенок формируется под влиянием своего окружения. Кто окружает ребенка сейчас? Отец и мать — убийцы братика, сестренки. Приходит в гости тетя — тетя тоже убийца. Есть бабушка — и бабушка убийца. Все убийцы. Какими вырастут дети?» Священник Дмитрии Смирнов).

На фоне страшных казней младенцев все трагедии человечества — ничто. Ничему самому страшному, что еще может случиться в истории человечества, уже нельзя поражаться. Что может быть страшнее убийства самых беззащитных, тех, которые не могут даже пискнуть в знак протеста? «Безмолвный крик каждого такого младенчика восходит на небеса и вопиет об отмщении за злодеяние…, которое ныне совершается и не вызывает ни у кого ни чувства отвращения, ни стыда, ни покаяния». (Священник Артемий Владимиров).

Идет кровавая война против беззащитных детей. Война, в которой не может быть победителя. Потому что ее последствия — опустевшие и исчезающие с лица земли деревни и села, закрытые детсады и школы, сокращение армии, невыполнение плана в военкоматах по призыву в армию (некому вообще будет защищать Родину); стариков становится больше, чем молодых: кто в будущем будет работать на пенсионеров — непонятно, смертность превышает рождаемость. Россия вымирает.

Итак, аборты — это преступление не только против Бога, но и против Отечества, а делающие их — изменники и враги Отечества. Настанет ли когда-нибудь день победы над ними?

Помяни, Господи, души убиенных матерями младенцев во Царствии Твоем всегда, ныне и присно и во веки веков!

Р. S. В одной из районных больниц Калужской области женщины, сделавшие аборт, благодарят врачей, четвертовавших их детей, коробками конфет. И врачи потом с удовольствием пьют чай с этими конфетами. Верх цинизма и бесчувствия. А могли бы эти конфеты кушать убиенные дети. Им это более прилично. Но их конфетами благодарят за их убийства.

http://radonezh.ru/93 488


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru