Русская линия
CMNews.Ru, экспертный канал Юрий Крупнов22.02.2005 

Сама история не оставляет президенту другого выбора

«Доктрина мировой державы сегодня является единственно возможной для страны — никакой иной просто быть не может. И это не вопрос моих личных пристрастий, а необходимое действие в сегодняшней ситуации», — интервью с председателем Общественного движения «Партия России».

— 3 февраля на пресс-конференции близкий к Кремлю политический консультант Глеб Павловский заявил, что главная задача президента Путина, равно как и последующих президентов после него в 21 веке — это восстановление России в качестве мировой державы. Поскольку концепт мировой державы активно разрабатывается последние пять лет Вами, мы хотели бы спросить вас, Юрий Васильевич, случайны ли эти слова Павловского или это новая тенденция в политике руководства страны?

— Надеюсь, что эти слова Павловского не случайны и в той или иной мере отражают настроения в Кремле. Доктрина мировой державы сегодня является единственно возможной для страны — никакой иной просто быть не может. И это не вопрос моих личных пристрастий, а необходимое действие в сегодняшней ситуации.

Курс, которым идет страна с 2001 года после грандиозной провокации 11 сентября в США, основанный на том, что надо во всеми договариваться с Западом и с США и фактически встраиваться в Запад и США, полностью себя исчерпал. Это стало окончательно очевидно после трагедии в Беслане и провала на Украине. Это прекрасно понимает и сам президент. После ряда катастроф, а в особенности после Беслана Владимир Путин становится трагической фигурой в российской политике и истории. Трагической, разумеется, не в смысле неуспешной или слабой, а в смысле того, что он понял все обстоятельства, в которых оказалась Россия, и начинает ощущать себя лидером страны, а не чиновником, нанятым частью населения на определенный срок.

После того, как прежний курс показал свою полную тупиковость, встал вопрос о новом курсе, который сейчас формируется, и доктрина мировой державы может и должна стать здесь центральной.

— Советский Союз и современные США принято называть сверхдержавами, империями. Мировая держава отличается от государственностей имперского типа?

— Очень плохо, что у нас неверно переводят английские термины, обозначающие статус и роль государственности в мире. Простой пример — супердержава. Это в чистом виде калька с английского «superpower» — «сверхвласть» или «сверхмощь». Это не российское обозначение своей доктрины и статуса в мире. Это калькирование было выполнено при Хрущеве — теми малограмотными и ленивыми советниками, из которых потом и получился авангардный отряд «перестройщиков» вроде Бурлацкого и ему подобных. Считалось, что Соединенные Штаты — вершина всего, что в Америке ошибаться не могут, поэтому достаточно взять для обозначения собственной государственности чужой термин. С тех пор слово «сверхдержава» стало для всех привычным, все его повторяют и тем самым множат и множат ложный смысл.

То, как называют себя американцы (the global power — глобальная мощь, сила) или немцы (Weltmacht) — ничего общего не имеет с понятием мировой державы. И это хорошо, потому что российская государственность исторически строилась и развивалась на иных основаниях, и мировая державность отражает именно российскую историческую традицию.

— В таком случае «мировая держава» предполагает иное действие в мире, нежели действие Соединенных Штатов и их союзников?

— Безусловно, это так. И именно для этого и нужна Владимиру Путину доктрина мировой державы, без которой ему далее не обойтись. Действовать по-американски — означает жить чужой жизнью, что невозможно, что закончится очередным провалом и на деле означает вторые-третьи роли в мире, поскольку место ведущего занято.

Здесь важно понимать самый центральный момент. Державность — это не имперскость и не означает какого-либо противостояния, конфронтации с США и с Западом в целом. Она означает лишь собственное, суверенное действие в мире.

— В чем же заключается содержание доктрины мировой державы?

— Прежде всего, мировая держава — это государственность, которая выдвигает свою идею мирового порядка. В этом, собственно, и заключается само понятие. Держава — это призвание и обязанность «держать» мир, но не в том смысле, чтобы держать в кулаке, а поддерживать справедливый мировой порядок, то есть не допускать «раздёргивания», хаотизации мира. Держава становится мировой, когда она выдвигает свою версию мирового порядка, в котором определяет перечень и средства решения ключевых мировых проблем и организацию мирового развития в интересах всего человечества — но на своей территории. Одним словом, наша страна должна показать миру, какие проблемы являются сквозными для всего человечества, и, собирая интеллектуальный потенциал, образцово-показательно решать мировые проблемы на собственной территории, тем самым создавая и демонстрируя эффекты мирового развития.

— Какие проблемы Вы имеете в виду?

— Таких проблем много — назову самые очевидные. Самая первая заключается в том, что человечество сегодня разделено на две неравные части: с одной стороны относительно немногочисленный «развитый мир», так называемый «золотой миллиард», а с другой — второй, третий и прочие «миры». Более того, тип экономики и идеологии, который сегодня доминирует в мире, не случайно создает такое разделение, а производит его с внутренне присущей ему необходимостью. И либо человечество будет единым, либо описанные разломы будут углубляться и дальше, производя, в частности, такие феномены, как терроризм. Но почему это проблема? Потому что никто не знает, как её решать и потому что, если раскол не будет преодолен, то со временем не будет существовать и самого «первого» мира. Чтобы это показать, достаточно сослаться на работы американского философа и политолога С. Хантингтона, который утверждает, что к концу первой четверти 21 века США будут попросту взорваны изнутри различными этническими и конфессиональными конфликтами, давно вызревающими в американском обществе.

Вторая проблема — деградация высококвалифицированного промышленного труда. Человечество сегодня воспроизводит низкоквалифицированный труд, научно-технологический прогресс по сути остановился, что приводит к деградации и остановке развития.

Третья очевидная проблема — это невозможность обеспечить населению Земли достойную жизнь, в частности, необходимое питание. И ежесекундно в мире только от голода умирают люди, несколько десятков миллионов человек в год.

Четвертая проблема в том, что сотни тысяч, миллионы людей в мире не имеют доступа даже к начальному образованию. Рядом с нами, с не самым благополучным обществом, живут люди, не имеющие вообще никакой перспективы в жизни, в стремительно меняющемся, высокотехнологичном мире.

— Вы оригинально определили путь решения мировых проблем — на собственной территории. Поясните, пожалуйста.

— Дело в том, что деятельность любой государственности в современном мире исходно должна носить глобальный, всемирный характер — иначе происходит элементарная провинциализация и деградация политики. И такое глобальное действие мы можем видеть на примере США, Европейского Сообщества или Китая, активно присутствующих практически в каждой точке земного шара.

Весь вопрос в содержании и качестве мировой политики. И для России, как для страны с традиционным укладом, созданным собственным народом и культурой, а не привнесенными извне, как в странах мигрантов вроде США или Австралии, решение мировых проблем должно происходить на собственной территории, но так, чтобы способы решения можно было продемонстрировать всему миру. Именно в этом состоит призвание России в наступившем веке, поскольку кроме России мировыми проблемами и главными делами сегодня заниматься попросту некому.

— Какие способы решения мировых проблем Россией Вы можете предложить?

— Первое — приступить к настоящей региональной политике, я бы даже сказал — к внутренней геополитике. Сегодня для всех стран характерна ситуация, когда развиваются крупные центры, и при этом деградирует периферия. Конкретный пример — наш Дальний Восток. И придание импульса развития восточным территориям будет иметь, помимо внутреннего, потрясающий мирополитический эффект. Учитывая то, что центр тяжести мировых процессов уверенно перемещается на побережье Тихого океана, уникальным жестом руководства страны будет перенос столицы России на Дальний Восток. И развитие всей территории страны, в том числе и Москвы, должно идти именно с Востока, а не зацикливаться в пределах Садового кольца. Это, замечу, особенно удобно делать в рамках начавшейся в прошлом году семилетки (2004 — 2010 гг.) 150-летия присоединения Приамурья к России.

Второе — создание новой промышленной системы в России, основанной на постоянном повышении требований к сложности и качеству труда. В этом случае личность каждого человека получит возможность для всестороннего развития и реализации. И когда Россия перейдет от языка абстрактной экономики к языку промышленного развития, то это также даст мощнейший мирополитический эффект и будет мировым действием.

Третье — преодоление катастрофы образования и проблемы нивелирования личности в современном мире. Причем проблема эта не исключительно российская, но и мировая. В частности, немцы сегодня переживают по поводу плачевного состояния своего высшего образования. И Россия, унаследовавшая советскую систему фундаментального среднего и высшего образования, может стать лидером в создании принципиально нового образования, в котором все школы и технологии были бы ориентированы непосредственно на личность каждого ребенка.

Четвертое — преодоление жилищного тупика через создание новой — поместно-усадебной урбанизации. Во всем мире идет разбухание мегаполисов, что очевидно на примере Москвы, Екатеринбурга, Новосибирска. Одновременно с этим «оголяются» огромные территории, а люди начинают жить скученно, в неблагоприятных во многих отношениях условиях. Это, кстати, тенденция третьего мира. Россия имеет возможность перейти к принципиально новой — усадебной — урбанизации, суть которой в том, что основным станет малоэтажное жильё и каждой молодой семье государством должна будет предоставляться возможность иметь собственный родовой дом и усадьбу.

Пятое — решение энергетической проблемы. Сегодня принято пенять России на ее сырьевую зависимость — и правильно. Но необходимо учитывать, что Россия при этом является и одной из ведущих энергетических стран мира. Это основание, которое позволяет нам стать бесспорным лидером в мировой энергетике. Для этого необходимо сверхинтенсивное развитие ядерной энергетики с целью перевести производство атомной энергии на замкнутый ядерный топливный цикл. Если мы достигнем этого, то станем энергетическим монополистом в мире, показав всему человечеству, как можно решить острейшую энергетическую проблему, не причиняя вреда природе и не становясь заложником технологического роста.

— Герман Греф в интервью немецкому журналу «Шпигель» 7 февраля утверждает, что государство нужно вытеснять из всех конкурентоспособных сфер, поскольку оно — плохой собственник. Ваш подход, наоборот, предполагает сосредоточение государственной мощи на экономических проектах. Как это может сочетаться с либеральными установками, господствующими в российской экономике?

— Сосредоточение государственной мощи не должно подстраиваться под либеральный или иной подход, а прямо следовать из доктрины России как мировой державы. В этом смысле, думаю, министр отчасти прав в своем стремлении удалить существующий госаппарат из экономической деятельности, поскольку тот показывает свою полную неэффективность и некомпетентность. Поступая таким образом, можно передать функции экономического субъекта какому-то другому, «параллельному» государству. Ведь нельзя, право, всерьез говорить такие вещи, имея перед глазами такие мощнейшие и развивающиеся государственности как Соединенные Штаты, растущий Евросоюз, Китай и т. д. Даже дети понимают, что эти государственные машины влияют на все сферы жизни и прежде всего — на экономику. И не просто создавая некие «условия», а действуя целевым образом и проектно. Если Герман Греф этого не понимает, то его представление о современном мире в корне неадекватно.

— Греф в упомянутом интервью утверждает, что никакими программами и сценариями не добиться изменения экономической ситуации в России, и даже обещает передать свою должность человеку, который знает, как иначе развивать страну…

— Я принимаю предложение Германа Оскаровича. Пусть он свяжется со мной. Со своей стороны, обещаю ему купить билеты в США, чтобы он получил возможность познакомиться с некнижным влиянием современного государства на экономику.

— Вы знаете как развивать страну?

— Знаю. Для этого первоначально нужно поставить задачу реализации трех стратегических проектов: малоэтажного домостроения, развития ядерной, в том числе малой, модульной энергетики, и — создания отечественной электронной промышленности.

Сегодня и в России, и везде в мире идут интенсивные поиски выхода из градостроительного тупика и новых принципов организации экологически сообразной альтернативной урбанизации (много и успешно этим занимается, в частности, ООНовская организация Habitat). И здесь мы имеем уникальную возможность попытаться произвести цивилизационный сдвиг через проводимую в масштабе РФ усадебную урбанизацию как всеобще значимый способ решения мировой проблемы и, одновременно, как решение жилищной проблемы у нас, в России. Создание в стране новой градостроительной инфраструктуры, основанной на альтернативной нынешнему многоэтажному скученному домостроению усадебной урбанизации и массовом малоэтажном строительстве для всех категорий населения изменит ландшафты и лицо страны. Речь при этом фактически идёт о реальном преобразовании ЖКХ и резком повышении качества жизни и расселения в России для всех за примерно полтора — два десятилетия. Для этого не нужно выделять госденьги на дома. Средства необходимо вкладывать в создание абсолютно новой инфраструктуры строительства и полного хозяйственного обеспечения эксплуатации дешевых домов. Мы примерно оценили эти затраты — первоначально на все необходим всего 1 миллиард долларов.

Уже сейчас углеводородное топливо становится дефицитным, а через 10 — 15 лет его закономерный недостаток будет ограничивать любую попытку развития. Здесь Россия имеет все возможности браться за решение этой проблемы и стать в течение 20 — 30 лет первой энергетической державой мира.

Достижение энергетического первенства России лежит в создании экологически чистой, безопасной и дешёвой энергетики. Это возможно исключительно посредством сверхинтенсивного развития ядерной энергетики, особого акцента на малых атомных станциях и перехода к середине века всей мировой атомной энергетики на замкнутый ядерный топливный цикл (так называемый уран-плутониевый, а в будущем и ториевый, цикл), когда ядерные «отходы» за счёт извлечения из них урана и плутония оказываются новым ядерным топливом. Замкнутый ядерный топливный цикл (ЯТЦ) позволяет не только навсегда избавиться от ядерных отходов, в том числе и производимых обычными АЭС, но и решить проблему ядерного топлива, заменяя в качестве горючего изотопа дефицитный уран-235 на уран-238 и другие изотопы, которых хватит, как минимум, на несколько столетий. Важное значение будет иметь и высокая безопасность нового поколения реакторов и переход к новому уровню решения проблемы нераспространения ядерного оружия.

Россия сегодня является (пока ещё) не только мировой ядерно-энергетической державой, но и безусловным лидером в создании необходимых для осуществления замкнутого ЯТЦ реакторов (речь идёт, прежде всего, о действующем на Белоярской АЭС в Свердловской области реакторе БН-600 и о новом реакторе БН-800, строительство которого не продвигается из-за преступно безобразного финансирования).

Ядерной энергетике с замкнутым уран-плутониевым (в будущем и ториевым) циклом нет альтернатив. Россия может и должна стать мировым лидером и монополистом в области производства дешевой и неограниченной по объёму энергии на основе замкнутого ЯТЦ. Для этого требуется сдвинуть ситуацию здесь со стадии «раннего НИОКРа» к началу сверхинтенсивной разработки и серийной промышленной реализации данного цикла в чрезвычайно сжатые для такого дела сроки в 7 — 10 лет. Для этого, соответственно, и необходимы массированные инвестиции — и именно из существующих «избыточных» денег их и надо производить.

Если нам удастся выстроить новый ядерный топливный цикл, то Россия станет обладателем не только чрезвычайно дешевой энергии, но и главным и единственным распорядителем всей мировой энергетики. Ядерно-энергетическая программа требует для реализации 2 миллиардов долларов.

Третий плацдарм должен быть обязательно ориентирован на организацию импортозамещения до значимого уровня (примерно 50−70%) всей употребляемой сегодня и завтра в стране электроники. Здесь нет необходимости бросаться вдогонку за США, Японией и за странами Юго-Восточной Азии, но и не следует самим создавать всё заново. Достаточно купить несколько лучших заводов по производству ключевых изделий и мы сможем через модернизацию электроники быстро модернизировать собственные автопром и авиапром. На это нужно около 3 млрд. долларов, которые электронная промышленность окупит за 5−6 лет.

Вот моя программа развития страны. Она требует всего шести миллиардов долларов — вполне подъемных денег для сегодняшней российской экономики, учитывая «накачку» нефтедолларами Стабилизационного фонда и резервов Центробанка. Единственное и главное условие для ее реализации — персональная ответственность чиновников, стоящих во главе проектов. Эти посты должны быть, если хотите, «расстрельными».

— В начале разговора Вы убежденно сказали, что доктрина мировой державы — это новый курс руководства страны. Из Ваших слов можно сделать вывод о том, что Вы связываете реализацию этой программы с личностью Владимира Путина — это так?

— Не мое мнение и не мои надежды определяют ситуацию, а историческая необходимость, не оставляющая Владимиру Владимировичу Путину другого выбора. И это не проблема его несвободы, а как раз прямо наоборот — уникальная возможность проявить всю глубину своей личности и высшую свободу главы государства.

Россия либо встанет на путь восстановления себя в качестве мировой державы, либо попросту перестанет существовать. Страна с деградирующими инфраструктурами, промышленностью и вымирающим населением, занимающая при этом огромную территорию, богатую природными ресурсами, никому в современном мире не нужна.

Все условия для развития страны есть. И я уверен, что президента на этом пути деятельно поддержит большое количество влиятельных и талантливых людей, желающих России развития и процветания.

КРУПНОВ Юрий Васильевич — эксперт ї Федерального Экспертного Канала CMNews.Ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru