Русская линия
Клуб национальных предпринимателей, информационный портал22.02.2005 

Лермонтов, Познер, патриотизм и евреи

Родина. М.Ю. Лермонтов.

Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю — за что, не знаю сам —
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек ее, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге.
Дрожащие огни печальных деревень.

Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой многим незнакомой
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;

И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

Вспомнив это лермонтовское стихотворение после очередной передачи «Времена», начало которого послужило эпиграфом к сегодняшней передаче Познера, захотелось немного поразмышлять в тишине, «где оскорбленному есть чувству уголок». Причины две: очередная победа либералов-космополитов и очередной конфуз детского самомнения наших патриотов. Последнему утверждению я дам обоснование позже.

Чудовищное иезуитство современного либерально-космополитического (безродного) сознания, проявляемое при соприкосновении с русскими национальными гениями и высокими духовными явлениям (феноменами) нашей народной культуры, осуществляемое в сиюминутных общественно-политических ток-шоу или иных схожих форматах, режет слух и отчетливо выявляет истинное лицо его носителей, их цели и задачи, а также способы, которыми они пользуются для достижения своих корпоративных гранд-задач.

Все это старо как мир и напоминает аналогичные поступки ветхозаветного Иакова, сына Исаака, сына Авраамова: покупка первородства и подлог с отцовским благословением. (Быт. 25, 27−34; 27, 5−29). Здесь мы также наблюдаем прямой подлог и искажение истины, обусловленное узко-национальными соображениями еврейства. И если поступки Иакова были оправданы ветхозаветным обетованием, то лицедейство Познера уже не имеет оправдания в свете Евангельской Истины, и является талантливым враньем и лукавством.

Познер совершает два подлога:
 —
сознательно выдергивает из контекста стихотворения первую строчку, чем искажает весь его смысл;
 —
сознательно использует экран для своих истинных целей: укоренения в сознании зрителей невозможности появления самой мысли о какой-либо попытке ущемления в России небывалой еврейской свободы, которой они весьма эффективно пользуются все последние годы.

Ясно, что это уже неосуществимо в реальности, но им этого мало. Многовековой страх перед погромами и ненавистью населения сидит в их исторической памяти крепко. Они и сами так же отчетливо сознают (чему свидетельствует Солженицын и Э. Тополь), что осознанно эгоистически используют любую страну своего пребывания. Во всех государствах, ныне называемыми «цивилизованными», их убивали, гнали и преследовали как по религиозным, так и иным мотивам: экономическим, политическим и просто национальным. Так или иначе, везде они осуществляли деятельность противоположную интересам коренного народа, иными словами — антигосударственную.

Если быть действительно честным, то вполне очевидно, что не татарские, калмыкские, и не любимые ими кавказские проблемы подобного рода беспокоят потомков Авраама, Исаака, Иакова. Беспокоит их только собственная свобода проживания и гарантированная законом — обязательно с солидным запасом — неприкосновенность, даже запрет на любой контекст, где имеется смысловая связка «еврей-плохо». Всеми ими страстно и искренне мечтается о прекрасном и светлом будущем, когда в сознании всех жителей Земли пропадет само понятие НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Кроме как у них самих, конечно, поскольку потерять его они не могут при всем своем желании. Не властны. Да и не хотят.

Никакой честный еврей не станет всерьез отрицать наличие у своего народа многотысячелетнего опыта и способностей в выживании на чужих, зачастую враждебных территориях. Только евреям, как одному из древнейших народов Земли, удалось сохранить свою самоидентификацию, веру и национальные черты лица, даже несмотря на потерю живого языка общения! (иврит был искусственно реконструирован современными лингвистами). Им удалось сохранить древнейшую монотеистическую религию, а научные и экономические успехи, успехи в искусстве — все это не оставляет аргументов оспорить их выдающиеся врожденные способности не только к выживанию как народа, но и с мистическим страхом удивляться этому. Поэтому евреи имеют право считать себя народом избранным.

При глубоком и вдумчивом анализе этого мирового феномена, любой человек будет вынужден согласиться с одним из следующих объяснений:

— евреи генетически отличаются от прочих народов Земли в лучшую сторону;

— евреи — богоизбранный народ, хотя часть «бого» может кем-то игнорироваться.

Первое невозможно, т.к. обрушает основы самосознания человека, как homo sapiens. Второе более вероятно и, скорее всего, примется любым — как атеистом, так и верующим. Объяснения будут разными, но в финале неизбежно — преимущество имеется. Я придерживаюсь второй версии в ее христианском осмыслении, что, однако, не отрицает жизнеспособность ее материалистического обоснования.

Теперь о «бледном виде» наших известных демократов. Гордыня и самомнение у Проханова и Бабурина порождены, в основном, разными причинами, но есть среди них и одна общая — политическая. Политика — ложь, а потому сложно не запачкаться при длительном сосуществовании с этим порождением сатаны. И если у Бабурина это профессиональное остаточное явление, то у Проханова — наследие долгих и сознательных заблуждений молодости, о чем он сам нам откровенно поведал.

Как можно выходить на бой с заведомо превосходящими силами противника перед громадной аудиторией на главном ТВ-канале страны, серьезнейшим образом не подготовившись??? Ведь зная заблаговременно тему передачи, им следовало бы вдумчиво прочесть до конца данное стихотворение русского гения. Вместо этого они заготовили псевдо-убийственные политические штампы, превратив свое участие в их эффектную подачу, соревнуясь с наглой и уверенной в своей правоте командой маститого телеакадемика, и… проиграли по всем позициям, говоря боле от ума, а не от любви. Просоревновались в человеческих доказательствах. Это полное неуважение к своим согражданам, о любви к которым они так убежденно говорят. Говорят, находясь до пят во власти беса гордыни, при отсутствии смиренной и именно русской, не от ума, а исключительно от-любви-идущей жалости к своему народу, будучи, по существу, неоязычниками и совершенно невоцерковленными людьми.

Вот что сказано о таких величайшими умами человечества:
 — Знание надмевает, а любовь назидает. Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать. Но кто любит Бога, тому знание от Него (1 Кор. 8, 1−3);

— Потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков (1 Кор. 1, 25), а также:

— Они заменили истину Божию ложью и поклонились и служили твари вместо Творца, который благословен во веки. Аминь. (1 Ин. 1,25).

Их неверующим оппонентам довольно было просто привести прямые слова из того же стихотворения Лермонтова «Родина», первую строку из которого так неудачно поставил в эпиграф передачи Познер:…


Но я люблю — за что, не знаю сам —
…
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой многим незнакомой
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно…

Разве в душе Познера могут присутствовать такие чувства в такой их сущности? Или он способен на:


И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

Все это ему незнакомо в ощущениях, но при этом он отчетливо понимает умом о чем идет речь. Он даже искренне верит, что у русских наличествуют именно эти чувства.

Причина проста: отсутствие сыновней любви к Отечеству, того самого патриотизма, русского патриотизма, который неосознаваем умом и проистекает из незнакомых глубин русского национального самосознания, из той непонятной и ненавидимой русскости, которая вызывает у него те же чувства и мысли, что и у Чубайса:

— Вы знаете, я перечитывал Достоевского в последние три месяца. И я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывают у меня желание разорвать его на куски…

Именно этими словами Чубайса можно выразить отношение Познера и его команды к русским гениям. К этому можно добавить всю книгу «Кицур Шульхан Арух», а также стихи нашего современника Д. Маркиша:

…
Я говорю о нас, сынах Синая,
О нас, чей взгляд иным теплом согрет.
Пусть русский люд ведет тропа иная,
До их славянских дел нам дела нет.
Мы ели хлеб их, но платили кровью.
Счета сохранены, но не подведены.
Мы отомстим — цветами в изголовье
Их северной страны.
Когда сотрется лаковая проба,
Когда заглохнет красных криков гул,
Мы станем у березового гроба
В почетный караул…

Завершить все же хотелось по-доброму, а потому отсылаю Познера к мнению его единомышленника, жившего более полутора столетия назад — критика Н. Добролюбова, который в статье «О степени участия народности в развитии русской литературы» отметил, что Лермонтов, рано постигнув недостатки современного общества, понял, что спасение находится только в народе.

«Доказательством, — писал критик, — служит его удивительное стихотворение „Родина“, в котором он становится решительно выше всех предрассудков патриотизма(выд. С.К.) и понимает любовь к отечеству истинно, свято и разумно». (Полн. собр. соч., т. I, Гослитиздат, 1934, стр. 238).

Я думаю, что позиция Познера заключается не только в ставке на повальное незнание согражданами отечественной классики и сознательном выдергивании из контекста одной строчки, но и в собственном его невежестве. Трудно поверить, что этот умный, но выросший заграницей человек, основательно знаком с русской культурой, а тем более ее понимает. Он умен поверхностным умом, всего лишь высокий профессионал своего жанра. Для этого глубины осмысления не требуется, только цепкость, находчивость, широкое образование и значительный жизненный опыт. Познер — классический экземпляр теплохладного общечеловека. Он не лишен совести, но той, что находится в полном согласии с Талмудом и Кицур Шульхан Арух? ом.

Познер пребывает в спокойной уверенности, что достиг уровня немногих счастливцев — по-настоящему умных людей современности. Ему невдомёк, что истинность знания заключена в любви к Богу, своему народу, семье и к ближнему, и вполне комфортно ощущает себя наедине с последними тремя, первое из которых точно не русский народ.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru