Русская линия
Православие.Ru Галина Гуличкина07.03.2014 

О митрополите Питириме и его архиве

В 1979 году я окончила Московский государственный историко-архивный институт (ныне Российский государственный гуманитарный университет) и продолжила работу в Отделе рукописей Ленинской библиотеки. В те годы Отдел рукописей был поистине крупнейшим научным центром, в котором занимались выдающиеся историки, филологи, литературоведы, писатели. Особо выделялись среди исследователей представители духовенства. Их было очень мало (как впрочем, и теперь) и их появление в читальном зале в облачении обращало внимание абсолютно всех присутствующих.

Справа митрополит Питирим (Нечаев) и Галина Гуличкина

Справа митрополит Питирим (Нечаев) и Галина Гуличкина

До сих пор сотрудники рукописного отдела с особой теплотой вспоминают архимандрита Иннокентия (Просвирнина; 1940−1994), замечательного церковного историка, богослова, преподавателя Московской духовной академии, которого они всегда с радостью консультировали. Отец Иннокентий в свою очередь знакомил сотрудников с жизнью Троице-Сергиевой лавры и вообще с церковной жизнью, организуя для них поездки в Загорск (теперь Сергиев Посад). В рукописном отделе я и познакомилась с отцом Иннокентием, который пригласил меня на работу в Издательский отдел Московского Патриархата. Вскоре отец Иннокентий, который в то время был заместителем владыки Питирима и его ближайшим помощником, представил меня владыке, и в сентябре 1981 года я была принята в штат.

Владыка Питирим был первым архиереем, которого я видела в своей жизни. Впечатление на окружающих владыка производил неизгладимое.

Атмосфера работы в церковном учреждении резко отличалась от работы в учреждении светском. Это, по сути, был другой, неведомый для меня мир. В 1980-е годы по благословению владыки Питирима осуществлялся огромный проект по изданию корпуса богослужебных Миней. Впервые проводилась большая научно-исследовательская работа в крупнейших архивохранилищах страны с целью поиска ранее неизвестных и неопубликованных текстов служб и включение их в это новое издание. Руководил этой работой непосредственно отец Иннокентий (Просвирнин). Самой первой моей работой было как раз участие в этом проекте, в частности, написание житийной справки о преподобном Трифоне Печенгском, Кольском, просветителе лопарей (память 15/28 декабря) для Минеи. Затем были многочисленные командировки в библиотеки и архивы Ленинграда, Киева для сбора уникального материала.

Осуществляя этот грандиозный проект, владыка Питирим говорил, что это издание не сразу будет понято, оценено по достоинству, не сразу окупятся затраты. Нужно, чтобы прошло время. Слова митрополита Питирима со временем полностью сбылись. В конце 1990-х годов комплект Миней уже было почти невозможно приобрести. На протяжении 12 лет приходилось выполнять различные задания владыки: это и написание статей для «Журнала Московской Патриархии», составление библиографии по различным темам, издание карманных (сувенирных) календарей, участие в работе международных церковных конференций и написание докладов. Иногда задания владыки казались невыполнимыми, настолько большой был масштаб предполагаемой работы. Но всё благополучно осуществлялось.

Вообще коллектив сотрудников для владыки был как бы второй семьей. По средам, если владыка не был занят и не в отъезде, он собирал всех сотрудников на чаепитие, на которое приглашались интересные люди, как например, очень популярный в те годы фольклорный ансамбль под руководством Дмитрия Покровского, или просматривали какой-нибудь фильм, не демонстрировавшийся для широкой аудитории. На крыше нового здания Издательского отдела на Погодинской улице была устроена площадка, на которой в обеденный перерыв можно было играть в бадминтон. В зимнее время иподиаконы владыки и сам владыка становились на лыжи, о чем свидетельствуют черно-белые фотографии того времени.

В 1985 году весь славянский мир торжественно отмечал 1100-летие со дня преставления равноапостольного Мефодия. В Москве демонстрировался болгарский фильм, посвященный святым братьям Кириллу и Мефодию, и владыка ходил с нами на просмотр. Нередко владыка посещал премьерные концерты в консерватории, так как сам был музыкантом и прекрасно играл на виолончели.

Вообще годы работы в Издательском отделе приносили огромную радость. Многие сотрудники, с которыми я там познакомилась, остались моими друзьями по сей день.

После развала нашей страны в 1991 году осуществление многих издательских проектов было свернуто. За год до упразднения Издательского отдела в 1994 году я вынуждена была уволиться, и была принята на работу в Отдел внешних церковных сношений (теперь связей) Московского Патриархата, который возглавлял митрополит Смоленский и Калиниградский Кирилл (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси). В течение пяти лет я работала под руководством замечательного человека с удивительной судьбой Бориса Борисовича Вика (+ 2010). В январе 1998 года игумен, а ныне архимандрит Тихон (Шевкунов) пригласил меня на работу в издательство Сретенского монастыря, где тружусь до сих пор.

Об архиве митрополита Питирима

Архив митрополита Питирима (+2003) был передан в дар его родственниками в Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ) вскоре после его кончины. В 2010 году по благословению архимандрита Тихона (Шевкунова) в ответ на просьбу заведующего Отделом рукописей Виктора Федоровича Молчанова о помощи в разборе и описании архива владыки я была приглашена на эту работу. Так с 2010 года началось мое знакомство с архивными материалами. Хочется отметить, что передача на государственное хранение личного архива выдающегося иерарха Русской Православной Церкви XX века — явление уникальное для нашего времени. Самое удивительное, что архив митрополита Питирима поступил именно в Отдел рукописей РГБ, где уже хранятся архивы архимандрита Иннокентия (Просвирнина), ближайшего помощника владыки и Евгения Алексеевича Карманова, ответственного секретаря «Журнала Московской Патриархии». А если говорить вообще о хранящихся фондах духовенства в Отделе рукописей, то можно назвать хотя бы такие, как архив святителя Филарета (Дроздова), архиепископа Леонида (Краснопевкова), архимандрита Леонида (Кавелина), родовой архив Симанских (предков Святейшего Патриарха Алексия I), собрания рукописных книг Троице-Сергиевой лавры, Иосифо-Волоцкого монастыря, Оптиной пустыни и многие другие.

Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим

Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим

Само наличие архива владыки Питирима вызывает огромный интерес. Архив по объему большой, в его состав входят биографические документы, материалы служебной деятельности, включая работу владыки в Московской духовной академии, в Издательском отделе Московского Патриархата, в Московском институте инженеров транспорта, материалы, связанные с возрождением Иосифо-Волоцкого монастыря. Церковно-общественная деятельность митрополита Питирима нашла свое отражение в многочисленных документах различных богословских комиссий, собеседований и конференций. В архиве хранятся творческие рукописи владыки. Прежде всего, это работы, написанные в период обучения и преподавания в духовной академии, статьи для студенческих сборников, проповеди. Большой объем архива составляет переписка. Это очень интересный материал, который включает письма практически всех архиереев того периода, известных старцев и священнослужителей. Фотоматериалы составляют значительную часть архивного фонда: это фотосъемка как самого владыки, который очень увлекался фотографией, так и многочисленные работы различных фотографов.

Когда я приступила к работе с архивом, то не могла и предположить, с какими интереснейшими материалами мне придется соприкоснуться. Оказывается, владыка писал прекрасные стихи, рисовал, делал зарисовки в письмах к своим друзьям. С молодых лет Константин (мирское имя владыки Питирима) выделялся среди своих однокурсников. Он был очень исполнительный, обязательный и ответственный. Работа над проповедями приносила ему много переживаний, и накануне их произнесения он почти не спал. Главными критиками его проповедей были его ближайшие друзья: Алексей Остапов (впоследствии протоиерей), Антоний (Мельников), иеродиакон, а впоследствии митрополит Ленинградский и Новгородский, и Гермоген Шиманский.

К примеру, проповедь на день памяти святителя Алексия, которую он просил как можно безжалостнее покритиковать, перерабатывалась им с учетом замечаний неоднократно. Несколько вариантов одной только проповеди свидетельствует о колоссальной работе и ответственности, с которой владыка относился к произнесению слова Божия. В архиве хранится много читательских билетов. Он всегда занимался, и его друг Шиманский даже укорял его, что в прекрасную июльскую погоду он проводит время в Ленинской библиотеке. Их связывала очень трогательная дружба. Г. И. Шиманский был болен туберкулезом, и владыка очень переживал и старался как только можно облегчить его страдания: в летнее время собирал и сушил какие-то травы для него, отправлял ему в Киев. Разбирая в архиве переписку, невольно ловишь себя на мысли, насколько чисты и искренне были отношения между людьми. Сколько трогательных писем было получено архимандритом Питиримом в 1962 году по случаю кончины его мамы Ольги Васильевны. Причем большинство писем было написано собственноручно, а не на машинке с подписью-закорючкой. Авторы этих писем, в том числе и архиереи, словно вкладывали частичку своей души. Когда просматриваешь письма 1990-х годов, то видишь, как правило, лишь распечатку на компьютере.

В числе корреспондентов владыки был почти весь епископат Русской Православной Церкви того времени: владыка Афанасий (Сахаров), владыка Сергий (Голубцов), владыка Николай (Могилевский), владыка Иосиф (Чернов), владыка Антоний (Мельников), владыка Пимен (Хмелевский), владыка Нестор (Анисимов), владыка Борис (Вик) и многие другие.

Особый трепет охватывает, когда держишь в руках письма старцев (многие из которых теперь прославлены). Прежде всего, это схиархимандрит Севастиан (Фомин), который был духовником как владыки Питирима, так и членов его семьи, схиархимандрит Серафим (Романцов), схимитрополит Зиновий (Мажуга), схиархимандрит Серафим (Шинкарев), архимандрит Петр (Семеновых), иеросхимонах Нектарий (Овчинников), архимандрит Исаакий (Виноградов), архимандрит Иоанн (Крестьянкин).

Письма приходского духовенства как нельзя лучше свидетельствуют о тех трудностях, с которыми они сталкивались ежедневно. Это и отсутствие электричества и отсутствие дорог. В одном из писем староста храма с благодарностью пишет владыке о том, что он «принес им свет». А на Николу зимнего в храме не было ни одного человека, так много было снега, что никто не смог добраться до храма. Со своими воспитанниками, учениками владыка переписывался и поддерживал их, когда они проходили службу в армии. Многие из них стали священниками. Не оставлял владыка без своего внимания и представителей русской эмиграции, многие из которых уже доживали свой век, были преклонного возраста. Владыка сам или с оказией передавал им посылочки, подарочки, которые их бесконечно трогали. Для них это была ощутимая связь с далекой и любимой Россией. В то время такие поступки были отнюдь не безопасны и могли привести к серьёзным последствиям.

Говорить об архиве и открытиях, которые сопровождают историка-архивиста, можно очень долго. Хочется отметить, что этот архив является замечательным источником для изучения истории нашей страны, истории Русской Православной Церкви XX века, а также лучших ее представителей, к числу которых, безусловно, относится митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим. Подлинный масштаб личности митрополита Питирима — богослова, проповедника, церковного строителя, человека глубокой духовной культуры, являет собой истинной образец православной учености, а интерес к его личному архивному фонду привлечет многих исследователей и с течением времени будет только возрастать.

Галина Гуличкина, сотрудница митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева) в 1981—1993 годах

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/69 011.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru